Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   - Главным образом на том, что недооценили последствий ареста Литвина.
Он  был   крупной  фигурой   в  преступном  сообществе  Галактики,  имел
разветвлённые межпланетные  связи, поэтому к расследованию был подключён
Интерпол в  лице вашего  покорного слуги.  Помимо  всего  прочего,  меня
заинтересовал этот  анонимный  источник  информации.  Я  не  верил,  что
Литвина "сдал"  один из его приближённых; по самой форме подачи сведений
чувствовалось,  что   их  автор -   человек  посторонний,   далёкий   от
криминального мира,  хоть и  хорошо знакомый  с ним.  Я принялся изучать
список лиц,  которые в  последнее время  контактировали с Литвином и его
окружением. Там  было также и ваше имя: за три вечера вы выиграли у него
в карты около тридцати тысяч в пересчёте на земные марки. Но поскольку в
более тесных  связях с  ним вы замечены не были, полиция сразу исключила
вас из  числа подозреваемых.  К тому  же  вы  провели  на  Рутении  лишь
одиннадцать дней,  чего явно было недостаточно для сбора такой подробной
информации. Ради  проформы был  сделан запрос  на пару ближайших планет,
указанных  в   вашем  путевом   листе,  и  полученные  ответы  полностью
подтверждали версию  о том, что вы профессиональный игрок, странствующий
по Ойкумене  и походя  облегчающий кошельки  состоятельных  завсегдатаев
казино. Однако  я заинтересовался  вами - сам  не  знаю  почему.  Можете
назвать это интуицией, она у меня хорошо развита. Вернувшись на Землю, я
сделал запрос  в базу данных Интерпола и получил о вас весьма любопытные
сведения. Прежде  всего, вы  оказались  урождённой  Викторией  Глебовой,
дочерью Николая  Глебова, видного  бизнесмена и  политика с  Аркадии, за
которым уже  много лет  безуспешно охотится  наша  организация.  В  день
своего  восемнадцатилетия  вы  официально  взяли  себе  девичью  фамилию
матери, а  вскоре после этого улетели с родной планеты на яхте "Звёздный
Скиталец", якобы подаренной вам отцом. На самом же деле вы украли у него
семь  миллионов   на   покупку   "Скитальца",   но   он -   то   ли   из
сентиментальности, то ли по каким-то другим причинам, - не стал заявлять
на вас,  а наоборот -  подтвердил, что  всё  делалось  с  его  ведома  и
согласия.
   Генри Янг  ненадолго умолк, чтобы погасить в пепельнице окурок, затем
продолжил:
   - И вот  тут-то начинается самое интересное. За неполные шесть лет со
времени вашего  бегства с  Аркадии и до появления на Рутении вы посетили
сорок девять разных планет, и по весьма странному стечению обстоятельств
на каждой  из них  вскоре после  вашего отбытия  полиция получала  массу
сведений об  уже  совершённых  или  только  готовившихся  преступлениях.
Информация  приходила   по  разным   каналам,  но  всегда  анонимным,  и
обнаружить  её   источник  ни   в  одном   из  случаев   не   удавалось.
Непосредственно по  этим наводкам было арестовано и отдано под суд свыше
девятисот преступников -  а я  уж не  говорю о тех, кого разоблачали при
дальнейшей "раскрутке"  дел! Более  трети из этих девяти сотен, как было
установлено, захаживали  в те  самые казино,  которые посещали вы, а сто
восемьдесят семь человек были вашими партнёрами за карточным столом. Тут
уж, сами  понимаете, ни  о каком  совпадении речи быть не могло. Тогда я
привлёк к делу Лайонела...
   - Погодите! - удивлённо  перебила я. -  С какой  это стати  в  архиве
Интерпола оказались  такие  подробные  данные  обо  мне -  о  всех  моих
передвижениях между  планетами, о посещениях казино, даже о том, с кем я
играла? За мной что, следили?
   - Нет, конечно.  Если  бы  мы  вели  слежку  за  родственниками  всех
подозреваемых, у  нас не  хватило бы  людей на  другие дела.  По  правде
говоря, после  бегства с  Аркадии вы исчезли из поля нашего зрения, а мы
даже не стали вас искать. Следователь, который вёл дело Николая Глебова,
решил, что  вы просто  сбежали от  деспота-отца, как бегут многие другие
молодые девушки,  и благополучно  забыл о  вашем существовании. Ну а вы,
надо отдать  вам должное, все эти годы старались излишне не "светиться",
тщательно соизмеряя свои выигрыши с размахом игрового бизнеса на той или
иной планете.  Так,  скажем,  с  богатой  и  блестящей  Эльдорадо-II  вы
позволили себе  увезти целых  два с половиной миллиона, зато на скромной
Аттике удовольствовались  несколькими тысячами, которых вам едва хватило
на дорожные расходы.
   - Однако вы  не ответили  на мой  вопрос, - сказала я. - Откуда у вас
эти сведения?
   - Всё очень просто: хотя за вами специально не следили, ваше имя было
внесено в  наши списки  в качестве  объекта потенциального  интереса.  В
частности это  значит, что  в инфосетях всех сотрудничающих с Интерполом
планет полицейские  поисковые роботы запрограммированы фиксировать любую
информацию,  связанную   с  Викторией   Ковалевской  и  яхтой  "Звёздный
Скиталец", серийный номер DLS-47200579-GY по Галактическому реестру. Все
собранные таким  путём данные накапливаются в специальных банках памяти,
копии  которых  регулярно  доставляются  сначала  в  региональные  штаб-
квартиры, а оттуда - в главный архив на Земле. Ежедневно к нам поступают
терабайты подобной  информации; её,  разумеется, никто предварительно не
изучает и  не обрабатывает, она просто хранится в архиве в ожидании того
часа,  когда   какой-нибудь  из   объектов  потенциального  интереса  не
привлечёт к  себе нашего  внимания.  А  поскольку  вы  посещали  мирные,
цивилизованные и  в основном  демократичные планеты, держась подальше от
очагов военных  конфликтов и  откровенно диктаторских  режимов,  то  нет
ничего удивительного  в том,  что вы  ни разу  не выпали  из поля нашего
зрения. Таким  образом  я,  не  покидая  пределов  Земли,  смог  собрать
довольно подробную  информацию о вашем пребывании на каждой планете: где
вы проживали,  куда ездили,  к каким  докторам обращались, сколько денег
тратили, сколько выигрывали - и у кого выигрывали.
   - И на основании этих сведений вы сделали вывод, что я телепат?
   - К такому  выводу пришёл  мой брат  Лайонел, которого  я подключил к
расследованию. Он -  логик до мозга костей, его дедуктивным способностям
позавидовал бы  даже легендарный  Шерлок Холмс.  А я  со своей интуицией
отлично  дополняю  его  аналитические  способности.  Вдвоём  мы  грозная
команда. - Генри  Янг смущённо прокашлялся. - Короче, Лайонел изучил всю
имевшуюся в  наличии информацию  и на  её основании  заключил, что  вы -
телепат. Поначалу я принял его выводы скептически, но он аргументировано
доказал мне, что это - единственное возможное объяснение. В конце концов
я вынужден был согласиться с ним.
   - Гм-м. В  чём, в  чём, а в узости взглядов и в косности мышления вас
не обвинишь.  Я бы на вашем месте... Да, пожалуй, я бы отвергла эту идею
как безумную.
   - Я тоже  долго сопротивлялся.  Но ведь  и  в  самом  деле -  другого
объяснения быть  не может.  Если вы беспристрастно ознакомитесь со всеми
выводами  Лайонела,   то  признаете   что... -  Янг  тряхнул  головой  и
рассмеялся. - Господи,  что я  несу! Вам  же не нужно доказывать, что вы
способны читать чужие мысли.
   - Зато ещё нужно доказать, что вы всерьёз верите в мои способности, -
заметила я. -  Впрочем, с  выяснением этого  вопроса обождём до прибытия
вашего брата.  Надеюсь, его, в отличие от вас, я смогу "читать". Кстати,
если  я   правильно  поняла,   Лайонел  предвидел,   что  вы   окажетесь
"нечитаемым"... то  есть, что  ваши мысли  будут для  меня недоступны. В
самом начале нашей беседы - ну, когда вы уложили меня на пол, - вы вроде
бы сказали: "Значит, Лайонел был прав!"
   - Совершенно верно.  Среди прочих  материалов в архиве было несколько
ваших ментограмм,  снятых ещё  на Аркадии.  Лайонел изучил их и высказал
предположение,  что   люди  с   определённым  набором   мозговых  ритмов
"непрозрачны"  для  вас -  или,  как  вы  сами  говорите,  "нечитаемые".
Согласно его  гипотезе, у вас с ними возникает нечто вроде отрицательной
обратной связи, резонанса со знаком минус. Как вот в случае со мной.
   - А нельзя ли об этом подробнее?
   Генри Янг покачал головой:
   - К сожалению, я в этих материях не разбираюсь. У меня другой конёк -
космические корабли,  информационные технологии,  оружие, взрывчатки.  А
медицина, биология -  это по  части  Лайонела.  Он  пытался  мне  что-то
объяснить, но в виду отсутствия надлежащей подготовки я ничего не понял.
Так что  мне трудно было судить, насколько сильны его доводы, пока я сам
не убедился, что... - Вдруг он умолк и настороженно уставился на меня. -
Если, конечно,  это правда. Где гарантия, что вы всё это время не ломали
передо мной  комедию? Ведь  вовсе не  исключено, что  вы  ещё  в  дверях
"прочитали" меня,  выудили из  моих мыслей  гипотезу  Лайонела  и  стали
разыгрывать спектакль.  А я, как дурачок, попался на вашу удочку. Что вы
на это скажете?
   Я небрежно пожала плечами:
   - Тут я  ничем помочь  вам не  могу. Вы  сами должны решить для себя,
притворяюсь я или нет.
   Ещё некоторое  время Янг  пристально смотрел на меня, затем откинулся
на спинку дивана и сказал:
   - Думаю, вы  всё-таки не  лукавите. Если бы вы знали мои мысли, то не
вели бы  себя так  беспомощно. Хотя,  конечно, и это может быть какой-то
хитрой игрой. - Он явно собирался снова закурить, но потом слегка качнул
головой и достал леденец. - А интересно, на что похоже чтение мыслей? Вы
просто слышите,  о чём  в данный момент думает человек, или проникаете в
его разум, роетесь в памяти и находите там то, что вам нужно?
   - Ну, такие  глубины человеческого  "эго", как  постоянная  память  и
подсознание, мне  недоступны. В основном я воспринимаю те мысли, которые
человек сам осознаёт. Они достаточно чётко сформулированы и упорядочены,
их чтение  даётся мне  без труда - можно сказать, что я просто их слышу.
Гораздо сложнее  с мыслями,  которые мелькают  на заднем  плане: они как
правило сумбурны, отрывочны, беспорядочны, их очень трудно воспринять, а
ещё труднее  понять. Среди таких мыслей я выделяю особую группу, которую
называю личными  константами. Это  даже не  мысли, а  скорее  некий  вид
повседневной памяти...  нет, скажем  так: это то, о чём мы почти никогда
специально не  думаем, но  что постоянно находится на поверхности нашего
сознания. Константы  несут в  себе важнейшую  информацию о  личности  их
обладателя - кто  он такой, чем занимается, чего хочет от жизни, какие у
него интересы,  привычки, кого  он любит,  а кого  ненавидит. Чем больше
констант мне удаётся выловить и прочитать, тем лучше я узнаю' человека.
   - Звучит внушительно. И давно вы это умеете?
   - Эмоции я  воспринимаю с  раннего детства.  Сколько  себя  помню,  я
всегда могла  определить, чтo'  у человека  на  душе,  радуется  он  или
грустит, лжёт  или говорит  правду, нравлюсь  я ему  или нет. Окружающие
считали меня  просто чутким  и восприимчивым  ребёнком,  никому  даже  в
голову не приходило, что я обладаю какими-то необычными способностями. А
первые мысли  я прочла  лишь в  четырнадцать лет,  вскоре  после  смерти
матери. В  то время я уже была взрослой девочкой и понимала, что об этом
никому рассказывать не стоит.
   - Именно тогда вы узнали, чем занимается ваш отец?
   - Нет, это  произошло позже,  когда мне  было шестнадцать. Я долго не
решалась  заглянуть   в  мысли   отца,  боялась  обнаружить  там  что-то
нехорошее. Ведь я постоянно чувствовала его лживость, неискренность, уже
годам к десяти я поняла, что он занимается не совсем законными делами...
но действительность  превзошла самые  мрачные ожидания.  Полтора года  я
прожила в  настоящем аду, еле дождалась, когда стану совершеннолетней, а
потом убежала.
   Янг сочувственно кивнул:
   - Н-да, вам  не позавидуешь.  Вы не  могли выдать его, так как он ваш
отец, и из-за этого чувствовали себя в ответе за все его тёмные делишки.
Последние восемь  лет вы  только тем и занимались, что пытались очистить
свою совесть, искупить вину перед обществом.
   - Я предпочитаю  думать  об  этом,  как  о  содействии  правосудию, -
сдержанно произнесла я.
   Тем не  менее я  понимала, что мой собеседник совершенно прав: прежде
всего мною  двигало чувство вины. Не в силах остановить отца, я находила
себе  отраду  в  том,  что  помогала  разоблачать  других  преступников,
предотвращая их дальнейшие злодеяния и, возможно, спасая чьи-то невинные
жизни. Это  немного успокаивало  мою  совесть -  правда,  не  так  чтобы
очень...
   Откуда-то послышался  тихий писк.  Я машинально  потянулась  к  своей
сумочке, но  оказалось, что  звонят не  мне. Генри Янг достал из кармана
свой комлог и быстро пробежал взглядом текстовое сообщение.
   - Лайонел уже явился, - сказал он мне. - Спрашивает, не пригласите ли
вы его на чашку чаю.
   - Конечно, приглашу. Где же мне деваться! Сейчас я позвоню начальнику
охраны и закажу пропуск.
   - В этом  нет нужды,  мисс Виктория.  Лайонел уже  возле трапа  вашей
яхты.
   Я рассмеялась:
   - Это у  вас такая  семейная традиция,  приходить в гости без спросу?
Гораздо проще было получить пропуск.
   Он ухмыльнулся в ответ и пригладил свои рыжие усы.
   - Но ведь нужно же нам хоть время от времени практиковаться, чтобы не
терять полезных навыков. - Улыбка исчезла с его лица. - А если серьёзно,
то мы  не хотим,  чтобы вас  связывали с  нами.  Это  может  вам  сильно
навредить.
   - Спасибо за  заботу, - искренне  сказала я,  поднимаясь с  кресла. -
Ладно, впускайте  Лайонела, а  я тем временем позабочусь о чае. Надеюсь,
вы сумеете открыть люк и с этой стороны?
   - Да уж как-нибудь справлюсь.
   

   Уже через несколько минут Лайонел Янг сидел на диване рядом с Генри и
не спеша  попивал горячий  ароматный чай.  Внешне он  был очень похож на
своего младшего  брата: примерно  такого  же  телосложения,  с  теми  же
чертами лица  и проницательным  взглядом широко расставленных глаз, даже
бo'роды они  носили одинаковые, разве что у Лайонела она была потемнее и
местами в  ней виднелись  серебряные  нити  ранней  седины.  Главное  же
отличие между ними состояло в том, что разум старшего из братьев был для
меня открыт.
   Пока мы  знакомились и  обменивались любезностями,  я  из  вежливости
воздерживалась от  чтения его  мыслей,  довольствуясь  лишь  восприятием
эмоций.  Лайонел   был  слегка   напуган  и   напряжён,  что,   впрочем,
естественно, но  страха как такового он не испытывал. В конце концов, он
сам пришёл  ко мне,  зная, чем  это чревато,  и у  него было  достаточно
времени, чтобы  подготовиться  к  нашей  встрече.  Ни  враждебности,  ни
зависти, ни  отвращения с  его стороны  я  не  чувствовала -  то  ли  их
действительно не было, то ли он умело подавлял свои негативные эмоции.
   Когда  со   вступительными  речами  было  покончено  и  для  разрядки
напряжения Генри  Янг принялся  рассказывать брату о том, как состоялось
наше знакомство,  я поняла,  что Лайонел уже немного успокоился и привёл
свои мысли  в порядок. По всей видимости, он думал, что я с самой первой
секунды "читаю"  его, и, убедившись, что ничего страшного не происходит,
почувствовал себя более уверенно.
   Оставив пока  без внимания  текущие мысли,  я  занялась  его  личными
константами.  Как   и  у   всех  людей,   обладавших   ярко   выраженной
индивидуальностью, у  Лайонела было много содержательных и "читабельных"
констант,  так   что  мне  не  приходилось  по  крохам  собирать  о  нём
информацию.
   Его действительно звали Лайонел Янг - со средним инициалом "О". Как и
Генри, он  был сотрудником  Интерпола, работал  в Управлении по борьбе с
организованной преступностью, правда, был не агентом, а инспектором. Два
университетских образования,  учёные степени магистра искусств и доктора
медицины.  Пятый   дан  по  каратэ;  владеет  и  другими  видами  боевых
единоборств, отлично  стреляет, но  применять силу избегает, предпочитая
действовать умом  и хитростью.  Женат, имеет  взрослую дочь. Внуков пока
нет, но  он надеется,  что скоро будут. Родители. Тесть и тёща. Сестра с
зятем. Брат  с невесткой  и  племянником.  Другие  родственники.  Старые
друзья. Коллеги  по работе.  Книги, которые  он много  раз  перечитывал.
Музыка, которую он любит слушать. Места, где часто бывал...
   Имена,  события,  впечатления,  взгляды,  вкусы,  интересы -  область
личных констант  у Лайонела О. Янга была поистине необъятна! Там нашлось
даже местечко  для меня:  в последние  два года он много обо мне думал и
очень сожалел,  что я так неэффективно использую свой уникальный дар. По
его мнению,  охота за преступниками, в принципе, достойное занятие, он и
сам посвятил  этому жизнь;  однако мне  с моей  телепатией были по плечу
куда более серьёзные дела, чем ловля мелких рыбёшек в мутной планетарной
воде. Мощные  наркосиндикаты, опутавшие  своей  паутиной  всю  Ойкумену,
межпланетный терроризм,  коррумпированные чиновники  высочайшего  ранга,
торговцы оружием  и людьми,  информационные диверсанты -  вот  настоящее
поле для моей деятельности!

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг