Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
страсть... Вам, наверное, это знакомо?
     ЛЮБОВЬ. Бывает.
     БЕССМЕРТНЫЙ. И эта  страсть,  конечно  же,  погубила  ее  и  меня.  Я
страдал, мучился. Жизнь стала невыносимой, и однажды, в припадке безумия я
похитил из лаборатории изотопов ампулу с плутонием  -  а  вы,  безусловно,
знаете, что это самый сильный источник радиации - и проглотил ее. Я  хотел
погибнуть так, чтобы она навсегда  запомнила  меня  и  чтобы  этот  черный
злодей...
     АННА ПЕТРОВНА. Гм-м (кашляет)...
     БЕССМЕРТНЫЙ. Ну, анна петровна, не могу же я сейчас,  после  указа  и
всеобщей борьбы с этим... Недостатком, говорить об алкоголе...
     АННА ПЕТРОВНА. Им можно.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Но мне же стыдно... Поймите - три очаровательные женщины
и - алкоголь. Нет, я не могу.
     АННА ПЕТРОВНА. В состоянии сильного опьянения наш  подопечный  заснул
рядом с установкой. К сожалению, этого никто не заметил. Опыт  продолжался
около 3 часов. Общая доза радиации составила свыше 600 рентген. К  нам  он
был доставлен без сознания...
     БЕССМЕРТНЫЙ. Это сомнительная версия! Но с вами, анна петровна, я  не
могу спорить, хотя история с блондинкой и брюнетом, на мой взгляд, имеет и
воспитательное значение, а молодежь мы с вами должны воспитывать.
     ВЕРА. И вы больше года не покидали этот бокс?
     БЕССМЕРТНЫЙ. 487 Суток... Правда, у меня было 3 экскурсии. Дважды  на
первый этаж, и один раз - на второй. Но  мне  нельзя  за  ультрафиолетовый
занавес. Имунная система не восстанавливается... Я не  могу  жить  в  мире
микробов, вот почему все, кого сюда допускают, проходят через  спецтамбур.
Но анна петровна надеется...
     АННА ПЕТРОВНА. Многое не ясно.
     ВЕРА. И так будет всегда?
     АННА ПЕТРОВНА. Пока.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Но я прекрасно себя чувствую здесь.
     НАДЕЖДА. Простите, но в это трудно поверить... Ведь, новерное, у  вас
есть жена, дети, родные...
     БЕССМЕРТНЫЙ. У меня нет прошлого. Я забыл все... Все!..  Я  не  знаю,
что такое жена и родные! Мои родные - вокруг. Анна пертовна, охрана,  все,
кто работает здесь. А за этими стенами ничего нет! Понимаете, ничего!
     АННА ПЕТРОВНА. Спокойно... (Надежде) не надо об этом спрашивать.
     НАДЕЖДА. Но как же?
     АННА ПЕТРОВНА.  Сюда  попадают  только  те,  у  кого  доза  облучения
превышает четвертую стадию... Намного превышает.  А  значит,  отсюда  лишь
один путь... Ну, как вам об'яснить? Жестоко? Нет, напротив, - гуманно... С
нашими пациентами нельзя встречаться родным, они не  могут  быть  рядом  с
ними...  Вы   представляете,   что   такое   отсутствие   иммунитета?   Не
теоретически, а на  практике?  Малейшая  царапина  -  инфекция.  Прыщик  -
инфекция. За пределами ультрафиолетовой защиты каждый микроб - гибель... И
даже хороним в защите, потому что тела излучают...
     ВЕРА. Так зачем же все это? (Показывает вокруг).
     АННА ПЕТРОВНА. Чтобы понять, как преодолеть эти  самые  600  рентген,
которые несут смерть. И он (показывает на бессмертного) сделал первый шаг.
Именно блогодаря ему мы кое-что начинаем понимать.  Этот  подвиг,  что  он
живет, помогает нам, хотя и лишился прошлого. Вынужден был лишить себя. Со
стороны это кажется непостижимым.
     ЛЮБОВЬ. А все остальные...
     АННА ПЕТРОВНА. Их было немного, все несколько человек, но их уже  нет
среди нас.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Анна петровна, кого же выберем из троих?
     АННА ПЕТРОВНА. А кто больше нравится?
     БЕССМЕРТНЫЙ. Я не  способен  неволить.  Девушки,  кто  из  вас  любит
разгадывать кроссворды?
     ВЕРА. Если не возражаете, я попрошусь сюда...
     БЕССМЕРТНЫЙ. Благодарю вас, красавица! Честно говоря, я тут  отчаянно
скучаю.  По  телевизору  вообще  смотреть  нечего,  все  до   невероятного
очевидно... Я человек свободный, особенно во второй  половине  дня,  утром
все-таки директор  оперативку  проводит...  Поболтаем,  обсудим  последние
достижения радиационной медицины...
     АННА ПЕТРОВНА. Наш коллега весьма подкован в этой области. Что  греха
таить, мы к нему частенько за справками обращаемся.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Две статьи подготовил для медицинской энциклопедии. Анна
петровна говорит, что их в редакции приняли.
     ВЕРА. (Улыбается). А кому же гонорар?
     БЕССМЕРТНЫЙ.  О,  об  этом  я  не  подумал!  Может  быть,  на   нужды
здравоохранения, а?.. Или выпишу из чехословакии  журнал  с  кроссвордами,
говорят, там сразу штук сто печатают. Кроссворды -  это  моя  страсть.  Вы
знаете, в нашей голове огромное количество разнообразных сведений, но  они
не систематизированы. Я придумал  стройную  систему,  чтобы  нужное  слово
мгновенно  возникало  в  памяти.  Для  этого  нужны   миллиарды   нейронов
расположить в определенном порядке...  Только  и  всего!  Известные  люди,
способные  умножать  или  делить  шестизначные  цифры.  Так  вот,  создаем
специальную таблицу...

           Сигнал тревоги. Ярко вспыхивают красные лампы, вдали слышен
                                   звук сирены.

     ВЕРА. Что-то случилось?
     НАДЕЖДА. Что это?
     ЛЮБОВЬ. Война? Ой, мамочка!
     БЕССМЕРТНЫЙ. Не волнуйтесь. Это учебная тревога. Здесь это бывает.
     АННА ПЕТРОВНА. Странно. Обычно  гражданская  оборона  тренируется  по
утрам или в воскресенье.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Наверное, новый начальник назначен. Вот и стараются.

                            Резко звонит телефон.

     АННА ПЕТРОВНА. Слушаю... Да, это я...  Не  может  быть!..  Сколько?..
Невероятно!.. Мы думали, что  учебная  тревога...  Да  все  трое  здесь...
Хорошо!.. Успеют!..

                     Медленно выходит в холл. Молчит.
                 Внимательно осматривает присутствующих.

     Авария на четвертом блоке атомной станции. Сильный пожар.  Пострадало
несколько  десятков  человек.  Некоторые  получили  лучевые  ожоги.  Через
несколько минут они будут здесь. Вы  (обращается  к  вере,  наде  и  любе)
мобилизованы, спецодежда в соседнем помещении. Быстро переодеться и  сюда.
Вы (обращается к бессмертному) побудьте у себя. Пока не выходите.

     ВЕРА. Но мы...
     АННА ПЕТРОВНА (перебивает). Выполняйте приказ. И без обсуждений!
     ВЕРА. Наверное, мы не сможем...
     АННА ПЕТРОВНА. Сможете! Других  у  нас  нет.  (Вера  пытается  что-то
сказать, но анна петровна, не обращая на нее внимания,  идет  к  телефону.
Говорит в трубку).  Приготовьте  систему  контроля.  Дозы  не  определены,
будьте внимательны. Нас пока четверо, но скоро будут  сергеев  и  птицына.
Вместе с пациентами. И проверить готовность операционных. Возможно,  сразу
же придется... В общем, тревога номер один!.. Да нет - не  война...  Взрыв
атомного реактора. Да нет же! Не ядерный взрыв, взрыв водорода в реакторе.


         Входят вера, надежда, любовь. Они в спецхалатах синего цвета.

     НАДЕЖДА. Мы готовы. А что делать?
     АННА ПЕТРОВНА. Пока ждать.
     НАДЕЖДА. А потом?
     АННА  ПЕТРОВНА.  Ничего  особенного.   Если   нужно,   обезболивание,
капельница, в общем, обычный уход.
     БЕССМЕРТНЫЙ. (Осторожно открывает дверь своего  бокса,  выглядывает).
Никого нет?
     АННА ПЕТРОВНА. Я же просила...
     БЕССМЕРТНЫЙ.   Восемь   букв...   Могильный   камень...   Ничего   не
припоминаю... Вторая - "а"...
     АННА ПЕТРОВНА. Памятник.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Действительно... Может подойти... Странно, я  не  думал,
что памятник - могильный камень.
     АННА ПЕТРОВНА. У даля посмотри.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Спасибо. (Скрывается в своем боксе).
     ВЕРА. Тревожно... Как-то не по себе.
     АННА  ПЕТРОВНА.  В  нашем  деле,  пожалуйста,  без  эмоций.   Трезво,
выдержанно,  и  помните  о  нашей  специальности.  На  первый  взгляд  они
абсолютно   здоровы.   Особенно,   если  нет  боли...  Но  она  появляется
внезапно... В каждом боксе есть все необходимые препараты.

        Красный фон разгорается все сильнее. Решительно входит сергеев.
          За ним - два сотрудника в синих халатах с носилками. На них
                                лежит мужчина.

     СЕРГЕЕВ. В пятый бокс.  (Анне  петровне).  Он  без  сознания.  Первую
помощь оказал, все необходимое сделано.

           Дверь бокса N5 закрывается, в нем загорается свет.
           Входит шофер. Рядом с ним сотрудник института.

     СЕРГЕЕВ. Бокс N4.

         Сотрудник протягивает сергееву карточку, тот рассматривает ее.

     ШОФЕР. Товарища генерала оставили там (показывает  на  дверь).  Может
быть, подождать?
     СЕРГЕЕВ. Как вы себя чувствуете?
     ШОФЕР. Нормально.
     СЕРГЕЕВ. Головокружение?
     ШОФЕР. Сразу прошло... Всего минута какая-нибудь... Так показалось...
Что я должен делать?
     АННА  ПЕТРОВНА.  Верочка,  проводите,  пожалуйста,  товарища.   Пусть
отдохнет. И смените  одежду...  (Шоферу).  Вам  некоторое  время  придется
побыть у нас. Обследуем пока.
     ВЕРА. Прошу вас (берет шофера под руку, они уходят в бокс N4).
     АННА ПЕТРОВНА. Легкое раздражение на лице. Сколько?
     СЕРГЕЕВ. Не могу сказать. Ждал своего начальника - он генерал мвд - у
четвертого блока. Три часа ждал. А там местами более 500 рентген в  час...
Но,  учитывая,  что  из  машины  не  выходил...  В  общем,  не  могу  пока
определить. Знаю, что много. НАДЕЖДА. Зачем он там стоял?
     СЕРГЕЕВ. Ждал начальство. Так принято.
     НАДЕЖДА. Но там же радиация?
     СЕРГЕЕВ. Она, милая, ни запаха,  ни  цвета  не  имеет!  А  начальство
привыкло быть в гуще событий - так-то, милая.
     НАДЕЖДА. Но...
     СЕРГЕЕВ. Вот именно - "но". На черной "волге" - и прямо к реактору!
     ЛЮБОВЬ. Но, может быть, он не знал?
     СЕРГЕЕВ. Ему положено знать!..

            Открывается бокс N5. Выходят сотрудники. Один несет
        целофановый мешок с одеждой пациента. Уходят. Появляется вера.

     ВЕРА. Спит.
     АННА ПЕТРОВНА. Поглядывайте за ним. Проснется, осмотрим его вместе.
     СЕРГЕЕВ. Пока хирургического вмешательства не требуется.
     АННА ПЕТРОВНА. Общее число пострадавших?
     СЕРГЕЕВ. Около трехсот человек. Это те, у кого свыше 100 рентген. Ну,
а наших - несколько,  пока  не  могу  сказать  точно.  Пятнадцать  человек
отправили в онкологический центр, часть оставили в местных  клиниках...  Я
прилетел поздно. Там долго не могли сообразить, что  именно  произошло,  а
потому на всякий случай в москву не сообщали. Ждали чего-то...
     АННА ПЕТРОВНА. Надеюсь, лев иванович, что вы сами...
     СЕРГЕЕВ. Я, милая анна петровна, слишком много знаю о радиации, чтобы
лезть к ней в гости.
     АННА ПЕТРОВНА. Но все-таки?
     СЕРГЕЕВ. Чуть  больше  годовой  дозы.  Нормально.  К  нашему  приезду
радиационная обстановка прояснилась.
     БЕССМЕРТНЫЙ. (Он подслушивал, теперь  высунулся  из  бокса).  Что  же
все-таки произошло?

               Дверь бокса N4 открывается. Сотрудник выносит
                     целлофановый мешок с одеждой.

     СЕРГЕЕВ. (Бессмертному). Вы все-таки поосторожней. Обрботку пациентов
проводим, но поберегитесь.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Сознаю... Наверное, нечто ужасное?
     СЕРГЕЕВ. К сожалению, у нас не ужасного не бывает.

                            Входит генерал.

     ГЕНЕРАЛ. (Оборачиваясь). Не нужны мне сопровождающие. (Сергееву.) Что
это у вас  за  порядки,  самостоятельно  ступить  не  дают?!  Всю  задницу
(замечает женщину), извините, ради бога, изрешетили...
     АННА ПЕТРОВНА. Вы, наверное, жаловались на боли в пояснице?
     ГЕНЕРАЛ. Поболела и перестала! В общем, раз-два пообследовали,  и  на
волю!
     СЕРГЕЕВ. Приказ знаете?
     ГЕНЕРАЛ.  Наш   министр  погорячился!   Не  знаю,   что  вы  ему  там
наговорили... Но приказ есть приказ... А шофер мой здесь?
     СЕРГЕЕВ. Да.
     ГЕНЕРАЛ. Неловко с ним получилось... Но, надеюсь, ничего серьезного?
     СЕРГЕЕВ. Вам нужно пройти в бокс N8. Прежде всего переодеться...
     ГЕНЕРАЛ. Мне там ваш,  ну  черненький  такой,  курчавенький,  сказал,
форма подлежит уничтожению. Что за глупость!
     СЕРГЕЕВ. Ну, форма - это не проблема... (Любе) проводите, пожалуйста,
товарища генерала. Покажите, во что ему следует переодеться...  Ну,  а  за
формой я прослежу... (Анне петровне) займитесь, пожалуйста, больным.
     ГЕНЕРАЛ. Да здоровый я! Здоровый! Смотрите (нагибается, берет стул за
ножку, начинает поднимать. И в этот момент теряет сознание).
     СЕРГЕЕВ. Срочно!.. Ко мне!..

           Появляются два сотрудника, подхватывают генерала и уносят
              в бокс N8. Там же остаются анна петровна и любовь.

     БЕССМЕРТНЫЙ. (Высовывается). Лев иванович, и все же,  что  произошло?
Мне  кажется,  очень  серьезная  авария.  По  радио  почему-то  ничего  не
говорят...
     СЕРГЕЕВ. Передадут. Обязательно передадут. Слушайте.
     БЕССМЕРТНЫЙ.  Я  понимаю,  что  сейчас  вам  не  до  меня...  Однако,
свойственное  каждому  человеку  любопытство,  которое   заставляет   меня
обращаться к вам, столь естественно, что я не могу не спросить: Неужели  у
них больше, чем у меня?
     СЕРГЕЕВ. Намного.
     БЕССМЕРТНЫЙ. В таком случае можете на  меня  положиться:  Я  не  буду
мешать. Но тем не менее мне хотелось бы быть  в  курсе  событий.  Все-таки
скучно.
     СЕРГЕЕВ. (Мрачно). Развлечение я вам гарантирую. С избытком. И  ждать
недолго - всего несколько часов.
     БЕССМЕРТНЫЙ. Значит, у некоторых за 1000?
     СЕРГЕЕВ. Даже лидия степановна не может точно определить...  Все-таки
осторожней - без контактов. И в то же время на вашу помощь  я  расчитываю.
Ваш пример - лучшее лекарство. Может быть, единственное для них.
     БЕССМЕРТНЫЙ. На меня можете положиться. Вы же помните, как я  работал
с тем, который с опытной установки. Он надеялся жить здесь со мной, и если
бы не поврежденный пищевод... Кстати, вы обратили внимание на информацию в

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг