Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
излагаю?
   - Хорошо, Уве... Так, начинаем,  - скомандовал Калуца.  -
Володя, колпак ему на голову... Успокоились, расслабились...
Женя, что ты глаза вылупил?! Плохо?
   - Нормально. Полегчало немного.
   - Включаю потихоньку... Включил! Сейчас пять минут сон, а
потом...  Вот и молодцы!..  Ух вы мои  ласковые!..    Триста
рентген Володя, а он еще в норме!
   - Его можно спасти? - шепотом спросил Сомов.
   - Думаю, нет... Я, правда, не специалист в радиобиологии,
но,  по-моему,  триста рентген - это  за  границей.    Будем
надеяться, что его дозиметр врет. Надейся, Володя,  что есть
мочи! Излучай всю надежду, какая у тебя есть. Только она нас
может выручить. Хорошо бы ее усилить, да нечем...
   Через час  Калуца  прекратил  свои  монологи  и  попросил
Сомова вызвать  на  дисплей  показания  аппаратуры  контроля
состояния.
   - Свеаборг - почти идеальные параметры. У Жени плохо,  но
терпимо, - констатировал Калуца,  бросив взгляд на экран.  -
Пожалуй, попробуем... Уве, ты меня слышишь? Как ощущения?
   - Разные,  - отозвался Свеаборг.  - Прошу тебя,  не  тяни
резину. Я правильно выразился по-русски?
   - Правильно, Уве, правильно... Тогда вот что. У меня есть
один режимчик - я его на себе проверял.  Но я его задавал на
полторы минуты по таймеру,  а  тебе  дам  десять  под  своим
контролем.  Будет очень криво,    Уве,    но  ты  постарайся
вытерпеть. Я дам с запасом, но деваться некуда. Потерпишь?
   - Я потерплю все, кроме болтовни и уговоров.  Делай,  что
нужно!  К креслу меня пришвартуй - вдруг контроль над  собой
потеряю.
   - Глупости -  так  потерпишь.    Я  сейчас  сброшу  общее
усиление,  установлю режимчик этот,  а потом буду потихоньку
накручивать...  Встань-ка,  Володя,   рядом  и  шапочку  ему
подержи... Женя, ты как?
   - Отдыхаю... Сердце шалит, з-зараза!
   - Сейчас сделаю  массажик  -  оно  и  отпустит...    Чуть
потерпи...  Сосредоточься на всю катушку,  вообрази,  что ты
как будто им управляешь,  а он идет  к  реактору.    Ты  все
видишь, идешь за ним и говоришь, что делать. Ты прямо вместе
с ним идешь, внутри, и подсказываешь. Глаза, глаза закрой!
   - Ричард, я, кажется,  теряю сознание!  - вдруг прошептал
из-под колпака  Свеаборг  и  замолк.    Его  руки  судорожно
уцепились за подлокотники, лицо застыло в гримасе,  а зрачки
глаз то сужались,  то  расширились,    подчиняясь  какому-то
внутреннему ритму...
   - Все,  - сказал Калуца через  десять  минут  и  принялся
растирать грудную клетку Сомову-старшему.  - Не трогай  его,
пусть отходит. Не знаю, что я с ним сотворил, но,  по-моему,
что-то ужасное. Скажу тебе прямо, Володька, во многия знания
много скорби, но еще больше греха... Знаешь, что я сделал?
   - Нет,  разумеется,  - сказал Сомов,  всматриваясь в лицо
Свеаборга. - Снаружи Свеаборг как Свеаборг.
   - Я устроил им режим раскачки с проходом через  резонанс.
То есть транслировал биопотенциалы от  одного  к  другому  в
осциллирущем режиме,  причем от Уве к Женьке  поменьше,    а
обратно - на всю катушку.  Это,  признаюсь,  моя  идея,    я
попробовал на себе, и результаты - феерические.  На Земле им
цены нет,  а здесь -  просто  бросовый  товар.    Только  бы
Свеаборг умом не тронулся... Что, приходит в себя?
   - Да, зрачки сузились.
   - Включи  электростимулятор.    Сейчас  я  ему   инъекцию
сделаю...
   Постепенно Свеаборг начал оживать. Глаза его бессмысленно
блуждали,   потом  остановились  на  лице  Сомова  и  в  них
появилось какое-то странное выражение...  Очень  знакомое...
Потом он кивнул и повернул голову в  сторону  кресла,    где
сидел Сомов-старший. И вдруг рывком поднялся.
   Калуца тоже выпрямился. Они некоторое время смотрели друг
на  друга,    затем  Калуца  как-то  странно  сгорбился    и
отвернулся, а Свеаборг подошел и положил ему руку на плечо.
   - Не казнись, - сказал он, - у каждого свой крест,  и дан
он для распятия... В конечном итоге.
   - Что? - голос Калуцы дрогнул. - Ты?
   - Пойду, займусь реактором...
   - Ты действительно знаешь, что с ним нужно делать?
   - Да, - Свеаборг криво усмехнулся.  - Не было бы счастья,
да несчастье помогло.  Шведы говорят в таких случаях: корову
продал - сена куплю.
   - Уве, надо спешить. - Калуца засуетился. - Это состояние
неустойчиво. Может начаться распад.
   - Ты... это точно знаешь?
   Сомову показалось,  что Свеаборг хотел сказать  вовсе  не
это,  но что-то его остановило.  Что,  интересно?  И вообще,
Свеаборг ли это теперь?
   - Да... знаю.
   Теперь что-то недосказал Калуца. А может быть,  он сказал
все,  что хотел,  но только иначе.  Может  быть,    они  уже
обмениваются мыслями,  а он,   Сомов,    остался  наедине  с
собственными в качестве бесплатного приложения.
   - Сколько у меня времени? - спросил Свеаборг.
   - Сутки-двое. Прогноз затруднен... Я вот что думаю, может
быть, и с ним попробовать? - Калуца кивнул в сторону Сомова.
- Раз уж мы все тут...  Если с тобой что-то  случится  -  мы
останемся без пилота. Женя совсем плох...
   - Но тогда среди нас не окажется ни  одного  нормального.
Это как-то... неприятно. Не по-человечески как-то.
   - Чушь! Неужели ты думаешь, что мы перестали быть людьми?
Это чушь!
   - Я этого не сказал. Людьми мы, возможно, и остались.  Но
нормальными ли?
   - В  ненормальной  ситуации  нормальность   -    излишняя
роскошь!  - Калуца начал нервничать.  - У  нас  нет  другого
выхода,  мы должны как-то продержаться...  Если мы погибнем,
то зачем все это было нужно! Мы ведь знали, на что идем.
   - Положим, не все, и не все. Он, во всяком,  случае,  тут
не при чем... В общем, я против. Но не настаиваю.  Подумайте
тут, а я пойду.
   - Уве, я тебя умоляю,  ничего не предпринимай.  Осмотрись
там и возвращайся. Еще раз с Женей посоветуемся,  а уж потом
будем решать.
   - Добро.
   Теперь Сомов точно знал, что Свеаборг - это уже не совсем
Свеаберг.  Потому что "добро" на "Вавилове" применяли только
двое - Асеев и Сомов-старший.
   Свеаборг же внимательно на него посмотрел,    усмехнулся,
зачем-то кивнул и вышел из  лаборатории.    Через  некоторое
время он появился в проеме уже в скафандре.
   - Сидите тут тихо, я быстро.
   И сделав прощальный жест,  задвинул гермодверь.    Калуца
опять занялся Сомовым-старшим.  Тот лежал в кресле и  тяжело
дышал,  полуприкрыв глаза.   Судя  по  всему,    он  потерял
сознание, но после инъекции пришел в себя.
   - Ну что. Женя? Как самочувствие?
   - Погано... Потный   весь    и    все    время    куда-то
проваливаюсь... Что Уве?
   - Осматривает реактор.
   - Серьезно?
   - Да, Женя,  серьезно.  Видимо,  я таки нащупал методику.
Теперь ты уже...
   - Только не ври!  Действительно осматривает?    Пусть  он
потом сюда придет. Сказал?
   - Сказал, Женя, сказал. Тут вот какое дело. Хочу тебя еще
с этим Сомовым скрестить.
   - Зачем? Умом ты тронулся, Ричард. На хрена это нужно?!
   - Боюсь,  Уве один не справится.  Я бы и сам,  но у нас с
тобой, сам знаешь,  не очень...  Да и некому будет процедуры
делать. Что скажешь?.. В мягком режиме. Успех - гарантирую.
   - Мне твои гарантии не  нужны  -  я  покойник.    Ты  его
спросил?  Володя,  не соглашайся!..   Хватит  нам  и  одного
Свеаборга.
   - Другого выхода,  похоже,  нет,  - сказал Сомов.  - Уве,
возможно,  понадобится помощь.  А мне в качестве бесплатного
приложения торчать здесь неинтересно. Не та ситуация.
   - Ричард, не безумствуй. Пока Свеаборг не явится,  я тебе
запрещаю!  Я на него еще посмотрю,    что  там  за  Свеаборг
получился.    Что  ты  мне  опять  вливаешь,      мерзавец?!
Усыпить-заморить хочешь!
   - Питательный раствор, Женя,  глюкозку и витаминчики.  Ты
не волнуйся пока.  Вот Уве придет,  мы все и решим.   А  без
него, конечно, ничего решать не будем. Во-от так... Вздремни
немножко, оно, глядишь, и ничего...
   Судя по всему, Калуца ввел Сомову-старшему снотворное,  и
тот заснул.
   Кадуца озабоченно покрутился вокруг него,  а потом уселся
в соседнее кресло.
   - Ну вот,  Володя,  и все.  Теперь будем ждать,  пока нас
начнут догонять. Давай-ка мы пока харчей пошукаем.  Камбуз у
нас еще не накрылся, так я схожу, а ты тут подежурь...
   Калуца принес из камбуза хлеб и  какие-то  банки.    Есть
Сомову не хотелось, но он себя пересилил.
   - Да,  Вовик,  - сказал Калуца,  пережевывая бутерброд  с
консервированной ветчиной, - за последние пять дней я сделал
столько,  что потом хватит обмусоливать лет на  десять  всем
этим... сволочам. Пять дней назад, помнишь,  когда я потерял
сознание?..
   - Помню,  - отозвался Сомов.  - Мы думали,  что  придется
закрывать лавочку.
   - Это Асеев так сказал?
   - Ну.
   - М-мда... А  ведь  я  тогда  два  часа  был  этим  самым
Асеевым, вот какая штука.
   - Как - Асеевым?
   - Если бы я знал,  как...  Вернее сказать,   теперь-то  я
примерно знаю,  как.    Однако,    эти  знания  носят  чисто
эмпирический  характер.    Но  они  есть,    факт  налицо  и
эксперимент    блестяще    подтвердил    наши      гипотезы!
Представляешь,  авария,  катастрофа,  конец,  а у меня  душа
поет...  Ведь это же..,  я не знаю,  черт знает что!  С  ума
сойти, грубо говоря. А?
   - Действительно, с ума можно сойти, - подтвердил Сомов. -
Я только не пойму, для чего все это может пригодиться. Разве
что, для таких вот случаев.
   - Еще бы ты понимал!  - Ты посиди над методиками  с  мое,
погавкайся с Шеффилдом,  повоюй с этим самым ГУКом,  потеряй
лучшего друга - а уж  потом,    милок,    можно  заняться  и
пониманием. Ну, да ладно.  Я нынче добрый.  Жалко,  конечно,
делиться откровением, да уж что поделаешь...  Когда Эйнштейн
сообразил, что там к чему у пространства со временем, верно,
прыгал до  потолка.    А  потом  пришлось  все  свои  истины
вдалбливать  в  головы  современников.    При  том,      что
современники упирались, как бараны. Обидно! Но прозрение все
искупает и окупает.  Джордано Бруно с легким сердцем  взошел
на костер - он знал истину,  и все остальное  уже  не  имело
значения.  Он был счастлив!..  Вот и я так же.  Я,  только я
один знаю истину!  Никто не знает - я знаю.  Ох,   как  жаль
расставаться с ней,   прямо  как  с  любимой  девушкой,    а
придется, иначе счастье, не будет полным. А потом можно и на
костер. Даже приятно будет, когда поведут. Ибо там,  внутри,
в душах,  уже зародилась вера.  И ее убоялись,    истины  то
есть...  Сами жгут,  а сами уже знают,  что паскудники,  ибо
возводят на костер святого!.. Так о чем мы тут болтали?
   - О приложениях и внедрении в практику, - напомнил Сомов,
которого сентенции Калуци настроили на иронический лад.
   - Да, именно. Только впитывай, чтобы я впредь не сотрясал
воздухи. Первое.  Свеаборг в этот момент вовсе не Свеаборг и
даже не Сомов-старший. Он - совершенно новая личность.  И по
своим качествам эта личность намного превосходит и того,   и
другого. Это - сверхчеловек. Это... В общем, тебе не понять,
пока сам не побудешь в его шкуре.
   - Угу... - произнес Сомов, переваривая.
   - То-то и оно,  что "угу".  Но это только первый и  самый
поверхностный результат.  А не  хотите  ли  вы,    уважаемый
Владимир Корнеевич, решить проблему бессмертия? А не желаете
ли решить задачу объединения интеллектов любой,  я повторяю,
любой  наперед  заданной  группы  лиц.    А  не  желаете  ли
приступить к созданию  искусственного  интеллекта  на  новых
принципах?
   - Но-но! - сказал Сомов. - Это, должно быть, через край.
   - Что?! - Калуца уничтожил его взглядом.  - И это говорит
мне человек, с которым я рука об руку работал в поте лица...
Боже, велика твоя кара!.. А, между тем, я не шучу. Теперь он
- наша единственная надежда выжить.  Хотя бы одному.  Потому
что,  если мы погибнем,  никто ничего на узнает.    А  когда
появится следуюший Калуца - неизвестно.
   - А Шеффилд? - осторожно поинтересовался Сомов.
   - Шеффилд?  Шеффилд не годится.  Умников хватает -  нужны
борцы за идею.  Впрочем,  и их недостаточно.   Нужна  смычка
гения с вождем...  Послушай,  братец,  -  Калуца  пристально
посмотрел на Сомова,  - а ты...  я ведь,  грешен,  уже гонял
тебя на подобном режиме со Свеаборгом...  Как  самочувствие?
Головокружений не случалось?
   - Нет,  то есть,  да,  было  дело...    и  сейчас  голова
какая-то, не очень, чтобы очень.
   - Ладно. Авось ничего,  режимчик  был  так  себе,    дозы
ничтожные. Да и, скажем прямо, времени на адаптацию не было.
   - А в чем дело?
   - Так,  пустяки.  Видишь ли,  все это не так просто,  как
хотелось бы... Предположим, у тебя есть орган зрения,  через
который в твои мозг проникают образы внешнего мира.  Свет  -
кванты электромагнитного поля.  Он несет информацию  о  том,
что  его  излучает.    Но  только  тренированный  мозг   эту
информацию может воспринять,  как цельную картину или образ.
Младенец в первые дни жизни ничего не видит.  Он  просто  не
научился видеть. Теперь представь себе,  что мы устроили для
мозга какой-то новый информационный канал. Да не простой,  а
такой, по которому перекачивается информация непосредственно
из другого мозга и, притом массовым порядком. И что?
   - И что? - повторил Сомов.
   - Да  ничего. Пока   мозг    реципиента    не    научится
воспринимать информационный поток  как  целое,    ничего  не
будет.  Он должен ЗАХОТЕТЬ воспринять  информацию,    сильно
захотеть, иначе,  думаю,  просто заблокирует канал.  И у нас
здесь сложилась именно такая ситуация. В этом что-то есть...
Что-то есть.., - Калуца потер лоб.  - Я вообще думаю,  что в
экстраординарных ситуациях мозги работают иначе.   Они  ищут
каналы более тесного взаимодействия,  и даже,   быть  может,

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг