Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     Если бы я был помоложе, наверное, я бы прочел морализаторскую проповедь
насчет такого неслыханного падения нравов, но... Честность требует признать,
что относительно благополучное  положение моего дома  связано только с  тем,
что я все  эти годы был придворным  механиком самого Гиерона. Если бы не мое
жалованье, боюсь, многим  бы женщинам из моей же семьи пришлось, как  и всем
прочим, жить  проституцией.  Не  хочу думать,  что  такая  участь  могла  бы
постигнуть и  моих мальчиков. Вот что  такое  римское  владычество на  самом
деле. Владычество плебеев...
     Боги, да что же это за шум ,- там внизу?!

     * * *

     Парни мои чуть ли  не  голышом -  из воды полезли  на  скользкие камни
Ортигии.  С  десяток  их сорвалось  с отвесной  стены  и разбилось сразу  же
насмерть,  но  -  ни  один даже  не  пикнул!  Лишь взобравшись  на каменный
парапет,  за  коим высились ужасные машины проклятого Архимеда, они сбросили
веревки всем прочим и мы тоже - поползли по отвесной стене вверх из воды.
     Хлестал сильный дождь, ноги скользили  по  камню, а руки  не  могли  уж
сжимать жгущие ладони веревки. Затем мы все  уже оказались на огромной стене
и беззвучно рассыпались по ночной крепости. Грекосы и не ждали нас с этой-то
стороны!
     Пара  точных ударом мечом,  да  небольшая работа  удавкой и  гигантские
ворота Ортигии  медленно  распахнули  свою бездонную  пасть перед  остальною
нашей когортой. Потом запылали огни и раздался крик насилуемых богатеек...
     Я чуток задержался,  распоряжаясь, чтоб поставили  караулы, да не жгли,
да - не грабили.  Баб-то - ладно,  от них  не убудет,  а вот за машины, да
местных механиков - нарушители ответят мне головой!
     Пока суд, да  дело, замешкался я и ребята  мои  убежали все на  главное
развлечение - поимку чертова Архимеда. Шутка ли, -  тридцать талантов живым
серебром за паршивого грекоса?!
     Бегу я по этим всем коридорам, по дворикам крепости и присматриваюсь, -
небось этот гад никуда не денется от своих механизмов. И точно,  - смотрю из
одного такого вот  дворика высовывается  такая  здоровенная  труба и  глядит
точно в небо. Мне труба  на хрен не нужна, но какой  дурак, кроме  Архимеда,
способен смотреть ночью - в дождь, на покрытое тучами небо?
     Я  остановился, отдышался  чуток, подошел...  В дверном  проеме  стояли
мужики  из моей сотни и странно глядели все на меня. Затем Ларс - спасенный
мною этруск откашлялся и сказал:
     - "Мы тут с мужиками подумали... Это - твой приз. Ежели кому и суждено
получить награду за сию сволочь, так - тебе. Ты -  самый достойный из всех
нас. Он - там..."
     Я смотрел на моих  верных  людей  и  к  горлу ком подкатил... Какая там
вилла  на  вершине холма...  Какой там  мне  к  черту  -  фонтан?! Вот  мое
богатство, вот где мои таланты!
     Не в силах слова  сказать,  я обнял  Ларса, попытался пожать руки  всем
нашим, а затем вошел в чертов дворик...

     Вхожу,  а темно  там и тихо.  Только запах  каких-то  духов - у нас  на
Субуре такими  самые дешевые шлюшки мажутся, и то  ли сушеными фигами, то ли
финиками несет.  Я такие  вкусности  за  версту  чую  - даром  что последние
полгода на одной  чечевице живу. Да протухлой  солонине. Всю жратву мы в Рим
отправляем, - бабам, да деткам нашим.
     И вот иду я, мечом вперед, а запах такой, что слюнки так и текут, так и
текут... Тут,  ба, да сбоку  от меня какой-то плотный полог, а  из под  него
лучик света!
     Я по материи - хрясь мечом, смотрю,  а предо мною картина  - столик, на
нем  огромная ваза  с сушеными, да засахаренными фруктами-ягодами, а  дальше
светильник  и  за  светильником  какой-то  старикашка сидит и  скрипит  себе
перышком. Скрипит и нахальным таким голосом:
     - "Я занят. Придите попозже".
     Я сразу понял, кто  это такой.  У  меня аж в животе все  кишки свело, а
перед глазами  только - мраморная вилла на берегу Тибра, матушка улыбается и
Терция моя с целым  ворохом  ребятишек... Ну, иди сюда мерзкий старикашка...
Иди, не бойся, я тебе дурного не сделаю, - ты мне тридцать талантов сейчас в
зубах принесешь...
     А во рту так и  течет слюна, так  и течет, и запах  сладких фиников так
кружит голову...

     * * *

     Я не стал поднимать голову. В нос мне ударила нестерпимая струя  запаха
пота, крови и чеснока. Я закрыл глаза и увидал того самого  центуриона, коий
полвека назад плевал семечками на мой мраморный пол. Запах дерьма...
     Вонючий центурион тянет  руки к  моей жене,  -  врешь, она - мертвая -
наверно, мертва, ведь римляне поубивали всех, кто  в ту ночь был в городе...
А вдруг - жива?
     Вдруг  вот такие  нелюди  сейчас  глумятся над нею, над  дочерьми,  над
внученьками, я же ничего не знаю о том, что там - в городе...
     Будьте вы Прокляты. Пошел вон отсюда. Вон. Вон...
     Ты не посмеешь дотронуться до меня, варвар.  Ты  не изнасилуешь меня на
старости лет, как  вы это  сделали полвека назад со всеми моими  друзьями...
То, что мы - философы, еще не значит, что мы - проститутки... Вон... Вон!
     - "Пошел вон!!! Ты... Ты заслоняешь мне свет! ПОШЕЛ ВОН!!!"

     * * *

     Сладкий запах  фиников,  Боже, как мне осточертела  моя чечевица.  Меня
тошнит с  чечевицы... И все равно я буду ее жрать, пока не уделаю последнего
черномазого, пока своими руками не удавлю последнего грекоса! Мы  доверились
вам,  а вы нас Предали и продали! Все говорят, что  после того, как убили вы
своего  Гиерона, тех наших, что попали к  вам в плен, вы пытали до смерти  и
всячески издевались. Предатели... Подлые грекосы...
     Мои ребята шли вперед на эти Высоты, качаясь от голода, а эта мразь все
это время - жрала финики?! Сколько еще мужиков мне суждено схоронить на этой
войне,  а  эта мразь будет продолжать жрать -  сладкие финики?! Сука,  петух
вонючий, вот тебе, ВОТ, ВОТ, ВОТ - ПОЛУЧАЙ, ПРЕДАТЕЛЬ!!!

     * * *

     На другой день меня вывели  перед  строем и нахмуренный Марцелл даже не
спросил, а прямо выплюнул мне в лицо:
     - "Как ты  посмел не  подчиниться  моему Приказу?  Как ты посмел  убить
Архимеда?"
     - "Не могу  знать,  Ваша Честь. Я...  Я подумал, - столько наших  ребят
полегло,  а  этому  Предателю -  Жить... Столько  народу  в Риме  померло  с
голодухи - в Блокаду,  а этот...  всю  жизнь жрал  финики и  дальше их будет
жрать... Разве сие Справедливо, Ваша Честь?
     Разве это по-честному? Вот Вы - умнее меня, вы читали Платона, чем этот
самый  Архимед лучше меня, или Вас?  Почему  нашего  Ларса черномазые  могли
пытать, как  хотели,  и издевались  над ним,  как хотели,  а этого гада и  -
пальцем  не  тронь?!  А  ведь  он присягал  Риму  в  Верности.  Разве  сие -
Справедливо?"
     Командующий сперва пытался ответить, но ребята тут зашумели:
     - "Дурак правду сказал.  Все мы равны. Все мы потомки Ромула и - Равны.
Все патриции - одного поля ягода. Мы  тут  подыхаем,  а  они -  финики жрут.
Правду Дурак говорит - не Справедливо! Не Честно!"
     У  Марцелла   почему-то   вдруг  задергался  глаз  и  уголок  рта.  Уже
поспокойней он произнес:
     - "Слушай, Дурак, неужто тебе не  жалко было целых тридцати  талантов?!
Подумай, это же целое состояние!"
     А меня такая обида взяла, - мочи нет, что не  выдержал я  и расплакался
прямо при всех:
     - "Еще как жалко, Ваша Честь... Да только моих ребят, что  лежат сейчас
на Высотах - жальче в сто крат..."
     И  вдруг стало так тихо-тихо,  что слышно, как  - ветер листву гонит по
крепости.  А потом  у командующего задергалось все  лицо, он схватил мешок с
серебром и швырнул его в мои руки и закричал:
     - "Ну раз ты такой  жалостливый, возьми сии деньги  на помин всех наших
ребят. Получай!"

     * * *

     Странная штука жизнь...  Думал  я,  что -  вот сейчас  казнят меня  за
нарушенье Марцеллова приказа, а вышло...
     Через месяц после  паденья Ортигии из Рима пришел корабль с претором на
борту.  Претор выстроил нас во дворе  Ортигийской  крепости  и зачел решенье
суда:
     "За потаканье  Предательству  и попытки  спасти  Шпиона  с  Изменником,
гражданин  Рима - Марцелл лишается  всех чинов,  наград и воинских званий и
должен быть под конвоем препровожден в Город Рим для дальнейшего следствия.
     Вместо  него, временно,  командующим Римской  Восточной армией назначен
Марк Юнний Брут, как единственный, кто догадался что нужно делать в подобных
случаях со всеми Предателями.
     Армии  подготовиться и  при  первой  возможности выступить в  Восточный
поход  на  предавшую  нас Македонию.  Марк  Юнний  Брут  назначен  временным
проконсулом  армии  до особого распоряжения  и  властен над судьбою и жизнью
любого   из  вверенных   его  Гению   подчиненных.  Народ  и  Сенат  Римской
Республики".
     Я не знал, что сказать.  Ноги мои подогнулись  и я не мог ступить ими и
шагу. Потом ко мне подошел постаревший вдруг Марцелл и тихо сказал:
     - "Ты достоин  этого, Брут! Они  спросили меня, - кого я думаю оставить
вместо  себя на команду и  я решил,  что ты - самый лучший. Не поведи меня,
Дурачок... И Дай Бог тебе Счастья!"
     Я... Я бросился к Марцеллу. Я сказал ему:
     - "Это - неправильно! Это не Честно! Вы - наш командующий! Вы обязаны
повести нас на греков! Я не знал, что так выйдет... Я  бы... Я бы - пощадил
Архимеда, чтоб только вас бы не трогали!"
     Но Марцелл рассмеялся в ответ:
     - "Какой же ты - Дурачок, мальчик! Я - сторонник Фабия Кунктатора, мы
надеялись завершить всю Войну мирным договором. Но наш враг Сципион  одержал
ряд побед в Бетике, да Испании... Теперь его партия  - сторонники  победной
войны   требуют  кровопролития   до   конца.  До   безусловной   Капитуляции
Карфагена...
     Наша,  а  верней  - твоя  Победа в  Сицилии  пришлась  им  как  нельзя
кстати...
     Знаешь, я рад, что ты  убил  Архимеда. Мудрец не заслуживал медленной и
мучительной  казни  -  прилюдно, под пыткой.  А этим  бы  все и  кончилось,
доставь ты его мне - живым...
     Ну, удачи тебе, Дурачок. Береги армию. Я ее тебе -  недурную  оставил.
Удачи".

     Я видел как преторианцы уводили нашего командира. Я... Я  не  знал, что
думать, что делать... А потом будто Боги подтолкнули меня!
     Я бросился вслед уходящим  судейским, схватил главного из них за плечо,
развернул его патрицианскию харю и прошипел:
     -  "Пусть  волос упадет  с его головы и ты  не поверишь, что я с  тобой
сделаю! Я - Дурак! Я смогу это сделать!"
     В первый миг претор побагровел, хотел что-то сказать, но за моею спиной
сразу сгрудились  мои молодцы и вдруг я увидал в глазах судейского ужас.  Он
задрожал всем своим телом, боязливо поднял руку, будто хотел загородиться ей
от меня и проблеял:
     -  "Да  что  вы... Что  Вы, Ваша Честь! Я...  Мы провели уже следствие!
Ничегошеньки не  подтвердилось! Отставка и ссылка - обещаю вам, - не больше
того... Я... Мы... Марцеллу ничто не грозит, уверяю вас!"
     В  ответ на это  я поднял мой плебейский кулак к самому носу патриция и
со значением произнес:
     - "Я - верю тебе. Я - проверю  тебя. Для тебя же, дружок, будет лучше,
ежели ты сказал правду!"

     Когда  они все  уехали, я  собрал  всех пленных механиков, вызвал моего
старенького толмача и указал грекосам на ворох их книг:
     - "Значит, - так. Половина из вас переводит все это вот  -  с птичьего
языка  на  наш -  человеческий. Вторая  половина учит меня  вашему птичьему
языку. Третья - вашей уродской механике..."
     Грекосы захихикали. Кто-то сказал:
     - "Целое можно разделить лишь на две половины - никак не на три!"
     Я позвал  Ларса и тот  на  глазах пленных стал многозначительно  точить
свой большой меч. А я пояснил:
     - "На сколько половин я вам велю, на столько вы и разделитесь. Или Ларс
мой сейчас  разделит  любого из вас ровно на семь половин! Отдельно  - руки,
отдельно  -  ноги,  отдельно  - все  прочее. Начнет  он с  вашего мужского
хозяйства, а закончит, пожалуй что - головою.
     Ну... Так сколько половин в одном целом?"
     И механики покорно проблеяли:
     - "Семь, Ваша Честь!"
     Я одобрительно кивнул головой:
     -  "Это - славно.  Вы, грекосы, быстро учитесь. А я -  Дурак, со мной
вам придется здорово попотеть. Но какой бы я ни был Дурак, ежели в  расчетах
у Архимеда я  вижу число пять, ни  одна ваша сволочь не посмеет сказать мне,
что  длина  такого-то рычага  не  пять  пальцев,  а, скажем,  семь.  Давайте
уговоримся, ежели я прищучу кого-нибудь вот на  этаком - я сам лично загоню
в вас ровно два пальца - чего не положено. Надеюсь, вы - поняли.
     Смысл же учения состоит в том,  чтоб  я лично  по чертежам этого вашего
Архимеда смог выстроить такую же катапульту  в три  месяца. Ежели я не смогу
это сделать, каждому  из  вас  -  камень на  шею и - купаться со стены сей
прелестной Ортигии. Надеюсь, вы - поняли.
     Кроме меня этому  ж  самому  вы научите  -  самое меньшее, -  тридцать
офицеров моих. За три месяца. Или - купаться.
     Вы запомнили?"
     И чертовы  грекосы  еще  раз повалились в  ноги ко  мне и  -  стали их
целовать.  А  я смотрел на  далекое встающее солнце и видел Рим в Фонтанах и
Термах, а  из  него бесконечные дороги и по  ним - наши  плебейские легионы,
идущие спасать целый мир.

     * * *

     "История Римской Республики".

     ...Марк Юнний Брут Старший - первый римский консул из плебса...
     ...Отправился на Вторую Пуническую войну в  возрасте пятнадцати лет. За
особую   храбрость  и  личное  мужество,  проявленные  на  Сицилии  назначен
командиром Авентинской  когорты.  За взятие  Капуи  произведен  в  командиры
Италийского Легиона.  За успехи и победу в  Македонском  походе  всенародным
голосованием избран консулом Восточной Армии в  один год с Публием Корнелием
Сципионом  -   консулом   Западной   Армии.  Добровольно   согласился   быть
заместителем Сципиона и в битве при  Заме командовал римской пехотой. В ходе
битвы потерял почти весь Италийский Легион, но смог остановить прорыв боевых
слонов Ганнибалла. В  этом сражении  был  тяжко ранен и  по  окончании войны
вышел в отставку...
     ...Убыв с военной  службы, возглавил  плебейскую партию и будучи первым
плебеем когда-либо избранным консулом, добился равных избирательных прав для
всех   римских   граждан.  За  это  получил  от   народа  титул  "Отца  всех
униженных"...
     ...На  деньги,  награбленные  в Сицилии,  Кампании  и  Македонии,  Брут
выстроил всю южную (Авентинскую) часть водопровода и первые в Риме публичные
(бесплатные) Термы...
     ...Посмертно  назван  "отцом  Города",  а  прозвище  Брут  и  должность
римского Градоначальника навечно закрепилось за всеми его детьми...
     ...В  память о своих погибших товарищах Брут создал  Храм,  посвященный
семейному "Гению" рода  Брутов - Либеру. Народному Либеру - Public Library.
Храму Брут пожертвовал все книги, награбленные его армией в годы Войны.
     ...Сотни  рабов  - переписчиков  переводили книги сии  с  греческого и
продавали их римлянам.  На  деньги  сии  и содержался сей  храм,  коий через
двести лет после этого стали называть просто - Library...
     ...Вплоть до завоевания Египта и доступа к египетскому папирусу главной
бедой Храма  Либера было  отсутствие свободных пергаментов.  Поэтому десятки

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг