Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   Крысенок сделал несколько шагов вперед и снова привлек мое внимание
своим пристальным взглядом. И тут меня осенило. Именно в этом маленьком
звере я должен был искать спасение.
   К счастью члены моего тела (я имею в виду руки и ноги.) были не
закованы железом, а лишь опутаны веревкой, способной удержать быка на
разрыв, но податливой под острыми зубами маленького грызуна.
   "Мы с тобой одной крови. Брат мой, помоги," - всплыли в памяти слова Р.
Киплинга из его знаменитого "Маугли". Собрав в себе все последние силы, я
попытался образно представить себе просьбу и направить ее маленькому
соседу. Как ни странно, мне это удалось. Более того, мысли мои обратились
словами какого-то странного неземного наречия. Кляп на моих устах
превратил эти слова в мычание, но мой визави понял меня. Более того, мне
показалось, что он подколол меня, ответив, что я забыл сказать
"Пожалуйста". Но как бы то ни было, он подошел ко мне и начал грызть
веревку.
   Через несколько минут я был свободен.
   Пока в рамках этой комнаты. Но и то был хлеб. Да еще какой!
   Я поблагодарил моего маленького спасителя и предложил бежать вместе. Но
он, поблагодарив в свою очередь меня, отказался, сказав, что ему и здесь
хорошо.
   Пообещав крысенку любую поддержку, я открыл окно, и, расставив крестом
руки, попытался слиться с играющей снаружи бурей.
   Нет, не подумайте, что я действительно разговаривал с крысой. Нет. Но,
как я уже говорил, мои мысли каким-то непостижимым для простого смертного
образом сами собой складывались в причудливые слова какого-то древнего
языка. Его звуки невозможно передать буквами. Скажу лишь, что половина
гласных произносилось на вдохе, а согласные скорее напоминали шелест
травы, бульканье воды и ночные песни лягушек. Крысенок же молчал или слабо
попискивал. Но в мозгу моем сами собой рождались ответы. Это было как
наитие. А я был в ударе.
   Между тем, я вдруг ощутил, что холодный осенний ветер больше не холодит
меня, но входит в мои жилы обжигающим теплом, и что я больше не я... Мое
эго растворилось в природе, и природа растворилась во мне.
   Блеснувшая молния осветила мрак жившего за окном сада, и в кронах его
деревьев я узрел Его. Он не был доступен простому зрению, но невидимые
нити разумного бытия неразрывным образом связали нас воедино. Мой разум
отворился ему, как раскрытая книга. Точно также его разум открылся мне в
картинах ужасных и неописуемых. Однажды нечто подобное уже было со мной,
когда я разговаривал с пумой в горах Колумбии. Но это было лишь жалким
подобием... Что навалилось на меня теперь, было ни с чем не сравнимо.
   И я удивляюсь, как скромный человеческий разум мог это выдержать.
   Вырвавшийся из моей груди крик заставил содрогнуться все в радиусе
нескольких миль. Это был уже не человеческий крик, и он возвестил о том,
что Тот, кто идет по кронам деревьев вновь обрел через меня связь с нашим
миром. С этим криком я вылетел в окно и воспарил в ночном небе.
   "Хорошо, что на окне не было решеток" - подумал я, бросив последний
взгляд на свою темницу, но, посмотрев вниз, отметил, что даже для
несвязанного человека мансарда трехэтажного особняка - это высоко. Хотя, с
другой стороны, для мастера Синаджу... Но я не стал загружать себя этими
бесполезными вопросами, и, дав волю, обуявшему меня духу зашагал прочь от
этого ненавистного места. Искривленное пространство давало мне возможность
делать шаги, не чувствуя опоры. Это напоминало сказочные сапоги-скороходы,
но объяснить это выше моих сил. Уже находясь от дома в полумиле, я подумал
было вернуться с разборкой, но все же решил отказаться от этой затеи,
ввиду слишком плохого знания как своих новых возможностей, так и
"подводных рифов", с которыми я мог столкнуться. Главное, я был на
свободе. А остальное можно было отложить на потом.
   Ягуар Может показаться странным, но несмотря ни на что сознание у меня
оставалось моим, и, достаточно отлетев от места заключения, я решил дальше
не искушать судьбу, и опустился на землю. Как я уже говорил, я еще не
вполне ориентировался в своем новом положении, и не хотел нарываться на
неожиданные неприятности. По ходу дела я осмотрелся. Я находился на
окраине какого-то небольшого городка. Это уже не был Лас-Вегас, но
вероятней всего все же он находился где-то в Неваде.
   Нужно было привести себя в порядок. К моему счастью, дождь перестал так
же быстро, как и начался. Так что я даже не успел промокнуть, и это
дополнительно меня обрадовало.
   Итак, я стоял на столбовом шоссе, и где-то поблизости по идее должна
была бы находиться автозаправка.
   Автоматически я глянул на руку. Часов там уже не было. Но по звездам я
определил, что, должно быть, было где-то около одиннадцати. Время детское.
Установив пропажу часов, я пошарил по карманам. С пропажей пушки я
смерился давно, ножа не было тоже. Отсутствовал и бумажник, а с ним права
и кредитки. Но, не очень доверяя Фортуне, я всегда носил в рукаве джокера.
В данном случае он заключался в наличных, припрятанных по разным потайным
местам. С того времени, как почти четыре года назад я начал свою одиссею,
я всегда старался иметь при себе, по возможности, все самое необходимое.
И, как вы уже знаете, всегда держаться начеку.
   Наконец я добрел до автозаправки, и по возможности незаметно проскочил
в, извиняюсь, туалет. Собственно говоря, автозаправка мне и нужна была
именно из-за туалета. (А из-за чего, собственно, она мне еще могла быть
нужна в отсутствии машины?)
   Помимо своего прямого назначения, которое и само по себе было
немаловажно, там были вода, зеркало и немного уединения.
   Тот, кто смотрел на меня из зеркала, мне не очень понравился. И, что
самое главное, он явно не имел основания внушать доверия работникам
правопорядка. Судите сами: опухшее успевшее ощетинится лицо, дополненное
синяком под глазом и разбитой скулой, и костюм со следами чьих-то ботинок.
Но выбирать не приходилось. Я умылся, почистился, и вытащил из туфель
спрятанные там четыре сотни. Деньги, припрятанные во внутренних карманах
брюк и костюма, я решил приберечь напоследок.
   Далее я вновь попробовал левитацию. И к своему удовольствию вспарил над
унитазом. Все было как в детском сне.
   В детстве я часто летал во сне, и обычно этому я вдруг неожиданно, как
это правильно сказать, научивался как раз накануне или в разгаре
каких-либо крупных потасовок (обычно связанных с демонами, живыми
мертвецами и прочей чертовщиной). И с умением летать приходило осознание,
что это только сон, в котором я всегда выиграю. Я очень любил эти сны. И в
тайне надеялся, что когда-нибудь смогу полететь наяву. И вот оно
свершилось. Сбылась мечта идиота. Но что дальше?..
   Из туалета я направился в ближайшую лавку, которая, к моему счастью,
была еще открыта. Это была одна из тех лавок, где можно купить всякую
всячину. В данный момент меня интересовали темные очки, чтобы хоть как-то
скрасить свою физиономию, а также бритва и нож, как вещи весьма
необходимые для поддержания себя в порядке.
   - Вам повезло, я уже закрывалась, - встретила меня продавщица.
   - Я счастлив, - ответил я ей. - У вас не найдется темных очков?
   - Конечно. Тут выбирайте. Да у вас разбито лицо!
   - Какая жалость! Спасибо, что сказали.
   - Пожалуйста. Может вызвать полицию? - Я так и не понял, уловила ли она
мою иронию, или просто решила ее не заметить.
   Я внимательно посмотрел на продавщицу.
   Молодая. Лет двадцати, не больше. Симпатичная. Даже можно сказать
весьма симпатичная, и не только на фоне героев сериала 911. Судя по темным
волосам и характерным чертам лица - вероятно, латинос. А может и нет.
Впрочем, какое мне дело?
   - Нет, полицию вызывать не надо. Сам справлюсь. Потом. - Я говорил
медленно, и по мере того, как говорил, все больше уяснял для себя, что
говорю лишнее.
   - Вы не местный? - вопрос явно выходил за пределы ее работы, но, как я
уже отмечал, что она была достаточно симпатичной, чтобы не казаться
излишне навязчивой. - У вас странный акцент. Вы - иностранец?
   - Я полжизни провел в Африке, - я продолжал говорить медленно,
тщательно взвешивая слова, стараясь по возможности не врать (но и не
говорить правды) - Мои родители были миссионерами. Практически я вырос в
Африке.
   Кажется, я ее убедил. Да нет, кажется, я сам себя убедил. А год,
проведенный на Черном Континенте, давал мне шанс выкрутиться из любых
потенциальных расспросов.
   - А здесь давно?
   Памятуя небольшой опыт продавца, полученный когда-то в прошлой жизни,
это было уже явное затягивание разговора с приятным клиентом. Однако в
ситуации, когда по моему следу шла какая-то еще не до конца понятая мафия,
принимающая меня за какого-то Артура, любая зацепка была на руку.
   - Около года.
   Пауза немного затянулась, и я продолжил:
   - А что вы делаете сегодня вечером? - на этот раз обострение ситуации
шло с моей стороны. Но, с другой стороны, я ничего не терял.
   - Сегодня уже ночь, - ответила она улыбнувшись.
   - А у вас в городе разве нет ночных ресторанов? - Я сделал самое
невинное лицо.
   - Конечно, есть. Но я так устала... - она сделала нерешительную паузу.
   - Жаль, очень жаль. Но было приятно познакомиться.
   Однако столь быстрое прощание уже явно не входило в ее планы.
   - Но мы можем пойти ко мне.
   Я живу одна, - она смущенно опустила глаза.
   - Если это приглашение, то я его принимаю.
   Да и как я мог бы его не принять? Все складывалось как нельзя лучше. Я
провожу ночь с этой дурой. За это время они не успеют меня выследить. По
ходу дела выясняю, где все-таки я нахожусь. А утром, на свежую голову, рву
когти.
   - Ты на машине? - спросила она, накидывая плащ.
   - Ее только что у меня угнали, - ответил я, не краснея.
   - Ты уверен, что не хочешь обратиться в полицию? - она подошла ко мне
вплотную, глядя глаза в глаза.
   - Уверен. Если честно, место моего раздолбанного форда давно было на
свалке. И будет лучше, если с полицией свяжется мой адвокат. Я не люблю
личных контактов с системой... Предпочитаю оные с отдельными
индивидуумами. Точнее, индивидуумами женского пола. - Кажется, я начинал
уметь выкручиваться из любой ситуации.
   - У меня тоже нет машины. Но я живу недалеко. Можем пройти пешком.
 
 
   ***
 
   Когда мы прошли пару кварталов, я стал сомневаться в правильности
своего решения. Излишне говорить, что мы свернули не на самую богатую
улицу. Ночная тьма вокруг нас выглядела все зловещей и зловещей. И,
наконец, реализовалась в трех латиносах самого нелицеприятного вида. Один
из них держал в руке монтировку. Девушка отстранилась от меня, но не
побежала, а лишь отошла в сторону.
   - Ну что, фраер, закадрил бабу - надо платить, - произнес самый
здоровый и, вероятно, главный. Говорил он, конечно на английском, а я
здесь представил наиболее адекватный русский перевод.
   Ну вот, я опять ошибся в людях. И что теперь было делать. Будь я
действительно мастером Синанджу, я, может быть, просто переломал бы им
кости, но я таковым не был (хотя и сам все больше в этом сомневался).
Улететь? Я сильно сомневался в возможностях быстрого набора высоты. И,
кроме того, я не был уверен в отсутствии у них пушек. Однако можно (и
нужно) было попытаться напугать... И тут как-то само собой мне пришло в
голову притвориться ягуаром. Хотя это может показаться похожим на бред,
идея мне очень понравилась, и более того, я почему-то точно осознал, что
именно это я как раз хорошо умею делать. Как-то неожиданно я вдруг постиг,
что уже довольно давно вижу мир не в одном, а во многих наслаивающихся
друг на друга планах, в части из которых я чувствовал себя хозяином.
   Ведь именно это давало мне возможность летать, или, точнее, ходить по
искривлениям пространства, проявленным аурами живых организмов, что
действительно вернее, но запутаннее.
   И я сделал это. Объяснить, как я это сделал, я не берусь. Это сложно, а
самое главное - бесполезно. Но, перенеся сознание в его отражение и
совместив это отражение с псевдореальностью отражений внешнего разума, я
представил, что становлюсь ягуаром. Почему я выбрал ягуара? Не берусь
сказать точно.
   Видимо серый кугуар был бы слишком незаметен во мраке ночи, ягуар же
среди сидящих в ближнем подсознании тварей как нельзя лучше подходил для
этой цели. Или это была идея Того, кто идет по кронам деревьев?
   Не знаю. Но как бы то ни было, я представил, что очертания моего тела
становятся телом могучей пятнистой кошки, или, точнее, кота.
   Грабители, на секунду остолбенев от ужаса, смело бросились наутек. И
были правы. Меряться силой с человеком, превратившимся на твоих глазах в
ягуара, не есть самое лучшее занятие.
   Я повернулся. Девушка осела, как подкошенная. На секунду мне стало
жалко ее. Как и мой мифический двойник - Артур, я всегда был таким
сентиментальным. Но, быстро вспомнив, что жалко - это то, что есть у
пчелки, я порычал что-то ей на ухо и зачем-то чмокнув в щеку, быстро пошел
прочь, поспешно сбрасывая с себя образ ягуара, ибо выглядеть идущим на
задних лапах ягуаром - не самый лучший способ остаться незамеченным.
   Дорога Я вновь вышел на столбовое шоссе. Я был так же небрит и помят,
но подбитый глаз был скрыт под темными очками. Хотя, смотря на себя со
стороны, не думаю, что темные очки ночью способствовали осуществлению
желания оставаться неприметным.
   Тем не менее, какой-то старый джип практически сразу отреагировал на
мой поднятый большой палец.
   Водителем был суховатый старик, очень похожий на индейца, хотя одет он
был в европейский костюм.
   - Садись сынок, тебе куда? - спросил он меня тепло и дружелюбно.
   Только что меня уже принимали тепло и дружелюбно, что заставило меня на
секунду поколебаться. Однако, рассуждая здраво, что мне собственно сейчас
было надо? Уехать автостопом как можно дальше отсюда, и как можно ближе к
дому. Так что выбирать особенно не приходилось. Кроме того, старик
выглядел хоть и странновато, но совсем безобидно. Поэтому даже
предостережения моих бывших сослуживцев по легиону держаться в Штатах
подальше от местных нацменов выглядели как-то бледно. И потому, приветливо
улыбнувшись, я заскочил в открывшуюся дверь.
   - Вообще-то мне далеко. В Калифорнию, - сказал я сразу. - Немного
проигрался в казино. Вот теперь добираюсь до дома.
   - Да, дело молодое, - сказал он, тронувшись. - Хорошо, когда есть дом,
который тебя ждет. - Он наступил на больную мозоль, но я постарался этого
не заметить. - Я еду в Барстоу. Так что нам долго по пути.
   И мы поехали по этому большому пути навстречу полной неизвестности, по
крайней мере, касательно меня.
   Старик оказался на редкость разговорчивым. Причем разговорчивость свою
он обосновал сразу:
   - Когда едешь ночью по шоссе, чтобы не уснуть за рулем, нет ничего
лучше, чем взять попутчика и хорошего собеседника.
   Я понимающе кивнул головой. Честно говоря, меньше всего мне сейчас
хотелось разговаривать, но выбирать, путешествуя на халяву, не приходится.
   - Да, с хорошим собеседником, время, потраченное на дорогу, не является
пропавшим всуе, но, наоборот, - тут я замялся, не в силах придумать, что
все-таки "наоборот", и, не найдя ничего лучшего, закончил, - помогает
сэкономить деньги на психолога.
   - Да, ваше поколение просто помешано на этих психологах.
   - Что верно, то верно. Наше поколение вообще тьфу, - провторил ему я.
   Разговор явно не клеился, но старик не оставлял попыток.
   - Но ты, я вижу, отличаешься.
   - Не понял.
   - Отличаешься от массы людей. А людей я повидал немало... Ты - не
американец?
   Ох уж этот вопрос.
   - Американец. Но свою юность я провел в Африке. Родители были
миссионерами. Так что тоже людей повидал немало.
   - Но ты не похож на типичного американца.
   - Да, во мне смешано много разных кровей.
   Как это ни странно, в этот момент я говорил правду. Но слишком много
правды тоже плохо, и потому я добавил:
   - От ирландской до цыганской. Да и ты я вижу тоже не типичный

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг