Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
поинтересовался:
   - Гражданин, вам что, тротуара не хватает?
   - Мне?.. -  Петров  безуспешно  пытался  отдышаться.    -
Хватает...
   - Так куда же вы лезете под самые колеса?!
   И тут Петрову пришла в голову забавная мысль. А что, если
сесть на пятнадцать суток?  Стукнуть милиционера по голове -
и дело в шляпе! В камере его Кожемякин не достанет...
   Однако на противоправные действия  такой  тяжести  он  не
решился, а вместо этого неожиданно для самого себя брякнул:
   - Гражданин милиционер,   арестуйте  меня  -  я  совершил
преступление!
   - Что-о? Какое преступление?
   - Да..,  - Петров беспомощно оглянулся,  -  вон,    ларек
ограбил.
   - Какой еще ларек?
   - А вон тот, - Петров показал на газетный киоск.
   - А-а.., - милиционер понимающе усмехнулся.  - Весь тираж
изъяли?
   - Да я серьезно!
   - И я тоже. Давайте,  пока зеленый горит,  переходите  на
другую сторону и следуйте своим маршрутом.
   - А штраф?
   - Завтра на этом же месте и в это же время. Сейчас у меня
денег с собой нет, - развел руками милиционер.
   - Так я займу! - нашелся Петров.
   - У вас же только крупные - чем  сдачу  давать  будете?..
Следуйте, следуйте - не мешайте работать.
   Петров перешел улицу.
   "Дожился - даже штраф не берут,  - подумал он.    -  Куда
теперь?..  И Кожемякин не гонится...  Домой?    Это  прогул.
Поеду-ка я лучше за портфелем,  там все же листинги  -  имею
право! Однофамильца проведаю, с Виктором поговорю - может он
что путное посоветует."
   Петров хотел уехать на автобусе, но как только сообразил,
что понятия не имеет, какой номер должен иметь этот автобус,
и автобус ли это вообще,  сразу  вспомнил  вчерашний  вечер.
Желание немедленно пропало. Кроме того, он подумал, что хотя
сегодня и день чудес,  но это не значит,  что автобусы ходят
без расписания.  И вполне может оказаться,  что  необходимый
ему автобус не запланировав.  Он решил  идти  пешком.    Это
надежнее. Сам планируешь, сам и идешь.
   Дорогу он помнил,  и через полтора часа прибыл к  искомой
остановке.  Дальше было сложнее.  Все дома  внутри  квартала
выглядели совершенно  одинаково,    и  Петров  положился  на
интуицию.  Интуиция - мать информации.   Еще  через  полчаса
Петров оказался в подъезде,  стены  которого  были  исписаны
точь-в-точь,  как и в том,  который он посетил вчера.    Это
показалось ему добрым  предзнаменованием.    Остальное  было
делом техники* Петров поднялся на  третий  этаж,    повернул
налево и нажал кнопку звонка.
   Некоторое время за дверью царила полная тишина,  и Петров
уже совсем было решил,  что он ошибся квартирой,  потому что
бабка-то должна  быть  дома  -  ведь  все  магазины  уже  на
перерыве.  Но тут за дверью послышались шаги,    и  знакомый
голос произнес:
   - Кого это еще лихоманка несет? Витька, ты, что ли?
   - Это я, - сказал Петров.
   - Какой еще "я"? Никаких"я" не знаю!
   - Это я, вчерашний..,  - Петров хотел сказать: гость,  но
решил, что бабка не поймет, и поэтому добавил. - Я,  который
вчера был. Портфель забыл!
   - Какой еще портфель? Не знаю никаких портфелей!
   Петров начал злиться.
   - Бабка, открой! - сказал он. - Открой, пока я добрый!
   - Щас, разбежалась!
   - Петрова позови - где Петров?!
   - Нету Петрова.
   - А куда он делся?
   - Увезли его...
   - Куда увезли?
   - Куда надо. туда и увезли. В больницу - вот куда.
   - Ну, так открой, я портфель заберу!
   - Я тебе заберу! Пьянь! Забулдыга! Петрова ему подавай...
Иди в подвал и скажи своим гаврикам, что нет Петрова.
   - В какой подвал?!  Ты что,  бабка,    совсем  рехнулась?
Открывай дверь
   - Считаю до трех!
   - Смотри не сбейся...  Я тебе русским языком говорю,  что
Петрова нет - увезли его. Кондрашка твоего Петрова хватила!
   И, судя по шагам, бабка удалилась.
   Петров стоял перед дверью и думал,  что ему теперь делать
дальше. Черт бы с ним, с портфелем, но там профсоюзный билет
и библиотечная книга...
   "Выйти на улицу и в окно покричать?... Увезли...  Вот это
номер! Надо узнать, где он?"
   Петрова  начало  терзать  смутное  беспокойство.       Из
подсознания всплыли вчерашние разговоры о том,  что,  якобы,
он,  Петров,  не весь,  а  только  часть  какого-то  единого
Петрова,  другой частью которого является Петров,   которого
увезли. А вдруг,  в этом что-то есть?  И если с одной частью
случилось нечто,  то должно  же  что-нибудь  случиться  и  с
другой... Или как?..  Но даже если это бред,  вce равно надо
его найти. Тезка, какникак, вместе воду пили,  да и земляк к
тому же.
   Петров пошарил в карманах, выявил два медяка достоинством
в две копейки и рысью побежал искать телефон-автомат.   Один
автомат он нашел возле магазина,  выяснил,    что  в  скорую
помощь звонят бесплатно,  но телефон  не  работал.    Другой
телефон  обнаружился  через  квартал,    но  по  номеру   03
невозможно было дозвониться.
   Наконец,  чей-то  голос  на  другом  конце  индифферентно
произнес:
   - Слушаю.
   - Это скорая?
   - Скорая. Слушаю.
   - Хочу навести справку...
   - Справок не даем.
   - К вам Петров поступал?!
   - А вы кто - родственник?
   - Я его брат близнец!
   - Не шутите, гражданин, повесьте трубку.
   - Да я серьезно! - крикнул Петров. - Что с ним случилось?
   - Минуточку...  - голос выдержал паузу,  -  Петров  Вадим
Сергеевич, одна тыща девятьсот... Извините, вы действительно
родственник?
   - Да родственник,  родственник!  Говорите,  что  с  ним?!
Петрова  изнутри  пыталось  разорвать   какое-то    странное
чувство.  Он одновременно и хотел,  и не хотел узнать,   что
произошло с однофамильцем,
   - Извините, - еще раз произнес голос.  - Я,  значит,  вот
тут читаю у себя в журнале: Петров Вадим Сергеевич...  Вызов
в двадцать три  пятьдесят...    Скончался,    не  приходя  в
сознание...
   - Как скончался?  - у Петрова на  мгновение  остановилось
сердце,- Не может этого быть!  Как это так - скончался?!   -
закричал он страшным голосом.
   - Скончался - значит умер,    -  ответили  из  телефонной
трубки.
   Она выпала из рук Петрова и закачалась на толстом  шнуре,
обвитом проволочной броней. Туда-сюда,  туда-сюда...  Петров
некоторое время смотрел на этот черный маятник, и его голову
все теснее сжимал ужас... Туда-сюда, медленно и неумолимо...
Ему казалось...  Ему начало казаться,    что  он,    Петров,
запустил какой-то дьявольский механизм,  адскую машину,    и
когда завод кончится...  Что-то произойдет страшное...  Этот
шнур - это бикфордов шнур!..  Все полетит в тартарары!  Весь
мир лопнет, как мыльный пузырь!
   Петров схватил трубку двумя руками и  замер,    держа  ее
прямо перед собой.
   Но ничего не случилось.    Только  из  трубки  доносились
тонкие. протяжные и бесконечно тоскливые гудки...

                         -----

   Петров не помнил,  как вернулся домой.    Голова  гудела,
пришлось  лечь  на  диван  и  лежать  так  некоторое  время.
Времени,   впрочем,    было  достаточно"  голова  постепенно
успокоилась,  и  Петров  получил  благоприятную  возможность
спокойно обдумать свое положение.
   Размышления  Петрова  в  конечном   итоге    свелись    с
следующему. Да,  ситуация сложная.  Похоже на то,  что жизнь
избрала его,  Петрова,   объектов  для  каких-то  сложных  и
малопонятных экспериментов. Почему именно его? А чам он хуже
других? Возможно он не один такой, но это уже другой вопрос.
В любом случае  необходимо  выбрать  определенную  логику  и
стратегию поведения.  Видимо,  он должен противодействовать.
Но чему? Козням судьбы? И как именно?
   События последних дней не укладывались ни в какие  рамки.
Такое впечатление,  что вероятности взбесились,  и то,   что
раньше было просто невероятно,  теперь стало...  Чем же  оно
теперь стало?  Реальностью?..  Например,  этот двойник -  он
реальность?  Возможно такое?  Вполне.  Но только  при  одном
условии - это совершенно посторонний Петров,  не  имеющий  к
Петрову никакого отношения.  Конечно,  паспортные  данные  у
него странно совпадают,   но  может  быть,    Петров  что-то
упустил, и различия имеются. Ведь город большой, и наверняка
Петровых в нем хоть пруд пруди!  Ну,  конечно же,   это  был
самый обыкновенный другой Петров...  Пьяница и забулдыга!  И
ничего общего он, Петров,  с тем Петровым не имеет,  и иметь
не может. А хотя бы и так - какое это теперь имеет значение,
если он умер.
   Постепенно  Петрову  удалось  себя   уговорить,        он
приободрился, и его мысли перешли в иную. более практическую
плоскость.
   "Хорошо. - думал он,  - с этим покончено.  Но  я  сегодня
совершил героический поступок,    удрав  с  работы  в  самый
критический момент. За это мне всыпят.  Какой-нибудь выговор
за прогул, или вообще с работы попрут.  И пусть попрут!  Они
меня будут выгонять  с  работы,    а  я  устрою  грандиозный
скандал,    и  вся  эта  история  с  зарплатой  всплывет  на
поверхность.  А то ведь,  ну сколько же можно зарплату ни за
что платить?!  Одному ни за  что.    другому  ни  за  что...
Интересное у нас государство получится!"
   Подумав так, Петров ощутил легкое головокружение и полное
самоудовлетворение.  Еще бы!  Не каждый в наше время решится
на такой поступок.  В голове сделалось чисто и ясно.  как  в
зимний морозный день.  Образы возникали отчетливые,    мысли
легко подгонялись  одна  к  одной  и  соединялись  нерушимой
логикой, не оставляя места сомнениям и сожалениям.
   Петров, лежа на диване,  даже челюсть выпятил,  настолько
он был переполнен решительностью. Просто удивительно,  какой
он до сих пор был рохли Л Завтра же отправится на  работу  и
пойдет к.., к кому?.. Да митинг, например, к директору,  или
к главному инженеру.  иди  к  главному  бухгалтеру.    А  не
поможет,  так он в редакцию областной газеты пойдет,  или  в
какой-нибудь обком!  Хотя...  Теперь кажется,  в  обкомы  не
ходят...  Может быть их уже не один.  Тогда в совет!  А  там
что?..  Черт бы их всех подрал,  должен  же  кто-то  хоть  о
чем-нибудь думать!..
   Пока Петров размышлял,  за окном,  сгустились сумерки.  В
комнате  сделалось  призрачно  и  таинственно.    И   потому
неожиданный стук в дверь прозвучал в ушах Петрова барабанным
боем.  Он подпрыгнул на  диване  и  затаил  дыхание.    Стук
повторился.
   "Ага-а! - подумал Петров, - Задергались! Засуетились!.."
   Стук повторился еще и  еще,    а  потом  частые  шаги  по
ступеням лестницы возвестили о том.  что посетитель удалился
восвояси.
   "Л-ладно, - подумал Петров решительно,  - меня нет  дома.
Меня вообще нет - я не существую!  Не знаю,  как  вы  будете
выкручиваться со своей ведомостью, но меня и завтра не будет
существовать. Я образуюсь только послезавтра, и вот тогда..."
   Тем  самым,    Петров  временно  перешел  на  нелегальное
положение.
   Весь следующий день Петров сидел в своей квартире  и  вел
нелегальный образ жизни. Света не зажигал,  ручку унитаза не
дергал и у окон не маячил.    Единственное,    что  он  себе
позволил - два раза пожарить картошку (один раз на сале,   и
один - на постном масле) один раз сварить кофе  и  один  раз
вскипятить  чай.    В  течение  всего  Дня  Петров  сохранял
олимпийское спокойствие и трезвую голову.    Стуки  в  дверь
повторялись еще три раза. Видимо, его искали.
   Ровно в семь часов вечера  раздался  четвертый  юбилейный
стук  в  дверь  (поскольку  число    четыре    для    любого
программиста,  вне всяких сомнений,  круглое,  ибо  является
степенью двойки).
   Петров,  отметив это про себя.  решил,  что,  коль  скоро
рабочий день кончился,  никакие силы ада уже не заставят его
пойти на работу.  Поэтому  он  твердым  шагом  направился  в
прихожую и,  повернув ручку замка,  дернул  дверь  на  себя.
Эффект,  который Петров произвел своими действиями превзошел
все его ожидания.
   За дверью стояла  знакомая  Петрова,по  имени  Люд  очка,
работавшая в соседнем отделе.  Это была довольно симпатичная
особа,  несколько правда,  взбаламошная,    но  зато  весьма
полезная в качестве спутницы. Разумеется, не спутницы жизни
- этот вопрос Петров даже не рассматривал. Нет,  просто есть
такие места,  куда без дамы ходить неприлично - например,  в
кино,  ресторан и так далее.  Людочка всегда с удовольствием
отзывалась на приглашения,  висела на руке,  ела  мороженое,
болтала без умолку,  а в остальное время не надоедала  и  не
требовала к себе особого внимания.  В ее присутствие  Петров
получал благоприятную возможность чувствовать себя настоящим
мужчиной и даже, в какой-то мере, рыцарем.
   Когда дверь неожиданно для  нее  распахнулась.    Людочка
издала неопределенный звук,  уронила  сумочку  и  побледнела
так,  что Петров  счел  за  благо  выскочить  на  лестничную
площадку и подхватить ее под локти.
   - Ой,  Петро-ов!  - произнесла Людочка,    широко  открыв
глаза. - Да ты живо-ой...
   - Не понял,  - Петров,  не выпуская ее из рук,    выпятил
челюсть. - Есть мнение, что я покончил с собой?
   - Боже ж ты мой,  вот здорово-то!    -  опять  произнесла
Людочка.  Ее лицо начало медленно приобретать первоначальный
здоровый оттенок.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг