Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
кто-то не зашел - одним трупом меньше, а насчет легких  закусок  и  виски  я
как-нибудь сам соображу. Будет тебе, Кульчицкий,  бутербродик  с  салями.  И
сковородку на всякий случай  я  захвачу.  А  виски-шмиски  здесь  пятидесяти
сортов - что за "Макаллан" такой? Знаю только "Баллантайнс"  -  блевотворный
на мой вкус, хуже только граппа, которой итальянские купцы монгольских ханов
спаивали.
     И вот я качу сверкающую тележку  со  снедью  и  выпивкой  по  коридору.
Кульчицкий ждёт меня в своих апартаментах в конце коридора - я ж помню,  где
располагался раньше его кабинет, там поворот налево в тупичок.
     Упс, встречаю самого себя, то бишь, официанта в белом кителе. Он  успел
удивиться, но только слегка - пришлось скоренько лупить его  сковородкой  по
котелку. Когда он упал лицом в бутерброды, я прислонил его руку к панели  на
двери, где был изображен контур ладони. И сезам, точнее вход в  апартаменты,
открылся. Конечно же, там был наготове  охранник,  по  пустым  глазам  узнаю
наёмного норманна из  "Скюдскорен".  Он,  кстати,  мог  бы  подготовиться  и
получше  за  свою  немаленькую  зарплату   -   его   пришлось   бить   ножом
по-пластунски*, прикрывая ему пасть, которая пыталась прорычать: "Arselhеl!"
Пройдя предбанник, я встретил  девушку  карибоморской  внешности  -  видимо,
зажравшегося адмирала потянуло на экзотику. Обслужив  Кульчицкого,  она  как
раз  застегивала  кофточку,  под  которой  такие  дыньки,  прямо  объедение.
Красотку пришлось затолкать в шкаф. Положил ей на голову  чашку  с  блюдцем,
сказал, что это граната и надо быть очень тихонькой - не пой, красавица, при
мне. А я бы ей спел: "Чей серп на тебя нацелится, Срежет  росток?  На  какой
плантации мельница Сотрет тебя в порошок?"
     ______________
     * Пластуны - пешие казачьи  подразделения  в  русских  войсках,  аналог
современного спецназа.

     Но пора поприветствовать высокопоставленную персону.
     - Кушать подано, mon amiral. Смотрите только, не обосритесь от пищевого
разнообразия.
     Экс-адмирал Кульчицкий, конечно, расстроился. После девушки с "золотой,
как солнце, кожей" и  объемными  буферами  он  ожидал  виски  с  закуской  и
продолжения веселой и очень свободной жизни, ради  которой  он,  собственно,
продал Родину. Вместо того явилась смерть, принеся бутерброд с  плевком.  Но
самообладание Кульчицкий сохранил:
     - Вы кто? Кажется, мы с вами незнакомы.
     Вот те на, то  меня  принимают  за  кого-то  другого,  то  отказываются
признавать.
     - Знакомы. Я - Преображенский.
     - Ну, тогда ты удачно сменил личину и пришел, наверное, рассказать, где
спрятал передовой экранолет "Алконост-2М"? Я ведь  и  сам  почти  догадался.
Завтра поеду проверять.
     - Нет, это я жду от вас рассказа, как вы заблокировали искин "Гамаюн" и
как получить к нему доступ?
     - Я его просто стёр, - попробовал отбрехаться экс-адмирал.
     - Из-за динамического распределения на  всех  доступных  носителях  его
просто так стереть невозможно. У вас стопудово имеется клиентская  программа
доступа к нему, иначе вы бы не смогли перевести его в  неактивный  режим.  И
где вы ее держите, на интракорпоральном носителе?
     - Нет, клиент здесь, на моем компьютере.
     Он поиграл пальцами на виртуальной клавиатуре и  я  вовремя  догадался,
что он плутует. Обычный монитор остался темным, а вот линзопроекторы на  его
глазах дали красный  отблеск  -  он  вывел  на  виртуальный  экран  какую-то
тревожную панель. Я дернулся, захватил его руку, а он взял меня на  прием  и
нож из моей руки выбил. Постоянные занятия  спортом,  скотч  вместо  паленой
водки, радость от жизни - короче, хоть он меня и постарше на десять  лет,  а
сила в нем бурлила. Был момент, когда он меня едва не  угрохал,  бутылкой  с
отбитым горлышком чуть по горлу не чикнул. Но чуть не считается. Его  сгубил
дресс-код, точнее галстук.  Зачем  в  нерабочее  время  надевать  рубашку  с
галстуком? Ах ты, фраер. Может, так перед  красоткой  выпендривался;  вон  и
Наполеон вступал в интимную связь, не снимая сапог и сабли. Кстати,  девушка
позабыла в кабинете трусы, которыми я  и  нейтрализовал  выпад  бутылкой,  а
галстук  намотал  Кульчицкому  на  толстую  шею  и...   Банковский   адмирал
отправился в адский отель с пятью звездами. А я снял  странный  шестигранный
перстень с его пальца, который открывал  вход  в  его  личную  киберсистему.
Сперва отключил периметры безопасности резиденции и открыл дверь в  гараж  -
надо ж как-то отсюда  выбираться,  причем  не  через  трубу.  Потом  поискал
клиентскую программу "Гамаюна". Она там была,  вместе  с  кодами  активации,
только канал связи с искином не устанавливался - похоже, "Гамаюн" от адского
адмирала хорошо спрятался. Ладно, пока скопируем её на перстень.

     2. Я не я
     Я бегу через мост, совсем без одышки, и он рушится за  мной,  живописно
превращаясь в пыль, а потом и передо мной. Легко перемахиваю через провал  -
подо  мной  бессильно  скалится  бездонная  пропасть,   которую   специально
изобразили в виде черной пасти. Как-то  закрепляюсь  на  стене,  по  которой
карабкаюсь  на  самую  верхотуру  донжона,  непринужденно,  словно   геккон.
Запрыгиваю в стрельчатое оконце, хватаю принцессу, "киса, кончай с макраме и
поехали", - у нее светло-рыжие косы, которые  пахнут  фиалками,  и  она  как
тростиночка. Я подмигиваю ей, мол, не дрейфь, с твоим весом утащить тебя  не
проблема, только обними меня  покрепче,  и  сигаю  с  ней  обратно  в  окно.
Цепляюсь за выступы каменной кладки  -  пальцы  словно  стальные,  но  сдуру
хватаюсь за флаг с изображением кабаньего рыла, который свисает со шпиля.  А
генератор случайностей подкидывает неприятность -  интендант  подлец,  нитки
гнилые, полотнище обрывается и я лечу в пропасть вместе со своей ношей.  Но,
прежде чем я б выронил принцессу, меня подхватывает какая-то огромная  птица
и бодро поднимает ввысь ...
     Спешно возвращаю сознание из виртуала, где был  рыцарем  без  страха  и
упрека, в тусклый реал -как раз около моего уха лопается  рекламный  пузырь,
влетевший через форточку. Успеваю  заметить  светящиеся  буквы  на  обрывках
пленки:  "Ваши  грехи   -   наше   богатство.   Страховая   компания   Карма
Инкорпорейтед".
     В реале у меня в руках,  черных  от  грязи,  не  принцесса,  а  большая
совковая лопата, которой я мечу  уголь  в  топку,  чувствуя,  как  по  спине
стекает миллионный ручеек пота, напоминающий многоножку. В "ингерманландской
молодой демократии"  от  меня  нужен  только  самый  дешевый  труд,  который
невыгодно заменять умной машиной. Поскольку у меня  самого  во  время  труда
сознание отсутствует, пребывая в виртуальных играх, я тоже, по сути, машина,
только неумная.
     Блин, время! Через полчаса надо быть у врача. У меня не просто визит  к
смуглому доктору из Калькутты на предмет лечения соплей и поноса. Это бизнес
такой, с помощью которого я могу срубить желтобаксов в десять больше, чем на
работе кочегара или мусорщика, хоть корячься там целые сутки напролет.
     Окатываюсь из здоровенной лейки, водопровод тут давно  отключили,  чтоб
типы вроде меня не портили воду. Голову помыть никак не  успеть  -  придется
прыскать  всемогущим  спреем   "Чистахэйр".   Уф,   прохладно.   Очиститель,
скрученный  в  крупные  капли  зверским   поверхностно-активным   веществом,
покатился по волосам, а затем посыпался  градом  с  головы.  Вкус  у  капель
противный, металлический.
     Как  раз  появляется  сменщик  с  шурупами,  крепящими  его  карбоновую
черепную крышку. А мне пора на выход из котельной, велосипед  на  плечо.  Но
сперва попадаю в подвал, где царит густая вонища. Ароматы ацетона,  жареного
риса наси-горенг, самогона, выработанного из стула, разложившихся  животных,
откровенного кала. В бывших кладовках, где проживает  племя  численностью  в
сто человек, давно свирепствует мощный синтетический  энтеровирус  -  оттуда
выносят горшки и трупы.
     На улице едва отдышался, хотя и здесь завалено прошлогодним  дерьмом  и
каркасами сгнивших биомехов. Зелень у  нас  давно  уже  никакая  не  растет,
вытравлена техноплесенью - которая когда-то была нанотехнологией  по  защите
растений от фитопатогенных грибов, -  однако  с  недалекого  моря  поддувает
свежий  ветерок,  как  встарь.  Навевает  сладкую  ностальгию:  "На   берегу
пустынных волн Стоял он, дум высоких полн...", - почти  про  меня  написано.
Только не расслабляться - осталось всего пятнадцать минут.
     Я еще помню автобусы, трамваи и троллейбусы, помню,  ах,  петербургское
метро.  Общественный  транспорт  был  остановлен  десять  лет  назад   -   с
наступлением "свободы" и переименованием Питера в "вольный ганзейский  город
Ландскрона" - как неприбыльный и  поддерживающий  иждивенческие  настроения.
"Как далеко ты уедешь, зависит теперь только от тебя",  -  ободряюще  сказал
или,  может  быть,  сказала  бургомистр  Миша  Маша  Бессен;   в   гендерной
самоидентификции у неё день на  день  не  приходится.  Метрополитену,  кроме
неприбыльности,  вменили  в  вину  и  роль   прибежища   для   партизан   из
русско-националистического  ополчения  "За  Пушкина".  Нынче   в   метрошных
тоннелях, тех, что не заброшены, умельцы  из  Гонконга  производят  каких-то
съедобных червей. А вместо "сталинского метро" у нас выросли  наноплантовые*
скайвеи. Растут они сами, материал как бы живой, питается светом,  ветром  и
дождем, но владелец у них жадный, корпорация "Святая Грета". По ним катаются
электрические машинки от той же "Святой Греты". Мэрия  может  их  взять  под
контроль  в  любой  момент,  отключить  или  направить   в   нужное   место,
заблокировав двери. С двигателем внутреннего сгорания  ничего  не  ездит  те
самые десять лет; нефть кончилась, вычерпали, бензина нет, особенно в  нашем
"вольном городе". Да и мало ли что учудишь ты на машине с  ДВС,  наедешь  на
кого-то, врежешься куда-нибудь, загрязнишь что-нибудь. Зато распространились
рикши. Тут и просто рикши, и биомехи, а владеет ими компания  "Ноги.  Дзен",
принадлежащая  далай-ламе.   Есть   также   дампфвагены,   они   же   дампи,
пароавтомобили с двигателями внешнего сгорания, но налог на них -  обалдеть,
так что они для богатых приличных постлюдей пяти полов с модной  хромосомной
схемой x+y.
     ______________
     *    Наноплант    (tm)    -    саморастущий,    самовосстанавливающийся
самопрограммирующийся метаматериал фирмы Plastic Forest Inc.

     Может попробовать прокатиться зайцем? А чтобы зайцем нынче стать,  надо
четко хакерские инструкции соблюдать.
     Приблизиться к дорожке для смешных пиццамобилей, имея лассо наготове  -
невидимый тросик из углеродных нанотрубок с гекко-липучкой на конце.  Теперь
налечь на педали - в атаку марш, шашки наголо. А затем - бросать лассо.
     Кажется, получилось, я на буксире, несусь во весь опор; если навернусь,
всю шкуру на дорожном покрытии сдеру, и потом заплачу штраф  -  за  то,  что
напачкал.
     Три минуты адской езды, хуже, чем у ковбоя на буйволе,  и  надо  успеть
отцепиться, иначе проскочу съезд.
     При отстыковке сильно рвануло, но обошлось, только  потрепанное  сердце
дёрнулось...
     Практика доктора Чакрабарти на эстакаде второго яруса.
     Слева от  врачебной  практики  распахиваются  двери  филиала  известной
эвтаназионной фирмы "Элизиум" ("в последний  путь  с  нами  -  весело  и  не
накладно").  Как  раз  выносят   очередного   удовлетворенного   клиента   в
пластиковом мешке. Судя по выпирающим членам тела,  силен  был  мужчина.  По
старым понятиям ему бы жить и жить,  однако  нынче  "невидимая  рука  рынка"
забрала  его  в  поля  счастливой  охоты,  поскольку  он  более   "не   имел
самостоятельных финансовых возможностей для поддержания надлежащего качества
жизни". В окне видна полудевка-биомех, которая ублажала клиента  напоследок,
она ему и цианид вкатила - инъектор у нее в соответствующем  интимном  месте
расположен. Забивает косячок, слюнявит раздвоенным язычком бумажку - кое-что
человеческое ей не чуждо.
     Cправа - салон "Надуй себе сам", франшиза "Сюрреал  Доллс".  Там  кукол
продают, которые умеют делать всё, притом покруче настоящих ("наши  киски  -
под любые сосиски"). Писк моды - пять разнокалиберных титек, десять  сменных
отверстий для любви, двадцать  типов  беседы:  "о  моде",  "о  свободе",  об
"экологии"; десять личин: "сосюша зубчак",  "карла  вдуни",  "проктологиня",
"сексетарша", "киллари клитор" и т.д. Некоторых  куколок,  кстати,  надо  не
надувать, а просто бросить в виде порошка в  теплую  ванну  -  ап,  и  через
двадцать минут готова Афродита со  сроком  годности  в  трое  суток;  потом,
правда, начинает быстро портиться. Одну такую я до сих пор забыть  не  могу.
Ладно, мне пока прямо.
     Еще при подходе на меня  разворачиваются  глазки  инфракрасной  камеры,
прощупывают складки одежды и тела.  Далее  терагерцевый  всевидящий  сканер.
Автоматически делается неловко, нет ли дырки на трусах, да и  вообще.  Дверь
открывается, сразу за ней агрегат с длинным квантовочувствительным  носом  -
робохранник. Он вынюхивает, не просачиваются ли у тебя из прямой  кишки  или
какой-то заизолированной полости тела  молекулы  отравляющих  или  токсичных
веществ. А  вот  и  нет,  я  вам  не  немецкий  турист...  Щелкнув  штырями,
распахивается  следующая  дверь,   сразу   за   ней   стойка.   Там   вьется
азиаточка-медсестра,  хорошенькая  как   куколка,   хлопает   сантиметровыми
ресницами, щебечет и хихикает карминовым ротиком; может, она и в самом  деле
не настоящая, из соседнего салона? А направо - стойло ожидания.
     На сей раз, помимо меня, в комнате  ожидания  доктора  Чакрабарти  была
одна дама.
     Но ее, из-за большущего аквариума с гмошными рыбками, не разглядеть.  У
рыбок через прозрачные покровы видны  пестрые  кишочки,  а  у  дамы  заметно
только, что волосы светло-рыжие, а туфли и колготки старомодные. Кто  сейчас
носит колготки, кроме пенсионерок? Нынче  дамы  носят  разноцветную  "вторую
кожу" - биополимерное покрытие на коллагеновой основе - нога от нее  кажется
не только голой, но и глянцевой.
     Расположившийся рядом  плохо  причесанный  тип  чего-то  упорно  вливал
дамочке сипловатым шепотом. А ее голоса почти не было слышно. Лишь изредка я
улавливал "да", "нет", "еще чего".  Если  это  не  жена,  то  заигрывания  у
мужика, прямо скажем, безуспешные, и бомльший успех он бы  имел  у  надувных
девушек из соседнего гешефта.
     Тут меня вызвали к врачу.
     - Болит? - доктор Чакрабарти потрогал  вздутие  на  моем  правом  боку,
когда я разделся до пояса, и, не дожидаясь ответа, добавил. -  Давайте-ка  я
вас вылечу по-быстрому.
     Доктор попрыскал мне на бок спреем и там сразу стало холодно, казалось,
что сейчас кожа захрустит. А я к тому же вдохнул  серебристый  аэрозоль.  Не
отключился полностью, но наступила какая-то дереализация. Я видел в зеркале,
как троерукий манипулятор разрезает мне бок и вынимает... лицо. Потом,  сшив
сосуды и кожный покров лазерным степлером, закрывает шов блестящим пластырем
с  тремя  индикаторами.  Он  будет  втюхивать  мне  под  кожу   антибиотики,
анальгетики, противовоспалительные и всякую другую хрень на юрких молекулах.
А выращенное во мне лицо -  кого-то  оно  напоминает,  кажется,  того  плохо
причесанного мужика - заворачивается в упаковку зеленого цвета и  становится
я похожей на маску из фильма ужасов. Моя работа  в  роли  плантации  органов
пока заканчивается.
     - Вставайте, вставайте, кровь я  убрал,  вам  нельзя  здесь  находиться
более 20 минут, стандартного времени приема пациентов,  -  доктор  торопливо
помогает мне надеть рубашку и накидывает на мои плечи куртку. В руках у меня
оказывается стопка желтобаксов.
     Я начинаю пересчитывать.
     - Да зачем мне обманывать, наш бизнес держится на доверии -  по-доброму
усмехается он. - На следующей неделе загляните в лавку "Сюрреал Доллс". Если
на крайней слева кукле будут синие чулки, значит, для вас есть новая работа.
     Я выкатился из кабинета и, когда проходил мимо той  дамы,  меня  нехило
качнуло  -  отходняк  от  обезболивающего  или  же  естественным  эндорфином
плеснуло - едва не сел попой на пол. Но удачно приземлился на стул  рядом  с
ней. Хорошо, что того типа уже не было поблизости.
     - Простите, что вас почти толкнул и скажите спасибо, что не оказался  у
вас на коленках. Сейчас я удалюсь и не буду вам вешать лапшу на уши, как тот
тип, который сидел  рядышком,  -  преодолевая  некоторую  тошноту,  галантно
произнес я.
     - Какой еще тип, никто со мной не сидел. Эй, вам что, плохо?
     - Мне всегда плохо за исключением того времени, когда хорошо. А рядом с
вами почему-то хорошо.
     - Это не всегда так. Вам лучше идти.
     А, когда я подходил к своему велику, рядом возникло трое  наемников  из
финско-шведского ЧВК "Скюдскорен", к которым приклеилась  кличка  "слактары"
или "лахтари" за умение вынимать органы из "врагов  свободы  и  демократии".
Это  ж  законные  наследники  потрошителей  времен  Suomen  sisдllissota   и
Heimosodat.*  Несмотря  на  внушительные  габариты,  они   как-то   внезапно
нарисовались. В непроницаемых шлемах-куполах, арамидных штанах и  кевларовых
трусах, в жидкоброневых жилетах, утыканных сенсорами. У всех слактаров  были
хеклер-коховские штурмовые винтовки HK-2051 под беспатронные самонаводящиеся
боезаряды. Рожок - двойной. Значит, в меню  пули  типа  "бутон"  повышенного
останавливающего действия для ближнего боя; они раскрываются прямо в теле  и
дают такой гидроудар, что с одним лишь ранением пальца человек оказывается в

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг