Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
виртуальностях,  пытаясь  убежать  от  реальной жизни, которая не сулила ему
ничего, кроме скорой смерти.
     Я погасил экран и вновь повернулся к Рите:
     - Выдам их перед самым отлётом. Это малодушно... но иначе я не могу.
     - Я тебя понимаю, - ласково ответила она.
     Той  ночью у нас не было сил, чтобы заняться любовью, поэтому мы просто
легли вместе в постель и сразу же заснули, крепко прижавшись друг к другу.


     5

     Я  проснулся  уставший  и  разбитый,  чувствуя  во всём теле неприятную
слабость.  Настенные  часы  в  каюте  показывали  четверть  второго  ночи по
станционному времени - следовательно, я проспал лишь неполных четыре часа.
     Риты  рядом  со мной не было, а её место в постели уже успело остыть. Я
с  трудом  подтянулся  и принял сидячее положение. Тотчас у меня закружилась
голова, а в мозгу заворочалась ленивая мысль:
     "Чёрт  побери! Это чертовски похоже на то, как если бы в меня шваркнули
из парализатора..."
     На  тумбочке  рядом с койкой я увидел пять разноцветных капсул, а рядом
с  ними  стоял  стакан  сока  и  лежала  записка:  "Выпей это, полегчает". Я
механически  сунул в рот все пять капсул, запил их глотком сока и лишь потом
сообразил, что почерк на записке не Ритин. Хотя он был хорошо знаком мне...
     О Боже!!!
     Лекарства   подействовали  мгновенно,  в  голове  моей  прояснилось,  а
слабость  в  теле  исчезла.  Я  вскочил  с койки и, даже не позаботившись об
обуви, опрометью бросился к выходу из каюты.
     Однако  дверь не открывалась ни поворотом ручки, ни голосовым приказом.
Бессильно  поколотив  в неё кулаками, я, преисполненный дурных предчувствий,
метнулся  к  терминалу.  Но  не  успел я включить его, как экран сам ожил, и
оттуда на меня посмотрело смуглое лицо Ахмада.
     - Привет,  Стас, - произнёс он с немного глумливой ухмылкой. - Кажется,
мы поменялись местами.
     Он  сидел в моём капитанском кресле, постукивая пальцами правой руки по
подлокотнику.  В  левой  руке  он  сжимал  пару  проводов,  которые тянулись
куда-то в сторону, за пределы обзора камеры.
     - Компьютер!  - чётким командным голосом произнёс я. - Бунт на корабле.
Захват в плен капитана.
     Никакой  реакции  со  стороны  бортового  компьютера  не последовало. А
Ахмад громко захохотал:
     - Ну  что,  убедился?  Ты, дружище, так привык быть здесь хозяином, что
совершенно  выпустил  из  внимания  одну  элементарную вещь: компьютер, даже
самый  совершенный,  это  всего  лишь куча металлолома. Он делает только то,
что  заложено  в  его  программу,  а  её  всегда можно изменить. Да, в самом
начале  я  сглупил, у меня совсем вылетело из головы, что на кораблях такого
класса  стоят  высокоинтеллектуальные  компьютеры.  Зато потом уже ты свалял
дурака,  когда  не  отключил  терминал в моей каюте. В отличие от тебя, я не
баловался  в  виртуальностях  космическими  полётами;  в  свободное  время я
серьёзно  занимался кибернетическими системами, всё ждал того момента, когда
меня  допустят  к  секретной инфосети Сопротивления. Я собирался... Впрочем,
это  не  важно.  Главное  то,  что я сделал здесь, на корабле. Я запутал ваш
компьютер  логическими  парадоксами,  нашёл  лазейку  в  защищённую  область
памяти  и  отключил  его  блок  идентификации.  Теперь он просто подчиняется
тому, кто в данный момент сидит в капитанском кресле.
     От досады и чувства обречённости я застонал.
     - И   что   дальше?   -   спросил   я,   стараясь   изобразить   полную
невозмутимость.  -  Чего  ты  добиваешься?  Ты  опоздал,  Ахмад, сейчас ты в
ловушке.
     - Ничего,  попробую  выбраться.  Попытка,  как говорится, не пытка, тем
более  что  мне  всё равно нечего терять. Но чтобы ты не учудил какую-нибудь
глупость,  обрати  внимание на вот эту штуку. - Ахмад сделал паузу, и камера
сместилась  в  сторону, продемонстрировав лежащий на полу предмет конической
формы,  высотой сантиметров десять и примерно столько же в диаметре. От него
тянулось  два  провода  - те самые, которые сжимал в левой руке Ахмад. - Это
боеголовка  от  заряда  десантной базуки, которую я нашёл в оружейном складе
корабля.  Силы её взрыва будет достаточно, чтобы разнести, к чёртовой матери
всю  рубку  управления.  Боеголовка  активирована,  но пока я держу контакты
соединёнными,  она  не  взорвётся.  Но  если я выпущу их из руки - например,
после  выстрела  из  парализатора  или  лучевика,  -  взрыв случится в ту же
секунду. И от него пострадаю не только я.
     Камера  отошла ещё левее, и я увидел лежащих на полу Рашель и Риту. Они
были  в  бессознательном  состоянии,  с накрепко связанными руками и ногами.
Боеголовка  от базуки находилась всего в каком-то метре от Рашели, и не было
ни малейшего шанса, что при взрыве девочка сможет уцелеть.
     - Остальные  твои  товарищи  парализованы  и замкнуты в своих каютах, -
продолжал  Ахмад.  -  Все  средства  связи я предусмотрительно отключил. Эти
люди  не  представляют  для  меня  интереса - хотя ты к ним привязан, но без
проблем  принесёшь  их  в  жертву. Я полагаю, что ты готов даже пожертвовать
девицей,  - он указал на Риту, - даром, что спишь с ней. Зато эту малышку ты
в  обиду не дашь. Ни за что, ни при каких условиях. Мы знакомы с тобой много
лет, и мне хорошо известно, как ты мечтал о дочери...
     - Что тебе нужно?! - не сдержавшись, прорычал я.
     - Спокойно,  Стас,  спокойно.  Всему  своё  время.  Я тут ознакомился с
бортовыми  записями  -  через  четыре  часа  ваша  бригада  в  составе  всей
Девятнадцатой  эскадры  отправляется  к  Марсу. Мы стартуем, как ни в чём не
бывало,  а  где-то  между  орбитами Сатурна и Юпитера изменим курс и уйдём в
глубокий  космос.  Преследовать  нас  не  станут,  да  и  не  смогут  -  как
разведывательно-диверсионное  судно,  "Заря Свободы" обладает более высокими
скоростными  и  манёвренными  качествами, чем другие крейсера такого класса.
Когда  мы  оторвёмся и окажемся в безопасности, я посажу вас всех в катер, а
сам попытаюсь прорваться в дром-зону.
     - Ты  не...  - начал было я, но вовремя прикусил язык. Ахмаду совсем ни
к  чему  было  знать,  что  каналы  не  просто  сжаты  в  небольшой  области
пространства, но и практически закупорены. - И куда же ты отправишься?
     - Это  уже  моё  дело.  Тебя  это  не  касается.  Однако  ты не дал мне
договорить.  Я отпущу всех вас на свободу только при одном условии - если ты
раздобудешь  для  меня кое-какую информацию. В противном случае мне придётся
оставить  на  борту  заложника.  -  Ахмад пристально посмотрел на меня. - Ты
догадываешься, кого именно?
     Я заскрежетал зубами от бессильной ярости.
     - Ты подлец! Ты негодяй! Ты... Я бы задушил тебя собственными руками!
     - Не  сомневаюсь.  -  Ахмад был сама невозмутимость. - Поэтому я принял
все  меры  предосторожности.  Так  что будь паинькой, Стас, и делай что тебе
говорят.
     - Какая информация тебе нужна? - со вздохом спросил я.
     - Технология сжатия дром-зоны.
     Услышав  это  наглое  и бессмысленное требование, я почему-то совсем не
удивился.  От  Ахмада  -  настоящего  Ахмада,  которого  я узнал лишь совсем
недавно, - можно было ожидать любой глупости.
     - Ты  безумец,  -  сказал  я  неожиданно спокойно. - Неужели ты всерьёз
рассчитываешь,  что  я  сумею  её  раздобыть?  Это же самая охраняемая тайна
Терры-Галлии!
     - А  мы в данный момент пришвартованы к одной из станций, которая несёт
в  себе эту тайну. Галлийцы сейчас чувствуют себя победителями, они утратили
бдительность,  и  мне  почти  удалось  добраться  по  внутренней  сети до их
излучателя.  Остался только один барьер, который отсюда, с нашего корабля, я
не  могу  преодолеть. Для этого нужно попасть на борт станции, но мне нельзя
покидать  корабль  -  я  среди  личного  состава  не зарегистрирован, и меня
задержат  на  первом же посту. Будь в моём распоряжении больше времени, я бы
всё уладил; а так это придётся сделать тебе.
     - Что  сделать?  -  саркастически  осведомился  я.  -  Проникнуть  в их
секретную  сеть  и  скачать  сверхсекретную информацию? Ничего не получится!
Во-первых,  я этого не умею, я не хакер. А во-вторых, если бы даже умел, всё
равно не сделал бы.
     - Э  нет, Стас, ты сделаешь. Как миленький сделаешь. Иначе твоя дорогая
доченька  улетит  вместе  со  мной. А заодно, на всякий случай, я прихвачу и
твою милашку.
     - Будь ты проклят!..
     - Так  вот, - как ни в чём не бывало продолжал Ахмад, - от тебя особого
умения   не  потребуется.  За  оставшиеся  четыре  часа  ты  под  каким-либо
предлогом  должен  попасть  в  главный координационный центр станции и через
один  из  терминалов  соединиться  с  нашим  кораблём... то есть, уже с моим
кораблём. А остальное сделаю я.
     - И   ты   полагаешь,   меня   пустят  в  их  центр?  Да  ещё  позволят
воспользоваться  терминалом?  Да  ты просто идиот! Ты больной, тебе лечиться
нужно.
     - Может  быть.  Но  ты  уж постарайся, Стас. Очень постарайся. Придумай
что-нибудь.  Иначе... впрочем, ты уже знаешь, что тогда будет. И, кстати, не
вздумай  обмануть меня: если ты пойдёшь к командованию, обо всём расскажешь,
а  они  попытаются подсунуть мне липу, я сразу это пойму. За четыре часа они
всё  равно  не  смогут  состряпать убедительную подделку... Но нет, я не дам
тебе   четыре  часа.  Только  два  -  начиная  с  этого  момента.  Сейчас  я
разблокирую  твой терминал, ты свяжешься с дежурным постом охраны и сообщишь
о  своём  желании  прогуляться  по  станции. И помни об этом, - Ахмад потряс
перед  самой камерой кулаком с зажатыми в него двумя проводками. - Помни, не
забывай.
     Экран  погас, а бессильно облокотился на стол и закрыл лицо руками. Мне
отчаянно хотелось заплакать...


     6

     Три  минуты  на  одевание, две минуты на то, чтобы связаться с дежурным
постом  охраны,  и ещё пять - чтобы покинуть корабль. Итого, уже минут через
десять  я  шёл  по одному из радиальных тоннелей станции, а на запястье моей
левой  руки  красовался  браслет  со  встроенным голопроектором, который при
необходимости   мог   выдать   мне   подробную   карту  всех  хитросплетений
станционных коммуникаций и показать, где я в данный момент нахожусь.
     Впрочем,  пока  что  я шёл совершенно бесцельно, сам не зная, куда иду.
Мысли  в  моей  голове перепутались, и я никак не мог привести их в порядок,
заставить    себя   думать   последовательно   и   логично,   беспристрастно
анализировать сложившуюся ситуацию.
     Перед  моим внутренним взором стояла одна и та же картина: связанная по
рукам  и  ногам  Рашель,  такая  беспомощная  и беззащитная, а рядом с ней -
активированная  боеголовка,  два  провода от которой тянулись к руке безумца
Ахмада.  Как  ни  странно,  Рита на этой картине отсутствовала, её полностью
вытеснила  Рашель  -  девочка,  которая с первых же секунд нашего знакомства
целиком  завладела  моим  сердцем.  Если  бы  речь  шла только о Рите - и не
только  о  Рите, но и обо всех остальных членах команды, не считая Рашели, -
я  бы  ни  мгновения не сомневался, как мне поступить. Я был уверен, что все
они  безоговорочно  одобрили бы моё решение и на моём месте сделали бы то же
самое. Но Рашель...
     Здравый  смысл  говорил  мне,  что ни одна девочка на свете, даже самая
прелестная,  не  заслуживает  того,  чтобы  ради неё рисковать будущим всего
человечества.  Это  были  трезвые и разумные мысли. Я знал, что сама Рашель,
воспитанная  в  духе патриотизма и самоотверженности, без малейших колебаний
пожертвовала  бы  собой, лишь бы не позволить чужакам завладеть этим грозным
оружием,  этой  спасительной  ниточкой,  на  которой  держится  надежда всей
земной расы.
     Однако  сердце  моё  кричало  об  обратном.  Оно твердило мне, что если
погибнет  Рашель, мне незачем больше жить. Оно вкрадчиво нашёптывало лукавую
древнюю  сентенцию,  что  всё  человечество  не  стоит того, чтобы ради него
страдал   хоть   один   ребёнок.   Оно   пыталось   убедить   меня,   что  у
предателя-Ахмада  всё  равно  нет  никаких  шансов ускользнуть вместе с этим
секретом,  что  он  наверняка будет уничтожен на подступах к заблокированной
дром-зоне,  а  если  даже  и  ускользнёт  через один из нескольких доступных
каналов, то после прыжка попадёт прямиком в сети галлийских патрулей.
     Но  всё  же  существовала  вероятность  -  мизерная,  почти  исчезающая
вероятность   того,   что  он  всё-таки  выкрутится  и  доберётся  до  своих
хозяев-чужаков.   Эта   вероятность   разрушала   все  мои  псевдологические
построения.  Она  была  тем  ритуальным  ножом,  занесённым над жертвенником
долга, на котором лежала хрупкая жизнь Рашели...
     - Капитан Матусевич! - послышался со стороны чей-то голос.
     Вздрогнув  от  неожиданности,  я  остановился и увидел, как по боковому
ответвлению  основного  тоннеля  ко мне спешит молодая русоволосая женщина в
форме  капитана-лейтенанта.  Через  секунду,  внимательнее всмотревшись в её
лицо,  я  узнал ту самую связистку, с которой разговаривала Рашель, когда мы
вышли из скачка.
     - Здравствуйте,  капитан,  -  сказала  женщина,  приблизившись. - Вы не
помните меня?
     - Конечно,  помню,  -  ответил  я.  - И удивлён, что вы здесь. Ведь нам
сказали, что флагман вашего дивизиона остался патрулировать дром-зону.
     - Да,  так  оно  и  есть. Но я служу не на флагмане, а на этой станции.
Она  была  ближе всех к вашему кораблю, поэтому я и вышла с вами на связь. -
На  её  лице  отразилось  понимание. - А вы, верно, решили, что вице-адмирал
Бриссо  находился  рядом  со  мной?  На  самом  же деле он как раз дежурил в
командном центре, и на его терминал транслировался наш разговор.
     - Ага, ясно... - протянул я, досадуя, что не сообразил этого сам.
     - У  вас  очень  утомлённый  и  расстроенный  вид,  капитан, - заметила
женщина.
     - Да, я немного устал, - не стал отрицать я.
     - У  вас  выдался  жаркий  денёк.  Насколько мне известно, ваша команда
славно  поработала.  Вы  сбили  четырнадцать  истребителей  и  пять  тяжёлых
бомбардировщиков,   и  при  этом  вас  даже  ни  разу  не  задело  ответными
выстрелами.
     - Ну,  это  не  наша  заслуга.  "Заря Свободы" - не типовой крейсер, по
своим тактическим характеристикам он превосходит остальные корабли бригады.
     - О,  не  скромничайте,  капитан! Я собственными ушами слышала, как наш
командующий  говорил,  что  вы  один  из  лучших  пилотов,  с  которыми  ему
приходилось  иметь  дело.  А  эта  девочка, племянница вице-адмирала Бриссо,
просто прирождённый связист... Кстати, как она?
     Моё  лицо  едва не исказила гримаса боли, но я всё же сумел совладать с
собой.
     - С Рашелью всё в порядке. Сейчас она спит.
     - А вы почему не отдыхаете? Вас что-то беспокоит?
     - Ну...  да.  Я  всё  думаю  о  своей  планете.  Вы не в курсе, что там
происходит?
     - Когда  я  сменялась  с  дежурства, ещё никаких сведений не было. Ведь
информация  идёт  к  нам  через  Терру-Галлию,  по каналам второго рода. Мы,
конечно,  используем  сверхскоростные  курьеры,  но  всё  равно  это требует
времени.  -  Она  немного  подумала.  -  Вот что, капитан. Сейчас я попробую
раздобыть  последние  известия.  А  вы  пока...  Давайте  зайдём  в  кафе  -
перекусим, выпьем кофе или чаю. Это совсем рядом. Как вам моя идея?
     - Звучит   неплохо,  -  кивнул  я.  -  Охотно  составлю  вам  компанию,
капитан-лейтенант.
     - Тогда пойдёмте.
     Женщина  направилась  к  тому  же  тоннелю, откуда пришла. Я безропотно
последовал за ней.
     - Да,  между  прочим,  - отозвалась она на ходу. - Сейчас мы оба не при
исполнении служебных обязанностей. Можете называть меня просто Анн-Мари.
     Я через силу улыбнулся:
     - Очень приятно, Анн-Мари. А я Стас.
     Кафе   действительно  оказалось  рядом.  Мы  вошли  в  полупустой  зал,
устроились  за один из свободных столиков и сделали заказ пищевому автомату:
я - пару сандвичей и кофе, а Анн-Мари - только чашку чая.
     Пока  я  ел, женщина отошла к дальней стене, где стояло несколько кабин
с  интеркомами, и в течение минуты с кем-то разговаривала. Потом вернулась к
столику,  присела  напротив меня и, придвинув к себе чашку с чаем, закурила.
От предложенной мне сигареты я вежливо отказался.
     - Кое-что  мне  удалось узнать, - сделав глоток чая, сообщила Анн-Мари.
- Недавно мы получили новые сведения.
     - Ну и?
     - О  Махаварше  известно  только то, что нам удалось взять под контроль
дром-зону.  А  это  фактически  победа.  Наш  Пятый  Флот Освобождения втрое
превосходит  силы  чужаков,  сконцентрированные в вашей системе. Это если не
считать  заградительных станций и населения самой Махаварши, которое тоже не

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг