Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
притихли! Твое воспитаньице, мамаша!
     - Мальчик в первую очередь должен быть  опрятным!  -  блокировала  мама
неожиданный выпад. - Полюбуйся на себя!  Сколько  раз  просила:  не  кури  в
комнате! Думаешь, приятно после тебя пепел из ковра выковыривать?
     Некоторое время родители громко выясняли, кто из них нанес больший вред
воспитанию сына. Наконец пришли к единому  мнению,  что  такого,  как  Саша,
воспитать  невозможно.  Они  принялись  перечислять  неприглядные  факты  из
Сашиной жизни последних двух месяцев.  Получился  довольно  длинный  список,
который открывался памятным  днем  -  четвертое  сентября,  начало  учебного
года,  -  когда  родители  ходили  на  день  рождения  к  дяде  Севе.  Тогда
шестиклассником Токаревым был нанесен первый вероломный  удар  по  семейному
добру: вдребезги разбита игровая приставка,  безжалостно  вышвырнут  кактус,
бесследно пропала кошка. В довершение всего были уничтожены  лучшие  записи,
которые папе сделали на заказ - и для музыкального центра, и для видео.  ("А
ведь это денег стоило!" - напомнил папа.) Видеосистема,  кстати,  составляла
особо тяжкую статью в перечне Сашиных преступлений. Папа ее упорно  чинил  в
течение двух месяцев, отдавая последние средства на это дело. Но до сих  пор
ни один ремонтник не сумел  выяснить,  как  ребенку  удалось  так  изощренно
загубить тонкую технику. Впрочем, если бы только "видик"! Саша  обвинялся  в
бессмысленной порче  вещей  почти  по  двум  десяткам  пунктов.  И  еще:  на
последнем  родительском  собрании  вскрылось,  что  какие-то  шестиклассники
собирают  цветные  металлы  по  помойкам  и  вымогают   пустые   бутылки   у
пенсионеров. Методом дедукции мама доказала, что ее сын имеет к этому прямое
отношение. Главная улика - вечно грязная Сашина одежда...  Наконец  родители
устали копаться во всем этом сраме и перешли к обобщениям.
     - Я же столько для него... - горько сказал папа.  -  Сутками  не  спал,
корячился в тундре, гнул спину на олигархов, а  он,  скотина  неблагодарная,
только портит, портит, портит...
     - Может, у него координация движений  нарушена?  -  Мама  потянулась  к
популярной медицинской энциклопедии. - Наверное, у  него  не  получается  не
ломать и не пачкаться. Давай, найдем ему хорошего платного невропатолога.
     - Платного?  -  недобро  переспросил  папа.  -  Да  он  еще  летом  был
совершенно нормальный! Что ты всюду болезни ищешь, дура? Сопляк  распустился
совсем, а я за это еще плати. Я сам буду его лечить - бесплатно,  ремнем.  И
делать это регулярно, а не только когда выведет из себя.
     Мама заявила энергичный протест:
     - С твоим "лечением" он совсем дебилом станет. -  И  срочно  переменила
тактику: - Сашенька, милый, ну ты же самый последний  в  классе!  Даже  Петя
Жаров и то лучше тебя учится. Неужели ты действительно такой глупенький?
     - Почему я самый последний?  -  резонно  возразил  Токарев.  -  Чернагу
Матильда вообще выгнала и сказала, что на алгебру больше не пустит.
     - Другого идиота не мог для сравнения подобрать! - взорвалась  мама.  -
Не говорила я тебе, но теперь скажу для  полной  ясности!  Дотянут  тебя  до
аттестата, а там выпрут. И пойдешь ты в грузчики или в дворники.
     Папа внушительно произнес.
     - Дело не в профессии, а в человеке. Я, например, тоже  путягу  кончал.
Просто надо иметь цель в жизни и идти на все ради нее.  Тогда  и  будешь  на
хорошем месте  да  на  хорошем  счету.  Администратором,  менеджером...  или
каким-нибудь режиссером, продюсером... А ты, Александр,  по-моему,  собрался
всю жизнь мусор за другими подбирать. И будут  тебя  даже  в  пятьдесят  лет
посылать за водкой, как мальчишку. Имей в виду.
     Мама внезапно догадалась:
     - Отец, ты посмотри на его лицо, он же нас не слышит! - Некоторое время
она мучительно рылась в кармане халата. Нашла платочек и промокнула глаза. -
Нет, ничего у нас не выйдет. Может, в  самом  деле  отправить  его  к  твоей
матери в Псков? Там ему легче будет, там все такие... Сашок, зайка,  поедешь
к бабуле?
     Сашу терзала только  одна  мысль,  поэтому  он  откликнулся  не  совсем
впопад, зато очень искренне:
     - Па, нельзя меня ремнем, честное слово. У меня же талант! Ты просто не
знаешь...
     А папе, очевидно, уже надоел этот разговор. Он вновь взялся за  газету,
улыбнувшись:
     - Никто не спорит, есть у тебя талант. Ломать и портить.
     Токарев не стал вступать в пререкания. Странным взглядом всматриваясь в
любящих родителей, он попятился в свою комнату и подумал...


     3.

     "...Жуть, до чего они изменились! Мама... Папа..."
     Я повернулся на бок и взглянул на часы, мерцавшие  рядом  на  тумбочке.
(Настенные давно уже упали, просвистев рядом с моей головой.)  Лучше  бы  не
смотрел: почти полночь. Отец мощно выдувает арию за арией маме в ухо, а я за
последние два месяца будто спать разучился.
     В комнате - полный порядок. Полка с учебниками на полу. Люстры  нет,  с
ней я перво-наперво разобрался. Книжный шкаф стал инвалидом: без стекол, без
дверок,  книги  сверху  сняты  и  сложены  под  кроватью.  В   общем,   зона
безопасности. Родители нечасто ко мне в гости заходят, чтобы не портить себе
настроение. Вот и сегодня не  погнались  следом,  требуя  клятвы  немедленно
браться за ум...
     Разве заснешь тут? С самого сентября как  с  занозой  живу.  Начинал  я
тогда героем, все было понятно, казалось - стоит только  пойти  в  атаку,  и
победа будет за мной.  Не  пожалел  ни  времени,  ни  имущества,  ни  своего
честного имени. И впустую. Уже октябрь кончается... Как ведь  получилось?  Я
первый в нашем классе понял, что мир устроен не так  уж  красиво.  Вовсе  не
вещи служат людям, а совсем наоборот - с утра до вечера мы на них  работаем,
тратим силы на то, чтобы им было хорошо. Включаем, выключаем, носим,  лечим.
Причем думаем, что это нам самим надо!
     Но хуже всего другое. Есть такие вещи - особо замечательные, -  которые
хочешь не хочешь, а полюбишь.  Благодаря  нашей  любви  они  мощнеют  просто
зверски, сбиваются в банды и начинают упорядочивать  людей,  подчинять  себе
полностью. Любовь ведь и есть та жуткая  энергия,  которая  позволяет  вещам
вселяться в нас...
     В натуре вселяются! Чтоб мне сдохнуть, если вру. Вытесняют из  нас  все
лишнее, ненужное - "хаотическое", как они выражаются. И  человек  становится
куклой на ниточках.
     Это я понял в  сентябре,  когда  вещички  в  моей  квартире  образовали
ударную группу по имени Система и принялись за  меня.  Мне  повезло,  у  них
произошла осечка, и я начал борьбу с ними. Глупый был, зеленый. Но  все-таки
быстро разобрался, что бороться по-настоящему не смогу,  пока  не  сломаю  в
себе любовь к ним. И у меня это получилось, отшил я их. Тогда они взялись за
моих родителей, за друзей...
     Папа теперь каждую неделю как заведенный таскает забарахливший  "видик"
по всему городу к  каким-то  крутым  мастерам.  И  еще  собирается  покупать
персональный компьютер, где всяких там гигагерцев и гигабайтов  больше,  чем
мух на помойке. Наверное, чтобы утешиться. С маманей тоже  что-то  творится.
Началось  с  кожаного  пальто,  а  сейчас,  похоже,  ее  атакует  уже   весь
гардероб... Алекс зашелся на игровой консоли, которую  я  кокнул  четвертого
сентября, в день генерального сражения. Забрал у меня обломки и паяет их, не
щадя себя и близких. Один раз пожарников вызывали... Петя Жаров от тоски  по
моей сгоревшей видеосистеме завел копилку и все денежки, предназначенные для
завтраков и обедов, опускает туда. При  этом  почему  не  худеет...  Короче,
обстановочка. Чем родителям помочь, если  они  про  эту  "любовь-энергию"  и
слушать не хотят? К врачу пытаются затащить... Наверное, не лучший  выход  я
нашел, а  что  было  делать!  Решил  просто-напросто  разрушать  драгоценное
имущество. Думал, кому охота развалюху любить? Снесли на помойку  и  забыли.
Тем более, выводить из строя вещи я действительно умею - незаметно и быстро.
Папа думал, что пошутил насчет моего таланта "ломать и портить", а на  самом
деле попал прямо в точку... Зато, как  начал  я  вырывать  из  других  людей
зловредную любовь, круша их любимые вещи направо-налево, так  и  разгорелась
война. До сих пор не затухает, хотя я давно уже перешел  к  глухой  обороне.
Вещи борются со мной  по-своему.  Они  используют  любую  возможность,  даже
ломаются по  собственной  воле,  чтобы  подстроить  мне  несчастный  случай.
Укрощают, значит, разбушевавшуюся стихию. А стихия для них - это я.
     Наверное, что-то важное я не улавливаю. Гроблю вещи,  а  они  вселяются
еще злее. Странно, никуда эта поганая любовь-энергия из людей  не  девается.
Кроме того, нападения на меня становятся все более гадские,  как  будто  они
наперед знают о каждом моем шаге. Правда, голова-то у  меня  пока  варит,  и
кое-какие соображения на этот счет в ней появились.
     Должен быть Управляющий Центр. Уж я-то знаю, какая у вещей  бюрократия.
И у Системы, которая занимается упорядочиванием людей, наверняка  бюрократии
не меньше. Судя по газетам, нормальный Центр действует так: в урожайные годы
забирает излишки, а в трудное время подкармливает слабаков. Почему у Системы
не может такого быть? Когда  есть  лишняя  любовь-энергия,  она  отдается  в
Центр. А когда энергии начинает не хватать, Центр  тут  как  тут  со  своими
запасами!
     То же самое и со слежкой за мной. Каждая вещь знает обо мне  понемногу,
но если эти сведения собрать в одном месте, то они узнают обо мне все.
     Что делать дальше? Непонятно. Ну, перестал я ломать вещи, причем, давно
уже... Как искать Центр? Кто подскажет?
     Ровно полночь. Надо напрячься и заснуть. Кстати, в это время ко  мне  и
являлся гость с Чердака. Давненько дело было!  Тогда  Система  только-только
начала меня в оборот брать... Эх, инспектор, славно мы с тобой беседовали! Я
ведь на следующий же день поднялся по  нашей  лестнице  до  самого  верха...
Чердак, как чердак.  Ничего  там  не  нашел,  кроме  голубиного...  этого...
помета. Наврал ты мне, что ли? Или твое "министерство" уже упразднили?
     В общем, Чердак в качестве Центра явно отпадает.
     Да и времени искать совсем нет. Надо же хоть иногда  уроки  передирать!
Училки,  все  как  одна,  торжественно  поклялись  мне  в  четверти  "параш"
понаставить. Родители за это по голове не погладят, в  последнее  время  они
совсем озверели. Вчера, кстати...


     4.

     ... - Кстати, Токарев, вчера тебе сильно попало? -  Учительница  физики
оборвала пылкую речь  в  защиту  электрических  зарядов  и  взъерошила  Саше
волосы. - Конечно, это не  по-товарищески,  что  я  передала  дневник  твоим
родителям... Уж теперь-то, наверное, ты за ум возьмешься!
     И поплыла по проходу дальше, продолжив объяснения.
     - Смотрите-ка, Лялька извиняется, -  прозудела  в  Токаревский  затылок
сидящая сзади Лена Печкина. - Испугалась, что ли?
     - Просто стыдно стало, тоже ведь человек, -  заступился  Алекс,  вечный
друг Токарева и сосед Печкиной.
     Саша счел своим долгом успокоить учительницу:
     - Елена Аркадьевна, да вы не волнуйтесь насчет моих родителей!  Они  со
мной нормально поговорили, я согласился всю жизнь за водкой бегать.
     Класс  ничего  не  понял,  но  мгновенно  стих,  прислушиваясь.   Елена
Аркадьевна устало опустилась на свободную парту.
     - С твоими шутками, Токарев, только в цирке выступать.
     - Я не шучу, - оскорбился Токарев  -  За  водкой,  значит,  за  водкой,
подумаешь! А еще могу мусор подбирать...
     Теперь класс шумно поприветствовал такие планы на будущее.
     - Сашка, не ерунди! - больно  пихнулась  Марина  Мерецкая,  соседка  по
парте. И  строго  зыркнула  сквозь  стекляшки  очков.  -  Охота  под  дебила
"косить"?
     Он замолк, потирая пострадавшее ребро. Впрочем,  классный  руководитель
уже забыла о трудновоспитуемом ученике и о его странных родителях. Незаметно
для себя она переключилась на особенности образования статических зарядов на
одежде учащихся. Материал сверх программы всегда служил ей верным  средством
для устранения двусмысленных ситуаций.
     Саша  собрался  было  продолжить  с   Алексом   прерванную   партию   в
"крестики-нолики", но тут что-то тяжелое навалилось ему на  ноги,  угрожающе
звякая. Он даже дернулся  от  неожиданности.  Однако  сразу  сообразил:  это
сидящий впереди Петя Жаров, мощно работая пятками, проталкивает  под  партой
здоровенную сумку.
     - Тихо! Тащи на себя!
     - Зачем? - обалдело спросил Токарев.
     - Подвинешь Хлумову через проход. Скажи, что от меня.  Деньги  может  в
конце дня отдать. Ну, давай!
     Что именно находится в сумке -  Токарев  отлично  знал.  Жаров  сегодня
учудил - притащился в школу с огромным количеством пустых  бутылок.  Донесся
до  него  слушок,  будто  в  классе  можно  их  выгодно  сдать.  Для   Пети,
озабоченного накоплением средств на вожделенную видеосистему, это было очень
кстати: стеклотары в доме поклонника пепси-колы всегда хватало.  А  поход  в
обычный магазин закончился для него  сокрушительным  поражением:  продавщица
забрала бутылки, но, чтобы отдать деньги, потребовала предъявить кого-нибудь
из старших.
     Саша глянул на сидящего  через  ряд  Хлумова.  Покупатель  бутылок  был
откровенно  занят.  Молча  общался  с  ребятами  из  разных  концов  класса,
выкидывая им на пальцах то ли  цифры,  то  ли  знаки,  и  делал  в  блокноте
какие-то пометки.  Такая  картина  была  вполне  привычной,  ее  можно  было
наблюдать на всех уроках в  течение  последнего  месяца.  Саша  видел  нечто
похожее по видику, когда тот еще работал, - там это называлось  "биржей".  В
хлумовскую "биржу", помимо жестов, входили отрывистые  фразы  типа:  "Егоров
взял семь у пенса  на  Малой  Балканской".  Или:  "Возле  углового  дома  на
Будапештской обнаружил габаритный ресурс. Нужно три человека".
     - Ты с ним чего... контачишь? - недоверчиво спросил Саша у Жарова.
     - А чего? Я тут поспрашивал насчет бутылок Все говорят: сдай Хлумову. А
мне его на перемене не словить, пока я повернусь - он за дверь.
     Алекс, который давно уже просовывал голову между Токаревым и  Мерецкой,
встрял в разговор:
     - Слушай, Токинг, если я твою игру починю, ты мне ее отдашь?
     - Я тебе давно уже  ее  отдал,  -  раздраженно  отмахнулся  Токарев.  -
Сколько можно повторять? Ковыряйся в этом хламе до посинения.
     - Мне тоже деньги очень нужны. - Алекс погрустнел. - Импортные детальки
ужас сколько стоят... Петька, подарил бы ты мне половину бутылок, а?
     Жаров нетерпеливо заерзал, глаза его забегали.
     - Токинг, передавай скорее! А то опять не успеем!
     Саша  скрючился  и  стал  тянуть  сумку.  Она  не  поддавалась,  только
предательски позвякивала. В этот момент живой рассказ учительницы оборвался.
Причем, на очень важном месте - законе сохранения заряда.
     - Мне надоело! Сколько можно  щебетать?  -  Она  хлопнула  ладошкой  по
раскрытому журналу. - С вашего согласия, я проведу маленький  опрос.  Начнет
Чернаго, продолжит Токарев... и остальные подключатся, чтоб не обидно было.
     - Я? - поперхнулся Алекс. - Почему я? - Он в панике заныл: - Мы же  все
время вас слушали, честное слово!
     - Вот и хорошо, что слушали, - улыбнулась  Елена  Аркадьевна.  -  Конец
четверти, парни, последняя возможность тройку натянуть. Вы же готовились?
     Алекс вяло встал и побрел - как при замедленной киносъемке.
     - Да не к доске - к приборному столу. - Физичка показала пальцем,  куда
надо идти. -  Твоя  задача,  Александр,  произвести  накопление  зарядов  на
электростатической машине и  популярно  объяснить,  как  это  происходит.  А
Токарев чуть погодя нам разрядит конденсаторы и тоже прокомментирует.
     "Ну, облом! - расстроился Токарев. -  "Парашу"  схлопочу,  и  накрылись
каникулы..." - Он нетерпеливо толкнул Мерецкую коленом:
     - Давай рассказывай по-быстрому, чего там разряжать-то?
     Некогда преданная подруга по парте только отмахнулась:
     - Погоди ты!
     Она натужно зашептала в спину уходящему Алексу:
     - Разведи сначала электроды в стороны! Электроды - это шарики, слышишь,
шарики такие! Потом крути ручку!
     Она буквально не находила  себе  места  -  подскакивала,  делала  знаки
руками, по-гусиному вытягивала шею. Это было так на Марину  не  похоже,  что
Саша даже забыл на секунду о собственных проблемах и с удивлением  уставился
на нее. Зрелище было жалкое. Рука его сама по себе начала рисовать  Мерецкую
в  виде  птицы-секретаря,  которую  он  видел  когда-то   в   передаче   про
экзотических животных...
     Настало время позора. Алекс  честно  пытался  найти  электростатическую
машину. Дергал за все ручки, давил на кнопки, заглядывал под стол.  В  конце
концов Елена Аркадьевна  отогнала  его  от  приборов  и  принялась  задавать
вопросы по темам  последних  занятий.  Но  каждый  ответ  ученика  почему-то
обрывался еще в самом начале и заканчивался бессильным: "Ой,  забыл".  Елена
Аркадьевна, явно переживая не меньше Алекса,  упрощала  и  упрощала  предмет
разговора, пока не опустилась до уровня детского сада. Все было напрасно.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг