Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
МИХАИЛ ХАРИТОНОВ


                               БАРКАРОЛА

     - Отвратительно, - сказал доктор Ватсон, складывая газету.
     - Ничего  особенного,  -  заметил  Холмс,  обгладывая  ножку   холодной
куропатки. - Разговоры о растрате  средств  -  обычное  ремесло  газетчиков.
Министерство, как всегда, отмолчится: серьёзных доказательств  нет  никаких.
Пошумят и забудут.
     - Простите меня, Холмс, за все эти годы я должен был привыкнуть к вашей
проницательности, - растерянно сказал Ватсон, - но как? Вы ведь, кажется, не
видели сегодняшних газет. И уж точно не могли знать,  что  я  читал  сейчас.
Могу поклясться, вы даже ни разу не посмотрели в мою сторону!
     - Элементарно, Ватсон, - Холмс потянулся к  бутылке  <Монтраше>.  -  По
шороху, с которым вы переворачивали страницы, я определил,  что  вы  читаете
<Таймс>. В зависимости от размера листа и  качества  бумаги,  газеты  издают
разные  звуки.  Хотя  как-то  раз  в  молодости,  распутывая  одно  дело  на
континенте, я спутал на слух <Санкт-Петербургские Ведомости> с <Дрезденскими
Известиями>. Но звук, с которым раскрывают страницы <Таймс>,  ни  с  чем  не
спутаешь... Далее, - он осушил бокал и снова принялся за куропатку, - за эти
годы я неплохо изучил вас, Ватсон. У вас есть привычка  начинать  с  раздела
объявлений, а передовицу оставлять напоследок. Поскольку сразу после  чтения
вы сложили газету  вдвое,  значит,  ваше  восклицание  относилось  именно  к
передовице. Я также замечаю, что  вы,  поражённый  человеческим  страданием,
непременно  воскликнете  <Ужасно!>,  дурные  вести  из   колоний   встретите
восклицанием   <Кошмар!>,   низость   назовёте   низостью,   а   вот   слово
<отвратительно> прибережёте для злоупотребления деньгами налогоплательщиков.
Наш родной язык так богат синонимами... Ну,  а  про  назревающий  скандал  в
министерстве  я  знал...  кажется,  от  Майкрофта,  да  это  и   не   важно.
Конкурировать с этой новостью могло бы только открывшееся  разорение  одного
банка, но я как раз занимаюсь этим  делом  и  уже  принял  все  меры,  чтобы
избежать скандала. Как видите, ничего сложного.
     - Да,  всё  очень  просто,  Холмс...  после  того,  как  вы   мне   это
объяснили, - вздохнул Ватсон.
     Друзья сидели в комнате на Бейкер-стрит. Всё вокруг  было  как  обычно:
обстановка здесь не менялась годами  и  даже  десятилетиями.  Даже  насквозь
прожжённая полка с химикалиями висела на своём законном месте.
     Холмс, облачённый в свой привычный красный халат, устроился у камина  и
с аппетитом поглощал ланч - впрочем, это можно было назвать и завтраком, так
как великий сыщик встал около полудня. Ватсон,  напротив,  провёл  бессонную
ночь у  постели  больного,  и  оттого  был  несколько  раздражён,  что,  как
известно, не способствует хорошему аппетиту. Поэтому он предпочёл  куропатке
газету.
     - А  это  что  за  дрянь?  -  Ватсон  с  неудовольствием  покосился  на
обтрёпанный женский зонтик,  прислонённый  к  стене  рядом  с  футляром  для
скрипки. - Вы опять переодевались старухой?
     - Что? А... - Холмс махнул рукой. - Да, недавно  пришлось.  Нужно  было
проследить  за  одним  высокопоставленным  негодяем,  развращающим  невинных
девушек в предместьях. - Что-нибудь удалось узнать? - встревожился доктор.
     - Так, пустяки. Лорд... впрочем, обойдёмся без имён  и  титулов,  время
ещё не пришло... - рассеянно сказал Холмс, подливая себе вина, - разумеется,
переодетый, в парике и с накладной бородой, был  замечен  мной  возле  одной
гостиницы с дурной репутацией. Под руку он вёл  молодую  девицу,  скрывающую
лицо под вуалью. Девушку мне  не  удалось  разглядеть:  было  темно.  Но  по
отпечатку каблука в комке лошадиного помёта - простите, Ватсон, что я говорю
об этом за завтраком, но  вы  медик...  так  вот,  по  отпечатку  каблука  я
определил кое-какие интересные подробности, которые могут  дать  направление
дальнейшим поискам. Но - тс-с-с, Ватсон, об  этом  рано  говорить.  Так  или
иначе, я спасу её, вырву из лап гнусного негодяя. Пока что моя добыча  очень
скромна: лорд дал мне пении.
     Ватсон смущённо засмеялся.
     - Кстати, - вспомнил он, - ведь вы, насколько я  помню,  назначили  это
время доктору Струццо? У него к вам было какое-то дело.
     - Я никогда и ничего не забываю, - самодовольно заметил Холмс,  опуская
тонкую белую руку в ведёрко с углём, где он предпочитал хранить свои  трубки
и готовясь приступить к сложному  ритуалу  раскуривания.  -  Ватсон,  вы  не
помните, куда я положил табак?
     - Последний раз я находил его  в  носке  персидской  туфли,  -  сообщил
Ватсон.
     - Отлично, -  Холмс  ловко  вытянул  ногу  и  достал  из-под  шифоньера
вещицу, - он и в самом деле тут... Итак, я  сомневаюсь,  что  доктор  успеет
вовремя. Во всяком случае, ещё несколько минут для наслаждения жизнью у  нас
есть.
     - Сомневаюсь,  -  подумав,  сказал  Ватсон.  -  Давайте  применим   ваш
дедуктивный  метод.  Доктор  Ламберто  Струццо  -  итальянец,  но  при  этом
практикует  в  Лондоне.  Итальянскому  медику  очень  сложно  устроиться   в
Британии: мы, англичане, не доверяем чужакам,  а  врач  -  лицо  доверенное.
Причём, насколько мне известно, он специалист по  нервным  болезням,  а  это
вдвойне деликатная тема. Чтобы создать себе репутацию,  он  должен  быть  не
только хорошим врачом, но и крайне щепетильно относиться  к  любым  мелочам.
Пунктуальность же -  это  настоящая  страсть  нашей  бесстрастной  нации,  и
пренебрежение ей может  стоить  провинциалу  карьеры.  Тем  более  в  важных
вопросах - а если уж он обратился к вам, значит, вопрос действительно важен.
Как вам моё рассуждение, Холмс?
     - Браво, мой дорогой Ватсон! - Холмс зааплодировал. - На  этот  раз  вы
превзошли самого себя. Вы не просто применили мой метод  -  вы  сделали  это
правильно. Собственно, ваш вывод был  бы  совершенно  справедлив,  -  Холмс,
сделал паузу, совершая какую-то особенно сложную манипуляцию с трубкой, - но
доктора зовут Ламберто, а это значит, что он может  быть  точным,  как  часы
всегда, но только не сегодня.
     - И  каким  же  образом  из  этого  следует,  что  именно  сегодня   он
опоздает? - саркастически осведомился Ватсон.
     - Да,  Ватсон,  именно  следует,  потому  что  любой  итальянец,   даже
последний farabutto, скорее даст снять с себя шкуру живьём, нежели пропустит
церковную службу в день своего святого.  А  сегодня  как  раз  девятнадцатое
апреля. Учитывая расстояние до ближайшей католической  церкви  и  расписание
служб...
     - Девятнадцатое апреля? - переспросил Ватсон. - Ага, да, понятно...  Но
почему доктор так настаивал на встрече именно сегодня, даже рискуя опоздать?
     - Именно поэтому. Дело, видимо, серьёзное,  а  доктор  в  глубине  души
суеверен. Поэтому он предпочёл встречаться с нами в свой день -  это  должно
принести удачу. Кстати, ещё один повод сходить на службу.
     - Вы, как всегда, блестящи, Холмс, - Ватсон развёл руками. -  Не  устаю
удивляться, как эти вы, с вашими энциклопедическими познаниями,  умудряетесь
в то же время не замечать очевиднейших вещей. Например, того, что...
     - Друг мой, для меня нет ничего очевидного, - заметил  Холмс,  выпуская
первый клуб дыма, - но это не слабость, а  сила.  Я  знаю  факты,  но  лишён
предрассудков и предубеждений, опутывающих, подобно сети, даже  лучшие  умы.
Впрочем, я без всякой жалости выкидываю из памяти  и  факты,  если  они  мне
ничем не помогают. Например,  я  стараюсь  не  запоминать  подробности  дел,
которые уже закончены. Поверьте, я помню многие свои приключения в  основном
благодаря вашим рассказам, ну и своей картотеке.
     - Охотно верю, - Ватсон пожал плечами. - Но не понимаю.
     - А к чему мне  помнить  все  эти  подробности?  Я  не  тщеславен.  Моя
скромная репутация меня вполне устраивает. Единственная награда,  которую  я
желал бы для себя - сознание того, что в результате моей деятельности воздух
Лондона становится немного чище, порок наказан, а  добродетель  в  очередной
раз  вступила  в  свои  законные  права.  Разве  этого  не  достаточно   для
удовлетворённости  собой?  -  в  голосе  Холмса   послышалось   неподдельное
волнение.
     Ватсон промолчал.


     *

     Великий сыщик как раз заканчивал  с  трубкой,  когда  зазвенел  дверной
колокольчик.
     - О, а вот и наш доктор, - довольно сказал Холмс. - Он уладил свои дела
с Богом на две минуты раньше, чем я ожидал.
     Доктор Струццо появился в самом  скором  времени.  Ватсон  отметил  про
себя, что, несмотря на безупречный костюм и манеры  гостя,  в  нём  можно  с
первого взгляда распознать итальянца. Высокий, плотный, с курчавой  головой,
отливающий цветом воронова крыла, с чёрными глазами и лихо  загнутым  носом,
доктор производил впечатление типичного южанина.
     - Добрый день, мистер Шерлок Холмс, - гость  начал  говорить  прямо  от
порога, помогая себе энергичной жестикуляцией,  -  а  вы,  наверное,  доктор
Ватсон? - повернулся он к Ватсону, - добрый, добрый  день,  ужасно  рад  вас
видеть... Простите за моё запоздание, джентльмены:  увы,  увы,  улицы  этого
города так переполнены...
     От Ватсона, однако, не укрылась нервозность,  которую  гость  тщательно
пытался скрыть за любезностью и радушием.
     - Присаживайтесь, - решительно сказал Холмс, показывая  на  стул.  -  И
давайте не терять времени. Рассказывайте  же,  что  вас  сюда  привело:  вы,
кажется, не из тех людей, которые тратят время на ненужные любезности.
     - Да,  вы  правы,  мистер  Холмс,  -  скорость  речи   собеседника   не
уменьшилась, но добродушие из неё пропало, как и маслянистые  нотки.  Теперь
перед Холмсом и его другом сидел не светский щёголь, а решительный  человек,
столкнувшийся с тяжёлой проблемой, но намеренный её решить.
     - Итак, я пришёл к вам по поводу одного необычного убийства, - взял  он
быка за рога.
     - Убийства, как и болезни, обычными не бывают, - философически  заметил
Холмс, бросив печальный взгляд на  оставленную  трубку.  -  Всё  имеет  свои
причины, а они всегда уникальны и неповторимы.
     - Да, да, но я говорю о случае,  необычном  и  вопиющем  даже  с  точки
зрения дилетанта, каким являюсь я в вопросах криминалистики... Два дня назад
была убита Анна Кросс, единственная дочь вдовца Эммануила Кросса, художника.
     - Вы его друг?
     - Смею  считать  себя  таковым...  несмотря  на  известную  разницу   в
культуре. Кросс простоват, как всякий выходец из низов, но у него гениальные
руки. Его  картины  очень  ценятся  среди  любителей.  Кроме  того,  он  мой
постоянный пациент. Я уже давно пользую господина Кросса  от  его  недуга  -
увы, похоже, неизлечимого...
     - Доктор  Струццо  известен  как  специалист  по  нервным  болезням,  -
зачем-то сказал Ватсон.
     - Ну, не то чтобы известен, - слегка смутился доктор, - но определённая
репутация...
     - Ближе к делу, то есть к преступлению, - сказал Холмс. -  Мы,  сыщики,
прежде всего интересуемся тремя вопросами: где, когда и что, именно в  таком
порядке. Итак, где и когда были обнаружены последствия преступления?
     - Труп  Анны  Кросс  был  найден  позавчера  в  гостинице  на  Мерилбон
Роуд... - начал Струццо.
     - То есть у нас на соседней улице? - изумился Ватсон.
     Холмс нахмурился.
     - Для человека с рационально устроенным умом должно быть ясно как день,
что  в  Лондоне  преступление   может   совершиться   в   любом   месте:   в
Вестминстерском дворце, в трущобах или у нас под окнами, - недовольно сказал
он своему другу. - Продолжайте, доктор.
     - Я и говорю: её тело было обнаружено в дешёвой гостинице  на  Мерилбон
Роуд, - в голосе итальянца прорезалось тщательно  сдерживаемое  волнение.  -
Места преступления я не видел. Но я ездил вместе с моим несчастным другом на
опознание тела.
     - Так-так, - сказал Холмс. - Опишите как можно  подробнее  то,  что  вы
видели своими глазами.
     - Я врач, Холмс, но должен сказать - даже  для  моих  нервов  это  было
суровым испытанием. Тело  Анны  изуродовано.  Особенно  пострадала  грудь  и
нижняя часть тела. Честно сказать, её буквально выпотрошили.
     - Характер ран? Вы можете сказать, чем они были нанесены?
     - Очень острым предметом, - подумав, сказал итальянец, -  но,  пожалуй,
не слишком длинным. Скорее всего, это был какой-то медицинский инструмент.
     - Ланцет? - спросил Холмс.
     - Да, скорее всего. Судя по тому, что осталось  от  груди...  Это  было
просто ужасно. Простите моё волнение, но я хорошо знал покойную, и  смотреть
на это мне было больно.
     - Что ж, мужайтесь. Мне приходилось видеть самые кошмарные вещи,  какие
только способно измыслить человеческое  воображение,  -  с  чувством  сказал
великий сыщик.
     - Или дьявольское! - итальянская натура гостя,  наконец,  дала  о  себе
знать. - Простите, мистер Холмс, но тот, кто сотворил это - сущий дьявол!
     - Я сталкивался с людьми, склонными к мучительству, - заметил Холмс,  -
обычно это дегенеративные типы из низших слоёв общества.
     - О, если бы! Увы, даже среди высоко вознесённых  над  толпой  смертных
попадаются субъекты, достойные виселицы или  Бедлама,  -  с  горечью  сказал
доктор.
     - Что же полиция? - Холмс решительно вернул разговор на почву фактов.
     - Ведёт расследование... Меня приглашали на опознание тела.
     - А газеты? Почему в газетах ничего не было?
     - Обстоятельства дела  деликатны.  Насколько  мне  известно,  пока  что
газетчиков держат в отдалении.
     - Откуда вам это известно? - недоверчиво прищурился Холмс.
     - У  меня  есть  связи  в  Скотланд-Ярде.  Я  пользовал   от   нервного
расстройства... впрочем, это врачебная тайна. Как бы то ни было, я  в  курсе
всех подробностей. Можете задавать мне вопросы, как лицу осведомлённому.
     - Кто обнаружил тело? - Холмс приступил к расспросам.
     - Служанка. Она убирала комнаты.
     - Она дала показания?
     - Да. Более того, я знаю, какие.
     - И что же? - Холмс наклонился вперёд, его ноздри хищно раздувались.
     - Служанка подтвердила под присягой, что номер был снят  на  одну  ночь
неким мужчиной, представившимся  как  <мистер  Мерри>.  Разумеется,  это  не
настоящее имя. У него были длинные волосы, усы и борода.
     - Парик и накладки, - презрительно сказал Холмс.
     - Полиция думает так же... С ним была девушка, которую представили  как
<мисс Мерри>. Это выглядело  очень  подозрительно.  Но  он  ответил  на  все
вопросы полугинеей поверх счёта.
     - И, разумеется, заплатил вперёд? - спросил Холмс.
     - Да, именно так... В общем, он снял номер из двух  комнат,  на  двоих.
Девушку он представил как свою дочь, путешествующую вместе с  ним.  Она  это
подтвердила - служанка клянётся, что добровольно.
     - Выглядела ли она напуганной?
     - Служанке показалось, что девушка нервничала. Но она поняла это... как
бы это сказать, мистер Холмс...
     - Она приняла её за падшую женщину, - резко и грубо  сказал  Шерлок,  -
беспокоящуюся о том, заплатит ли ей клиент и не вытолкают ли их обоих в шею.
Похоже, эта гостиница - просто притон.
     - Как и большинство дешёвых гостиниц в Лондоне, - не удержался Ватсон.
     - И что же дальше? - не  отставал  Холмс.  -  Ночью  кто-нибудь  слышал
крики, звуки борьбы?
     - Нет, ничего подобного.
     - Как выглядел номер?
     - Как лавка мясника, в которую попал  артиллерийский  снаряд.  Говорят,
всё было в крови, даже стены.
     - Очень, очень интересно... Отец знает? -  без  тени  смущения  спросил
сыщик.
     - Знает... и не знает. Видите ли, - замялся Струццо,  -  это  врачебная
тайна... Но в сложившихся обстоятельствах...  если  это  хоть  как-то  может
помочь расследованию...
     - Помочь расследованию может любая мелочь, - поощрил его Холмс.
     - Да, я понимаю... Так вот, господин Эммануил Кросс страдает  провалами
в памяти. То есть - он может забыть то, что делал буквально несколько  часов
или даже минут назад. Малейшее нервное потрясение способно лишить его памяти
о прошлом.
     - И насколько глубоко простираются  приступы  забвения?  -  осведомился
Холмс.
     - Когда как. Обычно он забывает то, что происходило в течении ближайших
часов. Но бывает по-всякому. Однажды он при мне не узнал  собственную  дочь.

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг