Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                                  
- Нужна ваша помощь, друзья, - обратился генерал к солдатам, - ну, а суть
дела вам расскажет товарищ Самойлов. Подчеркиваю, дело абсолютно
добровольное...
  Самойлов очень волновался. Он вышел чуть вперед и смутился. Сто человек
смотрели на него, как говорится, "поедая глазами начальство".
  - Вольно! - скомандовал полковник.
  Легкий шелест прошел по колонне. Наконец Самойлов начал:
  - На крыше третьего блока находятся мощные источники радиации... Их можно
убрать только вручную... Нужны добровольцы... Для начала шесть человек...
Эта работа поможет быстрее ликвидировать последствия аварии, значительно
ускорит как захоронение аварийного блока, так и пуск первых
энергоблоков... В общем, обязательно эти источники надо убрать. Вот и все.
  - Самойлов повернулся к генералу.
  - Нет, не все! - Тот шагнул вперед и встал рядом с Самойловым. - Он уже
работал на крыше - один! - Генерал показал на Самойлова. - Ситуация
такова: сначала пять человек, группу поведу я. Уберем наиболее опасные
источники, а затем - остальные. Ну, а в конце пойдут на крышу луноходы.
Эти роботы будут вскоре доставлены на станцию. Они проведут окончательную
очистку... Но для первого шага нужны добровольцы! Не хочу с вами говорить
о премиях, о благодарностях и прочем - дело не в этом, хочу, чтобы каждый
из вас понял: эта сложная и опасная работа поможет ускорить ликвидацию
аварии. Вы прекрасно знаете, что вся страна, весь мир следит за событиями,
которые происходят в этом районе... В общем, агитировать не буду, вам все
ясно. Добровольцы, три шага вперед!
  Вся рота шагнула вперед.
  На глазах у генерала выступили слезы.
  - Спасибо, друзья, - тихо сказал он, но слова генерала услышали все, - я
не сомневался, что именно так и будет, Не хочу кого-либо выделять. Сделаем
так: первое отделение по машинам, остальные пока свободны... Спасибо!
Работы хватит на всех, а пока мы поедем на АЭС с первым отделением...


  Два бронетранспортера выехали из палаточного городка. В переднем сидели
Самойлов и генерал. Молчали. Они смотрели вперед, на дорогу, которая
нырнула в лес. За ним, вдалеке, были видны корпуса атомной станции.


  В кабинет заглянула Люда.
  - Эрик Николаевич, все собрались.
  Кардашов взглянул на часы - одна минута четвертого.
  - Ну и время летит, - вздохнул он, - приглашай... А чуть попозже тех, кто
по списку. Поняла?
  - Хорошо. Люда вышла.
  В дверях появилась Никитишна. Кардашов поднялся ей навстречу.
  - Прошу, - он показал на стол, - присаживайтесь. Все нормально, Никитишна!
Отмываем?
  - Полегче стало, директор. И девчата новые - хорошие, старательные.
  - Лучших прислали, - улыбнулся Кардашов, - со всех станций к нам рвутся.
Отбирают самых достойных. Сама-то как?
  - Теперь веселее, - ответила Никитишна, - на поправку дело идет...
  В кабинет заходили представители цехов. По-хозяйски рассаживались за
столом. Среди них Кардашов узнал того рабочего, с кем в первый день пил
кефир в этом кабинете. Он крепко пожал ему руку, подмигнул:
  - Ну как теперь? Не приходится кефир возить ящиками?
  - Совсем по-другому себя чувствуешь, когда сыт. Спасибо тебе, директор. От
всех наших.
  - Ладно, без комплиментов обойдемся, - Кардашов не скрывал, что слова
рабочего ему приятны, - серьезный разговор предстоит. Присаживайтесь.
  За столом находились представители всех крупных подразделений станции.
  - Начнем, товарищи, - обратился к ним директор. - Первый пункт нашего
собрания - информация о тех мерах, которые предпринимает руководство
станции по подготовке к пуску первого энергоблока. Сегодня я провел
совещание основных служб, присутствовали и ученые, которые выделены нам в
помощь. Ситуация такова: мы имеем возможность провести все необходимые
ремонтные и регламентные работы. Главное - еще в большей степени, чем
раньше, обеспечить безопасность энергоблока. Придется кое-что изменять и в
конструкции реактора, и в системе его эксплуатации. Не буду
останавливаться на деталях, руководители служб поставят конкретные
задачи... Вот о чем попрошу вас... Здесь собрались те, кто с первого дня
аварии на станции. Ваш авторитет огромен, помогите руководству - ведь
многие из начальников смен, цехов и служб новички. Сюда отбирали самых
квалифицированных специалистов, но им нужно помочь войти в работу именно
здесь. А ваш опыт незаменим...
  - Не сомневайтесь, директор... Поможем... Одно у нас дело - общее...
  - Благодарю. И второе... - Кардашов вызвал секретаря. Люда тотчас же
появилась в дверях. - Зови... - распорядился Эрик Николаевич.
  В кабинет вошли пятеро, среди них Соловьев.
  - Садитесь там, у окна, - сказал Кардашов.
  Все послушно присели. Головы опущены, прятали глаза - знали свою вину.
  - Нам предстоит решить одну непростую задачу, - начал Эрик Николаевич. -
Во время аварии ряд работников станции, в том числе и из руководящего
состава, попросту говоря - сбежали. Причины у всех разные. Сейчас они
вернулись... Я как директор АЭС не знаю, имеют ли они право работать
здесь...
  - Это что, суд? - буркнул кто-то из пятерых.
  - Суд совести, если хотите, - спокойно возразил Кардашов. - Итак, я прошу
вас, представителей рабочих коллективов, тех, кто не покинул свои места в
самые трудные часы и дни аварии, определить: могут ли эти люди, - он
показал, на пятерых, сидящих у окна, - оставаться на своих постах.
Доверяете ли вы им? Я вас пока покину, думаю, легче будет разбираться без
меня. Если не возражаете, то место председателя попрошу занять Никитишну...


  Комнатка "группы роботов" была забита людьми. У главного пульта сидели
Самойлов, генерал и оператор. Они вели переговоры с "белыми скафандрами".
На телеэкранах Кардашов увидел трех человек, которые работали на крыше.
  - Одна минута шесть секунд, - передавал Самойлов, - двигайтесь в сторону
объекта номер восемнадцать. Источник - сто пятьдесят... Следите за подачей
кислорода...
  Директор АЭС протиснулся вперед. Генерал заметил его.
  - Работаем по графику, - доложил он, - сейчас на крыше восьмой десант...
Основные источники убраны... Через несколько минут начнет работать первый
"луноход". Он уже высажен на крышу с вертолета. Идет подготовка...
Площадка для робота освобождена...
  - Тимофеев обработал данные по первой группе? - спросил Кардашов.
  - У одного - в пределах допустимого, у остальных "Рейганов" еще поменьше.
  - Генерал почему-то улыбнулся.
  - Некоторые генералы считают, что на них радиация не действует, - заметил
Самойлов.
  - Покритиковал, и хватит! - парировал генерал. Кардашов понял, что
максимальную дозу при выходе на крышу "схватил" сам генерал, значит,
оставался там дольше положенного времени.
  - Откуда скафандры? Ты мне докладывал, что нашли только два, - спросил
Эрик Николаевич у Самойлова.
  - Уже шесть! - торжествующе объявил Самойлов, не отрываясь от телеэкранов.
- Вчера позвонил в Центр подготовки космонавтов, попросил помочь... Они
ночью доставили, из резерва, говорят. В общем, выручили нас... А потом
Леонов позвонил, сказал, что у нас тоже открытый космос, и
поинтересовался, чем еще могут помочь. Отзывчивые ребята!.. Обещали
приехать... - Самойлов взял микрофон и напомнил: - Три минуты двадцать
секунд... Осталось работать две минуты... - Вновь повернулся к директору
АЭС: - Тема рассчитал - на крыше уже до десяти минут можно находиться, но
мы пока ограничиваемся шестью... Подстраховываемся...
  - Правильно, - согласился Кардашов, - безопасность, ребята, главное...
  - Луноход, луноход! - раздался возглас.


  - Эх, Вася, Вася-мотылек, - Никитишна укоризненно смотрела на молодого
человека, который сидел крайним в пятерке, - от тебя-то я не ожидала... Ты
такой добрый, внимательный, конфетку всегда к чаю предлагал... Что же,
напрасно я те конфетки брала?
  Василий не мог поднять глаз.
  - И все вы мальчишки, у Лелеченко такие хорошие. - Никитишна достала
платок, вытерла набежавшую слезу.- А нет теперь нашего Лелеченко... нет...
  - Никитишна, но ведь он-то меня и выгнал. - Василий вскочил. - Я побежал,
говорю, надо перемычки ставить... А Лелеченко как крикнет: "Отсюда, малец.
Беги! И чтобы глаза мои тебя не видели! Я уже нахватал, беги, малец"...
  - И ты побежал?
  Василий не ответил.
  - А Лелеченко только утром к нам явился, - тихо сказала Никитишна, - я
отмывала его семь раз, а он "светился". "Не мучайся, говорит, Никитишна,
теперь меня только земля сырая отмоет..." И улыбался Лелеченко... Так
"Скорая" и увезла, до машины уже не мог дойти...
  - Я потом узнал, что Лелеченко погиб... - прошептал Василий.
  - На майские праздники умер. Ждал, что вы, его пацаны, навестите в
больнице...
  - Да не знал я! Не знал!
  - А когда бежишь, по сторонам некогда оглядываться, зайцем человек
становится. И уже остается им навсегда.
  - Нет! - Василий вскочил. - Самый страшный суд - мой собственный! Что
хотите решайте, но я уже не смогу себе простить! Неужто вы думаете, что я
смогу простить себе смерть Лелеченко?! Он до конца моих дней будет перед
глазами стоять!.. Неужели я не понимаю, что он спасал?! Свою жизнь губил,
а нас, мальчишек, спасал!..
  - Правильно, Вася, говоришь, - тихо сказала Никитишна. - Он суровым был,
но добрым. Вас всех жалел... Ладно, садись... - Ну, а ты, Соловьев, в
отпуске был? - обратилась она к Соловьеву.
  - Да, в отпуске, - резко ответил Соловьев.
  - Не надо кричать, - нахмурилась Никитишна, - там ты свое слово скажешь...
А мы не судить, мы собрались поговорить с тобой... Константин, ты,
кажется, в отпуске был? - спросила Никитишна у другого рабочего.
  - Ага, рыбу ловил на речке...
  - Вот он рыбу ловил, - Никитишна смотрела прямо в глаза Соловьеву, - а как
только пожар увидел, сразу - на станцию. Наверное, и удочки бросил?
  - Пропали... Потом ходил искать, не нашел...
  - При чем тут удочки? - вспылил Соловьев.
  - Если труса праздновал, так и скажи - покайся, - сказала Никитишна, -
поймем, если сможем - простим... Но как мы теперь тебе в глаза смотреть
будем? Как? Ты приказываешь что-то, начальник все-таки, а каждый из них, -
Никитишна показала на всех, кто сидел за столом, - сразу вспомнит: а
начальник-то сбежал!.. Совестно нам будет и стыдно... Ну что, товарищи,
решать нам надо - что делать-то будем? - закончила Никитишна.


  На верхнем телеэкране появился "луноход". Впереди у него находился нож,
что придавало ему сходство с миниатюрным бульдозером. "Луноход" начал
снимать поверхностный загрязненный слой крыши. Перед роботом сразу же
образовался темный вал, он начал быстро расти, но робот упорно шел вперед.
Груда битума вот уже совсем скрыла машину, однако темный вал неумолимо
приближался к краю кратера.
  Вдруг вал исчез - все поняли, что "луноход" сбросил его с крыши. И тут же
робот появился на экране, он развернулся и пополз назад. Пятнадцать лет
назад все, в том числе и Кардашов, удивлялись, как упорно долгие недели и
месяцы луноход шел по лунным морям, исследуя их. А теперь столь же
деловито, настойчиво, неутомимо земной "луноход" начал свое путешествие по
загрязненной крыше.
  Новый вал битума возник на экране, и вновь он неудержимо покатился к
краю...
  - Из ФРГ? - вдруг услышали они. Кардашов оглянулся. В комнату незаметно
вошел Стрельцов. Видно, уже несколько минут наблюдал он за работой
"лунохода".
  - Нет, - отозвался Кардашов.
  - Японский?
  - Наш, Николай Иванович, отечественный, - громко сказал Самойлов. - Там
такие машинки еще не научились делать!
  Стрельцов едва заметно смутился.
  - Мне говорили, что "луноходы" появятся только через несколько дней, вот и
перепутал.
  - Сегодня первый доставили, - объяснил Кардашов, - и сразу на крышу, пусть
в деле себя проявит... Второй тоже скоро будет...
  В комнату заглянула Никитишна.
  - Можно директора?
  - Иду. - Эрик Николаевич вместе со Стрельцовым вышли из комнаты.
  - Двоих решили оставить, - сказала она,  толковые ребята. А тогда
испугались, сами в этом признались. Совестливые хлопцы. Урок им будет на
всю жизнь... А Соловьев и двое других ничего не поняли... Грозились в суд
подать на вас... Это надо же до такого додуматься!.. Ну, если в суд
потащат, все вместе пойдем... А теперь мне пора, сейчас солдатики с крыши
вернутся, их обмыть надо...


  Зима подкралась незаметно.
  В декабре выпал первый снег. Леса и поля, окружающие атомную станцию,
стали белыми, С вертолета поначалу даже трудно определить, где именно
находятся корпуса АЭС - снег спрятал и "саркофаг", и энергоблоки.
  Но красный флаг на трубе виден издалека. И сверху, если летишь на
вертолете, и с автострады, когда едешь на АЭС в автобусе...



  Наука и жизнь, 1987, ©6,С. 66 - 81;
© 7, С. 56 - 71.

OCR В. Кузьмин
Dec. 2001.
Проект "Старая фантастика"
http://sf.nm.ru



Предыдущая Части


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг