Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
процедурам нет и быть не может.  Раньше,  говорят,  что-то  встречалось,  но
после шестьдесят пятого  -  когда  психокоррекцию  признали  опасной  и  как
массовую услугу для населения запретили  -  то  вычистили  даже  специальные
журналы. В разделах, открытых по моему  коду  допуска,  кое-что  нашлось.  В
основном элементарщина - как настроить ментоскоп, как  войти  в  резонанс  с
базовой  частотой  аксонного  обмена,  как  делать  простейшие   вещи   типа
наведенной галлюцинации. Я все это внимательно  просматривал  и  сохранял  у
себя, так как премудрость эту изрядно подзабыл.
     Освежив в голове азы и выпив пива, я завалиться  спать.  Предварительно
дав команду лаксианскому ключу, чтобы он не воспринимал  никакие  идущие  от
меня сигналы, пока я не проснусь.
     Это было с моей стороны очень дальновидно. Потому что мне стал  сниться
корабль, иллюминатор, и лысина, лысина, лысина эта проклятая.

                                  День 42

     Все.
     Непонятно, на что я вообще надеялся, идиот.

                                  День 43

     Вчера мимо станции пролетел спасательный корабль, я его  видел.  Именно
пролетел. Точнее, величаво так проплыл. Мимо. И скрылся из  глаз,  двигаясь,
как я понял, по нисходящей траектории в направлении планеты типа Юпитера.  А
скорее, какого-нибудь спутника данной планеты.
     То есть сигналы слали не мне. Меня спасать никто и не собирался.  Ну  в
общем логично. То-то я удивлялся, чего это они вдруг.
     Хотя ситуация все равно  непонятная.  Допустим,  не  меня  спасают.  Но
где-то кого-то спасают же? Значит, есть  от  чего.  Какой-то  факап  немалых
размеров. Может  быть  даже  глобальный.  Из-за  которого  операцию  по  мне
временно тормознули, например.
     А что, такое бывает. По крайней мере, одну такую историю я знаю.
     Рассказывал мне ее один коллега, который  при  Поле  Гнедых  работал  в
убойной команде. Поль  подписал  приказ  на  ликвидацию  одного  восходящего
научного  светила  из  Института   мозга.   Умницы   и   гения,   достигшего
поразительных результатов  в  анализе  механизмов  творческой  деятельности.
Который в двадцать пять лет защитил докторскую по взаимодействию старой коры
и неокортекса в творческом акте, потом написал книжку, теперь уже  классика.
Сам  по  себе   человек   был   прекраснейший,   все   его   обожали,   даже
роботы-уборщики,  кажется.  Вот  только  его  результаты   были   достигнуты
благодаря опытам на людях,  с  необратимыми  последствиями.  В  основном  он
упражнялся на пациентах клиники при Институте,  а  также  на  сослуживцах  и
знакомых. В результате несколько человек лишились способностей  и  талантов,
двое на  этой  почве  свихнулись,  один  покончил  с  собой,  когда  у  него
музыкальный слух пропал. Причем что характерно - это у товарища не  какой-то
психический вывих был, а осознанная позиция: наука превыше  всего.  Он  даже
понимал, что в какой-то момент все раскроется, и будет худо, но и к этому он
относился  столь  же  стоически:  что  успею,  то   сделаю,   будущее   меня
оправдает... В общем, наш клиент.
     Так вот, ровно через сутки после того, как Гнедых подписали  приказ  на
ликвидацию, случился инцидент на Дальней-14.
     Вот кстати тоже вопрос. Как надо называть такие случаи, как на Дальней?
В принципе,  это  типичный  факап.  Потому  что  причиной  всему  был  отказ
энергетической  защиты  в  условиях   агрессивной   среды   с   неизвестными
параметрами. Обычно от такого люди просто гибнут или  повреждаются.  Тут,  в
общем, тоже повредились, вот только непонятно в какую  сторону.  Потому  что
весь  персонал  станции  вдруг  бросился  рисовать,  музыцировать,   снимать
какое-то видео, и все - на очень высоком  уровне.  На  гениальном,  если  уж
всерьез. У большинства это потом прошло, но у кого-то осталось. Тот же Сатар
Бурмистров,  например  -  он  ведь  раньше  курьером  был,   возил   сложное
оборудование, и вот по этой причине и оказался на Дальней-14,  когда  все  и
случилось. А теперь он великий органист и кумир нового поколения... В общем,
все кончилось хорошо, так что теперь  тот  случай  называют  не  факапом,  а
инцидентом.
     Однако  в  тот  момент  никто  ничего  не  знал  и  не  понимал,   зато
перепугались изрядно. К тому же часть информации вырвалась наружу и зацепила
общественность. Кипеш удалось погасить, но пошли панические слухи о мутациях
и сверхчеловеках. Так что всех  земных  специалистов,  имевших  отношение  к
теме, бросили на Дальнюю. Включая нашего героя,  который  первый  ринулся  в
прорыв вместе со всей лабораторией.
     Ликвидацию  пришлось  отложить.  Гнедых  рвал  и  метал,  но  бестолку.
Бросаться специалистами такого уровня, когда они реально понадобились -  так
не делают. Приишлось ограничиться  наружным  наблюдением,  чтобы  клиент  не
принялся за свои штучки.
     Но ничего страшного не случилось. Были получены некие результаты, сразу
же засекреченные. А наш клиент прошел в членкоры Мировой Академии Наук.  Тут
мы попали. К академикам и приравненным к ним  лицам  отношение  у  нас,  как
известно, особое. И официально, и неофициально. Ну  нельзя  вот  так  просто
взять и ликвидировать человека с  академическим  статусом.  То  есть  можно,
конечно, но требуется целый ряд согласований, и  решение  нужно  всякий  раз
обосновывать. Поль потратил на это полгода, но тут случилась новая  подляна:
клиент сильно скорректировал направление исследований. А  именно  -  занялся
развитием творческих способностей у животных, то есть эволюционной терапией,
как это сейчас называют. Ну а эти исследования курирует, как известно, ДГБ.
     И теперь этот вивисектор  работает  на  секретном  дегебешном  объекте,
откуда достать его невозможно в принципе.
     Вот это, я считаю, факап так факап.

                                  День 44

     Мне тут пришла в голову мысль: а нельзя ли сбродить биологическую смесь
и сделать бражку? В принципе, в ней есть глюкоза и прочая фигня, из  которой
можно получить спирт. Нет дрожжей, но  я  тут  вспомнил,  что  у  меня  были
сухари, довольно-таки заплесневелые. Сухари я давно съел, но  я  помню,  где
они лежали.  Наверняка  там  остались  какие-то  крошки.  Может  ли  плесень
сбраживать? Не помню. Может, попробовать? Все равно заняться больше нечем.
     Ну или писать. Про Япет.
     На следующий день - ну, формально на следующий, проспал я недолго  -  я
снова сел за изучение нелегкой науки  психокоррекции.  Она  давалась  мне  с
трудом: совесть, гадюка, изменила тактику.  Настроение  больше  не  портила,
зато забивала голову мыслями о том, как  надо  было  правильно  поступить  с
храпящим мужиком.  То  есть  у  меня  внутри  все  время  проворачивалась  и
проворачивалась эта ситуевина. Вот как  я  сажусь,  как  он  храпит,  как  я
формулирую команду ключу. И как можно было бы поступить,  чтобы  он  остался
жив. Например, временно отключить себе слух.  Нет,  нельзя,  можно  было  бы
лишиться его навсегда, лаксианский ключ заднюю не дает.  Значит,  надо  было
мужика разбудить - ну то есть тупо прервать сон, тоже ключом,  это  было  бы
нормально. И заснуть раньше, чем храпуна снова вырубит. А можно было бы  еще
и так, а можно было бы эдак, и все это крутится-крутится-крутится.  И  никак
не вытряхнуть из головы эту песову карусель.
     Я решил вышибить  клин  клином  и  принялся  за  серьезную  специальную
литературу, требовавшую внимания и  сосредоточенности.  И  в  какой-то  мере
преуспел. Карусель в голове не то чтобы остановилась, но вращение замедлила.
     Практический результат,  однако,  не  радовал.  В  довольно  объемистом
справочнике   "Профилактика   и   снятие   негативных   состояний   методами
психокоррекции" - между прочим, издание серьезное, под комконовским грифом -
я нашел  довольно  много  про  всякого  рода  страхи,  тревожные  состояния,
расфокусировку внимания  и  так  далее.  Одного  там  не  было:  что  делать
человеку, страдающему из-за собственного факапа. Именно  не  было:  я  читал
практически подряд, на уровне абзацных заголовков как минимум. То  же  самое
было и со старым  сборником  "Нейрофизиологические  механимы  эмоций",  тоже
изъятым из доступа. Откровенно говоря, я там вообще мало  что  понял.  Кроме
того, что волнующая меня тема не обсуждалась.  Во  всяком  случае,  вот  так
прямо.
     Проблема была в том, что я не знал специальной терминологии.  Например,
как называют психокорректоры ту же самую  совесть?  Непонятно.  А  стресс  в
результате факапа? Может, есть какое-то научное обозначение, но  где  ж  его
найдешь?
     С  отчаяния  я  полез  в  гуманитарную   литературу.   Рассчитывая   на
какую-нибудь случайную сноску.
     И мне повезло. В первом  же  скачанном  мной  сборнике  ИЭИ  "Этические
системы гуманоидных цивилизаций среднего уровня развития" я  выцепил  ссылку
на труд с многообещающим заголовком "Коррекция  этических  переживаний".  Но
еще любопытнее было имя автора - то был ни кто иной, как Ян  Сноубридж.  Тот
самый племянник академика Улитнера  и  активист  ДОПН,  погибший  в  клешнях
ракопаука.
     Однако текста в БВИ не было. Вообще нигде - ни в открытом доступе, ни в
закрытой его части.
     Тут я так взволновался, что забыл даже про лысого  храпуна.  И  выложил
последнюю карту -  вошел  в  систему  по  комовскому  паролю  доступа.  Хотя
понимал, что вот это уже мне вряд ли сойдет с рук. Потому  что  такие  входы
отслеживаются. Одно дело, когда я входил в сеть  под  комовским  паролем  из
своего кабинета - это комконовское здание, запросы  из  него  контролируются
нашей службой собственной безопасности, которая состоит из людей  понимающих
и недокучливых. А вот вход такого уровня из внешней сети  обязательно  будет
пробит самым тупым образом и о нем могут справиться у Комова лично.  Но  мне
было уже плевать. Ситуация с Комовым у меня образовалась такая, что или пан,
или пропал. Все равно придется объясняться.  Так  уж  лучше  сразу  во  всем
признаться - ну, кроме убийства, конечно. И тут уж он решать будет,  что  со
мной делать.
     Однако и тут меня ожидал совершенно неожиданный облом. Книжки не  было,
совсем, нигде. Похоже, ее вычистили.
     Я бросился пробивать библиографию сноубрижевых работ.  И  выяснил,  что
еще четыре текста - видимо, статьи - данного автора куда-то пропали. Все они
были написаны, что характерно,  незадолго  до  "Письма  семидесяти  пяти"  и
начала кипеша, после которого  психокоррекцию  для  масс  свернули.  Причина
отсутствия данных материалов тоже вскоре выяснилась и  оказалась  более  чем
уважительной: их удалил сам Сноубридж.
     Но я не стал сдаваться. Я попробовал поискать ссылки на  эти  работы  в
других работах. Не нашел. И совсем отчаявшись, я запустил  прямой  тотальный
поиск по БВИ, обосновав запрос все тем же комовским доступом.
     Лена, если вдруг ты не в курсе. Тотальный поиск - это  когда  абсолютно
вся база БВИ перетряхивается в поиске какого-то фрагмента текста.  Процедура
варварская, что-то вроде удаления аппендикса кухонным ножом  без  анестезии.
Она может занять и час, и два, и сутки,  и  неделю,  если  не  повезет.  Это
пожирает море энергии и перегружает базовые сервера  БВИ,  так  как  требует
прямого непрерывного доступа к омега-пространству. Все это время  БВИ  будет
подтормаживать  при  исполнении  обычных  запросов.  А  главное  -  все  это
совершенно не нужно, поскольку у нас есть Коллектор  Рассеянной  Информации,
который выдает те же результаты, но очень быстро и безо всяких ужасов.
     Проблема в том, что у меня не было доступа к КРИ. И я применил лом,  за
неимением другого  приема.  Вписав  в  список  своих  прегрешений  еще  одну
строчку. Да, я понимал, что делаю. Зачем делаю - с этим сложнее.  Но  это  я
сейчас так думаю, а не тогда.
     Однако неделю, сутки и даже час мне ждать не  пришлось.  Звезды  как-то
так склеились, что ответ пришел всего-то через полчаса - я третье  пиво  еще
не допил.
     Ссылок на удаленные работы  Сноубриджа  оказалось  тридцать  девять.  В
тридцати  восьми  случаях  они  присутствовали  в  специальной   литературе,
удаленной из открытого доступа. Плюс еще одна ссылочка - в официозной статье
академика Улитнера "Историческая роль деятельного гуманизма как объективного
принципа диалектического  развития  гуманистической  этики".  Ссылка  шла  с
предложения "Объективную невозможность искусственного внедрения  деятельного
гуманизма как  объективной  вершины  диалектически-поступательного  развития
этики доказана, в том числе, и научными методами". Вот после слова  "научно"
и   стояла   цифирка,   ссылавшаяся   на   публикацию   Яна   Сноубриджа   с
труднопроизносимым   названием   "Еще   раз   к   вопросу   о   профилактике
параконсциетальных состояний".
     Проверив даты, я убедился, что  статья  Улитнера  была  написана  после
гибели Сноубриджа. Академик, судя по всему, знал, что текст  изъят  из  БВИ.
Похоже, то была очередная улитнеровская шпилька из серии  "а  я  знаю,  а  я
знаю, бе-бе-бе". Которую, скорее всего, не заметили -  слишком  уж  тоненько
бебекнул академик. Потому что  читать  официозные  статьи  на  тему  великой
всепобеждающей теории само по себе крайне скучно, а уж смотреть библиографию
к ним - это вообще ни одному нормальному человеку в голову не придет. Но,  в
общем, я убедился в том, что племянник и в самом деле рассказывал почтенному
академику что-то интересное, вот только что  именно  -  теперь  нет  никакой
возможности выяснить. Тупик.
     Я попробовал было что-нибудь поискать по слову "параконсциетальный", но
ничего не нашел. Видимо, это был или  авторский  термин,  или  что-то  очень
специфическое. Второй раз запускать глобальный поиск  по  БВИ  я  как-то  не
решился и оставил это дело.
     Что касается литературы из закрытого доступа,  с  ней  мне  повезло  не
сильно больше. Все ссылки шли с очень специальных статей,  где  речь  шла  о
каких-то очень тонких способах мозгоклюйства.  На  "Коррекцию"  ссылались  в
основном при описании мозгокрутных методик, написанных таким языком,  что  у
меня дым из ушей шел. И  я  бы,  наверное,  бросил  это  дело,  если  бы  не
обнаружил статейку ни кого иного, как Бориса Левина. В которой было аж целых
три ссылки на сноубриджевские работы.
     Я прочитал этот текст раз десять, не меньше, пытаясь  вникнуть.  И  чем
больше я вникал, тем меньше понимал, что это такое вообще.
     То есть.  Левин  подробно  обсуждал  достоинства  и  недостатки  разных
методов решения какой-то сложной проблемы. При этом сама проблема  нигде  не
описывалась и даже не называлась. Это было очень заметно -  избегались  даже
косвенные упоминания о ней. Чтобы было понятно: представьте себе  инструкцию
к какому-то устройству, где нет ни слова о его назначении, а  также  о  том,
что оно, собственно, делает. И даже  названия  самого  устройства  нет.  Вот
такое впечатление производил левинский опус.
     Однако некую крайне важную информацию я из него извлек, и даже  дважды.
Оба раза - благодаря хорошей зрительной памяти.
     Первое. В самом конце статьи после критического анализа -  насколько  я
его понял - некоего "метода Сноубриджа" Левин предлагал  свой.  Речь  шла  о
последовательности психокорректирующих процедур. Написано это было так,  что
я не понимал там ни слова. Но сами слова - где-то я  их  видел.  Вот  именно
такие, вот именно в такой последовательности. И не  просто  видел,  а  долго
ломал над ними голову.
     Довольно скоро пришел и ответ. Я влез в комп и сверился.  Да,  точно  -
это была та самая "плановая процедура", которую делали Антону-Румате и много
кому еще. И которую сам Левин в разговоре обозвал "холостым режимом" и долго
картинно недоумевал, что же это за загадочная фигня.
     Правда, в статье,  кроме  тех  строчек  из  файла,  было  кое-что  еще.
Какие-то символы и команды, выглядящие как программный код,  что-ли.  Это  я
опознал сразу. Последние строчки этой галиматьи в точности  совпали  с  тем,
что я подсмотрел и сфоткал с борькиного планшета.
     Я так разволновался, что случайно нажал не туда  и  перелистнул  лишнюю
страницу. И оторопел во второй раз. Сразу после статьи был краткий  некролог
Сноубриджа, с фотографией. Которая меня поразила.
     Фотки Сноубриджа я видел - взять хотя  бы  ту  самую,  с  Улитнером  на
рыбалке. На ней  был  молодой  спортсмен  мажорского  вида.  Но  с  фотке  в
некрологе смотрел старик. Ну  нет,  преувеличиваю.  Не  старик.  Но  человек
пожилой, где-то за сто. Причем не следящий за собой,  с  обвислой  кожей  на
щеках и сединой. Глаза были совсем плохие -  выцветшие  и  старые,  даже  на
картинке это было видно. Нет, не скажу, что краше в гроб кладут,  но  почему
вдруг? В его-то возрасте?
     И тут я вспомнил Надежду и тамошних аборигенов. Которые старели  совсем
уж стремительно.
     От всего этого у меня разболелась голова. Я попробовал было  полечиться
пивом, но оно не пошло от слова совсем. Зато курить хотелось ужасно.  Лежать
и курить. Чем я и занялся - лежал и курил.
     А в башке - крутилось, крутилось, крутилось.

                                  День 45

     Ходил искать крошки от сухарей. Ничего не нашел  -  только  пыль.  Зато
обнаружил тщательно запрятанный в очень дальнюю щель сверток. А в нем!
     А  в  нем  гермокомбез   космический   стандартный   модели   ГКК61Л-4,

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг