Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     В куче мусора под ванной нашелся пакет с окаменевшей морской
солью. Тим открыл горячую воду и, треснув несколько раз пакетом о
косяк, отколол порядочный кусок. Пока ванна наполнялась и в ней
растворялась соль, Тим стоял рядом и критически рассматривал себя в
зеркале. "Довольно приятное лицо. Не красавец, но вполне...
Чувствуется порода. Нельзя с таким лицом работать в Проекте. С
кремеровской прыщавой рожей оператором быть можно. Эх, Коля... А с
моей - исключено. Во всем должно быть единство стиля. Так-то,
господа".
     Остатки алкоголя соленая горячая водичка оттягивала из организма
прямо на глазах. Покореженная водкой энергетика плавно
восстанавливалась, и предметы вокруг постепенно обретали привычную
расцветку и интенсивность полей. С сухим треском развернулся до
максимума следящий контур, еще минуту назад работавший вяло и нечетко.
Во дворе болталось несколько бубликов, Тим подтянул их и проглотил.
Тело, как по мановению руки, наливалось силой и жаждало движения. У
него, шаловливого, даже наступила эрекция. Тим с интересом наблюдал за
этим процессом, стараясь отнестись к нему нейтрально. У него
получилось, и организм разочарованно дал отбой.
     Прохладный душ разогнал остатки сна. Тим оделся и занялся
подготовкой к ночной бойне. В том, что она состоится, Тим даже и не
сомневался. Скорее наоборот, он бы расстроился, возьми Проект сегодня
выходной. Потому что ситуация представлялась Тиму патовой, и
помериться силой с Проектом означало внести в нее хоть какую-то
ясность.
     К восьми часам позиция уже была укреплена по всем правилам.
Биополе функционировало, как швейцарские часы. Настроение Тим взвинтил
до злобного. На всякий случай опять собрал рюкзак. В углу спальни
нашел подходящую рабочую площадку и обозначил ее диванной подушкой.
     Теперь следовало позаботиться о боеприпасах. В течение часа Тим,
усевшись по-турецки на подушку и глубоко "щелкнув", тянул из
прилегающих квартир всю свободную энергетику и забивал ею кухню. Это
было непросто - шарики и бублики, даже зашибленные энергетическими
ударами Тима, висеть спокойно не хотели, а молнии так и порывались
учинить драку. Кроме того, шевелящийся клубок ярко во все стороны
излучал. Тим забеспокоился. Ему вдруг пришло в голову, что такая
мощная аномалия может привлечь внимание оператора Проекта. А если тот
долбанет по ней "сверлом"? Как вороны разлетятся все эти шарики,
бублики и груши. И окажутся потеряны. Тим нахмурился. Потом его
осенило. Он "отщелкнул" на несколько уровней вниз и застыл с раскрытым
ртом.
     - Ни фига себе! - произнес он в глубоком изумлении.
     Он хотел выскочить на один из простейших уровней пси-восприятия,
когда становятся видны полупрозрачные голубые стенки глобальной сети
Хартмана. Тим давно уже на этом уровне не работал, потому что
натыкаться через каждые три шага на стену, пусть и неосязаемую,
удовольствие маленькое. Но теперь на этом уровне стенок не оказалось.
     Закусив губу, Тим плавно "отщелкнул" ниже, потом еще ниже, но
сети так и не увидел. Внезапно его охватил страх. Длинно
выматерившись, Тим рывком перевел себя в "человеческий" режим
восприятия реальности. И обалдел совершенно. Потому что сеть Хартмана
появилась.
     Тим присмотрелся, именно присмотрелся, а не "принюхался" к
окружающему миру. Все то же. Блекло, смазанно, неразборчиво, но все те
же тонкие излучения. Правда, способность управлять ими на этом уровне
Тим почти утратил. И граница поля зрения оказалась совсем рядом. Но
даже не прикладывая ни малейших усилий, Тим все равно видел мир в
истинном свете. Слабо, без привычной остроты ощущений, но он все равно
"нюхал".
     Страшно захотелось немедленно выпить. Несколько минут Тим сидел,
опустив голову и переваривая новообретенное знание. Выходило, что за
последние дни он снова очень серьезно нарастил мощность, причем
незаметно для себя. Теперь он понимал, что ему давно уже не
приходилось по-настоящему "щелкать". Он и так все время находился в
состоянии "на пол-щелчка". А неумеренное потребление бубликов и прочей
свободной позитивной энергетики довершило дело. Тим окончательно и
бесповоротно ушел в глубокое пси.
     Скорее всего, он больше не был способен видеть мир одними только
глазами.
     Глаза на эту мысль отреагировали мгновенно - они затуманились.
Тим затрясся и разревелся в голос, как обиженный ребенок.


                                *****

                             Главный секрет - способ, которым оператор
                             защищает самого себя от воздействия
                             психотронного генератора. Случалось...
                             что в результате ошибки оператор
                             буквально на глазах впадал в состояние
                             психоза.


     К десяти вечера он уже взял себя в руки. Правда в душе словно
появилась дырка - где-то посередине груди зияла холодная пустота.
     По-прежнему сидя в спальне, Тим перетаскивал с кухни свой
"боекомплект", сортировал его и аккуратно распределял вдоль силовых
линий сети Хартмана. Расположенное вдоль них, беспокойное хозяйство
почти не отсвечивало. Кроме того, это оказалось еще и удобно -
выяснилось, что к голубым стенкам шарики, бублики и груши можно легко
прицепить и заставить висеть в относительной неподвижности.
     В одиннадцать Тим съел бутерброд, выпил немного крепкого чая и,
закурив, устроился на кухне. Тим сидел, немилосердно жуя сигарету, и
размышлял, не стоит ли, пока есть время, наладить контакт с
геопатогенной зоной, притаившейся в кабинете. Обычно Тим само наличие
этой зоны глухо игнорировал, чтобы не тянуть на себя ее миазмы. Но в
критической ситуации зона могла оказаться серьезным подспорьем. Тим
прикинул, что если с ней заранее "договориться", то он даже при
последнем издыхании сможет превратиться в ретранслятор и закачать в
поле врага столько энергетической отравы, что тому мало не покажется.
     "Господи, ну и мысли! А с виду обычный человек".
     Он зажег новую сигарету от окурка и стал размышлять дальше, о
другом, о разном, обо всякой ерунде, о каких-то глупостях. Он даже
пытался думать о сексе, но у него уже не получалось, так он был
расстроен. Только не хотел себе в этом признаваться. А в голову так и
лезли слова, оформившиеся в ней той страшной ночью, когда Тим забрался
в самую душу информационного поля Проекта и узнал о "Программе Детей".
     Нелюдь. Мутант. Урод.
     И еще два слова.
     Стальное Сердце.
     - С-с-с-суки... - прошипел он.
     И тут следящий контур подал сигнал. Что-то зашевелилось там, все
там же, на северо-западной окраине города. Тим резко выпрямился,
раздавил окурок в пепельнице и пошел воевать.
     По пути он заскочил в кабинет и наспех "обнюхал" геопатогенную
зону. Теоретически подключиться к ней было нетрудно. Но на
установление "ствола" для перекачки энергии ушло бы не меньше часа.
"Слишком поздно догадался". Тим мысленно сплюнул и ушел в спальню. Сел
на подушку, спиной привалился к стене и постарался расслабиться, но не
успел. Следящий контур зафиксировал чужую активность. Тим вздрогнул и
даже сам не заметил, как заэкранировался. Все больше действий,
связанных с управлением пси, он производил инстинктивно, не
задумываясь. С одной стороны, это его пугало. А с другой - нравилось.
Тим мощно "щелкнул" и увидел, как в дальнем углу спальни завис под
потолком большой темно-синий шар.
     Шар висел, слегка перекатываясь в воздухе из стороны в сторону,
будто примериваясь. Потом медленно выдвинул иглы сканирующих лучей.
Тим смотрел, как иглы превращаются в плавники, затем в широкие
треугольные плоскости, вершиной упирающиеся в шар... И тут ему
наскучило смотреть. Не дожидаясь, пока чужой его заметит, он двинул
вперед собственный луч. Упаковал сознание до размеров крошечной точки,
поместил на конец луча и вонзил его в самый центр шара.
     И оказался буквально в голове у хорошо знакомого человека.
     Тим даже не удивился. На это не было времени. Он был занят тем,
чтобы установить "соглашения", которые помогли бы ему преобразовать в
чужой голове свои мыслеобразы в отчетливую речь. И трансформировать
чужую речь в мыслеобразы. Контакт наладился удивительно легко.
     - Здрасьте, Сергей Борисыч, - сказал-подумал Тим.
     Директор "Центра Новой Медицины" Лапшин мысленно взвизгнул, а
физически подпрыгнул в своем кресле, чуть не повалив его.
     - Ага-а! - заорал Тим. - Я лучшее в мире привидение с мотором!
Дикое, но симпатичное! Сейчас я вас настигну, и вот тут-то нам будет
весело!!!
     Лапшин выпал-таки из кресла и на четвереньках полез под стол.
Синий шар в спальне Тима закувыркался, теряя сканирующие плоскости,
которые тут же распадались в мельчайшую энергетическую крупу. В
сознании Лапшина гомерически хохотал Тим. Ему было действительно
весело. Он высчитал индивидуальный энергетический рисунок Лапшина,
прочно заякорил за него свой луч, и Лапшин с этого момента невольно
фокусировал его на себе. Этот прием Тим подсмотрел, когда
"принюхивался" к зомби на бульваре в памятный день, завершившийся
ударом по голове и лежанием на помойке.
     Синий шар разбух, потерял форму и с гулким хлопком лопнул.
Осколки со скрежетом распороли воздух, и из соседней квартиры донесся
жуткий вопль злосчастной кошки. Несколько осколков ударили было в
Тима, но проскочили насквозь, будто его и не было. С острия луча-иглы
Тим оглянулся и увидел, что база, которой сейчас Тиму служило его
тело, излучает, как солнце в зимний полдень - яростно и холодно.
Он-таки подготовился к встрече с добрым хорошим дядей Лапшиным,
учителем и защитником.
     Учитель и защитник под столом трясся от ужаса. Он был в центре
небольшой комнаты, плотно заставленной аппаратурой не вполне ясного
Тиму назначения. Тим "щелкнул" глубже и пришел к выводу, что
аппаратура контрольно-измерительная. Он заметил несколько компьютеров
разной мощности, почуял какие-то датчики и сканеры, нацеленные на
Лапшина, но главного - самого генератора - не нашел. Генератор был, и
где-то недалеко. Но заполнявшие комнату излучения так перепутались,
что уловить, какие из них соединяют Лапшина с его усилителем мощности,
Тим не мог.
     Через комнату к Лапшину шел еще один человек, в котором Тим
опознал Кремера. Тим горестно вздохнул, подтянул к себе с базы десяток
шариков, подстроился к рисунку поля Кремера и выпустил шарики ему
навстречу. Кремер успел добраться до Лапшина, когда шарики обступили
его и разом шандарахнули со всех сторон. Секунду-другую Кремер,
покачиваясь, держался на ногах, а потом ноги у него подломились и он,
как мешок с костями, грохнулся об пол. Аура сенса поблекла, и Тим
потерял ее из виду.
     Он еще раз прошелся лучами-пробниками по комнате, но только
окончательно запутался в хитросплетении ее энергетики. Тогда он
вернулся к Лапшину. Тот уже пришел в себя и опасливо выглядывал из-под
стола, "щелкнув" до предела своих возможностей и сканируя пространство
на таких низких частотах, что Тиму стало немного смешно. А потом даже
противно. С легкой руки Проекта он настолько превзошел учителя, что
тот в его глазах выглядел почти обычным человеком. И даже выводные
контакты микроволнового генератора, к которым Лапшин подкрадывался, не
дали бы ему над Тимом решающего преимущества.
     - Будем разговаривать? - учтиво осведомился Тим.
     Лапшин опять подпрыгнул, затравленно озираясь.
     - Да сядьте вы! - сказал Тим брезгливо. - Сядьте, поболтаем.
     Лапшин осторожно сел. Некоторое время он корчил странные гримасы
- видимо, пытаясь совладать с перекошенным от страха лицом. Наконец
это ему удалось, он напустил на себя величественно-отстраненный вид,
откашлялся и суровым тоном сообщил:
     - Вы меня очень напугали, Тимофей. Нехорошо.
     - А на Проект вкалывать хорошо? - мгновенно окрысился Тим.
     - На что...?
     - Вы еще мне скажите, что я знаю больше вашего!
     - Тимофей, это очень даже возможно. Я вас вообще что-то не
понимаю... - тут Лапшин оглянулся на лежащего без движения Кремера.
Вскочил, бросился к пострадавшему и упал перед ним на колени.
     - Оставьте вы его... - посоветовал Тим. - Оклемается.
     - Да он не дышит... - прошептал Лапшин. - Ох... Совсем не
дышит... Нужно "скорую", реанимацию... Ох, твою мать...
     - Да бросьте вы мне лапшу на уши вешать! - рявкнул Тим. Он изо
всех сил пытался рассмотреть, что там происходит с Кремером, но нужные
частоты оказались слишком плотно забиты проклятой аппаратурой.
     - Твою мать! - заорал Лапшин и бросился из комнаты вон. Тим
настолько растерялся, что даже и не подумал его остановить. От нечего
делать он попытался что-нибудь в комнате испортить, но обнаружил, что
все имеющиеся в ней энергетические связи ему абсолютно не по зубам.
Они стояли, как влитые, и сколько Тим о них ни бился, даже не
шелохнулись. Тим опять вздохнул и запомнил на будущее, что бороться с
машинами смысла не имеет, а бить надо только в сердце - по оператору.
Это заключение вернуло его мыслями к Кремеру.
     - Коля! - позвал Тим. - Эй!
     Кремер не отзывался. Чертыхнувшись, Тим начал было "отщелкивать",
чтобы хоть разглядеть, где лежит тело. Даже полумертвое, оно должно
было излучать. Но уже на пятом уровне вниз Тим почувствовал фантомное
жжение в переносице и ломоту в висках. Это сказывалась железная мощь
работающего вхолостую генератора, против которой не попрешь. Тим
поспешно "щелкнул" обратно.
     "Обидно будет, если я переборщил с шариками и ударил Кольку
насмерть. Странно, что он так скопытился. Я вроде бы точно все
рассчитал...". Тим отметил, что в этом вопросе им движет простое
любопытство. Он совершенно не хотел убивать Кремера. Напротив, он
скорее намерен был, если удастся, освободить его от власти Проекта. Но
раз так уж вышло... Ничего кроме легкой обиды на судьбу Тим не ощущал.
К этому новому Кремеру, отдавшемуся Проекту, он уже относился как к
врагу. И шариками расстрелял именно врага. Пусть и друга в прошлом. Но
в очень далеком прошлом, которое теперь ничего не значило.
     В комнате появилось несколько фигур. Одна четко различимая -
Лапшин, и несколько почти незаметных - люди. Незаметные быстро
исчезли, странно изменив форму, и Тим догадался, что они волокут тело
Кремера. Стараясь об этом не думать, Тим снова "зацепился" за Лапшина.
     - Ну что? - спросил он.
     - Ты его убил! - выкрикнул Лапшин. Тиму даже показалось, что он
видит направленный на себя грозный указующий перст. Энергетический
рисунок Лапшина покрылся мелкой рябью, изменился и выдал отчетливую
картину страха.
     Тим мысленно перекрестился, отдавая последнюю дань Кремеру, и тут
же приказал себе о нем навсегда забыть.
     - Могу и вас, - сообщил Тим. - Запросто.
     - Господи! - Лапшин упал в кресло и обхватил голову руками. - Во
что же ты превратился, Тима! Вот как ты платишь людям за дружбу, за
доверие, за помощь...
     Тим усмехнулся. На самом деле Лапшин не знал, куда деваться, как
объяснить свое и Кремера присутствие в комнате, и вообще, как ноги
унести подобру-поздорову. Это выдавали его мыслеобразы. Сейчас, в
своей бесплотной ипостаси, Тим буквально видел учителя насквозь. Он
только подозревал, что не сумеет эффективно допросить его в этой
перенасыщенной излучениями среде. Кроме того, у Лапшина могли стоять
те же блоки, что и у агента Воробья.
     - И чем же вы тут с ним занимались, друзья мои, конфиденты и
помощники? - язвительно осведомился Тим.
     - Мы проводили эксперимент! - гордо задрал подбородок Лапшин. -
Важнейший! И между прочим, ты бы мог работать с нами! Но ты выбрал

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг