Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Спартак Ахметов

                              АЛМАЗ "ШАХ"

 Й_________________________________________________________________________»
 є Сб. Фантастика-80. - Москва, Молодая гвардия, 1981, 367 с.              є
 є OCR and spellcheck by Andy Kay, 28 September 2001                       є
 И_________________________________________________________________________ј

   1. ПЕРВАЯ НАДПИСЬ

   Положение алмаза подобно положению господина, которому подчиняются низы и
чернь.
   Абу-р-Райхан ал-Бируни

   Глубина алмазной копи достигала ста зиров , даже в полдень лучи солнца не
освещали ее дна. Рабочие кайлили забой по колено в воде, потому что гирлянда
тростниковых ковшей,  приводимая в движения высоким колесом,   не  поспевала
вычерпывать ее. Вода была повсюду: стекала с каменистых стен, била холодными
струйками из дырявых ковшей, ледяным дождем проливалась из большой корзины с
алмазоносной породой. Верхние рабочие медленно поднимали корзину воротом,  и
она, покачиваясь на лохматой веревке, ползла мимо сторожевых ниш.
   Забой был наполнен плеском стекающей  воды,    хлюпающими  ударами  кайл,
непрекращающимся сиплым кашлем. Многократное эхо умножало шум, наполняло уши
болезненным гулом.  И все-таки Суних сразу  услышал,    когда  алмаз  тонким
голоском позвал: "Я здесь!" Юноша замер на мгновение, бросив косой взгляд на
ближайшую нишу. Стражники стояли с обнаженными мечами и следили за рабочими.
Но что они могли разглядеть в сырой полутьме?  И  Суних  продолжал  с  силой
опускать двуклювое кайло, а острый алмаз под пяткой все кричал: "Я здесь!  Я
здесь!"
   Юноша сжал камень пальцами правой ноги и медленно,  не прекращая  работы,
отодвинулся к дальнему от стражников концу  забоя.    Здесь  он  закашлялся,
перегибаясь пополам, выхватил камень из воды и, захлебываясь в кашле, быстро
рассмотрел его. Это был алмаз! Неправдоподобно громадный алмаз,  длинный как
палец!  Перст аллаха!  Даже в темноте он сиял теплым желтоватым светом,    и
Суних поспешно погасил сияние в складках мокрой набедренной повязки. А потом
его руки сделали то,  чего не сразу осмыслила голова.  Они вложили камень  в
рот Суниха,  запихнули его подальше к глотке,  и юноша,  давясь и раня  язык
острыми ледяными ребрами, судорожно глотнул. Боль обожгла пищевод, но голова
наполнилась радостным звоном: "Мой алмаз, мой!"
   Незаметно истекло время работы.  Нижних рабочих одного за другим извлекли
на поверхность.  Здесь их по обыкновению долго обыскивали.  Суних безропотно
стоял перед надсмотрщиком,   который  копался  в  его  набедренной  повязке,
смотрел между пальцами рук и ног,  заглядывал в ноздри,    уши  и  рот.    У
надсмотрщика вдруг загорелись глаза:
   - Собака! У тебя изранен язык! Ты проглотил алмаз!
   - Нет. Клянусь аллахом, нет! - испуганно запричитал юноша.
   Два стражника схватили его и оттащили в  сторону.    Суних  задергался  в
грубых руках. Мертвея от ужаса,  он смотрел,  как подходит к нему кривоногий
надсмотрщик. Блеснул изогнутый кинжал...
   ...Устад Суних вздрогнул и проснулся. Тело было мокрым от пота. Из узкого
окна тянуло свежестью раннего  утра.    Мастер  судорожно  перевел  дыхание,
освобождаясь от ночного кошмара.    Ликующие  вопли  ахмаднагарских  петухов
развеяли остатки наваждения.
   Устад стер ладонями пот с лица и груди.  Кряхтя,   привстал  на  циновке,
вынул из деревянной шкатулки у изголовья продолговатый кристалл.
   Поистине неисповедимы пути аллаха!  Давным-давно устад Суних  нашел  этот
камень в копях  Голконды,    сумел  утаить  его  и  принести  в  Ахмаднагар.
Перекупщики дали за алмаз не очень много,  но денег хватило,  чтобы  открыть
мастерскую. И Суних продолжил дело своего деда,  нашедшего способ вылущивать
из бесформенных алмазов сверкающие октаэдры,  и дело своего отца,    который
научился гранить непобедимые алмазы, но умер от голода. Через пять лет слава
о молодом мастере вышла за пределы Ахмаднагара,    и  устад  Суних  раздавил
конкурентов, погубивших отца. О длинном алмазе он вспоминал лишь изредка.
   И вот волей аллаха удивительный камень снова в его руках,    и  на  самой
твердой грани, грани октаэдра,  вырезана надпись - дело неслыханное доселе в
мусульманском мире!
   Каждое утро в лучах солнца и каждый вечер при  свете  свечи  устад  Суних
разглядывал буквы,  которые сначала едва  распознавались  в  виде  ничтожных
царапин и только после многих недель работы приобрели глубину и резкость.  И
хотя буквы складывались в имя БурХана,  ничтожного  и  капризного  правителя
Ахмаднагара,  присвоившего себе  титул  Низам-Шаха  ,    устад  Суних  любил
многократно перечитывать надпись,  вырезанную собственными руками.    Мастер
спешил насытить взор,  ибо алмаз придется вернуть в  сокровищницу  Бур-Хана.
Работы же осталось немного: вырезать текущий год,  всего  лишь  вертикальный
штрих и три точки - тысячный год со времени переезда пророка  Мухаммада  (да
святится его имя) из Мекки в Медину.
   Устад Суних временно отрешился от суетных мыслей,   совершил  омовение  и
утренний намаз.  Потом наскоро позавтракал куском лепешки с изюмом,    запил
чистой водой и подошел к низкому рабочему столику. Все на месте, но алмазный
порошок кончается.  Недовольно ворча о задержке,  мастер  вытащил  ящичек  с
камнямисырцами.  Самые крупные из них весили полтора и два дирхема ,   имели
неправильную форму и выщербленные ребра.    А  зазубренный  алмаз  -  дурная
примета,  ибо он побежден.  Суровое правило мастеров гласило: "Алмаз высшего
качества должен иметь вершины,  грани,  ребра в числе 6,  8 и 12,    острые,
ровные, прямолинейные". Требуются великая осторожность, верный глаз и точная
рука,  чтобы из бесформенного  камня  вылущить  "хаван  ал-мас"  -  алмазный
октаэдр или хотя бы "нарийа" - тетраэдр.  Этими достоинствами  и  сверх  них
многими другими наделили устада Суниха дед и отец.  А теперь он сам  обучает
искусству подмастерьев и учеников.
   Мастер набрал полную горсть камней и дышал на них, пока они не согрелись.
Затем погрузил алмазы в чашу с рассолом, в котором промывали серебро.  Когда
поверхность воды разгладилась, стало видно различие между камнями.  Одни - и
таких было мало - казались белыми,  иные - красными и желтыми,    но  больше
всего оказалось серых и черных.   Устад  Суних  извлек  все  белые  камни  и
разложил их на шерстяной тряпице.  Затем взял один,  вставил острым концом в
свечу и посмотрел сквозь камень на солнце.  Яркие  желтые  и  красные  искры
ослепили глаз,  маленькое лицо устада сморщилось от удовольствия.  Да,   это
брахман,  алмаз отборного сорта.  После исправления им можно  инкрустировать
меч, или вставить в ожерелье, или украсить чалму. Для других,  низших сортов
тоже найдется место: красные кшатрии пойдут на перстни, запястья и браслеты,
желтые вайшьи - на пояса, черные шудры - на ножные украшения. Поистине велик
аллах, усыпавший русла рек Голконды столь разнообразными по цвету алмазами!
   Понемногу начали собираться ученики и подмастерья,  работа  в  мастерской
потекла своим чередом.
   Самую рискованную операцию - раскалывание камней по плоскостям  спайности
- выполняли опытные подмастерья,  которые через несколько  лет  сами  станут
устадами.  Острыми  алмазными  осколками  они  прочерчивали  линию  раскола,
вставляли в него лезвие ножа  так,    чтобы  его  плоскость  совместилась  с
плоскостью спайности,  и резко били по тупею.    Камень  распадался  на  две
неравные  части,    выявляя  сверкающую  грань  октаэдра.    Последовательно
обнажались остальные семь граней,  и бесформенный кусок превращался в камень
высшего качества - "хаваи ал-мас".
   Менее  опытные  подмастерья  бережно  собирали  непригодные  для  изделий
осколки,  закатывали их в свинцовые лепешки или вместе с воском  набивали  в
тростниковые трубки и легонько били сверху,  пока сила ударов  не  одолевала
алмаз,  и он не раскрашивался.  Затем свинец или воск плавили в  тигле.    В
жидком воске алмазный порошок тонул,  в  расплавленном  свинце  всплывал  на
поверхность. Его тщательно,  до крупинки,  собирали,  смешивали с наждаком и
полученным порошком полировали драгоценные камни.
   Мальчикам-ученикам мастер показывал,  как обращаться с камнями,   как  из
алмазного порошка и смолы изготавливать абразивные круги,  как  вращать  эти
круги с помощью ручных  дрелей,    имеющих  вид  натянутого  лука.    Однако
большинство учеников тупы и нерасторопны. Они пригодны лишь для того,  чтобы
подметать глинобитный пол,  бегать  на  базар  за  лепешками  или  сидеть  с
опахалами над алмазной пылью и отгонять мух,  дабы те не унесли  в  хоботках
драгоценный материал.   Устад  Суних  обессилевал,    вкладывая  в  учеников
трудолюбие и знание: бил их тростниковыми трубками,  подвешивал  к  потолку,
обливал жидким воском. Но чаще всего усилия пропадали даром.  Редкие ученики
выходили в подмастерья,  прочих же отправляли на алмазные копи Голконды  или
Коллура, благо они могли отличить алмаз от кварца или граната.
   Среди будничных забот устад Суних продолжал выполнять  заказ  Бур-Хана  -
заканчивал гравировку надписи на длинном алмазе весом в шесть дирхемов.   На
кончик стальной иглы,  смоченной маслом,  он набирал немного алмазной пыли и
без конца царапал по треугольной грани камня. Медленно, медленно углублялась
надпись,  текли дни,  разделенные пятью намазами на четыре части,  незаметно
проскакивали короткие душные ночи. А в голове зрели дерзкие мысли.  Вот есть
он, устад Суних, великий мастер и знающий,  что он - великий мастер.  И есть
правитель Ахмаднагара,  называющий себя Низам-Шахом.    Оба  они  всю  жизнь
провели среди драгоценных камней,  найденных голодными рабочими и отобранных
надсмотрщиками за кусок лепешки. Таков порядок в стране "Владыки Порядка"...
   Жизнь и поступки каждого мусульманина предопределены.   Народ  увязает  в
нищете, шахи и султаны купаются в золоте. Так угодно аллаху. Великий мастер,
знающий только радость работы,  слепнет над алмазом,  вырезая имя ничтожного
владыки, а не свое. Так угодно аллаху... Зачем же всевышний (да святится его
имя!) вкладывает в голову устада смутные мысли?  Почему он  указывает  путь,
который хотя бы частично восстанавливает справедливость? Значит,  это угодно
ему...
   Так пусть же исполнится воля аллаха!
   И вдохновенный устад Суних покрыл готовую надпись  на  треугольной  грани
кристалла тонким  слоем  воска  и  острейшей  иглой  вывел  еще  три  буквы,
хитроумно соединив ими выгравированную дату.  Затем по  восковому  трафарету
принялся вырезать их,  не жался алмазной пыли.  Он забывал о сне,   урывками
молился,  не следил за порядком в мастерской.  Никогда в жизни он не работал
так усердно и терпеливо, никогда раньше его рука не была так сильна и точна.
И когда заключительное слово было готово,   устад  Суних  тщательно  очистил
надпись от алмазной пыли,  вымыл  камень  и  на  тонком  шлифовальном  круге
отполировал треугольную грань. И еще раз обмыл алмаз в воде, окуная его, как
младенца.
   Теперь грань сияла отраженным солнечным светом  и  внутренним  золотистым
пламенем самого камня.  На ослепительном фоне резко выделялась надпись,  при
небольшом повороте на гибких буквах вспыхивали  красные  и  желтые  искорки.
Последнее слово под годом гравировки в  соответствии  с  правилами  арабской
грамматики не содержало кратких гласных и выглядело как "снх". Непосвященные
узнавали в нем слово "санах",  что в переводе означало "год".  Но  оно  было
наполнено другим смыслом - тайным, подлинным и справедливым.
   Через века и страны царственный алмаз нес на  своей  грани  имя  великого
Устада Суниха.

   2. ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ БЛОНДИНОК!

   Пламя во дворце пылает - здесь алхимия царит,  Пепел превращает в яхонт ,
огненный алмаз творит.
   Мансур Муваррид

   День начался с аварии.  Усманов стоял у лабораторного пресса и следил  за
тем,  как медленно и плавно опускается пуансон,    прикрывая  пресс-форму  с
шихтой.  Марат уже хотел затворить бронированную дверцу,   но  тут  раздался
резкий треск,   и  мимо  его  головы  что-то  со  свистом  пронеслось.    От
неожиданности Усманов присел. В ту же минуту около пресса оказалась Светлана
и вырубила электроэнергию.
   Марат выпрямился и, вымученно улыбаясь, похвалил быструю аппаратчицу:
   - Молодец!
   - Что случилось? - громко спросила Светлана.
   - Что, что! - внезапно рассвирепел Усманов. - Пресс-форма ахнула, вот что!
   - Марат Магжанович,  ваше ухо в крови!  Аппаратчица сбегала  за  флаконом
БФ-6.
   - Смотри, Светик, не проболтайся, - попросил Усманов,  морщась от жгучего
прикосновения медицинского клея к ранке.
   - А вы не нарушайте технику безопасности!
   - При чем здесь техника безопасности?  Уши у меня слишком далеко  торчат,
вот и все...
   Светлана осуждающе покачала головой.
   - Там вас к телефону кличут,  - вдруг вспомнила она.  - Из  секретариата.
Сказать, что вышли?
   - Не надо.
   Усманов прошел по огромному залу алмазного участка,  оглядывая работающие
прессы,  аппаратчиков и стажеров.  Из-за постоянного вибрирующего гула никто
не услышал треска раздавленной пресс-формы.  "Ну и слава богу,    -  подумал
Марат. - А Светик смолчит".  Он прижал трубку к раненому уху,  чертыхнулся и
перебросил ее в левую руку:
   - Усманов.
   - Марат Магжанович, - защебетала секретарша. - Вас ожидают.
   - Кто?
   - Корреспондент районной газеты.
   Усманов вздохнул.
   Корреспондент,  а точнее - корреспондентка  с  магнитофоном  через  плечо
сидела в кресле  у  витрины  с  продукцией  института:  кристаллами  кварца,
аметиста, рубина, слюды,  разноцветных гранатов.  Мелкие усмановские алмазы,
упрятанные в небольшие ампулы, терялись среди этого сверкающего великолепия.
Марат  поздоровался,    опустился  в  кресло  напротив  и    воззрился    на
представительницу прессы с интересом и одобрением.  Некоторые женщины тратят
много времени и средств,  чтобы хоть издали казаться белыми,   а  перед  ним
сидела блондинка милостью божьей, без единого косметического штриха.
   - Чем могу быть полезен?
   - Мы готовим цикл очерков к двухсотлетию нашего  города.    Мне  поручено
написать о лаборатории высоких давлений.
   - Кто вас ко мне направил?
   - Директор института.
   Ну что ж, все как будто по правилам... Марат застегнул белый халат на все
пуговицы,  развернул широкие плечи и зажег в раскосых татарских  глазах  два
коричневых огонька.
   - Спрашивайте - отвечаем!
   - Прежде всего,  мне хотелось бы узнать,  как образуются алмазы.  Только,
пожалуйста, популярнее.
   - Популярнее? - Марат прищурился на включенный магнитофон.  - Пожалуйста!
У древних индусов был бог Бала,  владыка преисподней.  Он постоянно пакостил
добрым богам,  замораживал реки и озера,    не  давая  крестьянам  нормально
трудиться.  Возмущенный бог Индра метнул в саботажника молнию.  Бала сначала
окаменел,  а потом рассыпался на мелкие кусочки.  Вся  эта  местность  стала
алмазоносным районом. Кстати,  и молнию и алмаз индусы называют одним словом
- ваджра...  Так вот,  из того или  иного  участка  тела  поверженного  Балы
добывают алмазы разных сортов.  Самые ценные камни называют брахманами,  они
имеют цвет жемчужной раковины и происходят из головы божества.    Руки  Балы
стали источником кшатриев - камней с красновато-коричневым оттенком.   Чрево
бога превратилось в палево-желтые алмазы - вайшьи. И наконец,  шудры,  самые
дешевые камни цвета отполированного клинка,  находят там,    где  были  ноги
божества. Между прочим,  четыре основные касты индусов носят те же названия:
брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры... Я освещаю вопрос достаточно ясно?
   Корреспондентка с серьезным видом кивнула.
   - А откуда алмазы берете вы?
   - Мы еще маленькие. - Марат осторожно потрогал мочку поврежденного уха. -
Мы копошимся в ногах алмазного божества...  Простите,  я не запомнил  вашего
имени.
   - Песцова... Валерия Валентиновна.
   - Давайте,  Валя,  все посмотрим на месте.  Гибкая Песцова,  затянутая  в
джинсовый костюм, и массивный Усманов спустились со второго этажа и вышли на
солнечный институтский двор.  Газоны уже  нежно  зеленели  молодой  травкой,
почки на яблонях и рябине вздулись,  готовые вот-вот лопнуть,  а  на  густом
кустарнике вдоль аллей проклевывались липкие листочки.    Солнце  превратило
волосы Песцовой в золотые невесомые нити,  высветило каждую веснушку.  Марат
щурил глаза, поглаживал коротко остриженную голову и неторопливо рассказывал:
   - Впервые крупный октаэдр искусственного алмаза  получил  герой  рассказа
Уэллса.  Взрыв динамита в стальном цилиндре,  читали?  Как известно,   герой
плохо кончил.  Это не помешало директору нашего института стать приверженцем
его метода...  Американцы же давление до ста тысяч атмосфер и температуру до

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг