Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     достопочтенной  панночке.  Панночка  несколько  раз  осаживала  её,  но
     помогало это ненадолго. Вымотанный и обеспокоенный попаданец не решался
     грубо поставить зарвавшуюся  служанку  на  место,  но  дал  себе  слово
     сделать это позже. Если не  самому,  то  с  помощью  Срачкороба,  после
     шуток, которого нарываться на них ещё раз желающих пока не находилось.


                                      Киев


          Основной вал беженцев из Европы направлялся не в Чигирин, в  Киев.
     Именно там Аркадий и намеревался искать специалистов для  нарождающейся
     промышленности. И сразу по прибытии он столкнулся с множеством проблем,
     в том числе - самых болезненных, требующих немедленного решения.
          Главной силой, поддержавшей новый режим  в  городе,  были  мещане,
     ремесленники и прочий небогатый люд. Кормились они трудом своих рук,  в
     роскоши не купались, а из-за выбытия (на  тот  свет  или  в  эмиграцию)
     многих заказчиков, зачастую не без непосредственного  участия  нынешних
     страдальцев,  положение   этого   слоя   городского   населения   резко
     осложнилось. Спрашивается: за что боролись? И не ответишь ведь: "на  то
     и  напоролись".  Резкое  удорожание  хлеба  из-за  засухи  благополучию
     простого   люда    также    не    способствовало.    Массовый    наплыв
     квалифицированных мастеров, зачастую более умелых, чем местные,  никого
     здесь не обрадовал. В цеха пришельцев не принимали, права на работу  им
     не давали, а кушать приезжие хотели не меньше аборигенов.
          Деньги на проживание без приработка из  иммигрантов  мало  у  кого
     были, посему, пусть без разрешения, многие из них приступили к  работе.
     Шили, тачали, мастерили, отбивая  клиентов  у  киевских  ремесленников.
     Жёны и  дочери  неудачников  занялись  древнейшей  профессией,  стыдно,
     позорно, опасно, но жить-то  хочется.  Властям  приходилось  выставлять
     стражу у бывшего еврейского квартала, где поселились искатели спокойной
     жизни из Европы.  Одна  попытка  нового  погрома  уже  была,  в  скором
     повторении её сомневаться не приходилось.
          Поэтому встреча с братчиками* на сей  раз  прошла  далеко  не  так
     благостно,  как  в  прошлый  приезд.  Сегодня,  они  не  радовались,  а
     возмущались и требовали.
          - Почему при казаках стало жить хуже, чем при поляках?!
          - Кто опять напустил папистов и лютеран?!
          - Правильно! Не нужны они нам! Самим есть нечего!
          - Почему цены на хлеб так поднялись?!
          Аркадий постоял молча, выжидая, пока спадёт возмущение  братчиков,
     на встречу с которыми согласился приехать в первый же день пребывания в
     Киеве. Однако те разошлись не на шутку и быстро умолкать не собирались.
     Наоборот,  публика  только  заводилась,  от  высказывания  собственного
     праведного гнева.
          "О, как разбушевались. Того глядишь, и морду мне полезут бить. Оно
     нам надо? Однозначно нет!"
          Зал был, к сожалению, без возвышающейся над  ним  сцены.  Так  что
     севший было Аркадий исчез из поля зрения большинства присутствующих. Не
     имея  ни  малейшего  желания  стать  козлом  отпущения,  он  перешёл  к
     решительным действиям.  Сидевший  вроде  бы  невозмутимым  и  спокойным
     Москаль-чародей вдруг вскочил на стул, как бы нависнув над  братчиками,
     выхватил пистоль и бахнул в стену.  Уже  успел  убедиться,  что  мягкие
     свинцовые пули неохотно рикошетируют, следовательно, никого не ранят. В
     зале завоняло сгоревшим порохом, охранники характерника также выхватили
     оружие. Люди, глядя на  здоровенного  и  явно  злого  казака,  невольно
     замолкли и не в  одну  голову  пришли  мысли,  что  орать  на  колдуна,
     пришедшего на встречу с кучей сотоварищей, не самая удачная затея.
          - Панове!  Я  вас   услышал.   Большую   часть   иноземцев,   всех
     ремесленников уж  точно,  скоро  вывезем  в  Сечь  или  на  Дон.  Здесь
     останутся только профессора и учителя. Но сразу  предупреждаю,  что  их
     обидчиков буду считать своими личными врагами и о  смерти  они  у  меня
     будут молить, как о великой милости...
          - Не затыкай нам рот! - вякнул было один из  наиболее  агрессивных
     и, вероятно, неумных мастеров, уже немолодой,  в  недешёвой  одежде,  с
     седыми усами. Но тут же заткнулся сам, когда стоявший на  стуле  колдун
     направил на него ствол пистоля (разряженного).
          - Ты!  Попрошу  меня  не  перебивать!  -  Аркадий  обвёл  взглядом
     аудиторию. - Панове, надеюсь, вы позвали меня сюда для  переговоров,  а
     не для вымещения на мне своих обид?
          Паны-братчики притихли, соображая, что же  делать  дальше.  Не  то
     чтобы они сильно испугались, но и нарываться на неприятности никому  не
     хотелось. Наконец, не выдержав затянувшейся паузы, кто-то ответил: - Мы
     говорить собрались.
          - Спасибо, пане братчику, - характерник сунул пистоль на глазах  у
     всех в кобуру и спрыгнул со стула. Уже стоя на полу продолжил: - Теперь
     о хлебе. Засуху, видно, за грехи наши тяжкие послал Господь. Ни  я,  ни
     даже гетман на Его действия повлиять не можем. Молитесь, помните о  Его
     заповедях, - Аркадий ткнул пальцем в потолок. - Может, он  откликнется,
     смилостивится. Но сомневаюсь, что он будет  прислушиваться  к  молитвам
     гонителей бедных и сирых. Земли в этом году распашут много больше,  чем
     в прошлом,  благо  татарской  опасности  уже  нет.  Авось  осенью  хлеб
     подешевеет. Если засуха его не погубит.
          Дальнейшие переговоры с верхушкой братства  прошли  куда  в  более
     спокойной атмосфере. Старшие мастера даже выслушали совет  характерника
     о принятии в цеха самых лучших из приехавших ремесленников с  условием,
     что они раскроют свои секреты.
          - Голод не тётка, ныне они не в том положении, чтоб из себя важных
     панов строить. Пользуйтесь моментом, иначе потом локти кусать будете.
          После неожиданно бурной встречи усталому попаданцу хотелось выпить
     и отдохнуть, а пришлось ехать в магистрат для переговоров  об  отправке
     обозов с переселенцами на юг и восток. А также об организации  академии
     наподобие европейских университетов. Магистратских деятелей перспектива
     появления студентов весьма обрадовала, в те  времена  они  обычно  были
     выходцами из состоятельных кругов, городу  появление  высшего  учебного
     заведения сулило большую прибыль.
          В эту ночь уже жене пришлось успокаивать  перенервничавшего  и  не
     могущего заснуть Аркадия известным способом. Неодобрительное  отношение
     церкви к подобным занятиям в Великий пост их не смущало ни  в  малейшей
     степени.
          Со  следующего  утра  Аркадий   приступил   к   решению   проблемы
     иммигрантов. Прежде всего начал  выяснять  специальности  приезжих,  их
     пожелания  о  месте  работы,  наличие  у  них  других  профессиональных
     навыков. И столкнулся с языковой проблемой. Сам знал, помимо русского и
     украинского, только американизированную версию английского, да и  то...
     условно. За время нахождения  в  семнадцатом  веке  научился  с  грехом
     пополам говорить по-татарски  да  освоил  пиджин-адыгский,  пару  сотен
     наиболее  употребимых  слов  из  нескольких  черкесских   языков.   Для
     переговоров  с  беженцами  из  Европы  все  его  знания  не   годились.
     Изначально  собирался  привлекать  к  опросам  киевлян,   но   это   не
     понадобилась. Неожиданно большую помощь ему оказала супруга. Шляхтянка,
     она знала, помимо русинского (украинского) и польского, ещё и латинский
     (язык науки), французский и немецкий.
          Сюрпризом  полиглотство  жены  стало  из-за  сложившегося  у  него
     впечатления о её малообразованности. Во время общения он обнаружил, что
     она не знает элементарных вещей, например, что Земля  вращается  вокруг
     Солнца, являясь шаром, и на обратной стороне тоже живут люди.
          - Как шаром? Почему шаром? И как с обратной стороны  может  кто-то
     жить? Они же попадают вниз! - всплеснула руками Мария, услышав от  мужа
     об устройстве солнечной системы и нашей планеты.
          Попаданцу пришлось приложить массу усилий, чтобы объяснить, почему
     антиподы  (так  называли  тогда  обитателей  противоположенной  стороны
     Земли) не валятся с обратной стороны Земли, а сама планета не падает на
     Солнце.
          "Блин горелый! Мучайся здесь, рассказывая о том, чего толком и сам
     не знаешь! - очень  стараясь  остаться  в  благожелательно-внимательной
     тональности, отвечал на многочисленные дурацкие вопросы  Аркадий.  -  А
     ведь Ньютон хренов наверное ещё не родился. Или  в  коротких  штанишках
     бегает. Отдувайся здесь за него..."
          Ещё  неприятней  для  попаданца  стала  оговорка   о   родстве   с
     обезьянами.
          - Какие  они  нам  родственники?!  Господь  их  создал  вместе   с
     остальными тварями земными! Адама же он сотворил  отдельно,  из  глины,
     Еву  из  ребра  Адама.  Какое  тут  может  быть  родство?!  -  искренне
     возмущалась молодая женщина, даже раскраснелась немного и похорошела  в
     ходе научного диспута.
          "Ой, вляпался! Спорить с библией... песец придёт. Ко мне лично.  И
     в семье такое начнётся... Господи, как же выкрутиться?"
          К счастью, растерянность Аркадия  была  недолгой.  Супруга  сидела
     рядом, выглядела соблазнительно, так что прервать отвлечённые разговоры
     горячими поцелуями, хоть бы и в Великий пост, сам Бог велел.  Попаданец
     это повеление и немедленно выполнил, будто услышал глас с  небес.  Пока
     же они миловались, придумал хилую отмазку: - Мол, наверное, Господь,  в
     неизреченной своей мудрости, на обезьянах  проверил  некоторые  задумки
     перед созданием человека. Вот  и  получились  они  такими  похожими  на
     людей.
          - А что, действительно похожи?
          - Очень! Особенно в поведении.
          - Ты что, их сам видел?
          Рассказывать о телепрограммах и зоопарках, в семнадцатом  веке  не
     существовавших, Аркадий не мог, пришлось врать,  что  был  в  Африке  и
     видел вживе. Заодно поведал о некоторых негритянских племенах и  других
     зверях, обитающих там.
          Повествование о женщинах бегающих в одних коротких юбчонках  Марию
     возмутил, зато описание слонов и организации их стад, носорогов, львов,
     других диковин ей  очень  понравились.  Не  осталась  в  долгу  и  она,
     поделилась сведениями об организации  нынешнего  шляхетского  общества,
     изменениях произошедших в нём в связи с отменой крепостного права.
          Вообще из точных наук женщина  знала  только  арифметику,  хозяйка
     ведь обязана вести учёт и контроль семейного имущества, если муж ушёл в
     поход. Зато разным домохозяйским хитростям, хорошим манерам,  танцам  и
     рукоделию её учили очень старательно. Как и языкам. Среди состоятельной
     шляхты  того  времени  было  модным  отправлять  юношей  в  Европу,   в
     университеты. Практически все они были полиглотами,  вставлять  в  речь
     цитаты на латыни считалось практически  обязательным  для  благородного
     человека. Вот и её выучили языкам для  соответствия  будущему  супругу.
     Получилось же не соответствие, а взаимодополнение, что тоже неплохо.
          Мария согласилась быть переводчицей для мужа с превеликой  охотой,
     можно сказать,  энтузиазмом.  Она  знала  о  многочисленных  предыдущих
     связях Аркадия с ведущими весёлый образ жизни пани, о его  популярности
     в высшем свете Киева. И возможность их возобновления её не прельщала.
          "Конечно, "молодцу быль не  в  упрёк",  но,  если  переводить  ему
     вызовется одна  из  этих  вертихвосток,  мало  ли  до  чего  они  могут
     дообщаться? Мужчину надо держать на коротком поводке, - полагала она, -
     дабы глупые мысли, приходящие ему в голову, не успевали  воплотиться  в
     действия. Главное, чтобы "голова" и "хозяин" не  почувствовал,  как  им
     вертят".  Мария  не  без  основания  считала  себя  особой  неглупой  и
     способной  такое  провернуть.  Совместная  работа  давала   для   этого
     прекрасные возможности.
          Беженцев из охваченной войной Европы - причём войной религиозной -
     скопилось в Киеве уже несколько сотен, и почти каждый  день  появлялись
     новые и новые. Одному их опросить и распределить по местам новой  жизни
     было нереально. Не говоря уже  о  том,  что  число  иммигрантов  росло,
     прослышав, что здесь можно устроиться и прилично жить,  с  каждым  днём
     всё большее количество немцев и чехов осмеливались  бежать  на  вольные
     земли со ставшей опасной и голодной родины.  И  не  только  они.  Среди
     беженцев попадались, пока изредка,  французы,  фламандцы,  итальянцы  и
     даже готовые сменить веру поляки.
          Естественно, переселенцы, приехав на  чужбину,  группировались  по
     вере и национальности. Кстати, единой германской нации  ещё  фактически
     не существовало, так что саксонцы не  чувствовали  никакого  родства  с
     баварцами, а ганноверцы с тирольцами. Вот в первые дни именно с главами
     этих землячеств и вёл, с помощью супруги,  переговоры  Москаль-чародей.
     Учитывая, что немцы из разных земель сами  не  понимали  один  другого,
     зачастую и Марии приходилось говорить с ними не на саксонском диалекте,
     известном ей, а на латыни или французском. Поэтому и общение тогда  шло
     с двойным переводом.
          Аркадий сразу же договорился, что наряду с  частью  профессоров  в
     Киеве останутся и представители общин,  для  приёма  новых  земляков  и
     переправки их в заранее договорённые места. К его великой радости среди
     беженцев оказалось немало  очень  образованных  людей,  имеющих  навыки
     работы во всех необходимых ему областях. Часть он  немедля  отправил  в
     Азов, Дымарь (металлургический центр запорожского  войска,  построенный
     невдалеке от расположения нынешнего  Запорожья)  и  ...  (нарождающийся
     металлургический комплекс донского войска).
          Пришлось, прервав общение с иноземцами,  заняться  переговорами  с
     магистратом и Братством, для обеспечения их помощи в организации обозов
     в места нового жительства  иммигрантов,  и  написать  срочное  послание
     занятому  последними  приготовлениями  к  большой  битве   с   поляками
     Хмельницкому. Война, конечно, дело важное,  однако  и  о  мирной  жизни
     стоит  позаботиться  заранее.  О  желании  гетмана  устроить  в   Киеве
     университет  здесь  знали,  и  сопротивляться   такому   начинанию   не
     собирались. Выпихивание  из  города  как  можно  скорее  большей  части
     "понаехавших тут" также было в интересах большинства киевлян.
          Вроде бы болтать языком - невелик труд. Тем более  лёгким  кажется
     выслушивание чужих объяснений и рассказов. Однако эта работа выматывала
     супружескую чету до того, что по  вечерам  любовью  заниматься  сил  не
     оставалось. Возможно, на них  сказывалась  атмосфера  расспросов.  Люди
     ведь не за лишним талером приехали, они с родины  бежали,  спасаясь  от
     преследований и, зачастую, смерти.  А  уж  погибших  во  всеевропейской
     бойне родственников и знакомых имели все приехавшие без  исключения.  С
     ними прибыли страх, горе, отчаяние, тоска... это читалось в их  глазах,
     манере поведения, признаках преждевременного старения  даже  по  меркам
     семнадцатого  века.  Такой  вал  негатива  не  мог  не  действовать  на
     собеседников иммигрантов, а общаться с  ними  Москаль-чародей  и  Мария
     вынуждены были по много часов ежедневно.
          Проще всего решались проблемы крестьян. Их отправляли на поселение
     в Приазовье и Причерноморье. Благодаря работе  домны,  скорому  запуску
     ещё трёх, не приходилось сомневаться, что плугами и железными  лопатами
     новых земледельцев обеспечат.  Всем  обещали  товарный  кредит  волами,
     лошадьми, сельскохозяйственными  инструментами  и  зерном  для  посева.
     Чтобы приезжие могли дожить до нового урожая, им должны  были  выдавать
     продовольствие для пропитания, чем озаботили новых паланковых  атаманов
     в области Запорожских вольностей и  станичных  в  новых  землях  Войска
     Донского. Это осуществлялось в интересах обоих войск, так как за  право
     вести хозяйство на их землях полагалось платить в казачью казну.
          С мастеровым людом тоже особых проблем  не  возникло,  их  Аркадий
     распределял с учётом потребностей в разных регионах  Вольной  Руси.  Им
     всё равно было куда ехать, лишь бы  там  была  возможность  обзавестись
     собственным домом  и  добывать  пропитание  для  семьи.  Потребность  в
     ремесленниках и мастерах существовала огромная, и зарабатывать себе  на
     хлеб многие из них могли вскоре по приезду на новое место жительства.
          С интеллигенцией разобраться оказалось  сложнее  всего.  С  каждым
     приходилось возиться индивидуально. Во-первых, часто не сразу удавалось
     понять, чем у себя на родине почтенный профессор занимался.  Во-вторых,
     то ещё удовольствие сообщать ищущим спасения людям,  что  преподаватели
     философии и богословия (с  католическим  или  протестантским  акцентом)
     здесь просто не нужны, как и стихотворцы. Предложение сменить профессию
     отнюдь не всех  приводило  в  восторг.  Перед  супругами  разыгрывались
     настоящие драмы, а то и трагедии. Со слезами,  мужчин  не  украшающими,
     униженными мольбами, истерическими припадками. Раза три Москалю-чародею
     приходилось прекращать подобное безобразие с помощью  грубой  силы.  На
     уважительное, человеческое успокоение расстроенных людей у него не было
     ни времени, ни сил.
          Случались и забавные сцены. Один профессор -  как  понял  Аркадий,
     весьма уважаемый в Европе человек - несмелым тоном  спросил,  будут  ли

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг