Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                                  
табличка с надписью по-английски "Смотровое помещение" и направленной
влево стрелкой. Преодолевая сопротивление густого, вязкого воздуха,
Александр устремился по коридору - сквозь качающиеся стеклянные двери - в
обширную пустую комнату. Одна из стен комнаты была застеклена: сквозь
стекло виднелось расчерченное на полосы и прямоугольники взлетное поле.
Пустое взлетное поле. Александр растерянно водил глазами слева направо и
сверху вниз... есть!... Прямо под ним, у самой стены аэропорта стоял
вертолет. Не раздумывая, Александр бросился обратно к лифту. (Воздух
сгустился до состояния меда, секундная стрелка на стенных часах почти
стояла на месте. По стене коридора тянулась мозаика: ящерица, вцепившаяся
зубами в хвост предыдущей ящерицы, вцепившейся зубами...)
   Кабина стояла с раскрытыми дверями, Александр нажал кнопку второго
этажа (возле которой был нарисован взлетающий самолет). Лифт поехал вниз -
медленно, будто собираясь остановиться. Если Александр находился в
компьютерной игре, то с этой частью игры компьютер явно не справлялся.
   Лифт дополз, наконец, до второго этажа и остановился.
   А может, в программе были ошибки.
   Конвульсивно дергаясь, двери кабины разошлись.
   Не дай Бог, игрок перегрузит сейчас компьютер!...
   Не додумав мысль до конца, Александр бросился к посадочным воротам. С
усилием рассекая воздух, он преодолел короткий коридор, спустился по
лестнице и оказался на взлетном поле.
   Вертолет стоял метрах в двадцати. Лопасти винта обвисли под собственной
тяжестью. Массивные колеса поддерживали грузное серое брюхо.
   Александр вскарабкался по короткой лесенке, с натугой отворил дверь и
оказался в салоне вертолета - неожиданно обширном, сумрачном помещении с
низкими скамейками по стенам. Дверь в кабину была приоткрыта. Александр
опустился в пилотское кресло... перед ним раскинулось бескрайнее поле
кнопок, индикаторов и циферблатов. С чего начать?... Он нажал бросившуюся
в глаза кнопку с надписью по-английски "запуск мотора". Приборная доска
ожила:
   стрелки заметались, лампочки замигали, раздался мощный звук
включившегося двигателя. Александр нажал расположенную рядом кнопку
"раскрутка винта" - звук двигателя усилился. Мимо окна, ускоряясь,
проплыла блестящая лопасть...
    
 Секунд через тридцать двигатель был уже на полном ходу.
   Слева на приборной доске располагался массивная рукоятка с надписью
"акселератор"; Александр осторожно толкнул ее от себя. Звук двигателя
усилился, но вертолет остался на месте. Александр стал двигать рукоятку
дальше, и когда та переехала жирную красную отметку, здание аэропопорта в
окне поехало вниз. В окошке рядом с верньером стремительным ручейком
побежали цифры: 0001-0002-0003...
   Поднявшись на пятисот метров, Александр взялся на расположенный справа
рычаг-"джойстик" и легонько толкнул его. Вертолет послушно наклонился
вперед, видневшаяся далеко внизу земля поползла назад. Надо же, какой
легкой оказалась профессия летчика (ха-ха-ха)... Александр нашел на
приборной панели компас и, наклонив джойстик, развернул вертолет к
востоку, затем толкнул рукоятку до предела вперед. Мотор взревел,
ускорение вдавило Александра в кресло, низлежащий пейзаж слился в
неразборчивый фон. В углу приборной доски обнаружилась надпись "карта" и
небольшой экран: черная точка по нему медленно ползла к красной линии,
слева от которой стояла цифра "0", а справа - "1" (очевидно, нoмера
часовых поясов). Масштаба на карте не имелось, но по скорости, с которой
двигалась точка, было ясно, что вертолет достигнет первого пояса где-то
через полчаса. Александр посмотрел на часы - 11:32... времени в обрез.
   Он осторожно отпустил джойстик (который остался в прежнем положении),
встал, вышел из кабины и стал нервно мерять шагами пустой салон. Если он
не сможет достичь первого пояса сейчас, то не сможет никогда. Он на
мгновение задумался: его ли собственная это мысль или одна из тех странных
идей, приходивших к нему уже готовыми? (Может, эти идеи - продукт
раскрепощенного сознания в условиях отрыва от реальности?... Может,
мышление Александра научилось достигать конечного результата, перескакивая
промежуточные ступени?...) Вертолет тряхнуло на воздушной яме, и Александр
чуть не упал.
   Прошло двадцать пять минут. Плотный рев мотора закладывал уши, словно
куски ваты. Александр (в очередной раз) пошел в кабину смотреть карту, но
изображавшая вертолет точка уже слилась с границей поясов, так что было
непонятно - оставалось лишь подождать двенадцати и выяснить, что
произойдет.
   Наконец секундная стрелка начала свой последний перед полуднем круг...
мысли Александра лихорадочно перескакивали с вопроса на вопрос, не
оставляя времени для ответов. Сколько осталось горючего?... (34 секунды,
35, 36...)
   Где находится ближайший аэропорт?... (44, 45, 46...) Что делать, если
часовой пояс, куда он летит, целиком занят океаном?... (54, 55, 56...)
   Более думать Александр не мог... (57...) сердце его колотилось в
горле... (58...) глаза не могли оторваться от секундной стрелки... (59...)
   60!!!
   Александр задохнулся...
   Судороги не было!!!
   Он повалился на пол и вытянулся во весь рост, ощущая спиной вибрацию
вертолета. Наконец-то!... Теперь, когда проклятая судорога не будет
сбивать поток его мыслей, он сможет целиком отдаться размышлениям... и
неважно, где он находится - в компьютерной игре, сновидении или бреду.
   Нет, не так: слава Богу, что он находится в игре, сновидении или бреду!
   Ибо отрыв от реальности освобождает сознание от оков традиционной
логики и, в конечном счете, вознесет его мышление до заоблачных высот...
   Господи, какое счастье!
   Зажмурившись, Александр прислушался к себе: счастье?!... Неужели эмоции
вернулись к нему?!!
   Громко ревел мотор, винт вертолета со свистом рассекал воздух. Лежа на
спине с закрытыми глазами, Александр улыбался.
 
 
   7.
 
 
   Бежевый линолеум пола, светло-серые стены. Никелированная спинка
кровати и снежно-белая постель создают ощущение стерильности. Вдоль стены
выстроились какие-то приборы; по их экранам ползут, безмолвно извиваясь,
какие-то кривые.
   Дверь растворяется, в палату входят люди в белых халатах. Впереди -
пожилой человек в массивных роговых очках, следом - женщина средних лет со
строго-заботливыми глазами, какие бывают у медсестер. Она, собственно, и
есть медсестра, а ее спутник - заведующий отделением травматологии,
профессор медицины.
   Следом входят с десяток юношей и девушек - это студенты, проходящие
практику. Они жмутся к стене и слегка робеют.
   - Мы вас слушаем, - говорит профессор.
   Медсестра снимает висящий на спинке кровати конверт и вынимает оттуда
историю болезни.
   - Этот пациент поступил к нам десять дней назад с черепной травмой и с
тех пор пребывает в коме, - она аккуратно заправляет выбившуюся прядь под
косынку. - У него полностью выведены из строя зрительный и слуховой центры
мозга, а также поврежден центр эмоций, но области, отвечающие за фантазию
и логическое мышление не пострадали. Лечим его шокотерапией по
принстонской методике: один электрошок в день, в одно и то же время,
сериями по пять дней, между сериями - один день перерыва.
   На мгновение наступает тишина.
   - И какие результаты?
   Задавшая вопрос студентка - круглолицая миловидная брюнетка - краснеет
от смущения.
   - Результатов пока нет, - вмешивается профессор. - Первую серию
закончили вчера, однако улучшения не последовало.
   Студенты молча рассматривают больного - мужчину лет тридцати. Голова
его забинтована, мраморно-белые руки лежат неподвижно на одеяле, красивое,
волевое лицо застыло, как посмертная маска. Глаза брюнетки затуманиваются
сочувственным, печальным выражением.
   - Врач не должен зависеть от пациента эмоционально, - назидательно
изрекает профессор. - И, кстати, я не уверен, что наш больной заслуживает
жалости: ведь он не умер, а лишь ушел в себя.
   Профессор вытаскивает носовой платок и звучно сморкается. Студенты
почтительно молчат, переминаясь с ноги на ногу.
   - В конце концов, кто знает?... Внутренние миры отдельных людей, скорее
всего, интереснее и ярче реальности, - профессор сует платок в карман,
возвращая на лицо философское выражение. - Ибо реальный мир создан
коллективной фантазией человечества в целом, и краски, привносимые
отдельными творцами, перемешиваются в нем в скучный серый цвет.
 

--------------------------------------------------------------------
Данное художественное  произведение  распространяется  в электронной
форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой
основе при условии сохранения  целостности  и  неизменности  текста,
включая  сохранение  настоящего   уведомления.   Любое  коммерческое
использование  настоящего  текста  без  ведома  и  прямого  согласия
владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.
--------------------------------------------------------------------
"Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 03.01.2002 17:21


Предыдущая Части


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг