Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
                          ГИКУНДА

     Теперь уже никто не помнил, когда и почему карликовый народец западных
королевств стал селиться в отдаленных местах, куда было достаточно трудно
проникнуть обыкновенным людям. Иногда это были селения на болотах, иногда -
почти незаметные лесные деревни или пещеры в древних заброшенных
каменоломнях. Во всяком случае, карлики не причиняли властям никаких
неудобств, кроме того, многие обитатели королевств даже извлекали пользу из
их существования.
     За время изоляции пути больших и маленьких людей ощутимо разошлись, и
теперь, спустя много поколений, их не связывало ничего, кроме вялой торговли
и хорошо оплачиваемых услуг, которые лилипуты оказывали некоторым частным
лицам с помощью неведомой остальному миру магии.
     Карлики были известны главным образом тем, что поставляли уродцев для
правящих домов западных королевств, и тем, что владели тайной создания
гомункулусов. Последняя служила причиной давней вражды между лилипутами и
колдунами всего обитаемого запада, но эту тайну маленький народ хранил свято,
как залог своей собственной безопасности. Совершенно безрезультатными
оказались многие попытки разгадать ее, а кое-кто даже поплатился за них
жизнью, но никогда еще не удавалось доказать причастность лилипутов к
чьей-либо смерти. Поэтому жители королевств давно оставили их в покое и
относились к ним с суеверной настороженностью.
     Ни один торговец или любитель сунуть нос в чужие тайны не сумел
достаточно долго прожить в их селениях; никто не знал, что на самом деле
происходило внутри их кланов, замкнувшихся от мира, и что творилось в
уродливых головах, хранивших нечеловеческое знание. Мимика и выражения лиц
карликов стали совершенно непонятными людям. Бесконечно чуждыми казались их
нравы, обычаи, способности, цели и, может быть, уродцы многим внушали бы
страх, если бы не казались столь безобидными и занятыми исключительно
собственными делами.
     По свету ходило множество легенд о коварстве лилипутов, их темных
обрядах, зловещем колдовстве, порабощающем тела и души, - но все равно
среди людей находилось немало тех, кто прибегал к их сомнительной помощи.
Одним из таких несчастных теперь оказался Слот Люгер.
                       *    *    *
     Гикунда была ближайшей к поместью Люгера деревней лилипутов и
находилась к северо-востоку от Элизенвара, притаившись в самой глубине
бескрайнего дикого леса, в котором не было дорог. Стервятник мог блуждать в
его чаще до конца своих дней.
     Но в среде подобных ему авантюристов тайные тропы в Гикунду и другие
селения лилипутов были известны не хуже, чем адреса оружейных лавок. Поэтому
он уверенно направил Тайви к трехсотлетнему дубу, который рос у подножья
поросшего лесом холма. В дупле старого дерева до сих пор белели чьи-то кости.
     Следующим ориентиром были едва уловимые, но совершенно особенные
очертания далеких гор на востоке, почти сливающихся с горизонтом. Эти горы
можно было увидеть с одной-единственной поляны во всем бескрайнем лесу,
сквозь узкий просвет в густых кронах деревьев.
     Потом невидимая тропа петляла по дну оврага, разрезавшего землю словно
глубокий шрам, и сокровенные ориентиры выводили осведомленного путника в
долину между двух угрюмых скал.
     Сверху скалы казались островами в необозримом зеленом океане; когда-то
Люгер пролетал над ними, но ничего не смог разглядеть сквозь плотную дымку,
окутывавшую их плоские вершины. Дымка всегда висела над скалами и вряд ли
была обычным туманом.
     ...Какая-то птица с шумом выпорхнула из сплетения ветвей и пронеслась
над головой Люгера так низко, что он ощутил движение воздуха, гонимого
крыльями. Возможно, это был один из крылатых стражей Гикунды.
     Слот проводил птицу взглядом и увидел, что она стала описывать круги
над лесом... Деревня была близко; Люгер знал это, а Тайви чувствовал
присутствие живых существ.
     Поэтому Стервятник не удивился, когда вдруг оказался на берегу лесного
озера. Посреди озера был виден остров, а на нем - странные и ни на что не
похожие жилища лилипутов.
     Древние деревья с верхушками, озаренными солнцем, отражались в
неподвижной воде. Озеро было очень глубоким и очень холодным. Даже у берега
не было видно дна, но в стоячей воде мелькали белесые тени каких-то
безглазых тварей. И хотя вокруг стояла мертвая тишина, Стервятник не
сомневался в том, что о его появлении уже известно в Гикунде.
     Руководствуясь все тем же устным путеводителем для авантюристов, Люгер
нашел висевший на дереве колокол и несколько раз ударил в него. Спустя
некоторое время из скрытого на далеком острове убежища вынырнула лодка и
заскользила к берегу. Человечек, сидевший в ней, был так мал, что его голова
и плечи едва возвышались над ее бортами. Взмахи маленьких, почти игрушечных
весел были частыми, как удары птичьих крыльев...
     Лодка пристала к берегу, и безоружный лилипут выскочил на сушу, быстро
перебирая короткими кривыми ножками. Он остановился перед Люгером, без
опаски рассматривая незваного гостя. Стервятник подозревал, что у этого
бесстрашия была более серьезная основа, чем просто желание пустить пыль в
глаза. В окрестностях озера пахло неизвестной большому человеку магией, пахло
так сильно, что временами мороз пробегал по коже.
     У лилипута была несоразмерно большая и абсолютно лысая голова,
морщинистое лицо с фиолетовыми губами неприятно контрастировало с тщедушным
детским телом. Уши казались огромными наростами по обе стороны головы; в их
мочках поблескивали серебряные серьги.
     Карлик был одет в костюм из тщательно выделанной кожи с вдавленными в
нее магическими символами. Пальцы его рук были усыпаны черными камнями, но
Люгер так и не заметил никаких признаков металла, в который они были бы
оправлены.
     Вообще лилипут выглядел далеко не так, как слуга или перевозчик, но
что мог знать Стервятник о его мотивах? Как выяснилось, карлик из Гикунды
знал о Люгере гораздо больше.
     - Ты приехал за гомункулусом? - спросил он скрипучим бесполым
голоском, столь же неприятным, как и его лицо с искаженными мужскими чертами.
     - Откуда ты знаешь? - вырвался у Слота чисто рефлекторный вопрос, о
чем он сразу же пожалел.
     Карлик пожал плечами.
     - Зачем еще ты мог бы прийти сюда? Ведь не торговать же кровью
девственницы, змеиным ядом, крысиной желчью или младенческой лимфой?..
     - Нет! - холодно и брезгливо отрезал Люгер.
     - А жаль, - вздохнул лилипут. - Хорошего материала всегда не
хватает. В последнее время его доставляют все меньше...
     Некоторое время они молчали. Карлик, казалось, целиком погрузился в
свои жутковатые мысли, и это начинало понемногу раздражать Люгера.
     - Во всяком случае, я именно тот, кто тебе нужен, - сказал наконец
человечек из Гикунды, возвращаясь к неутешительной реальности. - Иначе на
твой зов пришел бы кто-нибудь другой....
     - Ты сделаешь то, о чем я прошу? - нетерпеливо прервал его Люгер.
     - А чем ты заплатишь? - спросил маленький человечек, склонив голову
набок и хитро прищурившись. Он явно оценивал скромную, без излишеств, сбрую
Тайви и одежду Стервятника, в которой не было и намека на роскошь.
     Слот показал ему столбик из золотых монет, зажатый между большим и
указательным пальцами, но карлик отрицательно покачал головой.
     - Этого мало. Хороший гомункулус стоит дорого. Некоторые ингредиенты
весьма редки...
     Стервятник некоторое время колебался. Потом, проклиная про себя
хитрость маленького народа, снял с пальца перстень с кровяной яшмой и
подал его лилипуту. Тот долго и внимательно рассматривал камень, подставляя
его под различными углами лучам солнечного света.
     - Хорошо, - кивнул он наконец и отдал перстень Люгеру. - Этим
заплатишь после. Гомункулус будет готов через сорок дней. Мне понадобится
немного мужского семени. Лучше, если оно будет твоим. Отдашь его сегодня
ночью. Ты, наверное, знаешь, чем еще большие люди оплачивают наши услуги?
     Стервятник кивнул с мрачным видом, но лилипут продолжал как ни в чем
не бывало:
     - Многие отказывались платить, поэтому мы вынуждены брать плату вперед.
Все знают, что наши мужчины бесплодны, но маленький народ существует уже не
один десяток поколений... Одна из наших женщин должна понести от тебя, и это
произойдет сегодня ночью. Фаза луны весьма благоприятна для зачатия нового
Мастера Погоды...
     Внезапно солнце скрылось за невесть откуда взявшимися облаками, и земля
погрузилась в тень. Сильный порыв ветра ударил Люгера в лицо, хотя кроны
деревьев, растущих на берегу озера, остались неподвижными.
     В наступивших сумерках ярко засверкали зубы смеющегося лилипута и
серьги в его ушах. Ветер, тоскливо стеная, носился вокруг Люгера и забрасывал
его опавшими листьями. От почерневшего озера дохнуло холодом и мраком...
     Потом ветер стих так же внезапно, как начался. Тучи разбежались от
солнца, и оно вновь отразилось в посветлевшей воде.
     - Я не нуждаюсь в напоминаниях, - жестко проговорил Люгер. Он не
любил, когда ему демонстрировали силу, которую у него и так хватало
благоразумия признать.
     - Прекрасно, - без тени иронии сказал лилипут. - Тогда жди в хижине
на восточном берегу озера. Вечером туда привезут нашу женщину. Не советую
тебе менять свое решение и уезжать отсюда. Почему-то мне кажется, что ты
можешь заблудиться...
     С этими словами он прыгнул в лодку и поплыл к острову. Люгер проводил
его проклятиями и ругательствами, которые так и не были произнесены вслух.
                       *    *    *
     На следующее утро Стервятник возвращался в поместье в отвратительном
расположении духа. До сих пор его охватывала дрожь при одном лишь
воспоминании о кошмарной любовнице, с которой ему пришлось провести ночь.
Она была требовательна и ненасытна, а Люгер даже не мог послать ее к
дьяволу... Ее тело оказалось отвратительным, жалким и безобразным, как тело
какого-то безволосого животного, однако она дала ему выпить зелья, ненадолго
сделавшего мир гораздо более сносным.
     Теперь Люгеру представлялось, что карлица владела темным искусством
извращенной любви, которое осталось бы недоступным и непонятным ему в
ином, менее смутном состоянии сознания. Но той ночью он сумел сделать то, на
что был бы совершенно неспособен при других обстоятельствах...
     Пробуждение было ужасным. В утренних сумерках карлица показалась ему
еще более уродливой, чем при тусклых вспышках огня в медных светильниках.
Вдобавок она унесла с собой черный сосуд с его семенем...
     Он ненавидел себя за совершенную губительную глупость. Суеверный ужас,
который Люгер теперь испытывал, заставил сожалеть о том, что он слишком
доверился такому обманчивому советчику, как безликий монах из сновидений...
     Люгер терялся в более чем неприятных догадках. Какому мрачному
колдовству могла послужить его собственная плоть? В какое рабство он отдал
себя этой ночью? Не слишком ли высока была плата за капризного и непонятного
помощника, которым он хотел обзавестись?.. Его тошнило при мысли о
смертельных узах, которыми он, может быть, до конца своих дней привязал
себя к Гикунде...

                      Глава шестнадцатая
                  СЛЕПОЙ НА ДОРОГЕ В ФИРДАН

     В двадцать восьмой день двенадцатого месяца 2994 года от рождения
Спасителя Люгер отправился в дальний путь.
     Половину предшествующей ночи он провел, наблюдая за светилами и
производя кое-какие астрологические расчеты. На два месяца вперед взаимное
расположение звезд и планет могло оказаться для него исключительно
неблагоприятным, но двадцать восьмой день был далеко не самым худшим.
Равнодушные цифры и небесная механика, безразличная к судьбам, определяемым
вечным движением сфер, вынесли ему неутешительный, однако и неокончательный
приговор.
     Гораздо хуже был приговор, который он прочел утром в преданных и
тоскливых глазах Газеуса. Старая кормилица была вне подозрений, но даже ей
Люгер не сказал об истинной цели своего путешествия, прежде всего для ее же
блага.
     Слуги знали только, что хозяин надолго уезжает в Гарбию. Стервятник
намеренно назвал им целью своей поездки Тесаву, город на берегу моря Уртаб,
находившийся достаточно близко от Валидии и достаточно далеко от Адолы.
Тесава была известным гнездом морских контрабандистов, и у Стервятника, в
представлении слуг, вполне могли появиться там неотложные дела.
     На самом же деле Люгер купил себе место в торговом караване,
отправлявшемся в Фирдан, но место предназначалось не ему. Сам он собирался
проделать этот путь в одиночестве. Слот хотел без особых помех доставить
гомункулуса в Тегинское аббатство, где теперь находилась резиденция ордена
Святого Шуремии...
                       *    *    *
     На берегу лесного озера он получил из рук Мастера Погоды запечатанный
сосуд, покоившийся на дне деревянного ящика, который к тому же был тщательно
завернут в плотную черную ткань.
     В последних инструкциях лилипута не содержалось ничего нового, но
Люгер покорно выслушал их, прежде чем отдал тому золото и перстень. Он не
должен был вскрывать ящик в светлое время суток, в явном или тайном
присутствии кого-либо еще, а также вносить его в святые места. Догма о том,
какие места считать святыми, казалась Стервятнику весьма спорной, но он не
стал заострять внимание на этом вопросе.
     Вопрошать гомункулуса следовало не более одного раза за ночь, а кормить
кровью - не реже, чем каждое новолуние. В противном случае коварное дитя
колдовства могло утаивать сокровенное и даже лгать, обрекая вопрошающего на
неприятности. Люгер подозревал, что и сам лилипут скрыл от него некоторые
существенные аспекты некромантии, но не представлял себе, как заставить того
поделиться ими.
     Мастер Погоды принял деньги равнодушно, и Стервятнику показалось, что
главную часть платы он внес гораздо раньше - сорок ночей назад. Золото и
камень были для карлика лишь полезным дополнением к приятному.
     ...Теперь сосуд с гомункулусом был надежно спрятан на дне большого
сундука, под огромным количеством обыкновенных и совершенно ненужных Люгеру
вещей, представлявших тем не менее некую коммерческую ценность. Сундук
занял свое место среди прочей поклажи в одной из тридцати повозок,
запряженных мулами и медленно двигающихся по направлению к Адоле под
охраной пятидесяти верховых наемников и купеческих слуг.
     Сам Люгер ехал один совсем по другой дороге и рассчитывал попасть в
Фирдан гораздо раньше каравана.
                       *    *    *
     Чем дальше отъезжал он от поместья, тем сильнее ощущал, как болезненно
рвутся невидимые нити, которые никогда не давали знать о себе раньше, в
более счастливые времена. Конечно, он не впервые покидал свой дом, но
сейчас оставлял его, почти не надеясь вернуться обратно.
     Слот вдруг почувствовал, как дорого ему все, с чем он расставался, -
люди, пес, витавшие здесь духи предков, уют древней мебели и живое тепло
реликтов, сами стены, в которых увязли столетия, заброшенные тайны
библиотеки и даже коллекция мертвых врагов, служившая его роду источником
магической силы.
     Он понимал, что может отсутствовать годы, десятилетия и, вернувшись, не
найти здесь ничего, кроме развалин и запустения. Даже если судьба окажется
благосклонной к Стервятнику, Глан все равно уже похитил у него две вещи,
кроме которых не было ничего по-настоящему ценного в этом мире, - время и
душевный покой...
     Неизбывная тоска, способность к которой Люгер никогда бы в себе не
заподозрил, прочно поселилась в его сердце, и не было ничего в ближайшем
будущем, что могло бы ее изгнать. Ничто не имело теперь особого значения,
кроме зловещего талисмана и женщины, томящейся в подземелье оборотней.
     Стервятник пренебрег даже своими амулетами и драгоценным оружием,
которые непременно взял бы с собой в кратковременную и менее безнадежную
поездку. Оружие могло износиться или сломаться, амулеты можно было потерять
и найти вновь. В конце концов, все можно было купить - магистр Серой Ложи
обещал ему это...
     Теперь Слот не дорожил ничем. Не стоили внимания ни богатство, ни
известность, ни благосклонность женщин, ни чье-либо хорошее или дурное
отношение, ни искушения властью, ни магические тайны...
     Это можно было бы назвать желанной свободой, если бы не чудовищное
внутреннее рабство, в котором Люгер находился с тех пор, как побывал в
подземелье Фруат-Гойма. Он жил одной лишь наивной надеждой на то, что
магистр Глан все же не обманет его...
                       *    *    *

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг