Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
образованную линией электропередач и высоковольтной подстанцией, Тим
обследовал визуально, и тоже ничего особенного не нашел. Тогда он
заглянул в один из домов на окраине леса, выбрал себе подходящую
квартиру, достал из холодильника пиво и стал ждать.
     Шевеление началось только в полпервого, когда местные потянулись
из леса домой обедать. С троллейбуса сошла группа молодых людей в
спортивных костюмах и направилась по аллее в сторону волейбольной
площадки. Тим подался вперед и уловил знакомую волну. Волейболом от
молодых людей, мягко говоря, и не пахло. А пахло от них рукопашным
боем и острым интересом к личности Тимофея Костенко. В группе не было
меченых, но зато в сумках навалом лежало смертоносное железо. Даже на
таком большом расстоянии Тим почуял холодное свечение боевых патронов
и инстинктивно вобрал голову в плечи.
     Вниз по проспекту, в сторону центральной аллеи лесопарка,
укатился милицейский "луноход". Тим присвистнул. Судя по зависшим над
головами шарикам, в машине сидели его старые знакомые. В прошлую
встречу они откликались на фамилии Конченко и Федорчук. "Допрыгались
мужики", - подумал Тим и сплюнул через перила балкона. Тогда-то он
сдуру принял их за обычных ментов и пожалел. Теперь, независимо от
обстоятельств, из леса парочка уедет в лучшем случае на реанимобиле.
"Луноход" встал напротив центральной аллеи. Тим печально кивнул своим
мыслям.
     Не доезжая до "лунохода" метров пятидесяти, к окраине леса
причалила еще одна машина. За ней, на той же дистанции, еще одна. По
три человека в салоне. "Будут отсекать меня от дороги", - подумал Тим.
Меченых он в машинах не обнаружил, "коробочек" тоже, а вот пистолет
висел под мышкой у каждого оперативника.
     Без четверти час в лес вошла еще одна группа "спортсменов". Тим
закусил губу и помотал головой, словно надеясь, что от этого враги
испарятся. А когда на проспекте возник знакомый грузовик с надписью
"ТЕХПОМОЩЬ", Тим просто озверел и начал шептать под нос матерные
ругательства. События развивались по самому худшему варианту. Не найдя
в "техничке" страшной психотронной пушки, Тим облегченно вздохнул.
"Только микроволновый сканер и его оператор, - вычислил он. - Значит,
не убьют. Но все равно, Проект решил сыграть по-крупному. Что ж, будем
воевать". Тим заэкранировался, посмотрел на часы и выскочил из
квартиры. Заряженный энергией под самую пробку, он был полон решимости
потягаться с Проектом.
     В первую очередь следовало обезопасить себя от людей в машинах,
подвесив каждому по шарику над головой. Но для этого пришлось бы
высунуться на проспект, им на глаза, чего Тим не хотел. Поэтому он
ушел в глубь квартала, дальше от леса, выбрался на параллельную улицу,
и по ней быстрым шагом спустился вниз. Через пять минут обходной
маршрут был пройден, и Тим оказался на том же проспекте, но в
полукилометре ниже. Вышел к автобусной остановке и принялся ловить
шарики. По привычке он заряжал ими руки до локтей, по десятку в
каждую. Почему именно руки, Тим не знал, но это оказалось для него
естественным с самого первого опыта.
     Подошел длинный сочлененный автобус. Тим встал на центральной
площадке, где его закрывала от глаз оперативников резиновая
"гармошка", сильно "щелкнул" и приготовился работать.
     Автобус на подъеме едва тащился, и у Тима оказалось достаточно
времени, чтобы наградить каждого из врагов персональным шариком. Кроме
того, он успел заново "принюхаться" к шарикам Федорчука и Конченко и
завязать их с вновь прибывшими в одну сеть. Теперь восемь маленьких
огоньков готовы были шандарахнуть по восьми головам, повинуясь одной
команде.
     На остановку к боковой аллее Тим прибывал точь-в-точь к часу дня.
Но проскочил ее. Вышел на следующей, пересел на автобус в Ясенево, и с
него обследовал другой край леса. Там машин с оперативниками не было.
Зато имелась черная "Волга" с поднятым капотом, и из двигательного
отсека торчала задница, чем-то очень похожая на его, Тима,
собственную.
     На следующей остановке Тим пересек дорогу, сел на троллейбус,
идущий в обратном направлении, и "принюхался". Его предположения
оправдались. Далеко от дороги, глубоко в лесу, блокируя аллею, по
кустам рассредоточились "спортсмены". А в моторе "Волги",
запаркованной у памятной Тиму траншеи, действительно копался его отец.
Точнее делал вид, что копался.
     С опозданием на четверть часа Тим вышел к аллее, закурил и
дозарядил левую руку шариками. Он медленно пошел в глубь леса,
аккуратно награждая шариками "спортсменов". Шестерых он нашел
действительно на волейбольной площадке, где они притворялись, что
играют. Еще человек семь-восемь должно было болтаться по кустам в
отдалении, но из них Тим "унюхал" почему-то лишь троих. Возможно,
остальные в этот момент отвлеклись, и информационная волна Тима в их
ауре затерлась. Тим не расстроился. Но и радости особой не испытал.
Казалось бы, все шло как по писаному. С небывалой легкостью он почти
идеально обезопасил себя от захвата. Но не было главного. К Тиму не
шел парламентер.
     Усевшись на скамейку, Тим "отщелкнул" вниз и растерянно огляделся
глазами. Засек в кустах еще одного "спортсмена", подсадил на него
шарик и пополнил свой боекомплект. Парламентера все не было.
     - Здравствуйте, Тимофей, - раздалось сзади.
     Очень давно никому не удавалось испугать Тима до такой степени.
Он рывком вскочил со скамейки, отпрыгнув от нее метра на два. От
бешеного выброса адреналина его буквально затрясло.
     - Господи, да что же вы такой нервный... - спокойно произнес
незнакомец. - Извините пожалуйста. Я не хотел вас пугать. Вы просто
опоздали, и я решил поискать вас. Садитесь, Тимофей. Поговорим.
     Стоя на полусогнутых ногах и сжимая кулаки, Тим до предела
"щелкнул". Сзади обнаружились еще два "спортсмена", и он машинально
бросил им по шарику. Но человека, стоящего перед ним, он по-прежнему
не видел.
     Глаза подсказывали ему, что это небольшого роста сухощавый
мужчина средних лет в тяжелых мощных очках и с намечающейся лысиной.
Но пси не фиксировало ничего. Только пустоту. Жесткие и хрустящие на
ощупь гофрированные лучи сканера Проекта, бьющие с окраины леса,
проходили сквозь нее навылет. Собственный экран Тима обманывал сканер,
подавая в голову оператора искаженную картинку. Это была непростая
работа, и на то, чтобы она происходила автоматически, тратилось много
энергии. Так что за себя Тим был спокоен - он-то на этом свете
присутствовал. А вот незнакомца - просто не было.
     Идеально экранированный человек.
     Парламентер, мягко улыбаясь, присел на скамейку. Тим несколько
раз глубоко вздохнул, осторожно подошел и уселся справа.
     Как и все предыдущие сотрудники Проекта, этот тип был на взгляд
Тима совершенно незапоминающейся личностью. Самой яркой чертой его
внешности казались очки. Маленький такой невзрачный очкарик. Весьма
уверенный в себе.
     - Я давно хотел на вас посмотреть, Тимофей, - сообщил Очкарик,
по-прежнему улыбаясь.
     - Польщен вниманием, - скривился Тим. - Только очень уж оно у вас
э-э... навязчивое.
     - Разве? - удивился Очкарик. - Не знаю. Одно время мне казалось,
что вы, Тимофей, сами форсируете события. Стремитесь к плотному
контакту, так сказать. Иногда даже излишне агрессивно стремитесь, я бы
так выразился. А потом вы вроде бы передумали...
     - Так получилось, - объяснил Тим вполне искренне. - Со мной никто
не хотел поговорить напрямую, без ненужных демонстраций силы. А я
привык к открытому разговору. Мне...
     - А знать свое место вы не привыкли? - перебил его Очкарик. В
голосе его прорезался металл, и Тим понял - уже много лет этот человек
отдает приказы и "застраивает" подчиненных. Тим пренебрежительно
хмыкнул. Подобные интонации могли бы произвести впечатление на
запуганного Проектом экстрасенса. Но младший сержант запаса Костенко
привык "забивать на службу" и начальственного тона не боялся.
     - Свое место я определяю сам, - ответил он надменно. - Вот,
кажется, я этого и добился. Ко мне на встречу пришел человек, у
которого одной только охраны больше двадцати единиц.
     Очкарик поежился, и Тим понял, что попал в точку.
     - Если вы неправильно себя поведете, они все умрут, - сказал он.
- Так что вы, милостивый государь, ведите себя правильно.
     - Не надо меня пугать, Тимофей, - попросил, именно попросил
Очкарик. Он уже взял себя в руки. Видимо, ему придавало уверенности
то, что Тим его не "унюхал".
     - А вы меня зачем пугаете?
     - Допустим, я вас недооценил.
     Тим вычислил еще одного "спортсмена", нагло ткнул пальцем в его
сторону и небрежно спросил:
     - Хотите небольшой забавный фокус?
     - Не стоит, Тимофей. Право, не стоит.
     - Как хотите, - Тим послал оперативнику шарик. - Правильно, не
стоит. В отличие от вас, я не упиваюсь своей властью над людьми. Я
никогда не был и не буду слабаком, не то, что ваши операторы. И
садистом не буду. Просто я еще молод и иногда веду себя как
мальчишка. Но это пройдет.
     - Приятно это сознавать, - усмехнулся Очкарик. - Ну что, Тимофей,
ближе к делу? Итак, молодой человек... Мне поручено сообщить вам, что
вы достойно прошли вступительный тест и приняты в нашу организацию на
правах кандидата. Руководство выражает надежду, что ваши способности
позволят вам в короткий срок продвинуться по службе и занять пост,
соответствующий вашим талантам.
     Тим пренебрежительно хмыкнул. Очкарик вздохнул.
     - Я также должен принести вам извинения за форму вступительного
тестирования, - заявил он. - Надеюсь, вы понимаете, что это было
необходимо. К нам нелегко поступить на службу. Для этого мало быть
просто талантливым. Нужно еще быть очень сильным и, между прочим,
независимым. Обладать высочайшими моральными качествами. Которые вы
нам и продемонстрировали. Можете гордиться этим, Тимофей. И я лично
очень рад за вас. Поздравляю, - Очкарик сунул Тиму руку, и тот
машинально ее принял.
     - В чем же будут заключаться мои служебные обязанности? - холодно
поинтересовался Тим, выдергивая ладонь из цепкого холодного пожатия.
     - Контроль, - коротко и емко ответил Очкарик.
     - Над кем?
     - Ну, сначала у вас будет три-четыре несложных объекта. Чтобы
привыкнуть к аппаратуре. А там поглядим. Наши аналитики считают, что у
вас блестящие перспективы. Но начинать все равно придется с самого
низа лестницы. Надеюсь, это вы тоже понимаете.
     - Над кем контроль? - повторил Тим.
     - Над уродами и мерзавцами, друг мой. Над теми, кто представляет
угрозу обществу, но не может быть локализован обычными методами.
Иностранные разведчики, предатели Родины, лидеры преступных
группировок, просто сумасшедшие с опасными идеями. Вы же понимаете,
что есть множество страшных людей, которые творят ужасные вещи, но их
нереально поймать за руку и отправить за решетку. А мы можем это
сделать. Кого-то мы просто держим, не позволяя его безумию или
преступным наклонностям принять угрожающие формы. А другим, наоборот,
даем импульсы к незначительным преступлениям, чтобы только было, за
что арестовать. И на следствии уже заставляем сознаться во всем. Это
тонкая, избирательная работа, Тимофей. Конечно, вашими подопечными
будут зачастую очень неприятные люди. Как правило, все они в той или
иной степени сумасшедшие. Ведь в основе любого преступления -
недостаточная адаптивность к обществу, не так ли? - Очкарик глянул на
Тима хитрым глазом, увеличенным мощными линзами. Тим вяло кивнул.
- Тимофей, неужели вы не хотите сделать наш мир чище?
     - Что, "уничтожим всех уродов", да?
     - В том-то и дело, Тимофей, что не "уничтожим". Признаться, в
нашей организации были некогда по этому поводу разногласия.
Руководители старой формации слишком привыкли сажать и расстреливать.
Ну, вы понимаете... Но в последние годы, слава Богу, возобладал
разумный подход. А с приходом таких мастеров, как вы, Тимофей, он
получит надежную опору. Я клянусь, - Очкарик прижал руку к сердцу, -
что вам никого не придется уничтожать. Вы будете лечить, чинить
поврежденные души, править их, если хотите. Это же ваше истинное
предназначение, Тимофей. Вы именно целитель. И мы предоставим вам
уникальные возможности для того, чтобы ваш талант засверкал всеми
гранями. Со временем вы даже станете знамениты, я думаю. Вас узнает
мир.
     - Значит, не расстреливать... - протянул Тим.
     - Не расстреливать, Тимофей. Ни в коем случае. Если бы
расстреливать, я бы здесь с вами не сидел. Я просто не работал бы в
этой структуре. Я презираю насилие не меньше вас. А видел я его и даже
испытал на себе, поверьте, гораздо больше вашего.
     - Что ты знаешь о насилии, ты, маленькое чмо, - пробормотал Тим
печально. Он не хотел так говорить, но у него вырвалось.
     - Ну знаете... - надулся Очкарик. Лицо его покраснело.
     - Кто отвечал за Детей? - спросил Тим, поворачиваясь к Очкарику.
     - Что? - удивился тот.
     - Около десяти лет назад была проведена масштабная операция по
глубокой коррекции личности, - до Тима вдруг дошло, что об этом
Очкарик может и не знать. - Объектами было выбрано несколько тысяч
подростков. Кто это сделал?
     - Ой... - выдохнул Очкарик и скривился так, будто хлебнул
бензина. Тим потер ладонью грудь. Дырка в ней все отчетливее давала о
себе знать. Тим почувствовал, что злится, и не может с этим совладать.
     - Так что ты знаешь о насилии, маленькое чмо? - спросил он.
     Очкарик сунул палец за воротник рубашки и помотал головой.
     - Я не думал, что вы в курсе, - пробормотал он сдавленным
голосом. - И... Понимаете, Тимофей, я даже не знаю, как вам объяснить.
Наша организация не может нести за это ответственности.
     - А кто же тогда...?
     - КГБ, - сказал Очкарик просто. - Тимофей, вас ввели в
заблуждение. Я понимаю теперь, насколько ужасным выглядел наш проект в
ваших глазах. Но поверьте, что мы здесь ни при чем. Мы сами были в
шоке, в полнейшем шоке...
     "Проект, - подумал Тим. - Он так и сказал - "проект". Все
сходится. Это они". А вслух спросил:
     - А разве вы - не "шестерка" КГБ?
     - Ой, ну что вы... - Очкарик брезгливо отмахнулся. - С КГБ у нас
ничего общего. "Шестерка" как раз курировала все старые разработки, и
"Программу Детей" в том числе. Теперь они, слава Богу, ничего
подобного не могут. Мы отобрали у них все технологии. И я вам
гарантирую, что никаких фашистских экспериментов в этой стране больше
не будет никогда.
     - Мы просто эту страну немножко почистим, - предположил Тим.
     - Да, - кивнул Очкарик. - Именно так.
     - Всех бандитов посадим, всех шпионов выдворим, всем диссидентам
заткнем рты... - продолжал Тим.
     - Вы утрируете, - насторожился Очкарик. - Диссиденты нас не
интересуют. А вот что касается экстремистов... Вы еще не владеете
информацией, Тимофей. Во-первых, есть группировки, которые готовятся
спровоцировать массовые волнения. Во-вторых, есть террористы, да-да,
самые настоящие террористы. И в-третьих, есть просто сумасшедшие. Вы
никогда не задумывались, какой процент так называемых "неформалов",
всех этих политически активных, приписан к психиатрическим клиникам?
Семьдесят процентов, Тимофей! Семь-де-сят!
     - А откуда вы берете оперативную информацию? - спросил Тим.
     - Нам ее поставляет МВД. И еще у нас есть доступ к гэбэшным
данным. Правда, они сами об этом не подозревают... Поймите, Тим,
Проект - уникальная спецслуцжба с очень большими полномочиями.
     - Понятно, - кивнул Тим. - А чем в вашей структуре занят
Институт?
     - С нами сотрудничают десятки институтов, - гордо сказал Очкарик.
     - Я имею в виду Институт нейрохирургии.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг