Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
трансмиссия. Когда на таком вот "Дефендере" наши лезли на Эльбрус, у
них тоже привод рвался несколько раз. А инженеры с "Ровера" сказали -
мол сами виноваты, ездить нужно уметь. Интересно, как это мы так
ездим? Ох, спасибо. Дальше я сам. Ну, какие новости? Грустные и
ужасные?
     - Примерно. Женька психует. Гошка совсем от тоски извелся.
     - Еще бы... Цыган, ты поставь себя его место. Так, на минуточку.
     - Да не могу я.
     - Рассказать, что это такое?
     - Не стоит.
     - Ну и пошел отсюда! - взорвался Костя. - Теоретик!
     Цыган надулся и выбрался из-под машины.
     - Мне каждую ночь моя Ленка снится! - донеслось ему вслед. - Я в
прошлой жизни, между прочим, вообще не плакал! Никогда! А теперь реву
ежедневно! Детский сад, вторая группа... Тебе здесь что-то не
нравится?! Ну и вали в свою Болгарию!
     - И уеду! - пригрозил Цыган.
     - Давай! И эту... Нудистку с винтовкой забирай! Чего она к Гошке
пристала, видит же - и так загибается человек! Счастливые, одинокие,
холостые, незарегистрированные, безлошадные... Не мозольте глаза!
     - Юпитер, ты сердишься - значит, ты неправ.
     Костя что-то со скрипом довернул и высунул из-за колеса чумазое
лицо.
     - Я не Юпитер, - сказал он веско. - Я Костя Кудрев из Кузьминок.
И чего-то сверхъестественного не прошу. Оставьте богу, что ему там
полагается, а мне, пожалуйста, верните мою любимую бабу. Я за нее на
дуэли не хуже Пушкина дрался. Три зуба потом вставил. Ясно тебе? Пошел
отсюда, кому сказано!
     Цыган выскочил из гаража, как ошпаренный. Ему захотелось кому-то
пожаловаться на всеобщую несправедливость и объяснить, что он ничего
худого и не думал. Поэтому он отправился искать Женю, которая ушла с
крыльца, против обыкновения забыв на нем снайперку.
     Женя нашлась под кухонным окном, где все еще сидел Гош. Он уже не
всхлипывал, но лицо его было усталым и мертвенно бледным, а
остекленевший взгляд уперся в никуда. Женя обнимала его за плечи,
гладила по голове, целовала в волосы и что-то шептала на ухо. А через
подоконник свисал Большой и понуро рассматривал эту душераздирающую
картину. Цыгану стало окончательно стыдно и тоскливо.
     - Я на мост, - буркнул он. Ушел за гараж, снял с подножки
мотоцикл, пнул ногой стартер и с места дал полный газ, ставя машину на
одно колесо.
     Баррикада на мосту (всего-то перевернутый грузовик и сдвижной
шлагбаум) встретила его громкой музыкой и радостным воплем. В первые
дни всеобщего пробуждения здесь образовалось подобие таможни, где
встречали приезжих со стороны Петербурга. В зависимости от поведения
гостя его с равным энтузиазмом могли и приветить, и ухлопать. Конец
работе чек-пойнта настал год назад, когда на мост въехал некий Георгий
Дымов, тогда еще совсем безымянный и неумеренно злой человек. Он
местным как-то сразу очень не понравился, о чем они поставили его в
известность, не стесняясь в выражениях. Гош принял обиду близко к
сердцу. А поскольку он уже стоял ногами на грузовике, обозревая
противника сверху вниз, и чей-то ствол как раз поворачивался в его
сторону... Гош справедливо предположил, что его сейчас могут убить, и
одной длинной очередью завалил четверых, а остальные разбежались сами.
До сих пор Гош заметно менялся в лице, глядя на эту баррикаду. По его
словам, он потом несколько часов весь трясся. Чудом ведь уцелел... У
Цыгана на этот счет было свое мнение. Он хорошо помнил себя едва
очнувшимся и легко мог представить, с какими мыслями Гош лез на
грузовик. Увидев препятствие, Дымов пошел его устранять. А
бедолаги-"тупые" первым делом хотели познакомиться. И пока они
разглядывали чужака, тот прикидывал, как ловчее расчистить себе
дорогу. Так что уцелел Гош вовсе не чудом, а если можно так
выразиться, злом.
     Теперь на чек-пойнте несли службу просто так, на случай
непредвиденных обстоятельств. Гостей со стороны Питера не было уже сто
лет. Но месяц назад через мост ломанулась банда вооруженных
оборванцев, промышлявшая до этого на той стороне реки и даже спалившая
зачем-то пустую бензоколонку. Налет удалось отбить, банда, похоже,
рассеялась, а на баррикаде шел повальный кутеж, стихавший только при
появлении лидера общины, который дисциплину насаждал с помощью
кожаного ремня. Звали лидера Дядя Федор, и самой яркой его чертой было
удивительное, православное какое-то, добродушие вкупе со стремлением
ко всеобщему порядку. "Тупые" Дядю Федора обожали. А Георгия Дымова,
слава Богу, в лицо здесь никто не запомнил. Так что он слегка
поднапрягся - и его тоже полюбили. А заодно и всю команду Регуляторов.
Особенно - после того, как тверские девчонки переняли у Жени ее манеру
загорать.
     Цыган отдал мотоцикл покататься, за что был вознагражден бутылкой
теплого пива. Уже через минуту он отплясывал некое подобие канкана в
обнимку с хохочущими девицами, и очень скоро одна из них, стройная и
черноволосая, увела его в город, туда, где знала подходящий дом с
подходящей кроватью.
     Прежде, чем ему окончательно полегчало, Цыган успел подумать,
какой же он был раньше дурак. Конечно, "тупые" за прошедший год
основательно подросли, они стали человечнее и многое вспомнили. Но все
равно, на самом деле проблемы общения между "тупыми" и "проснувшимися"
не было и раньше.
     Просто, в отличие от "тупых", "проснувшиеся" чувствовали себя
обманутыми, брошенными, несправедливо обделенными. И "тупые" оказались
для них болезненным напоминанием о том, что когда-то этот мир был
совсем другим.
     А нужно было всего лишь поменьше задирать нос.


                                * * *


     На высоком холме стоял раскрытый этюдник, а перед ним огромный
мужчина задумчиво грыз черенок кисточки. Неподалеку пасся стреноженный
конь.
     Вдалеке над дорогой появилось облако пыли. Через несколько минут
облако приблизилось, и стало видно, что его тянет за собой маленький
красный джип. Машина подкатила к холму, притормозила, облако догнало
ее и заволокло до полной невидимости.
     - Здравствуйте! - раздалось в эпицентре облака. - Извините! Кхе!
Тьфу! Ой, минуточку!
     Из пыли выскочил, отплевываясь и тряся головой, молодой человек в
камуфляже.
     - Извините, что побеспокоил! Вы не скажете, далеко еще до
поворота на Камыши?
     - А зачем вам Камыши? - пробасил Большой подозрительно. Одну руку
он сунул в этюдник и что-то там сжал.
     - Ого! - воскликнул молодой человек. - Какая встреча! Собственно,
чего я ждал... Здравствуйте! Пардон, так и не знаю вашего имени.
     - Игорь. Но лучше - Большой. Не ошибетесь.
     - Да уж. Слушайте, э-э... Большой. Отпустите вашу пушку, я
безоружен. Я, собственно, в гости к вам. К Георгию. Мне Дядя Федор
сказал, как проехать.
     Большой медленно вынул руку из этюдника. В кулаке у него
оказалась пачка сигарет.
     - Видите ли, Олег, - произнес он менторским тоном. - Нездоровая
подозрительность... Да, именно так, нездоровая подозрительность. В
наших местах не одобряется. Здесь оружие носят открыто. Или не носят
вовсе. Закон фронтира.
     - Закон чего? - переспросил Олег.
     - Фронтира. Приграничной территории. Если ходишь с пушкой - будь
готов к тому, что другой такой же может в тебя выстрелить.
     - А если без пушки?
     - Значит, до тебя нет дела вооруженным людям. У них свои
разборки.
     - Узнаю мечтателя Дымова! - хохотнул Олег. - Как он?
     - Плохо, - Большой закурил и отвернулся к этюднику.
     - То есть? - насторожился Олег. - Болеет?
     - Тоскует. А вы-то зачем сюда?
     - Ищу друзей, - сказал Олег с подкупающе искренней интонацией. И
широко улыбнулся. Чуть виновато - будто извиняясь за то, что до сих
пор не нашел.
     Большой удивленно на него покосился.
     - Здесь-то откуда? - пробормотал он. - Вам разве в Твери не
сказали? Нас всего-навсего восемь человек. Правда, к осени некоторые
собираются жениться...
     - Вы не поняли, - снова улыбнулся Олег. - Я не занят поисками
кого-то особенного. Я просто ищу друзей.
     - А-а... - протянул Большой глубокомысленно. - Не понял. Но все
равно. А на Камыши вы едете правильно.
     - Значит, там увидимся? - спросил Олег полуутвердительно. -
Конечно, если Георгий меня не прогонит.
     - Сразу - не прогонит, - Большой взял кисть в руки и склонился
над работой.
     - Посмотреть можно? - Олег попытался заглянуть Большому через
плечо, но задача оказалась ему не по росту.
     - Нельзя, - отрезал Большой.
     - Ну, тогда до свидания.
     - Угу.
     Олег пожал плечами и ушел к своему джипу.
     Большой повернулся ему вслед.
     - Ты это... - сказал он. - Олег! Слушай, я тебя здорово стукнул
тогда. Извини. Так получилось.
     - Да ничего, бывает. Ты, старина, ударил совсем другого человека.
Это был не я. Поэтому извиняться тебе незачем. Но все равно - спасибо.
     - Я больше не буду, - пообещал Большой.
     Олег снова поднялся на холм и протянул ему руку. Большой крепко
ее сжал, повернул Олега к этюднику и великодушно разрешил:
     - Смотри.
     Олег глянул и обомлел.
     - Какой чудесный портрет... Да у тебя, однако, талант, дружище! А
я думал, ты пейзажами балуешься, - Олег махнул рукой в сторону
живописного перелеска.
     - По-моему, неплохо, - согласился Большой, с нежностью
разглядывая свое творение.
     Олег посмотрел на него снизу вверх и усмехнулся.
     - Она мне тоже сразу понравилась, - сказал он. - Удивительная
девчонка.


     За поворотом на Камыши примерно через километр обнаружился
пограничный столб, раскрашенный в красно-белую полоску. Венчала его
табличка. Олег затормозил, переждал небольшую пыльную бурю, опустил
стекло и высунулся наружу.
     "Друг! - гласила надпись. - Приветствуем тебя на земле
Регуляторов. До ранчо "Камыши" три километра. Если ты едешь к нам -
пожалуйста, не держи оружие в руках. Тебя могут неправильно понять".
     - Узнаю Дымова... - пробормотал Олег.
     Судя по всему, в прошлой жизни ранчо "Камыши" было коневодческой
базой и развлекательным центром для состоятельных господ. За высоким
забором из металлической сетки стояли аккуратные коттеджики и высилось
административное здание весьма прихотливого дизайна. Вдалеке
просматривались какие-то загоны и длинные приземистые строения
барачного типа, как предположил Олег - конюшни. Замка на воротах не
оказалось, Олег въехал на территорию и неспешно покатил вперед.
     Перед одним из коттеджей оказалась запаркована понурая кляча.
Олег подрулил к крыльцу. В распахнутом окне шевельнулась занавеска.
     - Бонжур! - крикнули из-за занавески. - Привьет! Момьент, я
сейчас!
     Олег подобрал отвалившуюся челюсть и счел за лучшее пока что
машины не покидать.
     На крыльцо вышел некто лет сорока в классической одежде
американского ковбоя. Вплоть до шпор и кожаных накладок на джинсах.
Разве что без кольта, зато с "Калашниковым" под мышкой.
     - Чьем могу быть польезен? - осведомился ковбой. - Менья зовут
Морис.
     - Э-э... Меня зовут Олег. Не подскажете, где я могу найти Георгия
Дымова?
     - Трьетий дом отсьюда, пожалюйста.
     - Ага... Спасибо. То есть, мерси.
     - SVP, - небрежно бросил ковбой. Шагнул с крыльца, обошел машину
и, помахивая автоматом, направился к дрыхнущей у забора кляче. Олег,
чувствуя себя полным идиотом, вывел джип на дорогу. Сзади раздался
воинственный клич Мориса и дробный цокот копыт. Олег бросил взгляд в
зеркало. Там уходила за горизонт дохлая лошаденка. Разгонная динамика
у нее оказалась на уровне гоночного болида.
     - Ничего не понимаю! - сказал Олег громко. - Ничего не понимаю!
     В третьем коттедже дверь была заперта.
     - Эй, есть кто-нибудь дома?! - крикнул Олег. - Ау! Георгий!
     Он обошел здание и оказался в небольшом уютном садике.
     - Здравствуй, - раздалось сзади.
     Олег подпрыгнул и обернулся. В тени под стеной дома стоял
небольшой столик, а рядом в шезлонге сидел Гош. На коленях он держал
пухлую тетрадку, заложенную перьевой ручкой.
     Олег поставил на стол бутылку коньяка.
     - Здравствуй. Вот, пришел должок вернуть.
     Гош внимательно разглядывал Олега. Видимо, осмотр его
удовлетворил, потому что он отложил свою тетрадь и взялся за бутылку.
     - Экстра олд. Коньячные спирты шестнадцатилетней выдержки. Ну,
что же... Давно тебя жду.
     - Дядя Федор радировал? - догадался Олег.
     - Конечно. Заходи в дом, - Гош ткнул пальцем в сторону черного
хода, - бери шезлонг. Стаканы в кухне на столе.
     Олег принес стаканы и легкое кресло. Гош откупорил коньяк.
     - А что за должок? - спросил он, разливая выпивку.
     - Ты же сказал - если снова встретимся, с меня бутылка. За то,
что не убили.
     - Разве? Умный я. Ну, будь здоров.
     Они чокнулись и пригубили напиток. На несколько минут воцарилось
молчание. Гош потягивал коньяк и искоса присматривался к Олегу, тот
его не торопил.
     - Ты какой-то не такой, - не выдержал Олег наконец.
     - Да и ты на себя похож не особенно, - парировал Гош.
     - Мемуары пишешь? - Олег кивнул на тетрадь.
     - Да. И собираюсь заставить остальных. Мало ли, что. Мы очень
быстро меняемся. Я начал писать, когда понял, что стоит мне вспомнить,
как я вел себя в Туле той памятной весной, тошнить начинает от
отвращения к себе. Решил зафиксировать историю своего квеста, пока не
поздно. А то вдруг не смогу восстановить? Из-за отвращения...
     - Квест - это такая компьютерная игрушка?
     - Квест - это поиск, но в широком толковании. Рыцарский подвиг,
например. Странствие, тесно сопряженное с познанием.
     - Как ты изменился, Дымов... - пробормотал Олег.
     - На себя посмотри. Чего приехал?
     - Ты же знаешь.
     - Верно. Знаю. Ну что же, попробуй задержаться тут. Надеюсь,
ребята не будут возражать. Они тоже... изменились.
     - А что это у вас за прибавление семейства? Долгожители какие-то
бродят... Нерусские.
     - Видел Мориса? - оживился Гош.
     - Да уж. Что такое SVP?

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг