Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
уровнем жестокости.  Живя  на  Авроре,  Хикки  давно привык к  подобным вещам и
потому даже не удивился, но ужас бедняги инспектора был ему хорошо понятен. 
     - Как они проникли в  дом?  -  спросил он.  Инспектор посмотрел на  него с
удивлением. 
     - Очень  профессионально.  Они  прошли  через  подвал  мгновенно отключили
сигнализацию,  потом поднялись наверх.  Судя по  всему,  они знали расположение
комнат в  обычном жилище корварцев.  А...  а  почему вы  решили,  что  их  было
несколько? 
     - Потому что  настоящие профи  работают только бригадой.  Времена одиночек
давно прошли, вы слышали об этом? 
     - Да-да...  Эксперты говорят,  что их было двое. Но при этом - практически
никаких следов,  понимаете?  Мы  нашли только аккуратно вскрытую вентиляционную
дверку  подвальной молельни  и  испорченный пульт  сигнализации внизу.  И  все.
Эксперты не могут даже сказать, как они ушли. 
     - Когда это произошло?  -  отрывисто спросил Макфьюз.  -  Клянусь, я найду
этих сволочей! 
     - Не найдешь, - ответил ему Хикки. - Может, найдешь заказчиков. Тут думать
надо. Или нет?.. 
     - По  словам  экспертов,   их  убили  в   полшестого  утра.   У   нас  тут
двадцатичетырехчасовые сутки,  - словно бы извиняясь, сообщил инспектор Хикки -
по одежде он сразу опознал в нем жителя какой-то другой колонии. 
     - Я в курсе, - улыбнулся Махтхольф. - Из чего стреляли, установили? 
     - Из "тайлеров", - поморщился инспектор. - Причем один, похоже, был совсем
новый,  с  необгоревшим испарителем.  Что  такое "тайлер",  вы,  конечно,  сами
знаете. В любом порту... 
     - Да, это не зацепка. Но, может, что-то еще? 
     - Эксперты работают.  Что они скажут -  кто его знает.  Пока говорят одно:
стреляли профессионалы, следов никаких нет. Никто ничего не видел, никто ничего
не слышал.  Никакая машина к  дому не подходила...  Их нашли только к  полудню:
забеспокоился  один   из   компаньонов  брата  главы  семьи.   Вот   так   вот,
джентльмены... 
     На лице Макфьюза, и без того суровом, зловеще заиграли желваки. Он коротко
пожал руку полицейского и вышел на воздух. 
     - Что ты думаешь? - спросил он у Хикки, доставая сигареты. 
     - Ничего хорошего,  - покачал головой тот. - Это были профи, причем весьма
высокого класса.  Вы  здесь даже и  не  представляете,  какие сейчас попадаются
мастера.  У  вас  все  принято решать полюбовно -  и  слава богу,  но  вот  сам
видишь... Могу только сказать, что кто-то заплатил за это хорошие деньги. Их не
найдут, Кипяток, даже и не думай. Они наверняка ушли на первых утренних рейсах.
Разбежались в разные стороны и теперь будут ждать нового заказа.  Я посоветовал
бы  тебе  пойти по  следующему пути:  разузнай,  кто  из  возможных конкурентов
покойника в  последнее время  часто покидал планету.  Если  ты  вычислишь,  что
кто-то  бывал на Авроре или,  тем паче,  на Килборне,  -  считай,  что ты почти
попал.  Половина  всех  ублюдков  сейчас  работает  через  Портленд  или  через
килборнскйх "баронов". 
     - Вот  только войны мне сейчас и  не  хватало.  -  Макфьюз опустил глаза и
тихонько тронул Хикки за локоть:  - Поехали, пора обедать. Когда мы ехали сюда,
я почему-то думал,  что это было ограбление или что-то в этом роде... Вот черт,
а!  Война, настоящая война на Пангее! Только этого нам не хватало. Нужно срочно
переговорить с людьми. 
     - Я  надеюсь,  ты знаешь,  о  чем с ними говорить?  Макфьюз ответил спустя
целую минуту: 
     - Да, знаю. Когда тебя ждать в следующий раз? 
     - Пока я хожу кругами и веду сугубо предварительные разговоры. Я ведь знаю
далеко не всех и  далеко не со всеми могу разговаривать как с тобой.  Не думай,
что мне нравится эта работа... Но я прекрасно понимаю, что другого выхода может
и не быть. 
     - Ты так веришь в стратегические таланты старика маршала? 
     - Верю...  Даже, наверное, больше чем верю. Я верую... вот так вот. Что-то
он такое знает,  понимаешь?  Что-то такое,  чего не знаем и не можем знать мы с
тобой. Наверное, он знает больше, чем весь Генеральный Штаб. 
     Макфьюз задумчиво хмыкнул и пригладил свою слегка седеющую шевелюру. 
     - Ты убедителен, черт тебя побери. Я тоже постараюсь быть убедительным. Не
знаю, как мне это удастся. 
     - Удастся,  Джерри. У тебя нет другого выхода. И у меня тоже его нет. И ни
у кого нет... Понимаешь? 
     * * * 
     Портленд встретил его  неожиданной влажной духотой.  По  словам  водителя,
который вез Хикки из  порта домой,  ливень валился на город целые сутки.  Летом
тут не бывало дождей или дождиков -  нет,  здесь,  почти на экваторе, случались
только ливни, страшные, иногда способные парализовать всю жизнь на Острове. Они
редко  несли  с  собой  прохладу.  Как  правило,  сразу же  после горячего душа
возвращалась обычная  жара,  и  насквозь  промокший  город  еще  долго  прел  в
своеобразной сауне.  Привыкнуть к  этому было трудно.  Хикки родился в столице,
расположенной на  громадном  полуострове  Северный  Рог,  и  почти  никогда  не
опускался к экватору -  осев наконец в Портленде,  он мучился тяжелым климатом,
проклиная ненавистные ему тропики. 
     Широченные колеса лимузина зашуршали в луже возле черных кованых ворот. 
     - Отправляйся домой,  -  сказал  Хикки  водителю.  -  Сегодня  ты  мне  не
понадобишься. Завтра - как обычно... 
     Ворота  неторопливо разъехались перед  ним.  Хикки  прошагал  по  все  еще
влажным  плитам,  миновал  роскошный розарий,  который  встретил  его  одуряюще
сладковатым ароматом умытых цветов,  и остановился перед ступенями дома. За эту
виллу когда-то просили совершенно безумные деньги.  Она была выстроена в первые
годы  освоения Острова,  тогда,  когда  кругом еще  шныряли дикие  звери,  а  в
окрестных лесах звенели пилами орды роботов-проходчиков, расширявших космопорт.
Трехэтажный особняк строили с тяжеловесной основательностью, одинаково присущей
всем  имперским  мирам  на  раннем  этапе  их  развития.   Такие  же  старинные
полукрепости стояли и на Кассандане, и на Орегоне, и на более молодых колониях.

     Хикки вырос в почти таком же древнем доме с индивидуальной энергосистемой,
автономным водоснабжением и с такими же прочными стенами, поэтому, покупая себе
жилище в  Портленде,  он не интересовался его ценой.  Больше всего на свете ему
хотелось иметь то, прежнее чувство защищенности, с которым он когда-то пришел в
мир. 
     Не выпуская из левой руки своего кожаного чемоданчика, Хикки прижал правую
ладонь к окошку идентификатора. Дверь радостно дзинькнула и приоткрылась. Хикки
шагнул в  холл.  На  стенах автоматически вспыхнули неяркие желтые плафоны.  Он
сбросил с плеч камзол,  переобулся в домашние туфли и прошагал в кабинет.  Дома
никого не было:  Ирэн находилась в офисе,  а его единственный пока сын Майк уже
три месяца лазил по скалам Мариенвальда, проводя лето в скаутском лагере. 
     Хикки  открыл  огромную,  полированного дерева дверь,  вошел  в  кабинет и
содрогнулся от неожиданности. 
     На него смотрели ироничные глаза,  почти такие же светлые,  как и  у  него
самого.  В  его  собственном кресле,  слегка выдвинутом из-за  стола,  восседал
светловолосый мужчина в  черных  брюках  с  широким желтым лампасом и  кремовой
рубашке без рукавов,  украшенной небольшими погончиками.  На  правом предплечье
красовалась  сложная  многоцветная  татуировка:   роскошно  сложенная  брюнетка
сладострасно обвилась вокруг огромного двуручного меча. 
     - Пол, - сказал Хикки, восстанавливая дыхание. - Ты все-таки с-сука, каких
мало. Ты хотел, чтобы я напрудил в штаны? 
     Этерлен  задумчиво поиграл золотистым локоном,  до  того  лежавшим на  его
плече. 
     - А что, это было бы недурно, - предположил он. - Может, повторим? 
     Хикки  прыснул,  ударил его  по  подставленной ладони и,  развязывая одной
рукой галстук, распахнул темную дверку бара. 
     - Наливай, негодяй, - выставив на стол бутылку коньяку и пару рюмок, Хикки
повернулся к шкафу.  -  Я пока переоденусь. Я все-таки ненавижу эти "приличные"
костюмы! 
     - В мундире лучше? 
     - Да хрен его знает. Как-то теплее. Надеюсь, ты уже пообедал? 
     - Не переживай,  Ирэн меня накормила по высшему разряду. А вообще я теперь
стал пить и натощак. 
     - Нервы? 
     -Годы...А ты? 
     - У меня хороший повар, я таскаю его с собой во все поездки. Ты же знаешь,
я не могу питаться по протокольному распорядку... Так что я тоже пообедал. 
     Хикки сел на стол, чокнулся с Этерленом и глотнул коньяку. 
     - Как твои дела? - поинтересовался генерал. 
     -- Пока все в  порядке.  Думаю,  у  нас все получится.  Дед выбрал хорошее
время  -  так  или  иначе,  но  все  нужные нам  люди  погрязли в  разного рода
неприятностях...  Работы тут  будет  очень много,  но  в  конечном результате я
уверен. 
     - Это славно... Правда, Дед не слишком разделяет твой оптимизм. 
     - Вот как?  - Хикки удивленно поднял брови и поставил рюмку на стол. - Что
это значит? 
     - А я знаю?  Он послал меня, что бы я вроде как подстраховывал тебя. Зачем
- кто  его знает?  Для меня вся эта история выглядит довольно-таки странно.  Ты
знаешь,  что эта идея пришла ему в  голову еще лет десять назад?  Да-а...  А  в
последнее время он стал связывать ее с планом "Ковчег". 
     - Что такое "Ковчег"? 
     - Это   Ахерон...   Больше   я   ничего  не   знаю.   Существует  какой-то
широкомасштабный проект, что-то такое вокруг Ахерона - план вступает в действие
в  момент начала войны.  Я знаю только,  что он запустил подготовку к "Ковчегу"
одновременно с этим, твоим делом.

      
     - То есть наша задача - подстраховать исполнение "Ковчега"? 
     Этерлен тихо рассмеялся. 
     - Да  кто ж  его знает?  Не знаю,  кто именно занимается сейчас этим самым
"Ковчегом".  Я  вообще ничего тут  не  понимаю.  Дед придумал какую-то  большую
каверзу.   Скажу  тебе  по  секрету:  в  отношении  войны  он  настроен  весьма
скептически. 
     - Для меня это не секрет. 
     - Наверное, ты все-таки многого не знаешь... Дед считает, что мы не просто
не готовы - мы совершенно не готовы к войне. 
     - Он хочет сказать, что мы все обречены? 
     - Вроде того.  Я не знаю, откуда у него такая информация. По данным Флота,
мы сможем отбиться от леггах,  даже не вводя в  действие второй эшелон обороны.
Первый  эшелон  сейчас заканчивает доукомплектацию сорока корпусов.  Через  год
будут сформированы еще сто с чем-то.  А вообще я лично видел сейф со знаменем и
документами восемьсот четвертого ударного... 
     - Какого?! Восемьсот четвертого? 
     - Да. Это было в кадрах двенадцатого крыла на Сент-Илере. 
     Хикки стремительно прикинул:  на  сегодняшний день нумерация заканчивалась
на пятьсот восьмидесятом планетарной обороны.  Восемьсот четвертый... Мать моя,
да  что  же  это  получается?  Флот  готовится развернуть еще  двести с  лишним
корпусов? Но это же мобилизация! 
     - Да, - кивнул Этерлен, - на восемьсот четвертый уже есть списки. Понятно,
что существуют и  восемьсот пятый,  и шестой,  и как минимум десятый.  Знамена,
документы,  все готово.  Причем,  насколько я  знаю,  половина новых легионов -
тяжелые полного состава. А Дед считает, что этого мало. 
     - Это значит,  что в каждом из них от двадцати пяти до сорока кораблей,  -
произнес Хикки.  -  В зависимости от боевого назначения...  Флот вводит в кадры
около двухсот тысяч новых кораблей.  Теперь понятно,  почему говорят,  что  все
стапели пашут с предельной загрузкой. Черт! И зачем тогда морочить всю эту нашу
бодягу? 
     Этерлен равнодушно пожал плечами: 
     - Не стоит задавать вопросы.  Ты что, станешь спрашивать у Деда, зачем ему
это  нужно?  Наше  дело  выполнить приказ.  Будет нужно -  нас  одернут...  или
направят в другую сторону. 
     - Все равно чертовщина какая-то. 
     - Нас кто-то спрашивает? 
     Хикки слез со стола, подлил коньяку в опустевшие рюмки и пересел в кресло.
Этерлен следил за  ним с  неизменной иронией во  взгляде.  За последние годы он
стал еще суше, чем прежде; цинизма также прибавилось. Никто, даже самые близкие
люди, не догадывался, что же творится в его душе на самом деле. 
     - Что ты собирался сегодня делать? - спросил Этерлен. 
     - Я собирался ехать к Лерману. Ты с ним знаком? 
     - Что-то слышал. Какой-то магнат? 
     - Да,  заметная фигура.  Крепко  связан с  "баронами".  Прокуратура знает,
но... доказательств, как всегда, ноль. Хочешь поехать со мной? 
     - Не  мешало  бы.   Только  переоденусь,   не  ехать  же  мне  в  этом,  -
усмехнувшись, Этерлен выразительно постучал по своим погонам. 
     Сидя  за  рулем своего быстроходного "Блюстара",  Хикки думал о  том,  что
присутствие генерала для него необременительно,  но  в  то  же время наводит на
определенные мысли.  Из  прибытия Этерлена напрямую следовало,  что Дед придает
всей операции гораздо большее значение,  чем Хикки считал вначале. А может, и в
самом деле имеет какие-то одному ему понятные расчеты и резоны. 
     - Какая у  вас странная погода,  -  заметил Этерлен,  глядя на висящую над
городом дымку. - Такое ощущение, что я в бане. 
     - Ничего странного, - усмехнулся в ответ Хикки. - Тропики, обычное дело. 
     Кар спустился в  сити.  Здесь движение замедлилось:  несмотря на  середину
дня, старые стриты были загружены достаточно плотным потоком транспорта. 
     - Я все время удивляюсь,  почему на Авроре так мало коптеров,  -  произнес
Этерлен. 
     - В городах нельзя,  - объяснил Хикки. - Ты же сам видишь, тут не Орегон с
его двухэтажной архитектурой,  у  нас что ни город,  то скопление старых башен.
Попробуй полетай...  Да еще с пьяных глаз. Знаешь, как у нас тут заливаются? По
верхнюю палубу, и не иначе. 
     Этерлен  одобрительно  хмыкнул.  Хикки  притормозил,  пропуская  встречную
машину, и резво завернул налево, в широкую арку респектабельного небоскреба. 
     Они  бросили кар  в  подземном паркинге,  поднялись на  внутреннем лифте и
вышли  в  холл.  Этерлен  недоверчиво сверлил  глазами живописное нагромождение
камней,  искусственные  ручейки  и  замаскированные  кадки  с  папоротниками  -
непременный атрибут любого солидного билдинга. 
     - Колониальная роскошь,  -  заявил он с презрением.  -  Цацки.  Мало с вас
налогов дерут. 
     - Скажи это громко,  -  посоветовал ему Хикки, подходя к лифту. - Чтоб все
слышали. И представься: житель Метрополии... Знаешь, как вас, захребетников тут
любят? 
     - Даже в лифте климат-контроль,  - прошипел Этерлен, совершенно не обращая
внимания на его реплики. - Ох, мало с вас дерут... 
     - Вы бы лучше что-нибудь производили,  -  огрызнулся Хикки.  - Вместо того
чтобы сидеть у колоний на шее. 
     Этерлен не отреагировал. 
     Хикки осторожно приоткрыл дверь в  дальнем конце светлого коридора.  Вслед
за ним в просторный предбанник с двумя секретаршами просунулся и Этерлен -  уже
бесцеремонно. 
     - Я к мастеру Лерману, - сообщил Хикки секретарше. 
     - Вам назначено, милорд? 
     - Да... мы договаривались. 
     Несколько секунд спустя Лерман распахнул перед ними дверь своего кабинета.

     - Удивительно,  -  сказал он, пожимая руки гостям, - вот уж кого я не ждал
увидеть, так это тебя, Хикки. Присаживайтесь, джентльмены. Коньяк, виски? 
     - Коньячку, - потянулся Этерлен. 
     Устраиваясь в кресле,  он одернул свой элегантный камзол из легкого белого
полотна так, чтобы висевший на бедре ствол остался незаметным. 
     Лерман что-то пропел в интерком,  радушно вытащил из стола коробку сигар и
вернулся  за  стол,   готовясь  слушать.   В  кабинет  тем  временем  незаметно
просочилась  девушка  с  подносом,   на  котором  гордо  красовались  золоченый
кофейник,  чашечки и бутыль с коньяком. Отпустив ее взмахом руки, хозяин разлил
напитки,  с  неторопливой тщательностью раскурил толстенную сигару и  поднял на
Хикки нагловатые шулерские глазки. Свою карьеру Найдж Лерман начинал в качестве
мелкого мошенника,  посредника в сомнительных финансовых операциях -  с тех пор
минули долгие годы,  но  глаза магната так и  не  изменились.  Он был настоящим
сыном своей эпохи. 
     Хикки имел тщательно подготовленный план беседы однако осуществить его ему
не удалось -  по причинам которые трудно назвать прозаическими.  В  ту секунду,
когда он,  отхлебнув из пузатой рюмочки,  в  последний раз пережевывал про себя
фразу-вступление, за его спиной что-то мокро хлопнуло. 
     Дальше ему было не до вступлений. 
     Этерлен  вылетел  из  кресла,   как  подпружиненный  чертик  из  старинной
табакерки:   прежде  чем  он  выпрямился,   в  его  руке  щелкнул  снимаемый  с
предохранителя излучатель.  Это  произошло столь неожиданно,  а  главное -  так

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг