Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
роль достается наиболее  слабым,  небойким.  Игра  заканчивается
всегда    одинаково:    счастливые    восьмилетние     "боевики"
возвращаются в родное село.  Не  стоит  сомневаться,  что  скоро
появится и новая игра - в Салмана Радуева. В кого  именно  будут
играть чеченские дети через несколько месяцев, пока  неясно,  но
очевидно, что ребятишкам не  придется  ломать  голову  над  этим
вопросом: жизнь сама подскажет новое развлечение.
    От  победных  мальчишеских  воплей,  разнесенных  любопытным
эхом по горам, уши серого дрогнули. Он шумно встряхнулся.  Глаза
его  совершенно  потускнели  и   не   видели   больше   ликующих
"победителей".
    (Сообщение  Би-би-си  с  наложением   бесстрастного   голоса
переводчика):
    -  Руслан   Хасбулатов   официально   дал   согласие   стать
соискателем  поста  лидера  Чечни  на  выборах  в   этом   году.
Сторонники Дудаева объявили эти выборы  незаконными  и  призвали
население бойкотировать их...
    Переминаясь с ноги на ногу, волк все еще смотрел на аул,  на
детей,  затеявших  новую  игру  и  дерущихся  друг  с  другом  в
точности как взрослые...
    (Мужской голос):
    - Сегодня  можно  уже  с  уверенностью  констатировать,  что
перемирие  в  Чечне  окончательно  сорвано  и   началась   новая
широкомасштабная война. По сообщению Интерфакса, особых  событий
за истекшие сутки в  Чечне  не  произошло.  Позиции  федеральных
войск  34  раза  подвергались  обстрелам.  Объектами   обстрелов
по-прежнему остаются контрольно-пропускные пункты,  комендатуры,
пункты временной дислокации воинских частей. В  Грозном  боевики
пять раз обстреляли здание, где разместилось Главное  управление
объединенных штабов...
    Съежившись  и  как  бы  состарившись,  волк  развернулся   и
потрусил прочь со склона. А  с  неба  сыпал  мелкий  надоедливый
дождь...
    (Голос робота):
    -  Органами.  Внутренних.  Дел.  России.  Разыскивается.  //
Дудаев. Джохар. Мусаевич. // 1944  года.  Рождения.  Уроженец  и
житель. Города. Грозного. Обвиняемый  по  статьям.//  64.  Пункт
"а". // 70. Часть  1.//  133.  Часть  1.//  74.  Часть  3.//  УК
Российской.   Федерации.   Если   кому-либо.    Известно.    Его
местонахождение.   Просим.   Сообщить.   В   ближайший.   Орган.
Внутренних дел. Или позвонить. По телефону.// 02. МВД. России.
    Не оглянувшись напоследок, волк скрылся в чаще...
    (Торопливый голос репортера, прерываемый помехами:  репортаж
из Грозного):
    - Другой  вопрос:  кому  надо  его  ловить?  Ведь,  задержав
Дудаева, надо будет устраивать суд.  А  на  процессе  подсудимый
вполне может поделиться с обществом  интереснейшей  информацией,
касающихся российско-чеченских отношений в  1991-1994  годах.  И
мало  ли  чем  обернутся  для   больших   политиков   откровения
человека, которому нечего терять...

    - Махмуд! Хавуоолла! Едут... - подходя к  воротам,  окликнул
своего напарника высокий боевик в больших черных очках и  берете
"а-ля Че Геварра".
    Махмуд  щелкнул  затвором.  Его   едко-зеленый   "натовский"
комбинезон в свете прожектора ярким  пятном  выделялся  на  фоне
выложенного из горной породы забора.
    Подскакивая на кочках, выныривая из канав и вновь попадая  в
расхлябанную  от  осенней  грязи  колею,  к  опутанным   колючей
проволокой воротам подкатил армейский джип.
    Убедившись, что в машине находятся  те,  кому  положено  там
находиться, Рустам и Махмуд открыли въезд.
    - Вай! - поднявшись с сидения, радостно воскликнул  один  из
приехавших  и  раскинул  руки.  Рустам  и  Махмуд  загалдели   и
бросились встречать победителя.
    - Со чьо ка двэлла! - после всех встрясок и объятий  сообщил
приехавший. - Со мацьвэлла...
    Обнявшись и подбадривающе похлопав дорогого гостя по  спине,
Рустам повел его в лагерь, а водитель с помощью  Махмуда  выгнал
из  машины  еще  одного  человека.  Это  был  высокий  парень  в
утепленной  джинсовой   куртке,   потертых   джинсах,   ботинках
военного типа на протекторной подошве с высокими "голяшками"  и,
главное, с завязанными широкой черной лентой глазами.
    Махмуд, не церемонясь, развернул его, привалил  к  машине  и
обыскал. Удовлетворенный результатом, он прихватил его за  рукав
и потащил к  воротам,  а  затем  продолжил  напутствие  уже  при
помощи  подталкивания  дулом  автомата.  Хоть  и  не  связанный,
пленник беспрекословно подчинялся.
    Главные расположились на поляне  у  костра.  Сооруженный  из
крепких досок стол стоял в стороне и ломился от всяческой еды  и
питья. Кроме того над углями мангала  жарился  настоящий  шашлык
из откормленного барашка - голова этого животного была  насажана
на кол тут же, рядом, а сам кол воткнули глубоко  в  землю,  так
что получился своеобразный памятник нынешнего пира.
    С пленника стянули  повязку,  и  он,  щурясь  с  непривычки,
огляделся по сторонам. Главные не смотрели  на  него  прямо,  но
искоса  то  один,  то  другой  все  же  изучали,  что  за  фрукт
пожаловал на десерт. Это был мужчина явно не русской  внешности,
с двухнедельной, а то и больше, щетиной на лице и  внимательными
голубовато-зелеными глазами. Он натянул болтающуюся ни  к  селу,
ни к городу повязку на лоб и тем самым убрал с  бровей  мешающие
темные волосы. Особенного страха он явно не испытывал.
    - Проверили -  все  чисто?..  -  с  акцентом,  но  по-русски
спросил  один  из  полевых  командиров,  усаживаясь  в  складное
кресло для пикников.
    - Ага, - с гортанным призвуком заверил водитель.
    - Ну, Зелимхан, с возвращением! Хреново там было, в России?
    - Хреново. Тут лучше,  -  ответил  тот,  кого  так  радостно
встретили привратники.
    - А ты, оказалось,  смелый,  хюрсик!  -  командир  посмотрел
теперь  на  пленника,  и  все  остальные  грохнули   от   смеха:
мультяшный персонаж с рыльцем вызывал особенно теплые чувства  у
мужественных горцев. - Надо  было  б,  канешна,  за  каждого  из
иностранцев по два наших парня требовать, ну  да  подавись  они,
свиньи русские! И так всех, на х..., перережем...  А  ты,  -  он
глянул на русского так, словно сморкнулся, -  ты  нам  гарантией
будешь, чтоб с Тамерланом чего не схитрили твои...
    Пленник даже не пошевелился. Бандиты вдоволь посмеялись  над
ним и милостиво предложили сесть на бревно у  стола.  Парень  не
стал спорить и отказываться, а потому спокойно сел.
    -  Махмуд,  хавуоолла!   -   крикнул   другой   командир   с
закатанными по локоть рукавами.  Такой  густой  шерсти,  как  на
руках у этого боевика, не видели даже его  товарищи,  не  говоря
уж о пленнике.
    Привратник возник из темноты.
    - Махмуд! Веди  сюда  иностранцев.  Шашлыка  им  угостим  на
дорожка! Хюрсик, а ты шашлык любишь, а?
    Пленник равнодушно повел плечами.  Остальные  снова  грянули
хохотом: непонятно почему, но упоминание о "запретном плоде",  а
точнее, о "запретной плоти" мусульман их веселило до упаду.
    - Где  им  еще  настоящий  шашлык  кушать  придется,  да?  -
продолжал острить первый полевой командир,  не  столь  мохнатый,
как его товарищ. - А ты, хюрсик, подумай:  может,  тебе  с  нами
придется остаться... Как, а?
    Все пили  водку.  "Распутин",  "Смирнофф",  еще  какую-то...
Махмуд оперативно доставил к  столу  востребованных  иностранцев
и, глотнув из протянутого ему за службу стакана, отошел.
    Иностранцы были французами, точнее,  тем,  что  осталось  от
двух французских журналистов  -  супружеской  пары.  Оборванные,
грязные,   изможденные,   доведенные   до    полудистрофического
состояния.
    -  Видишь,  женщина,  ты  двум,  -  командир   показал   два
растопыренных пальца, - нашим джигитам жизнь спасла!  Вах,  вах!
Ну,  садись,  говорю!  И  слушай:  выпей  с  нами,  женщина,  за
здоровье всех пленников! Давай, не стесняйся. Щас  дома  будешь.
Жалко, если йурсик водку не попробуешь!
    Тем временем пленник незаметно взглянул  на  наручные  часы.
Вероятно, их с  него  не  сняли  только  лишь  потому,  что  они
показались боевикам чересчур дешевыми.
    Журналистка  попыталась  от  водки  отказаться,  но  полевые
командиры прицепились к ней с удвоенной  силой  и  стали  совать
рюмку ей в лицо. У женщины не было сил бороться  с  ними;  тогда
она сделала вид, что предпочитает пить самостоятельно.  Муж  ее,
ласково подбадриваемый автоматами, не мог и рукой двинуть.
    - И ты держи, пацан! - сказал  мохнатый  и  вручил  пленнику
полный стакан "Распутина". Тот, ни слова не говоря  и  даже  как
будто  не  выдохнув,  опрокинул  в  себя  все  содержимое  и  не
поморщился. Мохнатый с  показным  восхищением  хлопнул  себя  по
ляжке:
    - Вай, молодец, хюрсик, мужик! Во как  надо  пить!  Ты  тоже
давай! - потребовал он у  француза,  наполняя  "Распутиным"  все
тот же стакан.
    Тот  пытался  что-то  объяснить  на  своем  языке,  но  его,
естественно,  никто  не  понял.  Женщина  на   ломаном   русском
сказала,  что  у  него  больной  желудок.   Чеченцы   взорвались
хохотом:
    - Вот и полечи свой желудок, чмо американское! Вай, взгрев!
    Бедолагу с первого же  глотка  вывернуло.  Он  закашлялся  и
упал на колени. Женщина плакала.  Пока  все  потешались  над  ее
мужем, русский сделал ей знак вылить водку в траву.  Она  так  и
сделала  и  тут  же  поднесла  пустую  рюмку  к  губам.  Русский
закурил.
    - Во, а женщина твоя - молодец!  Смотри-ка,  Аслан!  Выпила!
Га!
    - Веди их в машину,  Махмуд!  -  явно  заскучав  в  обществе
"трезвенников-язвенников",  сказал  мохнатый  Аслан.  -   Хюрсик
хорошо пьет, он с нами останется!
    Пиршество продолжалось. Пленнику протянули второй стакан,  и
снова наполненный до краев:
    - Давай, покажи еще!
    Русский поднялся, отбросил сигарету и хрипловато сказал:
    - Отолью для начала...
    Чеченцы рассмеялись. Едва он сделал шаг в сторону, с  жухлой
травы  поднялась  кавказская  овчарка  и   угрожающе   зарычала.
Вернувшийся Махмуд гаркнул на нее и пошел проводить  пленника  и
сделать то же, что  собирался  сделать  и  тот.  Выйдя  за  круг
света, русский отвернулся к кустам и звякнул  заклепками  куртки
по пряжке ремня.  Махмуд  тоже  не  стал  слишком  удаляться  от
остальных и расстегнул штаны, стоя шагах в пяти от пленника.
    Внезапно  боевики  услышали  совсем  рядом  леденящий   душу
волчий вой. Никто не успел понять,  что  происходит,  как  вдруг
русский развернулся и швырнул что-то маленькое  и  сверкающее  в
горло  Махмуду.  Сюрикен  воткнулся  прямо  в   сонную   артерию
чеченца, и тот  осел  в  траву,  как  и  был  -  с  расстегнутой
ширинкой. Среагировав на предсмертный хрип,  собака  с  яростным
ревом вскочила с места, но русский пленник уже завладел  оружием
умирающего  врага  и,  прикрывшись  его  телом,  как  щитом,  от
очередей  переполошившихся  чеченцев,  первым  делом  пристрелил
овчарку.
    - Ха цьог! - выругался кто-то из боевиков, потеряв  из  виду
русского, который растаял в темноте, бросив труп на землю.
    - Оборотень! - проорал еще кто-то  и  осекся  на  полуслове:
чей-то снайперский выстрел пробил ему голову.
    Выскочившая из-за кустов  пара  человек  устроила  на  месте
пиршества откровенную  резню.  Особенно  буйствовал  молодчик  в
черной  косынке  с  завязанным,  как  и  у   всех,   лицом,   но
сверкавшими далеко  не  как  у  всех  узковатыми  глазами.  Этот
зверел не на шутку. В руке у него  было  что-то  вроде  ятагана,
при каждом всполохе потревоженного костра отливавшего  кровавыми
бликами.    Этим     "ятаганом",     вскорости     действительно
окровавленным,  он  размахивал,   как   ветряная   мельница.   В
громадное блюдо с шашлыком упала голова мохнатого  командира,  а
обезглавленное  тело,  судорожно   уцепившись   за   столешницу,
конвульсивными  взмахами  рук  смело   на   землю   "Распутина",
"Смирноффа" и почти  все  стаканы  и  рюмки.  Не  успев  всласть
налюбоваться делом своих рук, молодчик принялся за  других.  Его
напарник старался не колошматить их, а, выждав  удобный  момент,
когда горе-мамелюк не будет мешаться, предпочитал стрелять.
    Чуть в стороне  тот,  кого  назвали  Оборотнем,  положил  из
автомата всех боевиков, что пытались спастись бегством.
    За какие-то минуты все было кончено.
    К огню подтянулось семнадцать человек.
    - Все целы? - спросил один, стягивая с головы шапку-чулок  с
прорезями для глаз, и оказался Володькой-Афганцем.
    - Как всегда! - отозвался Хусейн, разглядывая трофей -  "ПМ"
одного из полевых командиров.
    Кровожадный   Самурай   прошелся   по    валявшимся    телам
"контрольными в голову". Было  видно,  что  ему  приходится  это
делать   не   впервые:   еще   бы,   сколько   раз   приходилось
"разбираться" с неприятелями того же Дмитрия...
    - Скиф, Мастер! За остальными заложниками! - бывший  пленник
затянул потуже свою  повязку  и  перекинул  через  плечо  ремень
"калаша".
    Названные  ребята,  прихватив  по  шампуру  из  мангала,  не
оскверненного  последствиями  Самурайского  гнева,  подались  за
ним.
    -  Эй,  Вулф!  -  усмехнулся  Афганец,  тем  самым  заставив
Ромальцева оглянуться. - А ведь тебя вычислили!..
    Оборотень   ничего   не   ответил,   молча   развернулся   и
растворился в темноте. А что отвечать? "Вычислили" его уже не  в
первый раз; но всякий первый раз для  "вычислившего"  оказывался
последним. Так уж получалось...
    - Полнолуние... - вздохнул  Самурай,  вытирая  пучком  травы
свой "ятаган": в первую очередь - оружие, себя -  уж  как-нибудь
позже, не страшно. - У свинины  прорезаются  зубы.  Как  там  ты
говоришь,   Горец,   по-ихнему...   ну,   вашему,   то   есть...
"поросенок" будет? "Хурсик"?
    Наемники засмеялись. Хусейн не  стал  отвечать.  По  команде
Афганца  все  они  немедленно  занялись  зачисткой   территории.
Завтра здесь не останется даже намека на ночную резню...
    Бывший пленный журналист в полубеспамятстве лежал на  заднем
сидении джипа,  и  его  уже  не  беспокоила  даже  беспорядочная
стрельба в лагере. Жена тихо рыдала в  правом  переднем  кресле,
зажав уши руками и терзая  поломанными  грязными  ногтями  пучки
некогда роскошных каштановых волос.  Она  испуганно  вскрикнула,
когда из ворот  к  ним  навстречу  вышло  три  парня  -  двое  в
камуфляже и один (слава Иисусу!) тот самый, в "джинсе" и  черной
повязке. Они вели еще троих,  гражданских,  и,  если  судить  по
состоянию  одежды,  таких   же   заложников,   как   злосчастные
французы. В их  числе  был  ребенок  -  щупленький  мальчишка  в
накинутой на плечи джинсовой куртке русского.
    Мужчина в повязке подсадил мальчика в джип, к журналисту,  а
сам  оглянулся  и  негромко  свистнул  в  темноту.   Француженка
остолбенело смотрела  на  перемазанных  кровью  "камуфляжников".
Душа ее не вынесла. Перевесившись через борт,  она  конвульсивно
задергалась, но пустой желудок вывернуло только желчью.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг