Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
инвестигатор.
     Послушно выполняю это требование, а потом оборачиваюсь.
     В  коридоре,  по ту сторону открытой двери,  стоит,  держа направленный на
меня пистолет с набалдашником глушителя и криво ухмыляясь, не кто иной, как мой
бывший сосед по номеру гостиницы Геннадий Щербаков.
     - Болван,  -  мирным тоном говорит он,  -  какого черта ты  сюда приперся?
Сидел бы  да  сидел себе в  камере...  Лично я  на  твоем месте даже под суд бы
пошел, лишь бы остаться целым и невредимым!
     На нем сейчас не мятый костюм, характерный для заурядного командировочного
снабженца,  а  плотный комбинезон серого цвета  со  множеством карманов.  Такие
костюмы   обычно   носят   в   киношных  боевиках  киллеры-ниндзя.   Спецодежда
профессионального убийцы.  И  от былой мешковатости Генки не осталось и  следа.
Пистолет он держит так же свободно и непринужденно,  как люди пишущих профессий
держат авторучку.
     - Да нет уж,  спасибо,  -  отвечаю я,  приходя в себя от шока. - Если бы я
действительно размозжил тебе башку, то отсидеть срок было бы можно. Но когда на
тебя вешают убийство, которого ты не совершал, - согласись, это безобразие...
     - Так было нужно,  пойми,  дурачок, - притворно вздыхает Генка. - Мне надо
было,  во-первых,  исчезнуть  из  поля  зрения  всяких  мудаков,  а  во-вторых,
нейтрализовать тебя, а то ты путался у нас под ногами, как Моська у слона...
     - Интересно, кого же ты использовал в качестве своего двойника?
     - А  особого выбора  не  было,  -  охотно  сообщает Щербаков.  -  По  всем
параметрам на роль моего трупа годился только твой напарник...
     - Какой еще напарник? - искренне удивляюсь я.
     - Брось ваньку валять,  Лен,  -  советует Щербаков. - Мы ж вас обоих сразу
запеленговали  и  вычислили.   Тем  более  что  работали  вы  с  Лугиным  очень
примитивно.  А такие дела требуют профессионального подхода.  Это вам,  господа
инвестигаторы, не за инопланетянами гоняться!..
     "Вы с Лугиным"?! Вот это да!.. Значит, Лугин был послан в Мапряльск шефом,
чтобы подстраховывать меня,  а  я  принимал его черт знает за  кого!  Если б  я
знал!..  Если бы Сергей хотя бы намеком дал мне понять,  кто он такой!..  Вот к
чему приводит излишняя конспирация...
     - А ты все-таки малый не промах,  раз сумел снять наших ребят на входе,  -
снисходительно изрекает человек с  пистолетом.  -  Но  это  был  твой последний
подвиг, Лен. А теперь извини, у меня слишком мало времени...
     Слышится характерное пикание, и, не опуская пистолета, Щербаков достает из
нагрудного кармана  комбинезона плоскую  коробочку.  Видимо,  спецкоммуникатор,
представляющий собой гибрид сотового телефона и портативной рации.
     Не спуская с меня внимательного взгляда, Щербаков прикладывает коробочку к
уху и некоторое время слушает. Потом взрывается:
     - Да  не тяну я  резину,  не тяну!..  Мальчишка куда-то делся,  понятно?..
Откуда я знаю?!  Нет,  уйти из здания он не мог, я проверил... Прячется где-то,
стервец!..  А  вы,  вместо того  чтобы  мне  указывать,  лучше бы  свою  задачу
выполняли как полагается!  Тут ко мне в гости один старый знакомый пожаловал...
Охранение?  Обла-жалось ваше охранение!.. Нет, лазить здесь я больше не буду...
Да, выхожу... Действуйте по плану ноль два... Все.
     Он убирает коммуникатор в  карман,  и  я догадываюсь,  что для меня сейчас
действительно все закончится.
     Но страха почему-то совсем не чувствую -  только горечь от осознания того,
что я проиграл.  Лично я,  но не Инвестигация...  Потому что,  судя по монологу
Щербакова,  кому-то из Спящих удалось-таки избежать смерти,  и,  значит, еще не
все потеряно.
     Неужели Круглов накануне сумел забрать своего сына из изолятора? Если так,
то он молодец...
     - Подожди,  -  торопливо говорю я.  -  Это ты убил их? - Указываю на трупы
врача и медсестер. Щербаков усмехается:
     - И не только их.  Твоих подопечных -  тоже.  Причем с гарантией.  Никаких
ухищрений, как в прошлый раз... Один выстрел - в сердце, другой, контрольный, -
в лоб...
     - Зачем? - спрашиваю я. - Чем они так напугали вашу контору?
     Сомневаюсь,  что я сумел бы выудить у него какую-либо информацию,  если бы
мы  сейчас поменялись ролями.  Но пока он чувствует себя хозяином положения,  и
почему бы  ему не сделать небольшую поблажку тому,  кого он вот-вот отправит на
тот свет?
     - Все очень просто,  -  говорит Щербаков.  - Какой-то придурок влез в базу
суперсекретных данных,  используемых  для  контроля  пуска  и  наведения  наших
баллистических ракет.  Причем совершенно непонятно было,  как  это  ему удалось
сделать,  ведь сеть,  в  которой используются эти данные,  замкнута и  не имеет
выхода  за  пределы пунктов управления.  Потом  ФАПСИ  удалось засечь  какой-то
странный луч,  словно  кто-то  подключался к  секретной комп-системе с  помощью
радиомодема.  Пеленгация со  спутника дала  засечку на  Мапряльск.  Ну,  а  все
остальное было делом техники...  Моим ребятам -  помнишь, "охотников на лис"? -
пришлось немало потрудиться,  прежде чем  они запеленговали источник излучения.
Источник находился в городской больнице...  Ну, а когда мы разнюхали, что рядом
с нами бок о бок тайно действуете вы, аномалыцики, картина стала ясна, как пять
копеек... Теперь-то просекаешь, почему твоих засонь нужно было убрать?
     - Нет, не просекаю, - говорю я. - Ну, а другие чем вам помешали? Круглова,
Ножин, медсестра в невропатологии?
     Он качает головой:
     - Девка -  да,  наша работа.  А  насчет тетки мальчишки и Ножина -  тут ты
ошибаешься, Лен. Мы их не убивали. И хотел бы я знать, кто это сделал... Потому
что  это  значит,  что,  кроме нас  с  тобой,  есть еще  кто-то,  кто проявляет
нездоровый интерес к Спящим.
     Коммуникатор  пикает  еще  раз,   и  Щербаков  снова  достает  из  кармана
коробочку.
     - Понял, - говорит он в микрофон. - Уже выхожу...
     Я лихорадочно оглядываю комнатку,  но под рукой нет ничего, что можно было
бы использовать в качестве оружия или для защиты от выстрела в упор.  Мышцы мои
напрягаются,  готовясь к  прыжку,  хотя  в  глубине души  я  осознаю,  что  это
бесполезно.  Такой специалист по спецоперациям,  как мой бывший сосед,  не даст
мне ни малейшего шанса...
     - Что ж, прощай, Лен, - без какого-либо выражения говорит Щербаков.
     Однако,   вместо  того  чтобы  выстрелить,   он  вдруг  замирает,   словно
превращаясь в статую,  а затем, так и не обмякнув, валится вбок, и его голова с
глухим стуком ударяется о пол.
     А перед этим по коридору прокатывается грохот выстрела.
     Я переступаю через труп и осторожно выглядываю в коридор.
     Там,  дрожа  и  сжимая  обеими руками пистолет,  который я  видел  в  руке
погибшего охранника, стоит абсолютно голый подросток.
     - Спасибо,  что спас меня,  Олег,  -  говорю я  ему.  -  Только в  меня не
стреляй, ладно?..


     Глава 16

     Послушай,  -  говорю я. - Это просто глупо. Его там наверняка нет. Ты хоть
знаешь,  сколько ты проспал? Почти три недели... За это время он мог найти себе
другое место.  В конце концов, кто-нибудь мог взять его домой или... или он мог
погибнуть... Бездомных собак в городе не меньше, чем бездомных котов...
     Он смотрит на меня так, будто я сморозил несусветную глупость.
     И молча идет к пожарной лестнице.
     Мне остается только бессильно развести руками и последовать за ним. Ладно,
сейчас убедится, что коты имеют обыкновение ударяться в загул по ночам, и можно
будет продолжать путь... Хотя уже начинает светать. Почти четыре часа. Всего-то
два часа прошло с того момента,  как Нагорнов вошел ко мне в камеру, а кажется,
будто несколько дней!..
     Еще часок -  и  будет совсем светло,  и тогда появятся первые прохожие.  С
одной стороны, это плохо, потому что будет больше ненужных свидетелей. С другой
стороны,  наоборот,  хорошо, потому что на безлюдье мы вдвоем будем бросаться в
глаза,  особенно милиции,  которая все еще взбудоражена... По улицам до сих пор
мечутся машины с мигалками, и в разных местах города то и дело слышны сирены.
     Да-а, наделали мы шума!..
     По правде говоря, не мы, а Они, но и мы приложили к этому руку...
     Здание старое, четырехэтажное. Построено еще в те времена, когда на стенах
от  земли  до  самого чердачного окна  сооружали пожарные лестницы из  стальных
прутьев.  Прутья давно проржавели,  но пока еще держатся прочно.  Но кто знает,
выдержит ли эта лестница нас двоих?  Было бы некстати сверзиться сейчас,  после
стольких подарков от судьбы...
     Уф, кажется, добрались благополучно.
     Ну и темнота здесь!
     - А кот твой, случайно, не черного цвета? - интересуюсь вполголоса я, стоя
полусогнувшись - распрямиться не позволяет покатый потолок.
     - Нет.  -  Олег зажигает спичку,  оглядываясь.  -  Я  его потому и  назвал
Тигренком, что он сам белый, а полоски рыжие... Кс-кс-кс... Тигренок, иди сюда!
Я тебе еду принес!
     На  чердаке тихо и  пахнет нагретым деревом,  каким-то застарелым хламом и
смолой.  Эти запахи напоминают мне о  детстве.  Когда-то  мы,  мальчишки,  тоже
любили лазить по  чердакам.  Отсюда хорошо были  видны  окрестности,  и  чердак
казался нам то вершиной горы, то кабиной самолета...
     Олег роется в каких-то картонных коробках,  потом опять чиркает спичкой, и
я  вижу,  как  в  его  руке  наливается тусклым пламенем огарок  свечи.  Парень
проходит в  самый  угол  чердака,  где  берет  тарелку с  выщербленными краями.
Наливает в нее молоко из пакета и крошит на пол колбасу.
     - Придет,  никуда не денется,  -  уверенно заявляет он.  - Он запах еды за
версту чует!..
     - Ты бы сам поел,  -  советую я.  -  Кот сам себе еду добывать должен, тем
более бездомный... А вот ты наверняка проголодался.
     Олег смущенно ежится, глядя на меня:
     - А вы?
     - А  я с вечера досыта накормлен,  -  усмехаюсь я.  -  У меня накануне был
регулярный рацион...
     Однако желудок мой недовольно урчит, словно пытается возмутиться по поводу
столь беспардонного вранья.
     Окон на чердаке нет,  если не считать того,  через которое мы влезли.  Эх,
бинокль бы  сейчас,  чтобы оценить обстановку в  городе.  Правда,  всю панораму
заслоняют соседние девятиэтажки,  так что все равно ничего особенного отсюда не
увидишь...
     - А как твой кот сюда забирается?  -  спрашиваю я, словно это больше всего
интересует меня в данный момент. - Тоже по лестнице, что ли?
     - Зачем - по лестнице? - невнятно откликается Олег, жуя хлеб с колбасой. -
У него специальный лаз на крышу есть.
     Действительно,  под потолком имеется узкая щель-прореха.  Я невольно качаю
головой.
     Он  еще  совсем  ребенок,  этот  Олег.  В  то  время,  когда  вокруг  него
разворачиваются такие бурные события,  думать о  каком-то  коте  -  чистой воды
ребячество!..
     И в то же время этот подросток теперь -  самая величайшая драгоценность на
свете.  А твоя задача - уберечь его от тех, кто тянет к нему свои грязные лапы.
Не ради шефа.  Не ради человечества.  А ради чего тогда? Чтоб не мучило чувство
невыполненного долга?  Ну,  признайся,  признайся себе самому.  Лен: ты ведь не
просто  так  вытащил его  из  залитого кровью больничного изолятора,  верно?  В
глубине души ты наверняка мечтал о  том,  как заявишься с  ним в свою контору и
скажешь Шепотину:  "Вот ваш уникум,  шеф. Только не думайте, что вы один будете
им пользоваться".
     Да-а,  не  ожидал я  от шефа такой пакости,  совсем не ожидал.  Теперь мне
ясно,  для  чего  он  послал  в  Мапряльск  Лугина.  Не  для  того,  чтобы  тот
подстраховывал   меня.   Судя   по   тому,   что   Сергей   действовал   весьма
целенаправленно,  именно он и должен был увезти проснувшегося Спящего,  а не я.
Шеф знал меня.  Он  прекрасно ведал,  что я  не  удовлетворюсь ролью пассивного
исполнителя его воли,  а  буду землю рыть в  поисках причин Спячки.  А  значит,
привлеку внимание возможных конкурентов,  буде таковые обнаружатся. Отвлекающий
маневр -  вот  что  было мне  уготовлено Игорьком.  Потому он  и  держал меня в
неведении до самого последнего дня...
     Ладно,  это  мы  еще  ему  припомним,  когда  вернемся.  Сейчас  главное -
выбраться отсюда.
     - О, явился, бродяга! - вдруг радостно восклицает Олег.
     Над нашей головой раздается заискивающее мяуканье,  и пара светящихся глаз
возникает в отверстии в крыше.
     - Иди сюда, Тигренок! - зовет Олег. - Кс-кс-кс!.. Проголодался?
     Упрашивать кота  не  приходится.  Он  совершает бесшумный прыжок  и  жадно
припадает к  тарелке с молоком,  а Олег гладит его впалые бока.  Совсем истощал
кот за время отсутствия своего кормильца...
     Может,   это  для  парня  -   своеобразный  способ  отвлечься  от  гнусной
действительности? Представь себя на его месте: проснулся черт знает где, голый,
в  компании спящих мертвым сном  людей.  Выбрался из  палаты и  стал свидетелем
того,  как какой-то "ниндзя" хладнокровно убивает охранника,  медсестер, врача.
Поневоле перепугаешься!  Шмыгнул в какую-то комнатушку, забился в шкаф, сидишь,
дрожишь...  Потом  слышишь,  как  этот  самый  "ниндзяо  шастает  туда-сюда  по
коридору, ищет кого-то, и ты понимаешь, что он ищет именно тебя.
     Потом все  стихает ненадолго,  только слышатся чьи-то  голоса в  коридоре.
Осмелев,  ты выбираешься из ,  своего укрытия, бежишь к выходу и натыкаешься на
охранника.  В глаза тебе бросается пистолет, и ты берешь его. На всякий случай.
Потом идешь в  направлении голосов,  и  слышишь,  что "ниндзя" собирается убить
кого-то  еще.  А  когда он  вскидывает пистолет,  ты  инстинктивно нажимаешь на
спусковой крючок...
     Именно так Олег рассказал мне о  том,  как он  проснулся.  Но это было уже
тогда, когда мы с ним мчались на угнанной машине по городу.
     А до этого было так.
     ...Когда я  увидел мальчишку,  стоявшего нагишом с  дымящимся пистолетом в
руке,  то  расспрашивать его  было некогда.  Вот-вот  могли заявиться сообщники
киллера,  да  и  на первом этаже звук выстрела без глушителя наверняка произвел
фурор.  Надо было срочно уходить.  Но для начала следовало мальчишку одеть.  Не
мог же он бежать со мной в чем мать родила!
     Проблему удалось решить хотя бы частично. Куртку я ему отдал свою, а брюки
и ботинки мы позаимствовали у убитого охранника.  Они были испачканы кровью, но
в темноте это было бы незаметно.
     Не  успел  Олег  облачиться,  как  снаружи раздался вой  сирен.  Долго  же
приходили в себя Нагорнов и компания!..  А потом снаружи грохнул сильный взрыв,
от которого в  здании со звоном посыпались стекла,  раздались крики,  поднялась
стрельба...
     - Влипли мы с тобой, парень, - сообщил я Олегу. - Через основной вход уйти
нельзя, а повсюду на окнах - решетки... Что будем делать?
     Я тогда решил,  что мой спутник еще не отошел от Спячки, потому что вел он
себя чересчур сосредоточенно,  даже, я бы сказал, отрешенно. И вопросов никаких
мне почему-то не задавал.
     И спросил я его по инерции,  потому что каких советов можно было требовать
от мальчишки, который только что как бы заново родился?
     Но, к моему великому удивлению, Олег отозвался:
     - Решетки на окнах не везде. В туалете их нет...
     - Откуда ты знаешь? - удивился я. - Ты что, успел побывать там?
     - Нет.  Я просто вижу по схеме здания,  которую составляли строители, - не
очень понятно ответил он.
     Продолжать  расспросы  не  было  времени,   и  мы  отправились  в  туалет.
Оказалось,  что действительно оконце там имеется,  правда,  на приличной высоте
над полом, и что закрыто оно лишь наполовину замазанными краской стеклами.
     Первым я отправил в окошко Олега, подсадив его на плечи. Потом, уцепившись
за  оконную раму и  подтянувшись,  выбрался сам.  Высота,  с  которой надо было
прыгать,  оказалась не  очень большой:  в  этом месте возле здания очень кстати
была насыпана большая куча песка...
     Потом мы  мчались по больничному парку,  стараясь держаться под прикрытием
кустов.  Сзади все  еще  раздавались крики,  топот,  лучи  автомобильных фар  и
отблески пожара метались по решетке забора,  а в окрестных домах одно за другим
вспыхивали окна.
     Добежав  до  наиболее  укромного места,  мы  переправились через  забор  и
устремились в спасительные дворы.
     Выскочив на какую-то улочку, куда доносились лишь слабые отзвуки кутерьмы,
происходившей у больницы,  мы остановились перевести дух,  и тут впереди возник
свет автомобильных фар. Я шагнул на проезжую часть и поднял руку.
     Водитель послушно притормозил, о чем, наверное, потом не раз жалел. Потому
что я показал ему пистолет, который забрал у Олега, и сообщил:
     - Парень,  твоя тачка нам  нужна.  Полцарства отдам при первом же  удобном
случае...
     - Чего-о?  -  протянул водитель, но, увидев направленный ему в лицо ствол,
еще вонявший пороховыми газами, тут же сник и быстренько освободил мне место за
рулем.  Видимо,  ему еще в детстве вбили в голову, что лучше жизнь, чем кошелек
или движимое имущество.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг