Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
  - Добрый вечер, - стонущим голосом опять отозвался Иеремия. -
Благословенно прибытие ваше к страждущему, ибо писано есть: -"Болен был, и
посетили меня".
  - Но что случилось с вами? - спросил доктор Флит, приближаясь к лежащему.
  - Здесь довольно темно. Надо зажечь лампы...
  Преподобный сделал слабое движение рукой.
  - О нет, подождите возжигать светильники. Я только что прослушал молитву
святого Бонифация, и вдохновенные слова его еще звучат в моем сердце...
  - Миссис Бердверф не дочитала молитвы до конца,-раздался строгий голвс
второй леди.
  - О, знаю, дорогая духовная дочь моя миссис Боливар, - еще белее смиренно
забормотал Иеремия. - В молитвеннике остались непрочитанными четыре
возношения, но милосердие да снизойдет к страждущему.
  Доктор Флит потерял остатки терпения и выдержки.
  Он был голоден, устал от забот, которые свалились на него сегодня. Он
наклонился к изголовью, чтобы лучше рассмотреть лицо лежащего. Тут он
почувствовал прикосновение к своему уху губ настоятеля и услыхал
энергичный шепот:
  - Дорогой Флит, удалите, пожалуйста, этих дам отсюда.
  Выпрямиться в полной достоинства позе было делом секунды для доктора.
  - Я попрошу вас, леди, оставить меня вдвоем с больным, - внушительно
произнес он и тряхнув саквояжем, в котором зловеще звякнули шприцы и
трубки специального назначения.
  Шокированные звяканьем стеклянных наконечников, леди поспешно встали.
  - Подождите в гостиной, дочери мои, - простонал Иеремия. - Ваша
драгоценная помощь понадобится позже, я чувствую. Блаженны чистые сердцем.
Грядите с миром.
  Три дамы чинно вышли из спальни. Доктор Флит закрыл дверь.
  - Поверните ключ два раза и задерните портьеры, продолжая стонать,
прошептал Иеремия.
  Доктор Флит исполнил просьбу.
  - А теперь... - начал было доктор, еще держа в руке шнурок с золотой
кистью от плотной бархатной портьеры.
  - А теперь, - продолжал Иеремия голосом вполне здорового человека,
сбрасывая с себя одеяло и садясь на край постели, - разрешите
поблагодарить вас за то, что вы избавили меня от этих леди. Почетные
прихожанки, ничего не поделаешь... Нельзя же мне самому попросить их
удалиться...
  - Так вы здоровы? - пробормотал доктор Флит.
  - Я не чувствую себя больным настолько, чтобы оправдать назойливость этих
дам, - послышался голос Иеремии. - Правда, с утра я должен был спрятаться
от всех га ширмой... Зажгите свет и взгляните...
  Рука доктора нашла и повернула выключатель. Вспыхнувшая люстра осветила
сидевшего настоятеля. Доктор Флит заморгал в изумлении. Лицо преподобного
Иеремии рак будто было вывернуто наизнанку. Четвертый случай странной
эпидемии! Это было много за один день для доктора Флита.
  - Безобразно? - осведомился Иеремиа- у доктора. - Я боюсь смотреться в
зеркало. Словно меня подменили. Не нравится мне такое преображение Сказано
в писании: "Лицо - свидетель твой". А о чем может свидетельствовать моя
опухшая физиономия? В поэме Броунинга сказано: "Твоя душа благоухает на
лице твоем, о милый". Но как я покажу такое лицо моим прихожанкам?
  Они будут плохого мнения о моей душе. Флит, я откровенен пред вами, как
может только быть откровенен врач душ человеческих перед врачом бренных
телес наших.
  - Что случилось? - спросил доктор сухо. Его не интересовала ни лирика
Броунинга, ни цитаты из библии. Он жаждал фактов.
  - Сейчас узнаете, - произнес Иеремия, вставая и подходя к столу у окна.
Он приподнял салфетку, которой были прикрыты блюда и судки. - Ага, - потер
он руки с удовлетворением. - Старушки позаботились. Я не ел с утра,
постился, поджидая вас. Но Майкл еле нашел вас. Вы были заняты и, конечно,
не обедали. Садитесь, кушайте... Паштет из дичи. Миссис Боливар готовит
его удивительно. Пациенты подобны прихожанам и не дают вам вовремя
пообедать.
  - Вы правы, - со вздохом произнес доктор Флит, присаживаясь к столу. - В
этом судке, кажется, фаршированная камбала?
  - Да, приношение миссис Бердворф. Начинайте с камбалы.
  Иеремия взял флакон, откупорил и понюхал:
  - Ага, черносмородиновая... Производство миссис Лотис. По четыре унции
хватит. - Он разлил черносмородиновую по рюмкам.
  Челюсти преподобного двигались словно хорошо смазанные и пригнанные
жернова, дробя поджаренные гренки с маслом и сыром.
  "Функция жевательного аппарата отца настоятеля, записал впоследствии
доктор Флит, - была сохранена полностью, несмотря на значительное
изменение конфигурации челюстей, особенно нижней, принявшей совершенно
округлую форму".
  Насытившись, доктор Флит не обнаружил никакого желания засиживаться здесь,
тем более что предположение Фредсона о заразности болезни заставило его
насторожиться. Доктор что-то слышал вчера о происшествии в бродячем цирке,
но не придал значения болтовне горожан. Если даже у циркового жирафа ящур,
то ни у Иеремии, ни у остальных трех пациентов не было и намека на эту
болезнь. Восприимчивость людей к ящуру вообще не велика. Но сегодня доктор
мог убедиться, что, несмотря на разнообразие внешних форм четырех случаев,
они сходны в основном: деформация лица вела к тому, что человек становился
неузнаваемым.
  - Ну, доктор Флит, - сказал Иеремия, ковыряя во рту зубочисткой, -
слушайте. Это пришло сразу, сегодня утром. Я брился перед зеркалом и все
шло благополучно. Я уже вытерся одеколоном и убирал в футляр бритвенные
принадлежности; случайно я взглянул в зеркало. Сначала я подумал, что
как-нибудь нечаянно задел его и оно дало трещину. Казалось, будто страшная
лапа свернула мне челюсть на сторону. Я позвонил Майклу и улегся в
постель. Но прихожанки, узнав о моей болезни, нагрянули с молитвенниками и
приношениями. Помогайте, доктор! Я привык к моему лицу, привыкли и
прихожане. Им будет трудно приспособиться к слушанию проповедей, исходящих
от незнакомого. Я понимаю их психологию, поймите и вы мою.
  - Мне хочется добраться до истины, - сказал доктор Флит. - С чем бы вы
могли связать возникновение этого... преображения?
  Иеремия задумался.
  - Не могу понять... Вчера... Что было вчера? Обыкновенный день. Впрочем,
погодите, доктор... Нет, это просто был сон...
  - Рассказывайте сон!-приказал доктор Флит.
  - Вчера моя экономка миссис Хьюз уехала к родственникам в Гууль, - начал
Иеремия. - До самого ужина я провел время за чтением проповедей. Поужинав,
я с книгой перешел сюда и раскрыл окно. - С этими словами Иеремия отдернул
бархатную оконную портьеру.- Как видите, окно выходит в сад. Прямо
площадка для крокета, направо розарий. Налево растет старый бук. Вот
большая ветка протягивается параллельно окну. Я дочитал проповедь "О
сладости бытия", разделся и потушил лампу.
  Только отсвет фонаря, что горит около церкви, падал сюда. Вот так... -
Иеремия потушил люстру. Спальня теперь освещалась только ночником у
кровати и полоской света снаружи. - Мне казалось, что спал я больше часа
вот на этой постели лицом к окну. Проснулся я внезапно от странного
булькающего звука, как будто маленькое животное лакало что-то. Открыв
глаза, я увидел силуэт маленькой собачки, пробежавшей по подоконнику. Мне
показалось, что она задела стакан, и ложечка в нем звякнула. Этот звук я
отлично запомнил. Покa я соображал, каким образом собачонка могла
взобраться по ветвям бука к окну, животное повернуло голову в мою сторону,
жалобно мяукнуло...
  - Вы хотите сказать: залаяло,-поправил доктор.
  - Нет, Флит, нет! Самое странное в этом сне было то, что собачонка именно
замяукала, как кошка, и скрылась.
  - Что же дальше? - спросил Флит.
  - Сердце у меня неприятно билось. Меня почему-то взволновал этот сон. Я
подошел к окну -.все было тихо. Правда, ветка бука слегка колыхалась.
  - Что же вы сделали потом?
  - Потом? Как я уже сказал, я был несколько взволнован и жадно выпил стакан
воды.
  - Который стоял на подоконнике?
  - Да. А что?
  - Ничего. Простите, я перебил вас, - проговорил доктор Флит.-Какой вкус
был у воды?
  - Самый обыкновенный. Я не пью сырой. Миссис Хьюз настаивает на кипяченой.
Потом я запер окно, опустил штору и заснул.
  - Все? - глухо спросил доктор Флит.
  За дверью послышались женские голова. Иеремия испуганно зашептал:
  - Так и есть. Она!
  Глаза доктора выразили недоумение.
  - Кто?
  Иеремия безнадежно, почти с отчаянием махнул рукой.
  - Миссис Хьюз. Наверное, Майкл дал ей телеграмму о моей болезни, и вот она
примчалась. Гасите свет, дорогой Флит.
  В полутьме Иеремия поспешно укладывался в постель.
  В дверь барабанили настойчивые кулаки. Доктор Флмт шарил по спальне, ища
свой саквояж, так как забыл, куда его поставил.
  - Ну, я укрылся одеялом, - простонал Иеремия, ворочаясь на матраце. -
Отпирайте дверь и впустите сюда миссис Хьюз. Могу я надеяться, что
преображение окончится?
  Доктор Флит нашел саквояж.
  - Диета, режим и микстура, - ответил он бодро. - Эта медицинская троица со
времени Гиппократа еще ни разу не дала осечки, отец настоятель. - Доктор
повернул ключ в двери. - Прошу вас, миссив Хьюз.
  Экономка преподобного Иеремии ворвалась, не сняв еще с шляпки дорожного
вуаля.
  - Что-нибудь серьезное? Почему вы заперлись?
  - Преподобный Иеремия устал от служения человечеству, - произнес в ответ
доктор Флит чрезвычайно веско. - Важные нравственно-философские мысли,
которыми он занят, требуют, чтобы никто не смел его беспокоить. Да, даже
вы, миссис Хьюз. Пойдемте в кабинет. Я напишу рецепты. Исполняйте мои
предписания. И храните молчание. Преподобный отец знает молитвы наизусть и
будет произносить их в своем сердце. В посещениях посторонних нет нужды.
  - Как вы добры, доктор! -пролепетала миссис Хьюз.
  Медленно возвращался доктор Флит домой, задумчивый и уставший. Впервые в
его практике встретились такие случаи. Бывают люди курносые и с длинными
носами, с квадратными и округлыми подбородками, с низкими и высокими
лбами, и это никого не беспокоит. Но если бы у курносого внезапно
удлинился нос или подбородок у человека вдруг изменил бы свои очертания?
Только внезапное нарушение привычного вызывает беспокойство. Разве с
течением времени не изменяются черты человеческих лиц? Разве в старикашке
Орфи можно сейчас узнать того молодого дрогиста, который тридцать лет
назад пришел знакомиться к Флиту? Да разве кго узнал бы сейчас и молодого
студента Флита в докторе Флите, жирном, обрюзгшем, с малиновым носом,
расцвеченным синеватыми жилками? А ведь это один и тот же Гораций Флит.
  "Значит,- заключил доктор Флит,- неожиданность - это лишь функция времени".


                                    IV

  Эти события развернулись в Эшуорфе в тот день, когда я блуждал по Длинному
Хоботу.
  А теперь я стоял перед птицеловом.
  - Вандок?-спросил я, и кулаки мои разжались.
  Это было необычайно. Этому верилось с трудом. Но птицелов напомнил мне
такие подробности наших встреч в парке "змеиного профессора" и на суде в
Рангуне, что сомнениям не оставалось места. -Да, это был Вандок! Он стал
меньше ростом, но, приглядевшись и прислушавшись, можно было, пожалуй,
найти отдаленное сходство с тем парнем, который проиграл мне доллар в
Белл-Харборе при первом знакомстве.
  - Вы страшно изменились, Ванйок, - промолвил я, выслушав птицелова, - но
не перестали быть негодяем. Мало того, что вы промышляли воровством, вы
еще и убили доктора Рольса...
  - Перестаньте, Пиигль, - серьезно отозвался Вандок.
  - Молчите! Из-за вас я чуть не попал на электрический стул. А теперь вы
тут, похититель амей, бандит Карнеро?..
  - Больше спокойствия, Пингль, - прервал меня Вандок. - Я не Карнеро и не
убивал Рольса. Ваши вопросы и сомнения вполне законны. Мне самому хочется
кое-что выяснить в делах, которые так изменили нас с вами. Поэтому не
станем вешать носы на квинту и приободримся. Сядем, старый дружище, и
обсудим положение.
  Мы уселись на скамью около чьей-то могилы, и Вандок начал рассказ.
  - Надеюсь, Пингль, вы отплатите мне откровенностью за мое откровенное
признание. Это в наших общих интересах. Слушайте. Одна торговая фирма,
занимающаяся изготовлением и продажей медицинских препаратов, поручила мне
разыскать некоего профессора Мильройса и понаблюдать за ним. Мне думается,
что фирма боялась, как бы Мильройс не надул ее, взяв на себя подряд по
доставке оригинального сырья в виде змеиных свежедобытых ядов. Поручение
оплачивалось очень щедро, я должен был аккуратно посылать каждую неделю
отчеты по почте. Я честно выполнил поручение. В Нью-Йорке я нашел
Мильройса, занятого переговорами с крупнейшими импортными фирмами. Так как
неотступное следование за ним входило в мои обязанности, то я поехал по
его следам и в Белл-Харбор. Мильройсу пришла фантазия купаться. Я видел,
как он погрузился в волны, а в это время появился стройный юноша и уселся
около меня, мешая мне наблюдать за купающимся Мильройсом.
  - Это был я? - невольно вырвался у меня вопрос.
  - Вы ужасно догадливы, Пингль, - ответил Вандок. - Но в коллекции
особенностей вашего характера числится также упрямство. Пришлось загнать
вас на вышку, чтобы обличить хвастовство, будто вы сможете сделать
фигурный прыжок.
  - Я и проделал его. А вы проиграли, Вандок...
  - Держите ваш доллар, - усмехнулся собеседник. - Таскаю ваш выигрыш третий
год в жилетном кармане. Но своим прыжком. Пингль, вы испортили мне все
дело. На пляже поднялась суматоха. Клипс вцепился в вас, и потом я видел у
входа в "Колоссэум" афиши с вашим изображением. Я тогда подумал, что вы
далеко не такой простак, каким прикинулись на пляже. Но самое-то главное
Милъройс так и не вылез из воды...
  - Он был спасен мною, - важно сказал я, пряча потрепанную долларовую
бумажку в карман.
  - Что?-изумился Вандок.
  - Ну да. - сказал я. - Так бы я и бросился с этой чертовой вышки для
вашего удовольствия! Но внизу человек пошел ко дну, и я должен был помочь
ему выбраться на поверхность.
  - А дальше?
  - Я ухватил его за волосы. Подоспел катер и увез его.
  - Это тоже с вашей стороны совсем некстати, - поморщился Вандок.-Платье
Мильройса долго лежало в кабине, пока его не забрал полисмен. Понятно? В
моргах я не нашел тела Мильройса. Ведь он попал бы туда, если б утонул. Но
клерки в конторах торговых фирм ужасно болтливы, и я разыскал Мильройса в
его змеином гнездышке. Отвратительное местечко, между нами говоря.
Мильройс жил там, как вы знаете, довольно замкнуто. Однажды он отправился
на экскурсию с рюкзаком за плечами. Это заинтересовало меня, и я на
почтительном расстоянии последовал за ним. Но представьте, Пингль, его
понесло в джунгли, да еще в деревню, которая оказалась зараженной чумой.
Хорошо еще, на мое счастье, карантинные солдаты остановили меня и
прогнали. Самочувствие у меня было тогда, помню, отвратительное. Особенно
было неприятно сознавать, что Мильройс наверняка погиб в деревне. Сержант
Боро в блокгаузе сообщил за достоверное, что человек с мешком за плечами
пытался прорваться из зачумленной деревни, но несколько выстрелов в воздух
заставили его повернуть обратно, а записка на стреле предупредила его о
необходимости приготовиться к последнему часу.
  Рассказ Вандока был правдоподобен, и я решил не прерывать его.
  - Теперь, Пингль, представьте себе мое удивление, когда, завернув на
змеиную ферму в качестве поставщика джирр, я увидал Мильройса в полном
здравии. Он приказал своей ассистентке мисс Мильтон заплатить мне по три
пайсы за штуку и сказать, чтоб я убирался вон.
  "У нас хватит джирр до осени, не трудитесь", - заявила мне эта Лиз, перед
которой, помните, Пингль, вы пытались ходить на задних лапках. Но мне надо
было всетаки следить за поведением Мильроцса... Ах, Пингль, вы никогда не
бывали в шкуре комиссионера и вряд ли сможете вообразить, каким

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг