Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                                  
головою, покрытый широкой красной шалью с черными  разводами,  лежал,  прямо
вытянув все члены, Муций. Лицо его, желтое, как воск, с закрытыми глазами, с
посинелыми веками было обращено к  потолку,  не  было  заметно  дыхания:  он
казался мертвецом. У ног его тоже закутанный в красную шаль стоял на коленях
малаец. Он держал в  левой  руке  ветку  неведомого  растения,  похожего  на
папоротник, - и, наклонившись слегка вперед,  неотвратно  глядел  на  своего
господина. Небольшой факел, воткнутый в пол, горел зеленоватым огнем и  один
освещал комнату. Пламя не колебалось и не дымилось.  Малаец  не  шевельнулся
при входе Фабия, только вскинул на него глазами - и  опять  устремил  их  на
Муция. От времени до времени он приподнимал и опускал ветку, потрясал  ею  в
воздухе - и немые  его  губы  медленно  раскрывались  и  двигались,  как  бы
произнося беззвучные слова. Между малайцем и Муцием лежал  на  полу  кинжал,
которым Фабий  поразил  своего  друга;  малаец  раз  ударил  той  веткой  по
окровавленному лезвию. Прошла минута... другая. Фабий приблизился к  малайцу
и, нагнувшись к нему, промолвил вполголоса: "Умер?" - Малаец наклонил голову
сверху вниз и, высвободив из-под шали свою правую руку, указал  повелительно
на дверь. Фабий хотел было повторить свой  вопрос  -  но  повелевающая  рука
возобновила свое движение  -  и  Фабий  вышел  вон,  негодуя  и  дивясь,  но
повинуясь.
     Он нашел Валерию спавшею по-прежнему, с еще более успокоенным лицом. Он
не разделся, присел под окном, подперся рукою - и снова погрузился  в  думу.
Поднявшееся  солнце  застало  его  на  том  же  самом  месте.   Валерия   не
просыпалась.


          11


     Фабий хотел дождаться ее пробуждения и уехать в  Феррару  -  как  вдруг
кто-то легонько постучался в дверь спальни. Фабий вышел и увидел перед собою
своего старого дворецкого Антонио.
     - Синьор, - начал старик, - малаец нам сейчас объявил, что синьор Муций
занемог и желает перебраться со всеми своими пожитками  в  город;  а  потому
просит вас, чтобы вы дали ему в помощь людей для укладки вещей, - а к  обеду
прислали  бы  вьючных  и  верховых  лошадей  да  несколько  провожатых.   Вы
позволяете?
     - Малаец тебе объявил это? - спросил Фабий. - Каким  образом?  Ведь  он
немой.
     - Вот, синьор, бумага, на которой он это все написал на нашем  языке  -
очень правильно.
     - И Муций, ты говоришь, болен?
     - Да, очень болен - и видеть его нельзя.
     - За врачом не посылали?
     - Нет. Малаец не позволил.
     - И это написал тебе малаец?
     - Да, он.
     Фабий помолчал.
     - Ну, что ж - распорядись, - промолвил он, наконец.
     Антонио удалился.
     Фабий с недоуменьем посмотрел  вслед  своему  слуге.  "Стало  быть,  не
убит?" - подумалось ему... и он не знал, радоваться ли  -  или  сожалеть.  -
Болен? Но несколько часов тому назад - ведь мертвеца же он видел!
     Фабий вернулся к Валерии. Она проснулась и приподняла  голову.  Супруги
обменялись долгим, значительным взглядом. "Его уже нет?" - промолвила  вдруг
Валерия. Фабий вздрогнул. "Как... нет? Ты разве... Он уехал?"  -  продолжала
она. Фабию отлегло от сердца. "Нет еще; но он уезжает сегодня". - "И  я  его
больше  никогда,  никогда  не  увижу?"  -  "Никогда".  -  "И   те   сны   не
повторятся?" - "Нет". Валерия опять  радостно  вздохнула;  блаженная  улыбка
появилась опять на ее губах. Она протянула обе руки мужу.  "И  мы  не  будем
никогда говорить о нем, никогда, слышишь, мой  милый?  И  я  из  комнаты  не
выйду - пока он не уедет. А ты теперь пришли мне моих служанок... да постой:
возьми ты эту вещь! - она указала на жемчужное ожерелье, лежавшее на  ночном
столике, ожерелье, данное ей Муцием, -  и  брось  его  тотчас  в  самый  наш
глубокий колодезь. Обними меня - я твоя Валерия  -  и  не  приходи  ко  мне,
пока... тот не уедет".  Фабий  взял  ожерелье  -  жемчужины  показались  ему
потускневшими - и исполнил приказание своей жены. Потом он стал скитаться по
саду, издали поглядывая на  павильон,  около  которого  уже  началась  возня
укладки. Люди выносили сундуки, вьючили лошадей... но малайца не было  между
ними. Неотразимое чувство  влекло  Фабия  посмотреть  еще  раз  на  то,  что
происходило в павильоне. Он вспомнил, что  на  заднем  его  фасе  находилась
потаенная  дверь,  через  которую  можно  было  проникнуть  во  внутренность
комнаты, где  утром  лежал  Муций.  Он  подкрался  к  той  двери,  нашел  ее
незапертою и, раздвинув  полости  тяжелого  занавеса,  бросил  нерешительный
взгляд.


          12


     Муций уже не лежал на ковре. Одетый  в  дорожное  платье,  он  сидел  в
кресле, но казался трупом, так же как в первое посещение  Фабия.  Окаменелая
голова завалилась на спинку кресла, и протянутые,  плашмя  положенные,  руки
недвижно желтели на коленях. Грудь не поднималась. Около  кресла,  на  полу,
усеянном  засохшими  травами,  стояло  несколько  плоских  чашек  с   темной
жидкостью, издававшей сильный, почти удушливый запах, запах мускуса.  Вокруг
каждой чашки свернулась, изредка сверкая золотыми глазками, небольшая змейка
медного цвета; а прямо перед Муцием,  в  двух  шагах  от  него,  возвышалась
длинная фигура малайца, облеченного в парчовую пеструю хламиду, подпоясанную
хвостом тигра, с высокой шляпой в виде рогатой тиары на голове. Но он не был
неподвижен;  он  то  благоговейно  кланялся  и  словно  молился,  то   опять
выпрямлялся во весь рост, становился даже на  цыпочки;  то  мерно  и  широко
разводил руками, то настойчиво двигал ими в направлении Муция  и,  казалось,
грозил или повелевал, хмурил брови и топал ногою. Все эти движения,  видимо,
стоили ему большого труда, причиняли даже страдания: он  дышал  тяжело,  пот
лил с его лица.  Вдруг  он  замер  на  месте  и,  набрав  в  грудь  воздуха,
наморщивши лоб, напряг и потянул к себе свои сжатые руки, точно он  вожжи  в
них  держал...  и,  к  неописанному  ужасу  Фабия,  голова  Муция   медленно
отделилась от спинки кресла и потянулась вслед за руками  малайца...  Малаец
отпустил их -  и  Муциева  голова  опять  тяжело  откинулась  назад:  малаец
повторил свои движения - и послушная голова повторила  их  за  ними.  Темная
жидкость в чашках закипела; самые чашки зазвенели тонким  звоном,  и  медные
змейки волнообразно зашевелились вокруг каждой из них. Тогда  малаец  ступил
шаг вперед и, высоко подняв брови и расширив  до  огромности  глаза,  качнул
головою на Муция... и веки  мертвеца  затрепетали,  неровно  расклеились,  и
из-под них показались тусклые,  как  свинец,  зеницы.  Гордым  торжеством  и
радостью, радостью почти злобной, просияло лицо малайца; он  широко  раскрыл
свои губы, и из самой глубины  его  гортани  с  усилием  вырвался  протяжный
вой... Губы Муция раскрылись тоже, и слабый стон задрожал  на  них  в  ответ
тому нечеловеческому звуку...
     Но тут Фабий не выдержал более: ему представилось, что он  присутствует
на каких-то бесовских заклинаниях! Он тоже закричал и  бросился  бежать  без
оглядки домой, скорей домой, творя молитвы и крестясь.
     Часа три спустя Антонио явился к нему с докладом, что все  готово,  все
вещи уложены, и синьор Муций собирается в отъезд. Ни слова не ответив своему
слуге, Фабий вышел на террасу, откуда был виден павильон. Несколько  вьючных
лошадей скучилось перед ним; к самому крыльцу был подведен  могучий  вороной
жеребец с широким седлом, приспособленным для двух седоков.  Тут  же  стояли
слуги  с  обнаженными  головами,  вооруженные  провожатые.  Дверь  павильона
растворилась, и, поддерживаемый малайцем,  снова  надевшим  обычное  платье,
появился Муций. Лицо его было мертвенно и руки висели, как у мертвеца, -  но
он переступал, да! переступал ногами и, посаженный на коня, держался прямо и
ощупью нашел поводья. Малаец вдел ему ноги в стремена, вскочил сзади его  на
седло, охватил рукой его стан - и весь поезд двинулся. Лошади шли  шагом,  и
когда они заворачивали перед домом, Фабию почудилось,  что  на  темном  лице
Муция мелькнуло два белых пятнышка... Неужели это он  к  нему  обратил  свои
зрачки? Один малаец ему поклонился... насмешливо, по обыкновению.
     Видела ли это все Валерия? Жалюзи ее  окон  были  закрыты...  но  может
быть, она стояла позади их.


          13


     К обеду она пришла в столовую и очень была тиха и ласкова;  однако  все
еще жаловалась на усталость. Но ни тревоги уже не было в  ней,  ни  прежнего
постоянного изумления и тайного  страха;  и  когда,  на  другой  день  после
отъезда Муция, Фабий снова принялся за ее портрет, он нашел в ее  чертах  то
чистое выражение, мгновенное затмение которого так смутило  его...  и  кисть
побежала по полотну легко и верно.
     Супруги зажили прежней жизнью. Муций  для  них  исчез,  как  будто  его
никогда не  существовало.  И  Фабий  и  Валерия,  оба  точно  условились  не
упоминать о нем ни единым звуком, не осведомляться об его дальнейшей судьбе:
она, впрочем, и для всех осталась тайной. Муций действительно  исчез,  точно
провалился сквозь землю. Фабию однажды показалось, что он обязан  рассказать
Валерии, что именно произошло в ту роковую ночь... но она, вероятно, угадала
его намерение и притаила дыхание, глаза ее прищурились,  точно  она  ожидала
удара... И Фабий ее понял: он не нанес ей этого удара.
     В один прекрасный  осенний  день  Фабий  оканчивал  изображение  святой
Цецилии; Валерия сидела перед органом, и пальцы ее  бродили  по  клавишам...
Внезапно, помимо ее воли, под ее руками  зазвучала  та  песнь  торжествующей
любви, которую некогда играл Муций, - и в тот же миг, в первый раз после  ее
брака, она почувствовала внутри себя трепет  новой,  зарождающейся  жизни...
Валерия вздрогнула и остановилась...
     Что это значило? Неужели же...


     На этом слове оканчивалась рукопись.

--------------------------------------------------------------------
"Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 07.09.2006 12:34


Предыдущая Части


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг