Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
и, выпучив глаза, изобразил захлопывающуюся пасть.
   - Неужели динозавр?! - дрожащим голосом спросил Курочкин.
   - Вот-вот, именно динозавр.
   - Ну и что же?
   - Ничего. В таких случаях решающее устройство должно было дать толчок
назад за несколько минут до происшествия, а затем выдернуть
путешественника, но вместо этого оно дернуло его вместе с динозавром, так
сказать, во чреве.
   - Какой ужас! - воскликнул Курочкин. - Чем же это кончилось?
   - Динозавр оказался слишком большим, чтобы поместиться в камере
хронопортации. Ошибка была исправлена автоматическим корректором,
бросившим животное снова в прошлое, а старикашка был извлечен, но какой
ценой?!
   Пришлось менять все катушки деполяризатора. Они не выдержали пиковой
нагрузки.
   - Могло же быть хуже! - сказал потрясенный Курочкин.
   - Естественно, - согласился Плевако. - Мог перегореть главный
трансформатор, там не такой уж большой запас мощности.
   Несколько минут оба молчали, инструктор и кандидат в путешественники,
обдумывая возможные последствия этого происшествия.
   - Ну вот, - сказал Плевако, - теперь вы в общих чертах представляете
себе технику дела. Все оказывается не таким уж сложным. Правда?
   - Да, - неуверенно ответил Курочкин, пытаясь представить себе, как его,
в случае необходимости, будут дергать из пасти льва. - А каким же образом
я вернусь назад?
   - Это уже не ваша забота. Все произойдет автоматически по истечении
времени, если только вы не наделаете каких-нибудь глупостей, грозящих
катастрофическим увеличением петли гистерезиса. В этом случае ваше
пребывание в прошлом будет немедленно прервано. Кстати, на сколько дней вы
получили разрешение?
   - Всего на пять дней, - сокрушенно сказал Курочкин. - Просто не
представляю себе, как за это время можно выполнить всю программу.
   - А просили сколько?
   - Десять дней.
   - Святая простота! - усмехнулся Плевако. - Нужно было просить месяц,
получили бы десять дней. У нас всегда так. Ну ладно, теперь уже поздно
что-нибудь предпринимать. Становитесь на весы.
   Курочкин шагнул на площадку весов. Стрелка над пультом счетной машины
показала 75 килограммов.
   - Так! - Плевако набрал две цифры на табуляторе. - Какая дата?
   - Чего? - не понял Курочкин.
   - В когда точно хотите отправиться?
   - Тридцатый год нашей эры.
   - Тридцатый год, тридцатый год, - промурлыкал Плевако, нажимая клавиши.
   - Координаты?
   - Координаты? - Курочкин вынул карманный атлас. - Пожалуй, что-нибудь
вроде тридцати двух градусов пятидесяти минут северной широты и... - Он
нерешительно пошарил пальцем по карте. - И тридцати пяти градусов сорока
минут восточной долготы. Да, пожалуй, так!
   - Какой долготы? - переспросил Плевако.
   - Восточной.
   - По Гринвичу или Пулкову?
   - Гринвичу.
   - Отлично! Координаты гарантируем с точностью до трех минут. В случае
чего, придется там пешочком. Понятно?
   - Понятно.
   Плевако нажал красный клавиш сбоку машины и подхватил на лету
выскочивший откуда-то картонный жетон, испещренный непонятными знаками.
   - Желаю успеха! - сказал он, протягивая жетон Курочкину. - Сейчас
подниметесь на двенадцатый этаж, отдел пять, к товарищу Казановаку.
   Там вам подберут реквизит. А затем на первый этаж в сектор
хронопортации.
   Жетон отдадите им. Вопросы есть?
   - Вопросов нет! - бодро ответил Курочкин.
   - Ну, тогда действуйте!
    
 Курочкин долго бродил по разветвляющимся коридорам, прежде чем увидел
дверь с надписью:

   5-й отдел 
   ВРЕМЕНА И НРАВЫ

   - Товарищ Казановак? - спросил он у человека, грустно рассматривающего
какую-то тряпицу.
   Тот молча кивнул.
   - Меня сюда направили... - начал Курочкин.
   - Странно! - сказал Казановак. - Я никак не могу понять, почему все
отделы могут работать ритмично, и только во "Времена и Нравы" сыпятся
посетители, как в рог изобилия? И никто не хочет считаться с тем, что у
Казановака не две головы, а всего лишь одна!
   Смущенный новой для него интерпретацией свойств рога изобилия, Курочкин
не нашелся, что ответить. Между тем Казановак отвел от него взгляд и
обратился к девице лет семнадцати, сидевшей в углу за пультом:
   - Маша! Какая же это набедренная повязка древнего полинезийца?!
   Это же плавки мужские безразмерные, двадцатый век. Пора уже немножко
разбираться в таких вещах!
   - Разбираюсь не хуже вас! - дерзко ответила девица.
   - Как это вам нравится? - обратился Казановак непосредственно к
Курочкину. - Нынешняя молодежь!
   Курочкин изобразил на своем лице сочувствие.
   - Попробуйте снова набрать индекс, - продолжал Казановак. - Тринадцать
эм дробь четыреста тридцать один.
   - У меня не десять рук! - огрызнулась Маша. - Вот наберу вам копье,
потом займусь повязкой.
   По-видимому, дела, которые вершил отдел "Времена и Нравы", были под
силу только мифическим десятируким, двуглавым существам.
   Однако не прошло и трех минут, как получивший и копье и повязку
Казановак снова обернулся в сторону Курочкина:
   - Чем могу служить?
   - Мне нужно подобрать реквизит.
   - Куда именно?
   - Иудея, первый век.
   На какую-то долю секунды в бесстрастных глазах Казановака мелькнула
искорка одобрения. Он придвинул к себе лежавший на столе толстый фолиант
и, послюнив палец, начал листать страницы.
   - Вот!
   Курочкин подошел к столу и взглянул через плечо Казановака на выцветший
рисунок, изображавший человека в длинном лапсердаке, с ермолкой на голове,
обутого в старинные штиблеты с резинками.
   - Ну как, смотрится? - самодовольно спросил Казановак.
   - Боюсь, что не совсем, - осторожно ответил Курочкин. - Мне кажется,
что это... несколько более поздняя эпоха.
   - Ага! - Казановак снова послюнил палец. - Я уже знаю, что вам нужно.
   Полюбуйтесь!
   На этот раз на рассмотрение Курочкина был представлен наряд бухарского
еврея. Однако и этот вариант был отвергнут.
   - Не понимаю! - В голосе Казановака прозвучала обида. - Какой же
костюмчик вы себе в конце концов мыслите?
   - Что-нибудь... - Курочкин задумался. - Что-нибудь, так сказать, в
библейском стиле. Ну, скажем, белая холщовая рубаха...
   - Холщовых нет, - сухо сказал Казановак, только синтетика.
   - Ну, пусть синтетика, - печально согласился Курочкин.
   - Еще что?
   - Дальше - хитон, тоже желательно белый.
   - Что такое хитон? - поинтересовалась Маша.
   - Хитон это... Как вам объяснить? Такое одеяние, похоже на плащ, только
свободнее.
   После долгих поисков в одном из каталогов было обнаружено нечто белое с
капюшоном, закрывающим лицо и снабженным прорезями для глаз.
   - Подходит?
   - Как будто подходит, - нерешительно подтвердил Курочкин.
   - Маша, набери!
   Маша набрала шифр, и лента транспортера доставила откуда-то снизу
аккуратно перевязанный пакет.
   - Примерьте! - сказал Казановак, разрезая ножиком бечевку.
   Глаза, прикрытые контактными линзами, в обрамлении капюшона выглядели
столь необычно, что Маша захохотала:
   - Ой, не могу! Умора!
   - Ничего смешного нет! - одернул ее Казановак. - Очень практичная
одежда для тамошнего климата. И головного убора не нужно, защищает от
солнечных лучей. Не хотите, можете откинуть на плечи. Хитончик - первый
сорт, совсем новый. Наклейку разрешается сорвать.
   Курочкин нагнулся и отодрал от подола ярлык с надписью:
   "Театральные мастерские. Наряд кудесника. Размер 50, рост 3. 100%
нейлона"
   - Так... - Казановак оглядел его с ног до головы. - Какая обувь?
   - Сандалии.
   Выбор сандалий не представлял труда. По совету Маши остановились на
толстых рубчатых подошвах из пластика, украшенных позолоченными ремешками.
   - Носочки свои оставите или подобрать? - спросил Казановак.
   - Нет, сандалии носят на босу ногу.
   - Кальсоны, трусы или плавки? - поинтересовалась Маша.
   - Не знаю, - растерянно сказал Курочкин. - Может быть, лучше
набедренную повязку?
   - Можно и повязку. А вы умеете ее повязывать?
   - Тогда лучше плавки, - поспешно ответил Курочкин, устрашенный
перспективой прохождения инструктажа у такой решительной особы.
   - Как хотите.
   - Переодевайтесь! - Казановак указал ему на кабину в глубине комнаты. -
Свои вещички свяжите в узелок. Получите их после возвращения.
   Спустя несколько минут Курочкин вышел из примерочной во всем
великолепии нового наряда.
   - Ну как? - спросил он, поворачиваясь кругом.
   - Впечатляет! - сказала Маша. - Если б я ночью такого увидела, честное
слово, родила бы со страха.
   - Ну вот, - сказал Казановак, - теперь - индивидуальный пакет, и можете
смело отправляться. - Он пошарил в ящике стола и извлек оттуда черную
коробочку. - Получайте!
   - Что тут? - поинтересовался Курочкин.
   - Обычный набор. Шприц-ампула комплексного антибиотика, мазь от
насекомых и одна ампула противошоковой сыворотки. На все случаи жизни.
   Теперь все!
   - Как все, а деньги? - спросил обескураженный Курочкин.
   - Какие еще деньги?
   - Полагаются же какие-то суточные, на самые необходимые расходы.
   - Суточные?
   Казановак почесал затылок и углубился в изучение какой-то книги. Он
долго вычислял что-то на бумаге, рылся в ящике стола, сокрушенно вздыхал и
снова писал на бумаге колонки цифр. Наконец, жестом ростовщика он выбросил
на стол горсть монет.
   - Вот, получайте! На четыре дня - двадцать динариев, - Почему же на
четыре?
   - День отбытия и день прибытия считаются за один день, - пояснил
Казановак, Курочкин понятия не имел, что это за сумма.
   - Простите, - робко спросил он, - двадцать динариев - это много или
мало?
   То есть я хотел спросить... в общем я не представляю себе...
   - Ну, копей царя Соломона вы на них не купите, но прокормиться хватит,
- ответил Казановак, обнаружив при этом недюжинное знание экономической
ситуации на Ближнем Востоке в эпоху римского владычества. - Все?
   - Еще две бутылки водки, - попросил Курочкин, вспомнив совет Плевако. -
Если можно, то пшеничной.
   - Это еще зачем?
   Курочкин замялся:
   - Видите ли, - сказал он лживым голосом, - экипировка у меня очень
легкая, а ночи там холодные.
   - Маша, одну бутылку!
   - Но почему одну? - вступил в пререкания Курочкин.
   - Не такие уж там холодные ночи, - резонно ответил Казановак.
   Расторопная Маша принесла и водку.
   Курочкин поднялся и растерянно оглянулся по сторонам.
   - Извините, еще один вопрос: а куда все это можно сложить?
   - Маша, достань чемодан!
   - Нет, нет! - поспешно возразил Курочкин. - Чемодан-это не та эпоха.
   Нельзя ли что-нибудь более подходящее?
   - Например?
   - Ну, хотя бы суму.
   - Суму? - Казановак придвинул к себе справочник. - Можно и суму.
   Предложенный ассортимент сумок охватывал весь диапазон от необъятных
кожаных ридикюлей, какие некогда носили престарелые гувернантки, до
современных сумочек для театра из ароматного пластика.
   Курочкин выбрал голубую прорезиненную сумку с длинным ремнем через
плечо, украшенную шпилями зданий и надписью: "Аэрофлот". Ничего более
подходящего не нашлось.
   - Теперь, кажется, все, - облегченно вздохнул он.
   - Постойте! - закричала Маша. - А грим? Вы что, с такой рожей в первый
век собираетесь?
   - Маша! - Казановак укоризненно покачал головой. - Нельзя же так с
клиентом.
   Однако все согласились, что грим действительно необходим.
   Казановак рекомендовал скромные пейсы, Маша настаивала на длинной
прямоугольной ассирийской бороде, завитой красивыми колечками, но Курочкин
решительно потребовал раздвоенную бородку и локоны, ниспадающие на плечи.
   Эти атрибуты мужской красоты больше гармонировали с его нарядом.
   Маша макнула кисть в какую-то банку, обильно смазала клеем лицо и
голову Курочкина и пришлепнула пахнущие мышами парик и бороду.
   - Просто душка! - сказала она, отступив два шага назад.
   - А они... того... не отклеятся? - спросил Курочкин, выплевывая
попавшие в рот волосы.
   - Можете не сомневаться! - усмехнулся Казановак. - Зубами не отдерете.
   Вернетесь, Маша отклеит.
   - Ну, спасибо! - Курочкин вскинул на плечо сумку и направился к двери.
   - Подождите! - остановил его Казановак. - А словари, разговорники не
требуются?
   - Нет, - гордо ответил Курочкин. - Я в совершенстве владею арамейским и
древнееврейским.
   - Тогда распишитесь за реквизит. Вот здесь и здесь, в двух экземплярах.
    
 - Ничего не забыли? - спросил лаборант, высунув голову через форточку,
какой раньше отделяли кассиров от остальных представителей грешного
человеческого рода.
   - Сейчас проверю. - Курочкин открыл сумку и в темноте нащупал пачку
сигарет, зажигалку, индивидуальный пакет и бутылку. - Минуточку! - Он
пошарил в поисках рассыпавшихся монет. - Кажется, все!
   - Тогда начинаем, лежите спокойно!
   До Курочкина донесся звук захлопнувшейся дверцы. На стене камеры
зажглось множество разноцветных лампочек.
   Курочкин поудобнее устроился на гладкой холодной поверхности лежака. То
ли от страха, то ли по другой причине, его начало мутить. Где-то над
головой медленно и неуклонно нарастал хватающий за сердце свист. В бешеном
ритме замигали лампочки. Вспыхнула надпись:
   СПОКОЙНО! НЕ ДВИГАТЬСЯ, ЗАКРЫТЬ ГЛАЗА!
   Лежак начал вибрировать выматывающей мелкой дрожью. Курочкин машинально
прижал к себе сумку, и в этот момент что-то оглушительно грохнуло,
рассыпалось треском, ослепило через закрытые веки фиолетовым светом и,
перевернув на живот, бросило его в небытие...

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг