Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   Волшебник хохотал.
   - Девочка, ты прелесть, - еле выговорил он. - Похоже, ты и в самом деле
неплохо владеешь этой железкой...
   - Между прочим, мне приходилось ею убивать.
   - Тем приятнее мне будет, когда ты перестанешь барахтаться. А ты  скоро
перестанешь, королева моя...
   Анастасия с тоской и отвращением сказала:
   - Попался б ты мне на войне, писец...
   - Господи, да что ты знаешь о войне? Похоже, у кого-то из вас  каким-то
чудом завалялся то ли "Айвенго", то ли Дюма... Что ты знаешь о войне?
   - А ты? - запальчиво крикнула Анастасия.
   - У меня есть возможность увидеть любую  войну.  Насмотрелся.  Погляди,
что там ваши мечи!
   Перед Анастасией неслась  желтая  земля,  сухая,  каменистая.  Скальные
отроги, высокие склоны, над которыми она мчалась - не она, а словно бы  ее
дух в чьем-то чужом теле, в каком-то странном летающем ящике, над  головой
стрекочуще гудело, а за прозрачным круглым окном бушевал ужас  -  с  земли
прямо к Анастасии тянулись слепяще яркие полосы, вокруг  вспыхивали  дымы,
грохотало, выло, визжало, бухало, чья-то  чужая  смертная  тоска  и  жажда
жизни  пронизывали  Анастасию  с  такой  мощью,  словно  это  ее   убивали
непонятным образом и вот-вот  должны  были  прикончить;  и  кто-то  кричал
рядом: "Толя, вверх, вверх! Еще спарка слева!"  Анастасия  увидела  совсем
рядом лицо смотревшего вниз мужчины, в его глазах  было  жуткое  осознание
конца  и  яростная  жажда  выжить;  Анастасии  отчего-то   сделалось   его
неимоверно  жаль,  и  она  пожелала,  всей   добротой   своей,   рыцарским
сочувствием к гибнущему воину пожелала, чтобы он уцелел, выжил,  спасся...
В ушах еще затухал непонятный крик: "Спарка  слева!"  -  а  Анастасия  уже
стояла на пушистом ковре перед хрустальным столом.
   Но волшебник на сей раз вел себя странно - полузакрыв глаза, он  то  ли
всматривался,  то  ли  вслушивался  неизвестно  во  что,  бормотал,  будто
спросонья:
   - Неужели спасла? Выдернула? Быть не может, это что ж, можно вот так...
как смогла...
   Анастасия жадно  вслушивалась,  ничего  толком  не  понимая.  Волшебник
дернулся, открыл глаза.
   - Я его спасла? - спросила Анастасия.
   - Кого? Глупости! - Он отступил на шаг, скрестил руки на груди в  своей
смешной манере казаться величественным. - Не будем отвлекаться, дикарочка.
Быть может, хватит на сегодня разговоров?
   Что-то звонко щелкнуло. Анастасия глянула вниз -  верхняя  застежка  ее
алой рубашки сама собой отскочила. Анастасия попыталась застегнуть ее,  но
она не поддавалась, выскальзывала из пальцев, как живая, а  там  и  вторая
застежка отскочила, и  третья,  Анастасия  тщетно  пыталась  справиться  с
ожившей   вдруг,   распахивавшейся   рубашкой.   Снисходительный   хохоток
волшебника хлынул в уши, как  липкая  вода;  лязгнув,  расстегнулась  сама
собой чеканная  пряжка  ее  пояса,  и  Анастасия,  в  охватившем  ее  злом
бессилии, вдруг вспомнила со всей четкостью, как она хотела спасения  тому
гибнущему  в  воздухе  воину.  Еще  ничего  не  соображая,  но   видя   по
исказившемуся лицу волшебника, по вспыхнувшему в его  глазах  страху,  что
происходит нечто для него неожиданное,  и  это  ей  только  на  пользу,  -
Анастасия, словно в  жарком  упоении  битвы,  пожелала.  Чтобы  рассыпался
прахом и исчез навсегда  этот  нелепый  и  страшный  мирок  вместе  с  его
свихнувшимся хозяином. Чтобы она вновь  вернулась  в  свой  мир  вместе  с
Ольгой. Чтобы все стало как прежде, до вступления на снег. Невозможно было
описать словами, как ее воля, юная,  дерзкая  и  упрямая,  ломала,  гнула,
одолевала  другую  волю,  заросшую  жирком  самодовольства  и  покоя;  как
протекала  эта  битва  в  полном  безмолвии,  посреди  непостижимых  химер
взбудораженного сознания. Что-то поддавалось, что-то  напирало,  что-то  в
ужасе отступало шаг за шагом, таяло...
   Потом в глаза ударил жаркий Лик Великого Бре, а  под  ногами  оказались
земля и трава. И поодаль лежала Ольга, в той же позе, что  под  стеклянным
колпаком, лежали лошади и псы, лежали кольчуга  и  меч,  и  ветерок  играл
расстегнутой рубашкой.
   Анастасия слабо улыбнулась и осела в траву, теряя сознание.



7. ЧЕЛОВЕК ИЗ ВОЙНЫ

                                                    Я словно меж войной
                                                    и тишиной посредник...
                                                             Ш.Нишнианидзе

   Вода лилась на лоб, на щеки, стекала  на  обнаженную  грудь.  Анастасия
отфыркнулась, открыла глаза, без  усилий  приподнялась  и  села,  обхватив
руками колени. Ее слегка  знобило,  но,  в  общем,  она  чувствовала  себя
прекрасно, даже приподнято, и помнила все, от начала до конца.
   Ольга, с  баклажкой  в  руке,  стояла  рядом  на  коленях  и  испуганно
таращилась на нее, а Бой с Горном прыгали вокруг, норовя  лизнуть  в  ухо.
Анастасия отмахнулась от них и улыбнулась верному оруженосцу:
   - Олька, все прекрасно!
   - Что с нами было? Ничего не помню...
   - Ах да, ты же сладко дрыхла без задних ног... - прищурилась Анастасия.
- А мы тем временем были в гостях. Пригласили вот... Рассказать?
   Чем дальше она забиралась в своем  рассказе,  тем  круглее  становились
глаза Ольги.
   - Быть такого не  может!  -  сердито  выдохнула  она,  когда  Анастасия
закончила.
   - А снегопад посреди осени?
   - Пусть снегопад! А вот  все  остальное...  -  упрямо  мотнула  головой
Ольга. - Просто наваждение, и все. Кто-то навел на нас чары. Может,  здесь
место такое, замороченное. Мерещится всякая чушь...
   - Но ведь я все помню? О Древних? О волшебнике?
   - А откуда ты знаешь, что это правда? Что ты  и  в  самом  деле  видела
прошлое? Может, так бывает со всеми, кто здесь  проезжает?  Сначала  снег,
потом метель, потом наваждение... Чем доказать?
   Анастасия  призадумалась.  Доказать,  действительно,  нечем.  То,   что
доспехи оказались, с нее сняты,  а  рубашка  расстегнута,  еще  ничего  не
доказывает - кто знает все о наваждениях и чарах?
   Она поднялась, застегнула рубашку, пробормотала сквозь зубы:
   - А все-таки жалкий человечишка... Дикая сказка,  до  того  дикая,  что
поневоле в нее верится...
   Ольга подала ей кольчугу. Анастасия надела ее через голову,  опоясалась
мечом, нахлобучила шлем.
   - Есть вещи, из-за  которых  и  хочется  верить,  что  все  было  сном.
Утверждение, будто бы до  Мрака  слабым  полом  были  женщины,  а  сильным
мужчины. Умом соображаю: до  Мрака  возможно  было  все,  что  угодно,  но
сердцем принять...
   Ольга  поглядывала  на  нее  как-то   странно.   Анастасия   вспомнила,
усмехнулась:
   - Ну да, я и  забыла,  что  тебе-то  как  раз  именно  это  сказкой  не
кажется...
   Обычно Ольга на сей счет отмалчивалась, но тут глянула упрямо:
   - Принято говорить вслед за  каким-то  древним  поэтом,  что  любовь  -
изобретение природы. А где ты  видела  в  природе,  чтобы  кобель  валялся
снизу, задрав лапки?
   Логика была железная. Анастасия помолчала ошеломленно, потом нашлась:
   - Но ведь это животные... человек умнее!
   - А может, природа всех умнее? - показала ей язык Ольга.  -  Тем  более
там, где не ум нужен?
   Анастасия  вспомнила  все,  что  говорил  о  Природе  волшебник  -  или
наваждение  в  облике  волшебника?  -  и  не  решилась  далее   продолжать
дискуссию.  Задумчиво  отошла  прочь,  носком  сапожка  поддевая   крупные
камешки. Имеет ли она право записать  на  счет  своих  рыцарских  триумфов
недавнюю победу над злым волшебником, мерзким чудовищем из плоти и  крови,
или все этой ей примерещилось?
   Что-то хлопнуло высоко в небе, словно сказочная громадная птица ударила
крылом. Анастасия удивленно задрала голову,  заслоняясь  ладонью  от  Лика
Великого Бре.
   Вниз, к земле плыл круглый белый шатер. А под шатром на  пучках  тонких
веревок раскачивалась человеческая фигура!
   Анастасии пришло на ум,  что  наваждение  продолжается.  Что  волшебник
оправился и догоняет ее. Но не похоже что-то. Разъяренный, он пустил бы  в
ход что-нибудь посерьезнее, не стал бы глупо качаться вот так под странным
шатром, он  ведь  показывался  на  земле  в  облике  огненного  змея,  мог
превратиться  во  что-нибудь  посолиднее...  Нет,  если  он  был,  с   ним
покончено... Но что это?
   - Стой на месте! Смотри  за  лошадьми  и  собак  придержи!  -  крикнула
Анастасия и побежала в  ту  сторону.  Меч  колотился  о  бедро.  Анастасия
придерживала его рукой.
   Шатер уже достиг земли, съежился, опал вздрагивающей кучей белой ткани.
Человек освободился из веревок, перекатился в сторону,  рослый  человек  в
пятнисто-зеленом, затянутый в какую-то  странную  амуницию,  в  диковинной
шапочке с алой пятиконечной звездой. Он лег на живот, выставив  в  сторону
Анастасии   какую-то   короткую   несерьезную   штуковину,    напоминавшую
музыкальный инструмент. Крикнул хрипло:
   - Дриш!
   Анастасия с разбегу сделала еще несколько шагов. На конце той штуковины
вспыхнул прерывистый огонь, раздался четкий перестук, словно кто-то  бежал
вдоль железного частокола, треща по нему  железной  палкой.  У  самых  ног
Анастасии полоской взлетел песок, словно человек с непостижимой  быстротой
швырнул в нее горсть камешков.  Но  никаких  камешков  не  видно.  Что  за
чудеса?
   Анастасия замерла, безмерно удивленная. Их разделяло шагов тридцать. Он
так приник, приложился к своей штуковине,  что  рассмотреть  его  лицо  не
удавалось. Анастасия положила руку на рукоять меча. И вновь хриплый крик:
   - Дриш, мать твою!
   - При чем тут моя мать? - крикнула в ответ Анастасия. - Вы ее знаете?
   Звук ее голоса оказал на него странное действие. Его словно подбросило.
Он ошалело огляделся вокруг и решился встать. Но свою штуку, прижав  ее  к
животу, по-прежнему наводил на Анастасию.
   - Может, его стрелой попотчевать? - донесся голос Ольги. -  Он  у  меня
как на ладони!
   - Нет! - вскрикнула Анастасия.
   У него было лицо человека  из  той  летающей  штуки,  спасенного  ею  в
недавнем наваждении, - худое, загорелое, со  светлыми  короткими  усиками,
словно бы выцветшими. Ну да, он самый! Значит, все было на самом деле?!
   - Олька, не стреляй! - крикнула Анастасия. - Не вздумай!
   - Не вздумай! - громко согласился  упавший  с  неба.  -  Руки  подними,
живенько!
   -  Рыцарь  рук  не  поднимает,  -  с  достоинством  сказала  Анастасия.
Понимала, что он испуган - стоит безоружный перед двумя рыцарями в  полном
вооружении, - и не хотела резкими движениями пугать его еще больше.
   - Ни фига себе металлисточка! - сказал  он,  не  отрывая  от  Анастасии
ошеломленного взгляда. Не то рассмеялся, не то всхлипнул. - Серп  и  молот
на шлеме... Девочки, вы не гурии, часом. Что, вот так тот  свет,  который,
не этот, и выглядит? А капитану десантному в нем  местечко  найдется,  или
куда пожарче погоните? Хотя куда уж опосля всего...
   Глаза у него странно  закатывались.  "В  обморок  бы  не  хлопнулся  по
извечной мужской привычке, - тревожно подумала Анастасия.  -  Хотя  он  же
воин. Ну да. Амазонка?"
   - Ты из амазонок, Капитан? - спросила она незамедлительно.
   - Гос-споди...  -  Он  топнул  ногой.  -  Нет,  земля  твердая,  солнце
светит... - И вдруг закричал надрывно: - Девочки, милые, ну где я есть?  Я
живой хоть? А вертолет где? Долбанули  ж  нас,  горели!  Вы  откуда  такие
чудные, да еще здесь, в лютой волости?
   Взгляд его перепрыгнул за спину Анастасии, и глаза у  него  вылезли  из
орбит. Анастасия тоже обернулась, но ничего страшного или удивительного не
усмотрела - к ним подходил Бой, виляя хвостом, дружелюбно скалясь.
   - Сколько ног? - заорал Капитан в лицо Анастасии. - Ног у него сколько,
говорю?
   - Шесть, - сказала Анастасия. - Как собаке и положено.  Ну,  понимаешь?
Это собака. Такое домашнее животное. У собак шесть ног. Не  бойся,  все  в
порядке, мы тебя не обидим...
   Он выпустил свою штуковину, глухо стукнувшуюся оземь, и понесся  прочь,
размахивая руками, вопя:
   - На хрен мне тот свет! Нету бога, нету!  И  аллаха  нету!  Зачем  сюда
затащили? Я ж помер! Мертвый я! Вот и лежал бы!
   Анастасия понемногу  начинала  соображать,  каким  это  было  для  него
потрясением - внезапно угодил в чужой мир, к чужим людям.  Он  погибал  на
той страшной войне, и вдруг... Стало жаль его, но Анастасия не тронулась с
места - пусть побудет наедине с собой.  Странно  -  он  молодой,  а  глаза
старыми кажутся...
   Уединение его протекало бурно -  он  рухнул  на  землю,  лупил  по  ней
кулаками и орал, что это нечестно, что это неправильно, что он никогда  не
верил во все эти загробные штучки, разве что самую малость, что сейчас  он
сам  дернет  кольцо  (недоуменно  подняла  брови   внимательно   слушавшая
Анастасия), и пускай его второй раз собирают по кусочкам, коли охота.  Еще
он ругал всех архангелов (?), кричал, что готов их  всех  приложить  одной
левой, а если его сошлют к чертям, то и там начнется  несусветное,  отчего
выйдет хуже одним чертям. Постепенно он  утомился,  выкричался  и  притих.
Лежал на земле лицом вниз, сжав кулаки и стиснув ими голову.
   Анастасия ждала, жестом удержав  на  месте  Ольгу.  Наконец  он  обмяк,
стиснутые кулаки медленно разжались, он накрыл ладонями землю и прижался к
ней щекой, словно слушал что-то, происходящее в ее загадочных недрах.  Над
полем стояла тишина, огромная, как небо. Анастасия ждала.
   Потом она не спеша подошла к нему, присела на корточки. Он  пошевелился
- лежать ему  было  неудобно  из-за  его  странной  сбруи,  пояса,  лямок,
карманов, из  которых  торчали  продолговатые  плоские  ящички.  Анастасия
осторожно коснулась его спины меж ремней, и пальцы наткнулись на твердое -
словно он носил под одеждой кирасу.
   И все же он почувствовал прикосновение, поднял голову,  а  там  и  сел,
свесив сильные руки меж колен.  Анастасия  заглянула  ему  в  лицо.  Синие
глаза, светлее ее собственных, смотрели с  угрюмой  отрешенностью  куда-то
сквозь нее и вдаль  -  Анастасии  приходилось  видеть  такие  глаза  перед
поединками, после боя, в минуты смертельной опасности, и этот взгляд ее не
удивил. Они сидели друг против друга,  глядя  в  противоположные  стороны,
довольно долго сидели так.
   - Слушай, где я, в конце концов, есть? - спросил Капитан. - Что-то  все
это никак на загробный мир не похоже...
   Анастасия заговорила - перескакивая с пятого на десятое, - рассказала о
Мраке, о Счастливой Империи, о своей  клятве,  о  волшебнике.  Послушав  о
волшебнике, Капитан произнес какие-то непонятные слова, в том числе что-то
о матери волшебника.
   - Ты ее знал? - удивилась Анастасия.
   - А? - Он словно смутился, махнул рукой. - Да нет, ругань такая...  Ну,
что там дальше?
   Анастасия рассказывала, а он слушал с  застывшим  лицом,  и  невозможно
было определить, как он к ее рассказам  относится  и  что  вообще  думает.
Наконец она умолкла, глянула вопросительно.
   - Интересно, спасу нет... - сказал Капитан. - И назад никак нельзя?
   Анастасия беспомощно пожала  плечами.  Сама  она  не  сомневалась,  что
нельзя никак - вряд ли такие чудеса  случаются  дважды,  это  не  дверь  в
стене, куда можно невозбранно шастать взад-вперед.
   - Да уж, наверное, никак... - ответил он сам себе,  и  его  лицо  вновь
застыло.
   - Ты посиди, - сказала Анастасия, стараясь говорить как можно мягче.  -
Опомнись, подумай. Потом приходи, ужинать будем.
   Поднялась и, не  оглядываясь,  пошла  туда,  где  Ольга  уже  разводила
костерок под таганом. Ольга встретила ее вопросом:
   - А что мы с ним делать будем, с таким бешеным?
   - Привыкнет, - так же тихо ответила Анастасия. - Он явно  из  амазонок.
Лишним не будет. Эта его штуковина - определенно оружие.  -  Она  тряхнула
головой: - Только подумать, Олька, - это же настоящий Древний! Даже  жутко
делается...
   Вскоре Капитан подошел к  ним.  Он  поднял  свою  штуковину,  принес  и

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг