Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Нет, такой вариант меня не устраивает. Уж лучше я подожду год-полтора,
исподволь буду вербовать себе сторонников, а когда папа одобрит трактат о
престолонаследии, подниму этот вопрос на Сенате, затею громкий процесс и
выиграю его.
   - А ты уверен в успехе?
   - Конечно, уверен. В самой крайнем случае, придется немного повоевать -
если дядя не захочет уступить корону по добру по здорову. Мондрагон,
однако, не советует мне обострять ситуацию, требуя немедленного отречения.
Мол, старику осталось всего ничего и не стоит ради каких-нибудь нескольких
лет затевать междоусобицу. Что ж, не спорю, дельная мысль. Возможно, я так
и поступлю: пусть Сенат провозгласит меня наследником престола и регентом
королевства, дядя спокойно доживает свой век в сане короля, а Маргарита...
Да пошла она к черту, эта великосветская шлюха! Пускай поступает, как ей
заблагорассудится, - то ли остается здесь, то ли уезжает к мужу, кто бы он
ни был, и там предается разврату, - мне-то какая разница... - Вдруг
Александр помрачнел. - Вот только...
   - Ну! - оживилась Жоанна. - Что еще?
   - Только бы она не вышла за кузена Рикарда или Красавчика-Аквитанского.
Тогда всем моим надеждам конец, и никакой трактат их не воскресит.
   - Почему?
   Граф нервно поскреб ногтями свою гладко выбритую щеку.
   - Ну, насчет кузена Иверо, тут и ослу понятно. За него горой станут все
сенаторы-кастильцы с Риохи и Алавы: а как же, внук их обожаемой доньи
Елены Иве... ах, простите! - Елены де Эбро[36]... так вот, внук этой
легендарной и крайне легкомысленной особы - их будущий король! В таком
случае сторонники Маргариты и сторонники Рикарда сомкнутся и вместе
составят непробиваемое большинство в Сенате.
   - Это я понимаю, Сандро, я не глупенькая. Но причем здесь Филипп
Аквитанский?
   - Ха! Спрашиваешь! Да притом, что под боком у нас Гасконь с ее военной
и политической мощью. Притом, что кузен Альфонсо - его закадычный дружок.
Притом, что Красавчик в совершенстве владеет даром обвораживать людей - и
женщин, и мужчин - всех! Притом, наконец, что моя милая женушка с
одиннадцати лет сохнет по нему и вполне способна устроить мне большую
пакость, если я вздумаю чем-то обидеть ее кумира. Да он просто наплюет на
неблагоприятное для него решение Сената и силой оружия завладеет Наваррой.
   - Стало быть, брак Маргариты с Красавчиком ставит крест на всех твоих
планах?
   - Пожалуй, что да. С ним шутки коротки. Это не дядя, панькаться не
будет. В случае чего, натравит на меня своего верного пса, Эрнана де
Шатофьера, как некогда натравил его на старшего брата - и все, нету больше
Гийома Аквитанского.
   Так что я буду вынужден смириться, признать свое поражение и стать
примерным подданным Маргариты... если, конечно, ей хватит ума выйти за
Красавчика.
   - Уж на это ей ума хватит, - заверила его Жоанна, в голосе ее
послышалось облегчение. - Можешь не сомневаться, хватит. И если не ума,
так безумия точно.
   Безапелляционный тон сестры не на шутку встревожил графа.
   - Что ты имеешь в виду? - обеспокоено спросил он.
   - То, что сказала. Еще на прошлой неделе Маргарита решила согласиться
на этот брак. Дескать, выходить замуж все равно придется, а молодой Филипп
Аквитанский самый предпочтительный вариант, к тому же он метит на
галльскую корону и почти наверняка добьется своего, особенно, если женится
на ней. Здесь, кстати, не обошлось без содействия Бланки: она ей все уши
прожужжала, расхваливая Красавчика. А сегодня... Сегодня была настоящая
умора - Маргарита влюбилась, как малая девчонка.
   - Да ты что?!
   - Вот именно. Верно, ты правду говорил о его чарах. Он вел себя крайне
дерзко, порой откровенно нагло, зло подшучивал над Маргаритой - а она лишь
глупо улыбалась, с томным видом жалась к нему и ласково мурлыкала. Словом,
черт-те что. Елена хохотала с нее до упаду. Да и мне, признаться, было
смешно смотреть, как наша Маргарита льнет к Красавчику. Он точно ее
приворожил.
   Александр резко вскочил на ноги и в растерянности заходил по комнате
взад-вперед. На лице его застыло выражение глубокого отчаяния, а глаза
лихорадочно блестели, излучая бессильную ярость. Он нервно сжимал и
разжимал кулаки.
   - Черт! Черт, черт, черт! Что же делать, мать его так?! Что же делать?
   - Оставь это, Сандро, - посоветовала Жоанна. - По что зря мучить себя?
Зачем убиваться? Что было, то сплыло, прошлого не вернешь.
   - Ну да, конечно. Кто старое помянет, тому глаз вон. Ты только и
мечтаешь об этом. Еще бы! Маргарита тебе за сестру, дядя - папочка. Он
удочерил тебя, возвратил тебе титул принцессы Наваррской, так что ты не
осталась в накладе.
   - Прекрати язвить, Сандро! - неожиданно резко ответила Жоанна. - Грех
упрекать меня за то, что я называю его отцом. Я ведь очень смутно помню
наших родителей, а дядя всегда относился ко мне как отец. И вообще, причем
здесь титул принцессы?
   В конце концов, я и так принцесса - по рождению.
   - Но меня раздражает...
   - Да, тебя раздражает дядина доброта ко мне, раздражает его готовность
в любой момент примириться с тобой, если ты откажешься от своих претензий.
Это раздражает тебя, потому что не вкладывается в твое представление о
нем, как о жестоком, бесчестном узурпаторе; потому что тебе будет гораздо
труднее ненавидеть его, когда ты признаешь, что в сущности он хороший
человек. А между тем, из ненависти к нему ты черпаешь свои силы; жажда
мести стала главным, если не единственным смыслом всей твоей жизни...
Разве можно так, Сандро? Коль скоро ты не веришь в бессмертие души,
подумай хоть о земном существовании. Ведь ты попусту тратишь свою жизнь,
гоняясь за химерами, тешась несбыточными надеждами.
   Разве ты терпишь лишения? Разве ты испытываешь стеснение в средства?
Нет, у тебя всего вдоволь и ты можешь иметь все, что пожелаешь. Так чего,
чего же тебе еще не хватает?
   Граф остановился и устремил на сестру пронзительный взгляд.
   - Чего мне еще не хватает, спрашиваешь? Власти! Вот что я хочу - никем
и ничем не ограниченной власти! - произнес он в каком-то жутком
исступлении. - И чтобы заполучить ее, я готов прибегнуть к убийствам,
спровоцировать междоусобицу, заключить позорную сделку с Инморте...
   - Инморте! - испуганно воскликнула Жоанна и вскочила на ноги. - Сандро,
милый, побойся Бога! Ведь иезуиты грешники, еретики, они продали свои души
дьяволу.
   - Так утверждает наш епископ, - невозмутимо заметил Александр. -
Поверь, малышка, он преувеличивает. Впрочем, я тоже еретик и охотно продал
бы свою душу дьяволу, да вот беда - лукавый явно не спешит ее покупать...
И кстати, о грешниках. Что сказал бы монсеньор Франческо де Арагон, узнай
он о наших отношениях?
   Жоанна опустилась на табурет и тихо заплакала.
   - Я каждый день молю Бога, чтобы он простил нас, - сквозь слезы
произнесла она.
   - Грех наш велик, но Господь милостив... Да разве только мы грешники?!
Быть может, Маргарита праведница? Или тот же Красавчик? Или Бланка?..
   - Да-а, - вздохнул граф. - Нечего сказать, благочестивая компашка
собралась. Что ни человек, настоящее вместилище добродетели и кладезь
целомудрия... Между прочим, ты напомнила мне еще об одной грешнице - о
моей так называемой жене.
   Говорят, она обнаглела до крайности. Завела себе любовника, рисуется с
ним на людях, точно с законным мужем...
   - Сандро!- укоризненно отозвалась Жоанна. - Как ты можешь! Кому-кому,
но не тебе упрекать ее в этом.
   - Совершенно верно, дорогая, совершенно верно. Меня огорчает не то, что
она завела любовника, но кого она взяла себе в любовники! Нищего
дворянчика, которому не хватает собственных средств даже на то, чтобы
одеться прилично.
   - Это правда, Бланка содержит его. Но не беспокойся, не из твоего
кармана.
   - Да знаю, знаю. Она скорее умрет, чем примет от меня хотя бы динар. -
Граф горько усмехнулся. - И опять же, не об этом речь. Неужели ты не
понимаешь, что ее выбор унижает меня в глазах двора? Это она так мстит мне
- тонко, изощренно... Пойду-ка я потолкую с ней по душам.
   - Прямо сейчас? - удивилась Жоанна.
   - Именно сейчас. Я хочу застать ее в постели с этим добрым молодцем,
так она будет поуступчивее. Надеюсь, они еще не уснули. А ты, сестренка,
ступай спать, поздно уже... - Будто в подтверждение его слов, глухо
пробили часы на главной башне дворца. - Вот черт! Мне нужно идти к...
Впрочем, пусть он подождет, ничего с ним не станется.
   - Кто это - он? - встревожено спросила Жоанна.
   - Будешь много знать, скоро состаришься, - ответил Александр и, ласково
взглянув на сестру, добавил: - Не волнуйся, малышка, не Инморте.
 
 

                                   Глава XXXI 

 
   СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ, ИЛИ О ТОМ, КАК ГРАФ ВООЧИЮ УБЕДИЛСЯ,
 ЧТО ЕСЛИ ЖЕНА НЕ СПИТ СО СВОИМ МУЖЕМ, ЗНАЧИТ ОНА СПИТ С ЛЮБОВНИКОМ
 
 
   Александр не ошибался, рассчитывая застать Бланку в объятиях Монтини;
не ошибался он и в том, что час ночи она еще не спит. По обычаю
кастильского двора Бланка ложилась в постель очень поздно и просыпала
около десяти утра. В первые месяцы после переезда в Памплону, где не было
такого милого обычая, она, расставшись с Маргаритой, возвращалась в свои
покои и еще два-три часа скучала в обществе сонных фрейлин или же вызывала
своего канцлера и обсуждала с ним текущие дела в Нарбоннском графстве.
   Однако, начиная с июля, привычки Бланки несколько изменились. Хотя, как
и прежде, она засыпала во втором часу, обычно еще до полуночи Монтини
уводил ее в спальню. Этьен был очень милый парень и, несмотря на столь
нежный возраст, имел богатый опыт в любви. С ним Бланка сделала для себя
неожиданно приятное открытие, основательно поколебавшее внушенную ей с
детства уверенность, что физическая близость есть не что иное, как
естественный способ удовлетворения животной похоти, которой Господь
покарал человечество за грехи их прародителей - Адама и Евы, сделав ее
непременным и прискорбным спутником любви и брака.
   От природы пылкая и страстная, Бланка была воспитана в худших традициях
монашеского ордена Святой Кармелии, чьим сестрам кастильский король
доверил после смерти жены опеку над обеими его малолетними дочерьми. Как и
всякий закоренелый святоша, дон Фернандо был искренне убежден, что строгое
пуританство и ханжеская мораль, исповедуемые орденом, удушливая атмосфера
житейского невежества и глупейших предрассудков пойдут лишь на пользу
добродетели юных принцесс; так что ни о каком их воспитании как будущих
женщин и речи быть не могло. Бланке с большим трудом давалось осознание
своей женственности, гораздо труднее, чем ее младшей сестре, ибо она, в
отличие от Норы, чересчур близко к сердцу принимала всю несусветную чушь о
взаимоотношении полов, которую ей втолковывали монахини. Даже сам факт
деления человечества на мужчин и женщин доставлял Бланке массу хлопот,
вызывая чувство душевного дискомфорта. Но один случай, произошедший с ней
на двенадцатом году ее жизни, породил у нее особенно много комплексов, от
которых впоследствии она избавлялась долго и мучительно.
   Тогда у Бланки впервые начались месячные, и она, прежде слыхом не
слышавшая ни о чем подобном, страшно испугалась, подумав было, что
умирает. Ее же воспитательницы, вместо того чтобы успокоить бедную
девушку, с осуждающим видом принялись объяснять, что, дескать, это на ней
печать греха. Бланка была безутешна; целую неделю она ходила, как в воду
опущенная, перебирая в уме все грехи, за которые Господь мог отметить ее
печатью своего гнева, и горько рыдала по ночам, пока, наконец, в Толедо не
вернулся Альфонсо. Он быстро выведал у сестры, что ее гнетет, и, осатанев
от негодования, напрямик высказал горе-воспитательницам все, что о них
думает, да еще в таких крутых выражениях, которых затурканные монахини
отродясь не слыхивали и которые более опытная аббатиса сочла грязным
богохульством. В конце концов, им все же пришлось извиниться перед
Бланкой, а придворный лекарь, в спешном порядке вызванный Альфонсо,
доходчиво объяснил ей, чтo на самом деле значит эта "печать греха". И тем
не менее, всякий раз, когда у нее начинались месячные, она становилась
мрачной, угнетенной, крайне раздражительной и в такие дни обычно ударялась
в глубокую набожность.
   Выйдя замуж, Бланка еще не успела разобраться в своих ощущениях, как
падкая на деньги горничная Жоанны Наваррской продала ей секрет своей
госпожи.
   (Предательница, кстати, так и не успела потратить свои серебряники -
придя к выводу, что она слишком много знает, граф Бискайский решил
избавиться от нее, но, себе на беду, опоздал на каких-нибудь два дня.)
Потрясенная до глубины души Бланка утвердилась во мнении, что
сестры-воспитательницы были совершенно правы, говоря о греховности всего
плотского. Она нашла себе утешение в том, что теперь имеет веские
основания не пускать мужа в свою постель, благо монахини, которые всячески
замалчивали интимные стороны человеческих отношений, не особенно
распространялись о некоторых обязанностях, налагаемых на женщину браком, и
не внушили ей должного уважения к супружескому ложу. Последнее было
большим счастьем для Бланки. Ведь мало того, что она возненавидела мужа;
ей становилось тошно при одной только мысли о возможной близости с ним.
Вдобавок Бланка прониклась отвращением и к собственному телу, "похотливому
и греховному", и поначалу решила было очиститься целомудрием в замужестве,
отнеся, таким образом, отказ жить с мужем, как полагается супругам, к
числу своих добродетелей.
   Однако с течением времени этот в высшей степени благочестивый замысел
мало-помалу терял свою первоначальную привлекательность. Бланка уже не
была девственницей, не была она также холодной и бесчувственной (или, как
говорится сейчас, фригидной), и ее женское естество все настойчивее
требовало своего.
   Бланку ужасно раздражали и приводили в отчаяние ее "дикие желания", она
вела ожесточенную и бескомпромиссную борьбу со своими "низменными
страстями", но все ее благие усилия пропадали втуне - воспоминания о
ночах, проведенных с мужем, никак не давали ей покоя. И что хуже всего,
тогда она, вперемешку с омерзением, испытывала ни с чем не сравнимое
наслаждение!.. Все чаще и чаще внутренний голос, этот не ведающий стыда
искуситель, вкрадчиво нашептывал ей, что как горький привкус во рту
запивают глотком доброго вина, так и неприятный осадок тех ночей можно без
следа растворить в других ночах, заглушить потоком новых воспоминаний,
лишенных горечи предыдущих...
   Но еще больше, чем для услады тела, Бланка нуждалась в мужчине для
утешения души. Она невыразимо страдала от той тяжелейшей формы
одиночества, скрасить которое не в состоянии никакая, даже самая тесная
дружба - но лишь только любовь. И бессознательно она уже была полностью
готова к тому, чтобы влюбиться в первого приглянувшегося ей парня
привлекательной наружности, неглупого, с хорошими манерами и приятного в
общении. К счастью, таковым оказался Монтини - хоть и распущенный, но
весьма порядочный молодой человек.
   Совершив прелюбодеяние, Бланка первым делом внесла определенные
коррективы в перечень всех смертных грехов. Она решила, что супружеская
измена не заслуживает сурового осуждения, если изменяешь с любимым
человеком и мужу, недостойному верности. Если главным оружием Норы в
борьбе со своим ханжеством были ее легкомыслие, ветреность и полная
неспособность к самоанализу, то Бланка противопоставляла ему свой
изощренный ум. С поистине иезуитской изворотливостью она убедила себя, что
слова такого высокопоставленного слуги Божьего, каковым является
архиепископ Тулузский, пусть и сказанные сгоряча, послужат ей достаточным
оправданием перед судом Всевышнего.
   Впрочем, до окончательного раскрепощения Бланке было еще далеко. Как и
прежде, она шокировала подруг своими нелепыми, абсурдными, карикатурными
представлениями о приличии, приходя в смущение от самых невинных женских
разговоров, в которых ни одна нормально воспитанная девушка, даже при всем
желании, не нашла бы ничего такого, о чем следовало бы из деликатности
умолчать, - если, конечно, эти разговоры происходили сугубо между
женщинами в отсутствие детей и мужчин. В постели с Этьеном Бланка

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг