Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
после  каждого  пропущенного  гола.  И  вздохнул удручённо
звездоподобный эмир и сказал, что это ему не по карману.
   И  тогда  тренер  предложил   великому  владыке  другую
новинку, и опять сказал эмир: "Да будет так!"
   И по приказу светлейшего  создан  был  при команде клуб
дружеских  бесед  под  названием  "Почему  мы  столь гадко
играем?".  И  собрания  клуба  проводились  после  каждого
матча,  и  каждый  раз перед  зрителями  держал  речь один
какой-нибудь  футболист  и высказывал  свои  соображения и
догадки  о  причинах собственной  мерзкой  игры. И  каждый
перекладывал  бремя  вины  на  того  из  своих  партнеров,
который должен был выступать на следующем заседании клуба.
Сначала число зрителей подскочило до семидесяти, но  потом
стало  неотвратимо  уменьшаться. И  когда  подошла очередь
выступать последнему футболисту, то он снова надел  рваные
бутсы вины на ноги первого выступавшего, и круг замкнулся.
И  тогда все  подняли головы  и увидели,  что на  трибунах
сидит всего семь человек.
   И дошло до ушей несравненного эмира,  что в Хиве тренер
придумал гораздо  лучше: там  любому зрителю  предоставили
право в перерыве между таймами зайти в раздевалку  любимой
команды и высказать  игрокам всё, что  он о них  думает. И
толпы   правоверных   повалили  на   стадион,   словно  на
паломничество в Мекку.
   И тогда эмир  по совету  своего  визиря  по  футбольным
делам издал указ, что каждому, кто посетит не менее десяти
матчей  нашей  команды,  аллах на  том  свете  простит все
грехи.
   Но это было ничто в сравнении с тем,  что  придумали  в
Хиве, да прорастёт в их кишках горох, который они съели за
обедом! Там на стадионе после матчей организовали  продажу
галош  по  сниженным  ценам.  И  этот  выпад  против нашей
команды  был  поистине  страшен,  ибо  даже  многие жители
Бухары, презрев заботы  о своём загробном  спасении, стали
ездить на игры в Хиву.
   В результате этих интриг  наша команда заняла последнее
место в таблице не  только по количеству набранных  очков,
но и  по посещаемости.  И поэтому,  когда начался нынешний
сезон, великий эмир...
   -  А разве  в вашем турнире,-  перебил  его  начинающий
приходить в себя  Берёзкин,-  команда, занявшая  последнее
место, не вылетает в другую лигу?
   -  Вылетает  только  тренер,-   ответил  Шахерезад.-  В
высшую лигу.
   Он молитвенно сложил руки у груди  и  посмотрел куда-то
вверх. Валерий Макарович поднял глаза и увидел вделанный в
одну из стен металлический  стержень с насаженной на  него
человеческой головой.
   -  Это  голова  нашего   бывшего   тренера,-    пояснил
летописец.-   Эмир  распорядился  перевести  его  в высшую
лигу, даже не дождавшись конца сезона.
   -  М-м,-  поёжился  Берёзкин,-  а-а... э-э... стоило ли
комнату   футбольной   славы   украшать   этим...   м-м...
предметом?  Мне  кажется  почему-то,  что  он несколько...
омрачает славу...
   -  Эту комнату оформлял знаменитый спортивный живописец
эль-Масини,-  с почтением  в  голосе  сказал  Шахерезад.- 
Великий  эмир  специально  для  этого  выписывал  его   из
Дамаска.  По  замыслу эль-Масини,  голова  бывшего тренера
должна символизировать преемственность поколений.
   -  А-а,  так  игрокам  ничто  не грозит? -  обрадовался
Есаулов  и  злорадно  посмотрел  на  Берёзкина.-   За  всё
отвечает тренер?
   -  Не беспокойтесь,-  заверил его  Валерий Макарович.- 
Я похлопочу перед эмиром, чтобы вы были играющим тренером.
Ведь у вас такой опыт...
   -  Вы  забываетесь,  товарищ  Берёзкин,-   сквозь  зубы
процедил Виктор Альбертович.-  Вспомните, кто вы и кто я!
   -  Я  -   старший  тренер   команды  великого  эмира,- 
холодно парировал собеседник,-   а вы какой-то  знаменитый
своими выходками тип с  выщипанными волосами. И прошу  вас
оставить ваши вечные поучения и указания. Будете играть  у
меня в полузащите.
   -  Кто? Я?! -  взвизгнул уязвленный Есаулов.
   -  Ну, конечно, вы. И смотрите, если будете лениться на
тренировках!
   -  Нерадивых игроков согласно распоряжению царственного
эмира сажают на кол,-  проинформировал Шахерезад.-   Будут
ли у вас ещё какие-нибудь вопросы?
   -   Все  понятно,  чего там!  -   махнул  рукой Валерий
Макарович.
   -  Тогда возьмите перья и пишите следующее:

              "Пресветлому эмиру, факелу мудрости и сосуду
              справедливости, да укрепит аллах его печень.

                        Заявление

   Мы,    нижеподписавшиеся    Рамсей   и   Бест,   просим
всемилостивейшего владыку разрешить нам переход из сборных
команд  Англии  и  Ирландии  во  вверенный  ему коллектив.
Только   в   команде   благородной   Бухары   мы    сможем
совершенствовать своё мастерство,  чего не могут  нам дать
ни сборная Англии,  ни сборная Ирландии  и ни один  другой
клуб во Вселенной.  Кроме того, в  Бухаре у нас  проживает
беспомощная больная бабушка, которой необходим уход.
   Просим учесть также,  что все наши жёны родом из Бухары
и,   видит  аллах,   было  бы   прискорбно  и   недостойно
мусульманина  отрывать  их  от родного  очага  и  от могил
предков.
   К тому же  климатические  условия  Британских  островов
противопоказаны  нашему  здоровью, в  связи  с чем  медики
настоятельно  нам  рекомендуют переехать  на  жительство в
Среднюю Азию.
   Учитывая     вышеизложенное,     убедительно     просим
соответствующие  инстанции  разрешить  нам  выступать   за
команду благоверной Бухары. Да посодействует нам аллах!"


                  Визирь объявляет войну


   -  Написали,  почтеннейшие?  -   спросил   Шахерезад.- 
Давайте сюда ваши  заявления и следуйте  за мной, ибо  вас
ожидают игроки команды, которая отныне станет вашим вторым
домом, мир им обоим!
   Они  вышли  из  дворца,  прошли  мимо  стражи,  которая
почтительно их приветствовала, и направились к видневшимся
неподалеку  ажурным воротам  стадиона. Игроки  были уже  в
сборе.  Они  сидели   поджав  ноги  в   центральном  круге
футбольного поля и  слушали какого-то толстого  человека с
надменным лицом, восседавшего на огромной кочке.
   -  Это благочестивый Перман-Ашир,  визирь по футбольным
делам,-  шепнул своим спутникам Шахерезад.-  Ему вменено в
обязанность следить за тем, чтобы игроки не сбились с пути
добродетели.
   -  А разве он не пострадал вместе  со старшим тренером,
когда   ваша   команда   заняла    последнее   место?   - 
поинтересовался Есаулов.
   -  Это  новый визирь,-  пояснил летописец.-  Он вступил
в  должность лишь  перед началом  сезона,  после  того как
прежнего визиря продали в рабство туркам.
   -  Мир  тебе,  досточтимый   Перман-Ашир,-   поклонился
Шахерезад,  когда  они  подошли  ближе.-   Познакомься  со
своими  новыми  сослуживцами.  Это  прославленный   тренер
Рамсей, чьё искусное руководство не раз приводило  корабль
его команды к берегам блистательных побед. Рядом с Рамсеем
ты   видишь   знаменитого  нападающего   Беста,   слава  о
мастерстве и дерзких выходках которого столь велика, что с
ней может сравниться только бывшая длина его волос.
   -  Я  рад  видеть  тебя,  почтеннейший  Рамсей-бек,-  с
поклоном сказал визирь.-  Полагаю,  что мы с тобой  сумеем
заставить этого дерзкого нападающего вести себя в  команде
подобающим  образом.  Пускай  выкидывает  свои  фокусы   в
свободное время.
   -  Я тоже  так  думаю,-  согласился  Берёзкин.-  Однако
вы,  кажется,  проводите с  командой  беседу. Продолжайте,
пожалуйста,  а  я, с  вашего  разрешения, послушаю,  чтобы
скорее войти в курс дела.
   -  Хорошо,-  важно кивнул Перман-Ашир,  снова садясь на
свою  кочку  и  поворачиваясь  к  вверенным  его попечению
футболистам.-   Итак,   продолжим  собрание,   посвященное
искоренению из наших  рядов омерзительной гиены  пьянства.
Пусть каждый из вас,  кто знает имена нарушителей  режима,
встанет и назовёт их!
   Игроки сидели молча.  Одни разглядывали облака,  другие
ловили в траве  божьих коровок. Визиря  слушал внимательно
только   рябой   футболист   с   богобоязненным   лицом  и
капитанской повязкой на чалме.
   -  О   многомудрый   и   добродетельный  наставник!  - 
поклонившись,  сказал он.-   Дрова твоих  слов разожгли  в
моей  душе  костёр  гнева  и  нетерпимости  к  пьяницам! Я
полагаю, что не будет  ошибкой отчислить из нашей  команды
нападающего  Ширмата,  который, как  всем  известно, из-за
своей  пагубной  страсти  к  спиртному  совершенно потерял
голову.
   -  Я не согласен  с тобой, Сафар,-  недовольно  покачал
головой Перман-Ашир.-  Как можно утверждать, что у Ширмата
нет головы  на плечах,  если все  видели, что  в последней
игре  он  именно  этой  головой  чуть  не  забил  в ворота
противника два мяча? Не так уж много у нас столь  искусных
нападающих. А  то, что  он после  многотрудных сражений на
футбольном поле любит  иногда промочить пересохшее  горло,
не  представляется   мне  тяжким   грехом.  Просто   нужно
прикрепить   к   Ширмату    для   нравственного   очищения
какого-либо благочестивого и непьющего члена команды.
   -  О   высокорождённый,-   возразил   капитан.-   Но  к
Ширмату  уже  прикрепляли  однажды  защитника  Кадыра,  не
берущего в рот ни одной капли даже по праздникам.
   -  Да освежит аллах мою память, что это за защитник? - 
удивился визирь.-  Я что-то не помню такого...
   -  Это, наверно,  потому,-  предположил  Сафар,-  что с
тех  пор  благочестивый  Кадыр уже  второй год  лечится от
запоя.
   -  В   таком   случае   подождём   немного,-    заметил
Перман-Ашир.-  Когда вылечится,  прикрепим его снова.  Кто
ещё хочет довести до ушей коллектива имена недостойных? Мы
не  должны  закрывать  глаза ни  на  один  случай! Выметем
веником непримиримости мусорные кучи пьянства!
   -  Позволь мне  вооружиться  этим веником,  о визирь,- 
вмешался  Шахерезад.-   Не  далее  как  вчера  мне  своими
глазами, да  пошлёт аллах  сто процентов  зрения им обоим,
довелось  увидеть,  как  центральный  защитник  Амиджан  в
весьма нетрезвом виде возлежал в сточной канаве. И  многие
достойные  и  благочестивые  мусульмане  проходили  мимо и
могли лицезреть его.
   -  Зато на поле  этого защитника  никто  не  пройдёт,- 
вступился  Перман-Ашир.-   А  в  канаву  он  просто прилёг
отдохнуть,  дабы  укрыться   от  знойных  лучей   дневного
светила.
   -  Пусть обрастёт мой язык волосами,  если этот грешник
Амиджан  забрался в  канаву в  поисках тени!  -   обиделся
летописец.-  Все могут подтвердить, что его свалили с  ног
презренные сорок градусов.
   -  Однако,  почтенный Шахерезад,-  ответил визирь,-  ты
должен согласиться, что сорок градусов -  это и впрямь  не
шутка; такая жара способна свалить с ног кого угодно. Меня
самого вчера едва не настиг солнечный удар. И вообще,  это
не тот случай, с которым нужно бороться. Пусть лучше горит
земля под ногами настоящих пьяниц, которым нет места среди
нас! Объявим им жестокую войну! А сейчас объявляю перерыв.
   Лица футболистов сразу приобрели осмысленное выражение.
Все встали и дружно направились в чайхану.
   -  Не хотите ли  и  вы  отведать  яств,  приготовленных
нашим чайханщиком? -  предложил многомудрый наставник.-  У
него есть замечательная халва.
   -  Нет-нет,   только   не  халва!  -   горячо  возразил
Есаулов, вспомнив указание,  отданное эмиром Шахерезаду.- 
Я вполне могу обойтись чашкой кофе и бутербродами.
   -  Чего  вы  боитесь? -  шепнул  Берёзкин.-  Вы  же  не
левый  крайний,  а  полузащитник.  Так  что  вам абсолютно
ничего не грозит. Если, конечно, вы будете хорошо играть.
   -  Вы...-  зашипел Виктор Альбертович,-  вы забыва...
   Но  в  этот момент  он  поймал на  себе  грозный взгляд
футбольного визиря.
   -  Да,  да,   о  великий  визирь,-   льстиво  улыбнулся
Есаулов,-  мы с большим удовольствием отведаем халвы...


                  "Убью -  не отвечаю!"


   -  Будешь   ли   ты   сегодня   проводить   тренировку,
битвопобедный      Рамсей-бек?     -       поинтересовался
Перман-Ашир.-  Или до  завтрашнего матча можно  распустить
этих бездельников по домам?
   -  Мне  бы  хотелось  посмотреть  их  в  деле.  Давайте
организуем  двустороннюю  игру:  основной  состав   против
дубля,-  предложил Берёзкин.
   -  Ничего  нет  проще,-   сказал  визирь  и  хлопнул  в
ладоши.
   Через  минуту  на  поле  уже  кипело  сражение. Валерий
Макарович  смотрел  на  игроков,  и  лицо  его  постепенно
вытягивалось.
   -  Что   за   нахал   ваш   центральный   нападающий,- 
наклонился он к Перман-Аширу.-  Уселся в штрафной площадке
на корточки и ждёт, пока  мяч прикатится ему в ноги.  Надо
немедленно гнать из команды этого лодыря!
   -  Нельзя,-   покачал  головой  визирь.-   Это  любимец
старшего  брадобрея пресветлого  эмира. Старший  брадобрей
весьма почитает футбол и часто оказывает нам честь,  давая
перед матчем советы по  тактике и стратегии игры.  Кстати,
он любезно согласился помогать своими указаниями и тебе.
   -  Пусть  он  лучше помогает  своими указаниями младшим
брадобреям,-  проворчал  тренер.-  А  чей любимец  вон тот
полузащитник, под  номером шесть?  Похоже, что  он крив на

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг