Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
    Сет пришел и лживо сказал Ра-Хорахте:
    - Я не нашел Гора.
    И  тогда  Хатхор,  Владычица   южной   сикоморы,   пошла   и
обнаружила  Гора:  плача,  он  лежал  в  пустыне.  Она  схватила
газель, подоила ее и сказала своему мужу:
    - Открой свой глаз, и я волью туда это молоко.
    Влила она в правый, влила в левый и сказала:
    - А теперь - смотри!
    Он открыл свои глаза, она взглянула на него и сочла, что  он
выздоровел. И  тогда  Хатхор  отправилась  к  Ра-Хорахте,  чтобы
сказать ему:
    - Я нашла Гора, своего  мужа.  Сет  лишил  его  глаз,  но  я
излечила его, и смотри - он пришел!
    И тогда Нетеру сказали:
    - Призовите Гора с Сетом, чтобы рассудить их!
    Гор и Сет были приведены пред  Девяткой,  и  сказал  Владыка
вселенной пред Нетеру великими Гору с Сетом:
    - Идите и послушайтесь того,  что  я  сказал  вам:  ешьте  и
пейте, и дайте нам покой, и  перестаньте  ссориться  так  каждый
день!
    Но произнес Сет великую клятву бога, говоря:
    - Не дадут ему сана, пока не будет он выведен  передо  мною!
Мы построим себе каменные ладьи и оба будем состязаться.  И  кто
одолеет противника, тому отдадут сан владыки, да  живет  он,  да
будет здоров и благополучен!
    И тогда  Гор  построил  себе  ладью  из  кедра,  обмазал  ее
гипсом, опустил ее на воду вечерней порой, и никакой человек  во
всей стране не видел этого. Увидел Сет его ладью и поверил,  что
это камень. Пошел он на гору, отколол ее вершину и вырубил  себе
ладью из камня в сто тридцать восемь локтей.
    И спустили  они  свои  ладьи  пред  Нетеру,  но  ладья  Сета
утонула в воде. Тогда Сет превратился  в  гиппопотама  и  утопил
ладью Гора. Гор схватил свой гарпун  и  бросил  его  в  Сета,  а
затем поплыл к  северу  в  Саис,  чтобы  сказать  Нейт,  великой
матери бога:
    - Да рассудят меня с  Сетом,  ибо  уже  восемьдесят  лет  мы
перед судом, и никто не знает, как рассудить нас! И не бывал  он
признан правым против  меня,  но  тысячу  раз  до  этого  я  был
признан правым против него ежедневно! Он же не считается с  тем,
что говорят Нетеру. Я состязался с ним  в  Дороге  Истин  и  был
признан  правым  против  него.  Я  состязался  с  ним   в   Поле
Тростников и победил его. Я состязался с ним в Пруду  Полевом  и
был признан правым против него. Что делать мне, Нейт?!
    И Нетеру сказали Шу, сыну Ра:
    - Прав во всем, что сказал он, Гор, сын Исиды!


    Влад присел на корточки возле  деревянного  забора,  вытащил
из нагрудного кармана сигарету и закурил.
    - Ты - Хусейн? - услышал он на чеченском.
    Прищурившись от низко  висящего  зимнего  солнца,  Ромальцев
поднял голову и взглянул на  привалившегося  к  тому  же  забору
мужчину в серой каракулевой папахе и  поношенном  черном  тулупе
их овчины. На ногах чеченца были трико, заправленные  в  высокие
сапоги. Незнакомец пригляделся:
    - Нохча вуй?
    -  Вуй,  -  согласился   Ромальцев,   и   беспокойство   его
собеседника прошло.
    - Ты Магомеда искал? - по-прежнему  на  чеченском  продолжал
тот.
    - Ты и есть Магомед?
    - А зачем искал?
    - Работу ищу.
    Вокруг темных глаз чеченца собрались морщинки смеха, и  лицо
приняло добродушное выражение:
    - С чего ты решил, что Маге нужно работников?
    Влад поднялся и сделал глубокую затяжку,  а,  выдохнув  дым,
ответил:
    - А то не ищет?
    Видимо, незнакомцу он понравился. По крайней мере, в  глазах
его была симпатия:
    - Ты сам, Хусейн, откуда?
    - Отсюда. Аракеловский помнишь?
    - Ну.
    - Из того дома...
    Чеченец сочувственно кивнул:
    - Мой дом в микрорайоне тоже разбили. А сейчас  откуда  путь
держишь?
    - В селе жил, у родственников. Потом русские пришли,  теткин
дом спалили. Всю скотину перерезали. Я три дня в лесу  прятался,
но солдат  тех  запомнил...  -  светлые  глаза  Влада  сверкнули
недобрым огнем.
    Собеседнику   приглянулась   свирепость    и    безрассудная
смелость, сквозившая  в  каждой  черточке  лица  Ромальцева.  Он
кашлянул в кулак, прикидывая, стоит ли вести его  прямо  к  Маге
или пока подождать, присмотреться, что за  человек.  Влад  молча
докуривал свою сигарету.
    - Ладно, посмотрим... - пробормотал чеченец. -  Ехали  пока,
у меня погостишь...
    Ромальцев исподлобья посмотрел на него. Сам того  не  желая,
чеченец сделал небольшой шаг назад - на всякий случай.
    - Не подойду твоему Маге - не  пропаду.  Отыщу  других,  мне
все  равно...  -  глухо,  как  бы  рыча,  презрительно  вздернув
верхнюю губу, проговорил Влад.
    - Ладно, орел. Уболтал! - чеченец  протянул  ему  ладонь.  -
Шарипом меня зови. Пошли к Маге, пусть он на тебя поглядит...
    Влад бросил окурок в глинистую лужу, под колеса  стоящего  у
края дороги БТР.  Если  бы  не  бронетранспортер  и  не  дома  с
выбитыми стеклами да выщербленными  стенами,  а  некоторые  -  в
руинах, можно было бы подумать, что  в  столице  Ичкерии  сейчас
мир. По улице  время  от  времени  ходили  люди,  чаще  мужчины,
изредка - вооруженные. Как и "оборотни", "духи" вылезут из  этих
людей ночью. Сейчас все  они  -  забитые  войной  тихие  жители,
пытающиеся  восстановить  разоренное  хозяйство.  Именно   таких
снимают  корреспонденты  из  России...  Именно  этому  потом   и
удивляются  они,  недоумевая,   куда   исчезают   многочисленные
бандформирования...
    Прощаясь с ним позавчера, Афганец сказал:
    - Теперь без прикрытия  будешь  работать,  Ромаха.  Не  буду
тебя обманывать: думаю, что не выживешь между двух огней...  Так
что давай прощаться, как если насовсем...
    Они простились, впервые в жизни обняв друг друга и  похлопав
по спине.
    Шарип вел его по длинному, обсаженному вишневыми  деревьями,
переулку.  Здоровался  по  дороге  со  знакомыми.  На  Влада  не
оглядывался.
    - Погоди! - сказал он, задерживая Ромальцева у  поворота  за
угол. - Не суетись. Тут простреливаться может...
    Шарип   осторожно   выглянул   из-за   низенькой    оградки,
заплетенной пожухлым редким виноградом,  и  обозрел  окрестности
возле реки.
    - Пошли пока... Там увидим... Не дергайся.
    К Сунже спускаться не стали: улочка вильнула вправо и  снова
повела их мимо дворов и  усадеб,  целых  и  разбитых.  Она  была
односторонней, дворы  смотрели  на  поросший  старыми  деревьями
берег,  пологий,  но  не  дававший  увидеть  саму  реку.   Шарип
тревожно поглядывал на противоположный,  крутой  откос.  И  Влад
знал,  почему:  где-то  на  той   стороне   находилась   тюрьма,
заключенных которой еще в начале 90-х распустил  генерал  Дудаев
и которая теперь стала исключительным бастионом для снайперов  и
любителей всех мастей. Проводник тихо  сказал  что-то  себе  под
нос и перешагнул через валявшуюся поперек дороги  тушу  огромной
собаки. Убитая уже давно, она  медленно  разлагалась,  никем  не
убираемая в окружающем мусоре.  Влад  повторил  за  Шарипом  его
действия.
    Наконец они  достигли  цели  -  дома,  огороженного  зеленым
железным забором и воротами с узором  из  пятиконечных  звезд  и
еще различных аляповатых завитушек. Во дворе тут же  заклокотали
индюшки, а когда открылась калитка, толпой  повалили  от  входа,
напирая друг на друга и высоко задирая грязные лапы. На  участке
злобно залаял цепной пес.
    Поднявшись на крыльцо, Шарип приоткрыл дверь в дом:
    - Мага! К тебе пришли...
    На деревянных перилах крыльца  висела  застиранная,  некогда
зеленая бархатная тряпка, вывешенная для  просушки  после  мытья
пола.  Посреди  штандарта  еще  можно  было  различить   круглую
эмблему со звездочками и воющим волком.
    "Ох, и не говори, братишка!  О-о-о-очень  плохая  примета  -
так обращаться со своей свободой! Но ты - один из них.  Придется
привыкать, никуда не денешься!"
    - Проходи, - кивнул головой Шарип, оглядываясь на Влада.
    Магомед - крупный седой мужчина  с  глубокими  морщинами  на
щеках - обедал. По левую руку от него за столом сидел  маленький
рыжий парень, при ближайшем рассмотрении  оказавшийся  человеком
лет тридцати пяти. Даже так было видно, что  у  него  невероятно
кривые ноги. Одет он был, как боевик - в  отличие  от  Магомеда,
на  котором  был  обычный,   гражданский,   серый   костюм.   На
телохранителя рыжий не тянул, скорее им был Шарип, но вот  какую
функцию он исполнял при "Маге", Влад еще  не  определил.  Вокруг
них суетились три женщины в капроновых косынках: одна  подавала,
две - убирали. Или наоборот.
    - Садись.  Будешь  с  нами  обедать,  -  Магомед  указал  на
табурет напротив себя - чтобы лучше видеть гостя.
    Все нутро Влада протестовало против того,  чтобы  обедать  с
ними. Он знал, что эти вареные куски теста - чеченские  галушки,
что их нужно макать в жир и есть, несмотря на неприятный  запах.
На самом деле эта  пища  была  довольно  вкусной  и  калорийной.
Однако чтобы не навлечь  на  себя  подозрений  хозяев,  пришлось
есть в  их  доме.  У  многих  других  народов,  в  частности,  у
русских, этот  обычай  уже  изжился,  а  вот  на  Кавказе  отказ
разделить трапезу непременно приняли бы за дурной знак.
    - Магомед Арсаныч! - взглянув  на  Влада,  сказал  рыжий.  -
Пойду.
    - Иди, Асланбек, иди. Все передай, как я сказал...
    Рыжий еще раз кинул взгляд на Ромальцева, протиснулся  между
ним и холодильником, хотя вполне мог бы  обойти  стол  с  другой
стороны, и даже слегка замешкался, надеясь,  что  Влад,  задетый
им,  как-нибудь  выкажет  недовольство.  Тот  даже  не  повернул
головы. Взяв каракулевую шапку - почти такую же, как  у  Шарипа,
Асланбек вышел во двор,  встреченный  дружным  хором  индюшек  и
остервенело рвущимся с цепи псом.
    Избавившись  от   общества   рыжего,   Магомед   изменил   и
поведение. Он придвинулся к столу и тихо спросил, игнорируя  при
этом присутствие женщин:
    - Ты из чьих, Хусейн? Воевал раньше?
    - Не приходилось...
    - Шарип говорит, ты из Ачхой-Мартана?
    - Из Толстой-Юрта. Тетка там у меня.
    -  Ну,  ешь,  ешь,  -  и  Магомед   снова   занялся   своими
"галушками". - А  ты,  Шарип,  сходи,  скажи,  кому  положено...
Пусть ждут. Сейчас, Хусейн, ешь хорошо:  в  горы  поедешь.  Дело
есть.
    Влад загнал в рот пару кусков теста, стараясь  макать  их  в
пиалу  с  жиром  самым-самым  краешком  и  не   вдыхать   запах.
Внутренний протест наконец сменился безразличием.
    Расторопная женщина с опухшим  лицом  сунула  ему  под  руку
глубокую тарелку с чем-то, что по виду напоминало загустевший  и
каким-то образом высушенный мед, наколотый кусочками.  Это  была
чеченская халва. "Мать часто такую делает", -  мелькнула  мысль.
Влад попробовал. Нет,  у  матери  все  же  лучше  выходит.  Дома
всегда  лучше...  Халва  таяла  на  языке,  рассыпаясь  во   рту
прохладной сухой и сладкой пыльцой...
    ...Когда  Влад  уехал,  Магомед  поманил   к   себе   своего
телохранителя и сказал с крыльца:
    - Ехай с ним, дорогу покажи. А потом  оставишь  там  -  и  к
тетке его в Толстой-Юрт загляни...
    Шарип понимающе кивнул.

    ****************************************************************************************
    Рыжий Асланбек - вот кого  увидел  Влад  в  первую  очередь,
добравшись до места - уже был среди боевиков, вместе с  которыми
теперь ему предстояло жить и  воевать.  Его  глубоко  посаженные
неопределенного цвета глазки  повсюду  преследовали  Ромальцева.
Он был не на  лучшем  счету  среди  своих,  и  его  это  бесило.
Чеченцы обращались с ним,  как  с  "шестеркой",  хотя,  судя  по
всему, Асланбек затесался к ним уже  очень  давно.  Мнением  его
никто никогда не  интересовался.  Если  он  что-нибудь  говорил,
боевики слушали его вполуха, без всякого намека на  уважение.  И
Влад стал вести себя с ним точно так же.
    Почти неделю не делали вообще ничего - только ели, спали  да
смотрели всякое старье по "видику", который был в доме. Все  это
время шел снег, но за  день  все  успевало  растаять,  оставаясь
только  на  ветках  да  поверх  листвы  на  земле.   Наконец   с
командиром  "чертовой  дюжины"  (вместе  с   Владом   их   отряд
насчитывал   тринадцать   человек)   связался   Шарип    Яндиев,
сподручный Магомеда  Арсановича,  и  передал  приказ  последнего
отходить к  границе  Грузии  через  заслоны  федералов  с  целью
выбить всех российских солдат из одного горного аула.  Ромальцев
почуял, что все начинается, хотя ему никто ни о чем не  говорил.
Рыжий куда-то исчез, и в походе участия не принимал.

    ****************************************************************************************
    Перестрелка с русскими была  ожесточенной.  Аул  походил  на
слоеный пирог: одна улица - во владении федералов,  другая  -  у
боевиков, третья - снова у  федералов...  Прибывшая  на  подмогу
своим "чертова дюжина" вломилась в село, как ураган.  Первый  же
слой сразу, с налета, перешел в руки чеченцев...
    Ромальцев выволок из обстрелянного дома раненного в грудь  и
в голову напарника, Тимура. Самого его лишь немного  зацепило  в
шею.
    Тимур  хрипло  стонал  и  оказался  очень  тяжелым,  но  для
Ромальцева это было единственным шансом  не  стрелять  в  своих,
причиной оправданной и  в  какой-то  степени  даже  благородной.
Однако какой-то  федерал  все  же  высмотрел  их,  отставших  от
остальных,  и  стал  стрелять.  Влад  и  Тимур  закатились   под
фундамент недостроенного дома, в яму. Русский решил  во  что  бы
то ни стало поймать "духов"  и  понял,  что  они  обессилены,  а
потому  даже  не  сомневался  в  том,  смогут  ли  они   оказать
сопротивление. Он сиганул  с  крыши,  и  Влад  увидел,  что  это
обычный пацан, призывник, возрастом, как  двое  в  их  "дюжине".
Федерал был уверен, что отличится, что поймал удачу.
    Ромальцев откатил Тимура  еще  глубже  в  яму  и  пополз  по
гравию в  сторону  торца  дома,  где  было  до  черта  спутанных
зарослей. Русский понял его замысел -  уйти  в  кусты  и  начать
отстреливаться оттуда - и поспешил наперерез, уже посмеиваясь  в
душе над тупым чучмеком. В зарослях что-то  зашуршало  -  парень

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг