Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая

                                   * * *

     - Привет.
     - Здравствуй.
     - Ты долго копался с этим  паролем.  Я  подумала,  что  ты  не  сможешь
прочитать письмо.
     - Это было несложно. Я читал абстракты Юрика и Макса.
     - Там нет ничего интересного. ГМ-анализ  -  тупиковое  направление.  Ты
напрасно терял время.
     - Я так не думаю.
     - Ты и не можешь ничего  думать  по  этому  поводу,  мальчишка.  Ты  не
разбираешься в ГМ-анализе.
     - Ты тоже.
     - Мне  достаточно  ознакомиться  с  базисом   теории,   чтобы   понять,
перспективна она или нет. Тебе нужно  разбираться,  потому  что  ты  мыслишь
линейно, а не объёмно, как я. Не ври мне.
     - Зачем ты меня вызвала?
     - Сначала  признай,  что  ты  врёшь.  Что  ты  ничего  не  понимаешь  в
ГМ-анализе, и плохо знаешь математику.
     - Я плохо знаю математику, Ника. Что тебе нужно?
     - Ты опять мне соврал. Ты неплохо разбираешься в математике, Владим,  и
не сомневаешься в этом. Ты просто не захотел со мной спорить. Тебе  приятнее
подчиниться мне, чем настоять на своём, даже если  ты  прав.  Мне  не  нужен
такой человек рядом со мной.
     - Ты занимаешься психологическим манипулированием,  Ника,  и  сама  это
знаешь.
     - Ну  и  что?  Это  ничего  не  меняет.  Ты   не   должен   поддаваться
манипулированию, даже если это делаю я. Ты всегда должен быть самым  лучшим.
Иначе ты мне не нужен.
     - Я тебя люблю.
     - Это тебя не извиняет.
     - Зачем ты вызывала меня таким способом?
     - Наконец-то ты задал правильный вопрос, мальчишка. Я сделала  дырку  в
фильтрах. То, о чём мы  сейчас  говорим,  не  отображается  на  сервере,  не
записывается, в общем - никуда не идёт. К сожалению, я вынуждена  довериться
тебе.
     - Что ты хочешь?
     - Я хочу, чтобы ты совершил серьёзное нарушение режима.
     - Что я должен сделать?
     - Ты опять ведёшь себя  как  мальчишка.  Если  я  сказала  "серьёзное",
значит, я имела в виду именно "серьёзное". Такое, за которое можно  вылететь
отсюда. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит.  Ты  настолько  легкомысленно
относишься к своей жизни, что готов сделать всё что угодно по первому  слову
другого человека? В таком случае ты кретин.
     - Ника моя, ты не другой человек. Ты это Ты.
     - Я другой человек, Владик. У меня своя жизнь.  Кстати,  я  никогда  не
говорила, что люблю тебя. И даже если бы я это сказала,  это  ещё  не  повод
немедленно  выполнять  любые  мои  желания.  Я  бываю  вздорной,  капризной,
глупой. Во всяком случае, ты должен быть к  этому  готов.  Ты  не  готов.  Я
сожалею, что обратилась к тебе.
     - Ника, перестань  меня  воспитывать.  Тебе  это,  кажется,  доставляет
удовольствие?
     - Почему  я  должна  перестать?  Я  люблю  доминировать.   Воспитывать,
наказывать. И  никогда  не  упускаю  такую  возможность.  Для  тебя  это  не
новость, Владик.
     - Ты опять за своё. Объясни, что тебе нужно.
     - Хорошо. Но тебе придётся сделать то, что я скажу.
     - Я подумаю.
     - Ты подумаешь о том, как ты это сделаешь, мальчик. Потому что мне  это
действительно очень нужно...


                                   * * *

     Натан Аркадьевич оторвался от экрана,  и  потянулся  к  открытой  пачке
"Парламента". Закурил. Где-то под потолком заполошно взвыла вытяжка.
     - Хорошо она его ломает, - нарушил тишину Семён Игоревич. - Немножко  в
лоб, но тут так и надо...
     - Тоже  мне,  -  буркнул  Вениамин  Борисович,  продолжая  смотреть  на
экран. - Психология на троечку. Парень, кстати, неплохо держится.  Просто  у
него партия такая, заранее проигрышная. Тут уж держись, не  держись,  а  всё
одно к одному ложится.
     - В том-то вся и наука, - Семён Игоревич,  прищурившись,  посмотрел  на
собеседника. - Поставить человека в заранее проигрышное положение.
     - Вот как у них сейчас, ага, - заметил Натан, выпуская в  воздух  новую
струйку дыма. Вытяжка опять загудела, перемалывая воздух.
     - Мы всё-таки играем за них, - обиженно заметил Вениамин  Борисович.  -
Пусть даже они так не думают. Кстати, эта дырка в фильтрах  очень  остроумно
сделана. Я бы ни за что не догадался.
     - А не надо  догадываться.  Доверяй,  но  проверяй,  -  Семён  Игоревич
хихикнул. - Да, забавная девчонка  эта,  как  её...  Виктория  Бунак.  Очень
объёмное мышление,  но  не  в  ущерб  логике.  И  своеобразный  такой  склад
психики.
     - Н-да, хороша кралечка. Пошлифовать -  алмазно  будет,  -  откликнулся
Аркадьевич, затягиваясь.
     - Н-да. Я бы всё-таки не переоценивал... Кстати, что у неё?
     - Ходячая. Плохо слышит. Левый глаз... носит сложные очки. Аллергия  на
всё что можно и нелья, на коже какая-то гадость, типа экземы.  Лысенькая.  С
костями у неё плохо,  носит  железный  корсет.  И  кое-что  ещё,  и  кое-что
другое. Как у всех наших девочек.
     - Понятно. Невидимые миру слёзы. Корсет - очень миленько. Чего она  там
от него хочет?
     - Чтобы он влез на наш  медицинский  сервер  и  изменил  там  кое-какие
вещи. Это тянет на исключение.
     - Чьё?
     - Его, конечно. Она только откроет ему доступ. Что  является  серьёзным
нарушением наших правил, но всё-таки за это мы не выгоняем. А вот он...
     - И она его вот так подставляет? А он что?
     - Страдает и подчиняется.
     - Вот стерва.
     - А кем она ещё может быть, при таком-то психотипе?
     - Ну так что, выгоняем парня?
     - А  то  как  же.  Натан  Аркадьевич,  вы   документ   подготовили   об
отчислении? Владим Щенцов, четырнадцать лет, личный идентификационный  номер
один-один-девять... как там дальше?
     - В компьютере всё, батенька. Всё в компьютере, как на  ладошечке.  Ешь
его с кашей, да и всё тут.
     - Ну так уж и с кашей...
     - Я говорю о формальной стороне вопроса...
     - Как говорили некогда в славном городе Одессе, я с вас  удивляюсь.  Да
нешто мы здесь формалисты какие?


                                   * * *

     - Ника, я не могу...
     - Я много раз демонстрировала тебе, что я умнее тебя. Ты  научился  мне
доверять. Доверься мне и на этот раз. Я требую.
     - Ты умнее меня, Ника. Но не умнее  наших  врачей.  Ты  понимаешь,  что
изменение состава лекарств может тебя убить?
     - Да, я понимаю. И хочу, чтобы состав был изменён.
     - Ника. Мы все тут больны. Неизлечимо. Ты же не надеешься?
     - На что? Стать здоровой? Нет, разумеется. Но кое-что поправить  можно.
Владик, я изучила всю  основную  литературу,  касающуюся  моих  болезней.  Я
также изучила те  средства,  которыми  меня  пичкают  местные  лекаришки.  И
кое-что нашла. Это мелочь,  но  она  для  меня  важна.  Та  смесь  лекарств,
которая мне назначена, имеет ряд побочных эффектов. В  частности,  выпадение
волос. В детстве, когда я была здоровой,  у  меня  были  золотистые  волосы,
очень красивые. Мама делала мне косичку, а я любила хвостики. Я  хочу  назад
свои волосы.
     - Любое  изменение  лекарственной   смеси   ведёт   к   непредсказуемым
эффектам.
     - Отговорка глупцов. Для тебя, может быть, эти эффекты  непредсказуемы.
Для меня нет.
     - Ты обращалась с этим в медблок?
     - Разумеется, нет, кретин. Тогда  я  должна  была  бы  признаться,  что
залезла на их сервер. К тому же они меня не послушают.
     - Почему?
     - Они считают нас детьми. Талантливыми, да, но детьми.
     - Ника, если у тебя получится, то что?
     - Ты хочешь сказать, что они это увидят? Да,  конечно.  У  меня  начнут
расти волосы, это будет заметно. Но победителей не судят.  Я  обнаружила  их
профессиональную ошибку. Насколько я знаю, это может вызывать  скандал.  Они
не захотят скандала, и оставят мне мои волосы. И не исключат.
     - Почему ты хочешь, чтобы это сделал я?
     - Потому  что,  скорее  всего,  тебя  засекут.  Изменение   содержимого
медицинской базы - это почти преступление. Того, кто  это  сделал,  исключат
из школы. Я не хочу быть исключённой.  У  меня  есть  будущее.  Например,  в
психологии. Я не хочу потерять своё будущее, Владим.
     - Ты жертвуешь мной?
     - Да. Правда, есть маленький шанс, что всё пройдёт гладко, но я  бы  на
твоём месте на это не рассчитывала.
     - Твои волосы тебе дороже, чем я?
     - Конечно. Мои волосы - это часть меня. Ты - нет.
     - Почему ты думаешь, что я сделаю это?
     - Потому что ты этого хочешь. Пожертвовать собой  ради  меня.  Я  знаю,
что это так. Я сама воспитала в тебе это желание.
     - Если меня выгонят, я не закончу образование. И надежды  на  работу  у
меня не будет.
     - Да. Тебе придётся существовать на социальное  пособие.  Если  за  три
года, которые мне остались до окончания школы, ты  не  потеряешь  формы,  я,
возможно, возьму тебя на работу к себе. Ты  осведомлён  о  моих  планах.  Не
обольщайся: маловероятно, что ты не опустишься за это  время.  Ты  не  самый
лучший.
     - Возможно.
     - Я хочу, чтобы ты всё  знал.  Я  не  люблю  тебя.  Да,  я  никогда  не
говорила тебе этого вот так,  открыто  и  честно.  Но  ты  ведь  всегда  это
чувствовал, не правда ли? И ты был согласен  на  меньшее.  Тебя  устраивало,
что я позволяю тебе себя  любить.  Какое-то  время  ты  был  даже  счастлив.
Пришло время расплачиваться за своё счастье, мальчишка.
     - Мне нравится, когда ты называешь меня мальчишкой.
     - Конечно. Тебе нравится быть мягким, податливым,  доминируемым.  Тонко
чувствующим. Слабым, короче говоря. Всё, у меня больше нет времени.  Да  или
нет?
     - Давай коды базы.
     - Ты меня разочаровал. Я  надеялась,  что  ты  всё-таки  откажешь  мне.
Найдёшь в себе силы послать меня подальше. Но это значило бы  отказаться  от
меня самому, а не быть отвергнутым, не так ли?
     - Нет. Я делаю это, потому что я люблю Тебя.
     - Вздор. Ты ничего не понимаешь в психологии,  Владик.  Такой  человек,
как ты, ни за что не откажется от любимого им типа страдания. Тебе  нравится
любить, быть отвергнутым, и хранить верность.  И  думать,  что  отвергнувший
всё-таки любит тебя. Или хотя бы начнёт уважать за его муки.  Обычный  набор
глупостей, знаю его наизусть. Открой окно доступа к общей базе интерната.
     - Сделал.
     - Теперь нажми на кнопку "административный доступ".
     - Да.
     - Что ты видишь?
     - Она требует код доступа.
     - Ничего не пиши туда! Сейчас я перехвачу управление.
     - Ты долго.
     - Жди.
     - Я жду.
     - Жди.
     - Ну?
     - Не нукай. Вот. Теперь просто нажми ввод.
     - Опять хочет код доступа.
     - Снова ввод.
     - Что теперь?
     - Что ты видишь?
     - Ничего пока.
     - Идёт проверка целостности базы. Жди...


                                   * * *

     - Что он там?
     - Ай-ай-ай, Викуся, как нехорошо  ты  делаешь!  Что  это  ты  подсунула
бедному влюблённому мальчику?
     - То самое и подсунула. Прав ты был, Аркадьевич.
     - Ну дык! Я в таких случаях говорю...
     - Она всегда может сослаться на то, что просто ошиблась.
     - Ну да. А мы её за ушко да на солнышко.
     - Она знает. Но на самом деле её это не интересует. На самом  деле  она
хочет...
     - Понимаю, понимаю... Натан Аркадьевич! Может, брать их?
     - Ну, давай. Высылай своих архаровцев. Пусть  привезут  сюда  голубчика
тёпленьким. И побыстрее. Мало ли что.
     - Да всё нормально будет.
     - А её просто вызови.
     - Придёт?
     - Куда денется? Придёт, голуба. Ещё и рыдать тут будет.
     - Уверен?
     - Ну, не то чтобы уверен. Но чует моё  сердце  -  без  сырости  тут  не
обойдётся.


                                   * * *

     Единственное,  чего  Владиму  никак  не  удавалось  -  это   изобразить
удивление. Когда открылась дверь, руки санитаров взялись за спинку  коляски,
и повезли его в директорское крыло, он  уже  успел  закрыть  канал  связи  с
медицинской базой. Разумеется, кое-что можно восстановить, но это  потребует
времени и усилий.
     Или они следили за нами с самого начала? Скорее  всего,  да.  Ухищрения
Виктории  в  лучшем  случае  помогли  выгадать  час-другой.   И   совершенно
напрасно. Он успел внести изменения в базу. Но у Ники так и не  будет  своих
волос - во всяком случае, до окончания школы.  Потому  что  они  сейчас  всё
восстановят прежнюю номенклатуру  назначенных  лекарств,  и  соответствующие
тому дозировки.
     Может быть, это и к лучшему.
     Интересно, сможет ли он из пособия оплачивать доступ в  сеть?  В  таком
случае, он смог бы связаться с Юриком,  а  тот  мог  бы  помочь  с  текстами
курсов. Особенно с математикой. Не стоит терять времени даром...
     Он думал о ГМ-анализе,  когда  его  кресло  вкатили  в  кабинет  Натана
Аркадьевича.
     В  директорской  были  все:  сам  Натан  Аркадьевич,  Петров,  и   даже
Вень-Борисыч сидел на  том  же  самом  месте,  что  и  всегда,  перелистывая
какие-то бумажки.
     Санитары  довезли  его  коляску  до  середины  ковра,   и   отправились
проветриваться в коридор.
     - Ну что ж, молодой человек, -  начал  Аркадьевич.  -  Вы  истерик  тут
закатывать не будете? Очень, знаете ли, не хотелось бы.
     - Не буду,  -  ответил  Влад,  пытаясь  улыбнуться.  Улыбка  получилась

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг