Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
говоря,  вы,  по  моим  расчетам,    должны  были  выйти  на
достаточно высокий технологический уровень еще до того,  как
звездные источники энергии окончательно  уйдут  из  пределов
досягаемости.
   - А-а, вон в чем дело...
   - Увы,  это был  чисто  технократический  подход...    Я,
например,  стимулировал видообразование,  усиливая различные
мутагенные факторы.  Именно я,  фактически,    предопределил
гибель динозавров... Но все это было так интересно, так меня
захватило.  Я  был  просто  счастлив!..    Кроме  того,    я
предотвратил  несколько  катастроф  космического    порядка,
последствия которых сейчас не берусь даже предсказать.
   - То есть,  многие загадки истории нашей  планеты  теперь
можно будет представить в новом свете?
   - А нужно ли?
   - Нет, я так.., - пробормотал инспектор и смутился. - Все
же интересно,  что там и как...  А то живем как на вулкане -
того и гляди начнется оледенение или еще чего-нибудь.
   Свидетель усмехнулся:
   - Завтра  не  начнется.    Это  все  ведь  происходило  в
геологических масштабах времени.
   - Конечно. А все же боязно.  Вон над Антарктикой какая-то
дыра - мало ли...  Скажите,  а  у  нас  в  России  вы  давно
обосновались?
   - Да порядком уже.
   - Стало быть, мы, русские, богом избранный народ?
   - Выходит, так, - свидетель развел руками.
   - Меня вообще-то интересует вся эта тематика.  Не в плане
допроса, а просто по-человечески.
   - Какая тематика?
   - Ну..,  - инспектор стушевался еще  сильнее.    Он  явно
утратил передовые позиции и теперь уже  почти  верил,    что
перед ним сидит не простой человек,  а нечто  вроде  пророка
или даже, быть может,  Иисуса Христа.  То есть,  индивидуум,
посвященный в какие-то тайны бытия,  о которых простые  люди
знают только понаслышке. - Вот,  хотя бы человек - откуда он
взялся? Сказано, что сотворен из праха, а на самом деле?
   - А-а... Нет,  конечно.  Человек продукт эволюции.    Что
касается праха - это отголоски моего заблуждения.    В  свое
время  я,    будучи  заряжен  самомнением,    решил  занятся
биологическим  моделированием.    Приматы  уже  появились  -
используя их,  как исходный материал,   я  создал  нечто  по
своему,  разумеется,  образу и подобию.  Откровенно  говоря,
надоело одиночество...  Но я совершил ошибку.   Сейчас-то  я
понимаю,  в чем она заключалась,  а  тогда  пришлось  крепко
попотеть, чтобы нейтрализовать свои творения.  Понимаете,  в
эти существа  была  заложена  некоторая  программа  с  таким
рассчетом,   чтобы  они  уже  сразу  рождались  разумными  и
счастливыми.    Социальная  среда  отсутствовала,    и  они,
взрослея,  превращались в полных идиотов,   самодовольных  и
ограниченных.
   - Странно,    но  это  как-то  перекликается  с    нашими
установками,  - заметил инспектор.   -  Детям  -  счастливое
детство. Человек рожден для счастья, как птица для полета...
Спрашивается,  с каких это щей!?.    А  партия  обеспечивает
всеобщее счастье...
   - Еще бы - это почти одно и то же! Если ребенку с детства
вбивать в голову, что вот та жизнь, которая кипит вокруг,  и
есть счастье, он, разумеется, даже помышлять не будет о том,
что ее можно и нужно менять. Нельзя программировать разумное
существо - оно должно развиваться самостоятельно,   постигая
мир и соотнося свои потребности с имеющимися способностями и
возможностями.  И самое главное: навыки и знания  не  должны
преподноситься в готовом виде.  Память  не  должна  заменять
мышление...
   - И что с ними стало?  - прервал инспектор педагогические
рассуждения подследственого.
   - В общем,  я довольно долго с ними возился,  пока они не
вышли за рамки... То есть,  восстали,  грубо говоря,  против
своего творца. Решили, что они тоже боги и им все дозволено.
А от меня потребовали каких-то особых прав,  и  чуть  ли  не
полномочий в отношении других развивающихся видов. Очевидно,
хотели избавится от конкурентов.    Помните  эту  историю  с
плодами от древа познания?
   - Слышал.
   - У них бытовала легенда о том,  что все  свои  знания  о
мире они получают,  отведав плодов этого древа.  Причем,   с
моей подачи.  И они потребовали,  чтобы я дал им возможность
вкусить и от древа жизни,  которое,   якобы,    дает  вечную
молодость...  Последние вымерли что-то около семи тысяч  лет
назад.  Их называли  исполинами...    Помните,    египетский
пантеон, греческий - это все отголоски.
   - А люди?
   - Что - люди?
   - Вы им тоже содействовали?
   - Да,  но уже  косвенно.    Например,    я  спровоцировал
тектонические подвижки,  и Африка соединилась с Азией.  Надо
было, что бы они покинули теплые края, где природные условия
не создавали предпосылок к развитию. Вообще,  к тому времени
я уже стал гораздо осторожнее. Опыт, знаете ли...
   - Да, опыт - вещь незаменимая, - согласился инспектор.  -
Я вот тоже воюю с пацанами на вверенной территории.  Шкодят!
Сначала, конечно, гонял, потом сообразил,  что куда не гони,
а деваться им некуда. Дома родители на мозги капают, в школе
- учителя. В общем,  заключил с ними союз: пока они в рамках
- я либерал,  а  как  только  выходят  за  рамки  -  я  кара
небесная.  И ничего,  знаете ли.  Даже иногда,  если  случай
какой, или криминал, присылают делегацию, мол, что было,  то
наше, а лишнего не вешайте.
   Свидетель слушал с интересом, а потом воскликнул:
   - Вот видите!  У нас есть точки соприкосновения.  Я  ведь
тоже договоры заключал, и не раз.
   - Это с иудеями, что ли?
   - И с ними тоже.
   - А Христос и этот, как его.., Магомет? Кто они такие?
   - Ну, в принципе, это я, хотя и не совсем.  Это,  скорее,
некоторая персонификация моего состояния  в  соответствующий
период. Хотя, оба они - вполне реальные исторические лица.
   - Как же так? - удивился инспектор.  - Либо это вы,  либо
не вы, а третьего-то не дано.
   - Не хочу с вами спорить, хотя вы и не совсем правы. Суть
же  в  том,    что  я  предпринял  ряд  попыток  внедрить  в
общественное сознание новую мораль.   Однако,    всякий  раз
выяснялось,  что брошенное семя прорастает не скоро,  ох как
не скоро... И дает иногда совсем не те плоды, на которые был
рассчет.  Если почва не созрела - бесполезно.  Будет  только
хуже.  Откровенно говоря,  все эти религиозные войны на моей
совести. Хотя... И без того повод нашелся бы.
   - А вот все эти ангелы,  архангелы и прочая братия - есть
реальная основа?
   - Есть, - свидетель помрачнел. - Но об этом я не хотел бы
говорить. Это личное. Бесплодные плоды моего одиночества.
   - Ну,  что вы в самом деле...  Мы же без протокола,    по
дружески.
   - Нет этого нельзя, - строго сказал свидетель.  - Я и так
вам тут наговорил уже достаточно.
   - Почему? - Инспектор недоумевающе пожал плечами. - Я дал
вам повод заподозрить меня в нескромности?
   - Вы - нет.  А вот другие давали,    и  не  раз.    И  не
заподозрить,   а  уличить.    Завтра  вам  придет  в  голову
опубликовать откровения с изложением наших разговоров.   Что
из этого поручится, я уже знаю.  Но если раньше я мог как-то
нейтрализовать последствия,  то теперь уже не в  силах.    И
должен быть осторожен. Да, я должен быть очень осторожен!..
   Свидетель  вдруг  резко  переменился  в  лице  и    начал
озираться по сторонам.
   - Что?    Что  случилось?    -  забеспокоился  инспектор.
Что-нибудь случилось?
   - Н-нет... Кажется,  нет,  - пробормотал  свидетель,    и
подавшись вперед, зашептал: - Мне показалось,  что...  Он!..
Он нас подслушивает!
   Инспектор повертел головой, прислушался,  а потом подошел
к окну и выглянул наружу.  Кабинет,  где происходил  допрос,
распологался на втором этаже здания райотдела,    и  за  его
окнами никого быть не могло.
   Свидетель, между тем, встал и крадучись двинулся к двери.
   - Минуточку! - воскликнул инспектор. Вы куда?!
   Свидетель оглянулся и глазами показал на дверь, прошептав:
   - Он там!
   Инспектор ринулся за ним,  но не успел  -  свидетель  уже
толкнул дверь, выглянул в коридор, но тут же ее захлопнул.
   - Он там!
   - Что за шутки?! Ну-ка, пустите!
   Инспектор отодвинул плечом свидетеля  и  сам  выглянул  в
коридор. Никого там,  естественно не было,  только за столом
смдел дежурный милиционер.  Увидев инспектора,  он  встал  и
поправил портупею.
   - Сержант,  тут сейчас кто-нибудь проходил?    -  спросил
инспектор.
   - Да вроде бы нет...
   - Что значит "вроде"? Проходил, или нет?
   - Я же говорю - нет.
   - Ты,  Николай спишь там что ли?    Смотри,    не  проспи
царствие небесное..,  - буркнул инспектор,  сбавляя тон.   -
Неровен час, украдут у тебя чайник из-под носа...
   - Что я службы не знаю,  - обиженно произнес сержант,  но
дверь уже закрылась.
   Инспектор не глядя на  свидетеля  сухо  предложил  занять
место на стуле,  а сам решительно двинулся к  своему  столу.
Когда он уселся и поднял голову,    свидетель  еще  топтался
возле двери.  Установилась неловкая пауза.  И тут  инспектор
заметил над головой подследственного...
   - Что это у вас?! - воскликнул он.
   Свидетель вздрогнул и отшатнулся:
   - Что?
   - Вот там, над вашей головой - что это?
   Над головой подследственного переливалось тусклыи золотым
свечением туманное кольцо  размером  с  колесо  от  детского
велосипеда.
   - Это..,  - лицо свидетеля помертвело.  - Это наверное...
Боже, опять!
   Казалось,  еще секунда-другая,  и он  потеряет  сознание.
Инспектор    проворно    вскочил,        подхватил    своего
подследственного и, подведя к стулу, почти насильно усадил.
   Вблизи кольцо почти не было заметно,  но когда  инспектор
вернулся за стол, оно опять сияло, неутомимо следуя за всеми
поворотами головы подследственного.
   "Смотри-ка ты, прямо как на иконе",  - подумал инспектор.
И похолодел...
   И было  от  чего.    До  сих  пор  никаких  доказательств
божественного происхождения человека, сидящего перед ним,  у
инспектора  не  было.    Если  не  считать   разговоров    и
таинственного происшествия. А теперь - вот оно, налицо.
   Свидетель понемногу пришел в себя и даже  попросил  воды.
Напившись, провел ладонью по лысине и горестно вздохнул.
   - Не исчезло? - поинтересовался он.
   - Нет, светится. А вы сами его видите?
   - Как я могу его видеть, если оно сверху!
   - Я - в смысле, ощущаете? Что это?
   - Это так называемый нимб. А точнее - аура.  Своеобразный
знак святости.
   - Чего!?
   - Ну, то есть...  Видите ли,  после первого раза пришлось
устроить своеобразный индикатор...  Вообще говоря,   наличие
этого... Этой ауры означает, что в данный момент мои помыслы
совершенно чисты, а злое начало во мне полностью отсутствует.
   Инспектор  хмыкнул,    недоверчиво  покрутил  головой   и
поинтересовался:
   - Стало быть, до этого оно присутствовало?
   - Вероятно,  нет.  Я же вам сказал,  что о  н  отделился.
Видимо, в момент аварии...
   - Да кто он, черт бы вас побрал!
   Свидетель горько усмехнулся:
   - Давайте его условно назовем сатаной.    Так  вот,    он
действовал в полном соответствии с вашим пожеланием, то есть
именно "побрал" часть меня самого.  Собственно,  он -  часть
моей личности.
   - Вы что же, раздвоились?
   - Именно. Доброе начало отделилось от злого.  И тот факт,
что доброе во мне, подтверждает аура.
   - Послушайте!  - взмолился инспектор.    -  Да  объясните
толком,  что там у вас происходит в вашей личности?   Я  уже
вообще ничего не понимаю!
   - Ну,  теперь,  кажется,  придется.  Иначе вы таких  дров
наломаете...  Только не перебивайте,    и  постарайтесь  мне
верить.  Вообще верить не надо,  но пока вы  постарайтесь...
Да,  я Бог.  Но Бог - тоже существо,  то есть индивидуум.  А
всякий  индивидуум  соткан  из  противоречий.     Диалектику
изучали? Канта, Гегеля?..
   - Так,  по вертикали,  - признался инспектор.   -  Зубрил
когда-то к экзамену.
   - Там  есть    такой    закон:    единства    и    борьбы
противоположностей. Помните?
   - Ну, что-то там такое было в источниках марксизма...
   - В каких источниках?  По-вашему,  Гегель был марксистом?
Уверяю вас...
   - Да пес с ними, с марксистами! По существу.
   - Хорошо,  по существу.  Личность  -  это  информационный
процесс,  тем более сложный,    чем  многограннее  личность.
Зависимость сложности факториальная.  А чем сложнее процесс,
тем меньше бифуркационная устойчивость личности.
   - Бифуркационная? - Инспектор улыбнулся.
   - Именно!.. Да-да, я понял. Постараюсь проще. Бифуркация
- это катастрофа.  Малое воздействие - крупные  последствия.
Склонность к локальной  структуризации  и  распаду...    Еще
проще? Да куда уж проще!.. Короче, личность - информационный
процесс.    Его  можно  условно  разделить  на  два  потока:
созидательный и разрушительный.  И вот,   в  момент  аварии,
когда  я...    ну,    скажем  отделился  от  своего    тела,
информационный процесс моей  личности  утратил  связность...
Ну, хорошо, цельность! Это-то понятно? Тела нет, вот она
и... Связи  ослабли.    И  часть  подсознания  реализовалось
отдельно,  причем именно та самая,    несущая  деструктивное
начало.  Более того,  есть основания думать,  что она сумела
воплотиться,  и теперь это почти самостоятельный индивидуум,
который,  возможно,    обладает  свободой  воли  и  способен

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг