Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - Правильно! Зачем искать то, что ты и так имеешь? Вот искать то,  чего
нет - это диалектично! - Ишь ты! Философ.
     - Что Аякс, копаете картошку? Поздновато как-то, лето вон  какое  было,
все уже сто раз созрело, - почему-то я решил прокомментировать его  нехитрую
деятельность.
     - Движение все, цель ничто! - ишь ты, снова философ. - Вот  ты,  Майер,
как остановишься, тоже поймешь это. На, вот тебе ключ на следующий шаг.
     Он порылся в кармане рабочего комбинезона и вытащил  агрессивного  вида
ключ с кучей загогулин на бородке.
     - Для чего ключ? - не понял я
     - Было такое  кино.  "Ключи  от  неба".  Не  смотрел?  Это  как  Паульс
сдался...  Нет,  что  я!  Как  Пауэрса  сбили,  потом   кино   снимали   про
зенитчиков-ракетчиков. Смешной фильм! - по-моему, Аякс впадал  в  маразм.  -
Вот возьми ключик. Я так  люблю,  когда  неба  много.  Надо  мне  к  Везувию
поближе, на море. Там такое небо... Ты тоже заходи, если что.
     Я смотрел на Аякса. Странные слова. Юродивый с глазами пророка.  А  он,
воспользовавшись моим замешательством, сунул мне в руки ключ.
     - Что за ключ, что открывать? - меня уже слегка раздражала эта комедия.
     - Девочке скажи спасибо. Потом. Когда она станет такой,  какой  захочет
быть. Её ключ. А дверь... Вот, посмотри на  аллее  у  тебя  за  спиной  есть
коттеджи.- Я оглянулся. Ну, коттеджи. Знаю я их.
     - Вот иди мимо них, - услышал я голос Аякса за спиной.
     Куда идти? Что за бред?
     - Куда идти? - спросил я, медленно оборачиваясь к Аяксу.
     Но там уже никого не было. Ну, что за придурок?
     Мне Танильга оставила ключ, это крайне важно, как  я  понял.  А  старик
потрепался и смылся. Ну, куда идти? Головоломка. Будем решать. Интересно,  у
меня ещё что-то от университетских  лекций  по  логике  в  голове  осталось?
Подумав немного, я понял, что нет. Поэтому  будем  рассуждать  просто.  Ключ
необычный. Насколько я помню работы по планированию нашего  лагеря,  никаких
экстравагантных запоров и замков  к  ним  не  предполагалось.  Если  бы  тут
строилось что-то незаметное, с особыми ключами, то я бы наверняка знал. Хотя
с другой стороны, лагерь мы ставили на базе  военной  части.  Давно  уже  не
военной и не части. Так вот. Должны  были  остаться  какие-нибудь  строения.
Которые не сломали по причине их ненужности. Я точно помню, был такой  ангар
под землей. Как он по-военному называется? Вспомню, скажу.
     На гигантских воротах, закрывающих вход в подземные военные  помещения,
лежала печать запущенности. Военно-морская краска  облезла,  обнажив  ржавое
железо. Однако ворота выглядели могучими и неприступными, как, наверное, и в
годы, когда военная часть, на месте которой расположился  наш  лагерь,  была
боевой и важной. Присмотревшись, я нашел  замочную  скважину  и  с  трепетом
воткнул ключ. Он повернулся на удивление легко, как  в  хорошо  смазанном  и
отлаженном замке. Никак не  армейского  стиля.  Несмотря  на  свою  тяжесть,
створка ворот отъехала без труда и скрипа. Петли тоже были  хорошо  смазаны.
Кому могло это понадобится? По документам этот диковатый ангар был пустым  и
заброшенным. В тусклом свете удалось увидеть рубильник,  на  стенке,  внутри
этого помещения, сразу за воротами. В надежде,  что  это  освещение,  а  еще
больше надеясь, что ничего не работает и не нужно будет идти дальше, в глубь
этого неприятного помещения, я опустил ручку.  Внутренности  ангара  осветил
мягкий свет. Да, не повезло. Пришлось идти.  Дальше  был  небольшой  зал,  в
конце его несколько дверей. Открыта была только одна. Она скрывала  кабинет.
Скромный.  Стол,  компьютер  и  странная  штуковина.  Наверное,  принтер.  И
клавиатура.  Непривычные  клавиши,  с  совершенно   незнакомыми   символами.
Прикосновение к клавиатуре разбудило компьютер. Засветился плоский экран.  И
вывел меню с теми же непонятными символами.  Ну,  наверное,  меню.  Это  уже
сработали привычные ассоциации. Над тем, что я вначале принял за принтер,  в
воздухе повисла сфера. Глобус,  испещренный  точками,  линиями  и  странными
отметками. Какой-то сказочный идиотизм.


                            Глава четырнадцатая

     - Майер, Майер... Все-таки это ты, - раздался у меня  за  спиной  голос
Кондора. - Ты хоть сам понимаешь, зачем полез сюда?
     От неожиданности я вздрогнул и пальцы ног  похолодели.  Но  это  прошло
сразу. Вместо холодного испуга почему-то пришло спокойствие и уверенность  в
себе. Я даже не стал  пытаться  отключить  висевшее  у  меня  перед  глазами
трехмерное изображение.
     - Да ничего  я  не  понимаю...,  -  по-моему,  я  даже  голос  сохранил
спокойным, - я только пытаюсь выяснить, куда я влип. И  на  кого  все  время
работал.
     Конечно, пошло, но других слов я не нашел.
     - Грубо мыслишь. Просто  не  можешь  найти  нормальных  слов,-  отрубая
фразы, произнес Кондор. - Ты и не узнаешь никогда и ничего. Ни на  кого,  ни
куда. Да ты всю свою жизнь не мог понять, кто ты, а теперь за такие  сложные
материи берешься.
     - Это вы о чем? - удивился не к месту я.
     - Вспомни свою жизнь. Сейчас тебе пора её вспомнить. Ты же  не  веришь,
что она пролетит перед глазами в один миг, когда придет время.  Сколько  раз
ты бросал то, что начал, даже не понимая, почему ты делаешь это. Каждый  раз
потом ты грыз локти, проклиная себя за совершенные ошибки. Ты наивно  думал,
что сам ошибся, а ведь тобой манипулировали другие! Ты был  нужен  нам  ради
достижения наших целей. И сейчас мы использовали тебя сполна. Ты нам  помог,
спасибо! - Кондор, казалось, торжествовал. Но так же  мог  бы  торжествовать
калькулятор, посчитавший синус. Холодно и расчетливо. -  Важно,  что  мы  не
ошиблись. Это был ты!
     - Кем был я? Как же я вам помог? Вы что думаете, я теперь молчать буду?
Я не знаю, какие службы вы представляете, но никогда, поверьте,  никогда  не
позволю этой идиотской программе захвата власти продолжиться! - Я, по-моему,
горячился и говорил по-книжному.
     - Ну-ну, давай. Пойди в милицию и скажи - я тут помог власть в  империи
захватить шпиёнам, так вы их  накажите,  пожалуйста.  Поверь  -  тебя  сразу
посадят. И даже не в тюрьму. В психушку.
     - А вы меня совсем за идиота считаете? Если я такой идиот, то,  что  же
вы меня нанимали?
     - Да уж, конечно. Будешь искать варианты. Может и найдешь. Но  не  будь
наивным - ты лишь одна из карт в колоде. А в ней тысяча карт. Нам было важно
твою разыграть. Теперь она бита. Другие сработают. А ты...  Мы  все-таки  не
ошиблись в тебе!
     - Это угроза? Да и кто вы, черт возьми?
     - Нет - это констатация. А мы - те, кто придет. Не думай,  завтра  тебя
не переедет грузовик. Все будет естественно и жестоко. Хотя жестокость - это
сантименты. Ты - отработанный материал. Теперь уже навсегда. Прощай.

     Наверное, я должен был огреть его, как в лучших  романах,  подсвечником
по голове. Но мысль пришла слишком поздно... Да и  подсвечника,  как  назло,
рядом не оказалось.
     После ухода Кондора дверь бункера осталась открытой. Как  бы  приглашая
меня выйти. Трехмерная схема, так поразившая своей реалистичностью, погасла,
как только Кондор вышел, и уже ничто не напоминало о  том,  что  происходило
здесь всего минуту назад. Всего одну. Всего мгновение,  отделявшее  меня  от
чего-то страшного и непонятного. Я не хотел оставаться здесь ни секунды,  но
и то, что за воротами меня ждет смерть - тоже  было  ясно.  И  ужасно  своей
неопределенностью...


                             Глава пятнадцатая.

     На улице моросил невесть откуда взявшийся дождик.  Хотя,  какая  это  к
фигам улица?  Лес.  Хоть  и  до  шоссе  меньше  километра,  вечер  превратил
легкомысленный молодой ельник в дремучую чащу. И щиплющее за  спину,  мокрую
от дождя и липкого пота, чувство того, что  за  тобой  следят.  Следят,  как
следит мальчик за мухой, уже занеся согнутую ладошку перед решающим взмахом.
Хлоп, и нету мухи.
     Как быстро темнеет. Лес в одно мгновение из мрачного стал непроходимым,
а моросящий дождь превратил пешеходную тропинку  в  растоптанную  глину.  На
следующем повороте тропинка выходила на крутой берег  тихой  речки  и  здесь
обрывалась. Это давало возможность осмотреться, благо тьма на открытом месте
над рекой и над противоположным пологим берегом была не такая  непроглядная.
Осмотреться не удалось. Резкий свист, как летящий с неба удар  бича,  бросил
меня на землю, и, не удержавшись на песчаном склоне,  я  заскользил  вниз  к
воде. Скольжение перешло в неуправляемое падение и кувыркание.  В  очередной
раз, развернувшись лицом к небу, я успел заметить на его фоне две  небольшие
фигурки. Сову, бесславно удирающую во  тьму,  и  малоприметный  треугольник,
индифферентно висящий надо мной. Мое падение закончилось в теплой по-летнему
реке. Что-то подсказало мне уйти глубоко под воду и вынырнуть среди  камышей
недалекого противоположного берега.  Оттуда  я  следил,  как,  покружив  над
водой, украшенной кругами от дождевых капель, странный треугольник скрылся в
серости дождя. Интересно, это был только наблюдатель или уже терминатор?

     Сколько времени я  сижу  в  оцепенении  в  этих  драных  камышах?  Надо
выбираться... Но за моей спиной пологий берег и на нем ни кустика.  Красивый
заливной луг. Только это красота не радовала сейчас. В общем-то,  спрятаться
просто негде. Кроме того, непонятно, надо ли вообще прятаться, и если  надо,
то от чего. От кого - понятно. А вот на  противоположный  берег  перебраться
проблематично. Плыть саженками, или какой там стиль подобает такому случаю -
страшно. Могу, в принципе, пронырнуть. Только нырять в  плотно  подступивших
сумерках тоже страшно. Долго собираюсь с  силами,  мыслями  и  что  там  ещё
осталось, и из тьмы ухожу во тьму -  в  длинный  нырок.  Сразу  вспоминаются
сказки про сомов, ворующих детей, про рака-свистуна и тому  подобных  героев
омутов. Странные игры ума. Рак,  наверное,  самая  малая  проблема,  которая
должна меня беспокоить. Неожиданно на  очередном  гребке  руки  утыкаются  в
песок. Ну да, так и  есть...  Я  старательно  проныривал  речку  глубиной  в
метр... Наверное, моя задница торчала на столько же над водой...
     Вот я и на берегу, лес - в десяти метрах впереди. И в двадцати  вверху.
Крутой песчаный берег не оставляет надежд прорваться незаметно. Хотя  почему
я так уверен, что меня сторожат?  Что  за  бредни?  Темно  и  немцы!  Никого
вокруг. На фиг всех. Я, совершенно  не  таясь,  стал  карабкаться  вверх  по
склону, по нагретому дневным солнцем песку. Даже дождь не смог его остудить.
Каждое движение срывает мокрую, нетолстую корку и обнажает  желтый,  светлый
даже в ночной темноте, теплый песок. Вверх,  вверх.  Скатившись  вниз  опять
повторяю процедуру. С третьей попытки оказался наверху. Вот и лес.  А  войти
страшно. Как войти в черную, населенную ночью  неизвестно  кем,  чащу?  Если
убьют, пусть сразу, зачем страхом мучить? Неожиданный всплеск воды за спиной
разрешил сомнения. Чувствуя, как холод сковывает спину,  ломанулся  в  чащу.
Ветки, кочки, жалкие шишки, разбитые коленки. В общем, я остановился,  когда
уже сил не было. Ну и что? Прислонившись спиной к дереву, наверное, к сосне,
пытаюсь сообразить, сколько времени смогу простоять в этой темноте. В  этой,
сковывающей тело и мысли, жути. Даже не заметил, что одежда  почти  высохла.
Одежда! В кармане зажигалка! О! Жизнь налаживается. Да и стоять  совсем  нет
смысла. Можно присесть, сползти спиной по неровной коре сосны.
     Как ни странно, первая попавшаяся ветка загорелась резво - видно, кроны
сосен не дали этому дождю испортить  сушняк.  Через  несколько  минут  пылал
вполне нормальный костер. В его свете удалось найти  и  солидные,  обещающие
долгие теплые угли, поленья. Наверное, кто-то недавно наводил порядок в этом
лесу.
     Итак, подведём убогие итоги. Или  итог  убогости.  Разберемся,  куда  я
влип, наконец. Совершенно очевидно, что программа гуманитаризации -  обычный
государственный переворот. Вот только технология,  сопровождающая  все  это,
потрясает. Почему именно я? Почему, всадив такие безумные деньги, так  резко
вышвырнули меня? Чем я мешал? Почему Танильга? И почему после таких странных
слов Кондора я ещё жив? Явное перепроизводство "почему". Но от этого  каждое
"почему" не теряет своей цены.
     Успокоившийся в бревнах костра огонь уже не светил, а просто  согревал.
Лес из черного ужаса превратился в набор темных  декораций.  И  бояться  уже
надоело. Через час я перестал вздрагивать  от  каждого  щелчка  угольев,  от
каждого шороха ночных птиц. А потом и заснул.


                            Глава шестнадцатая.

     С высоты берега казалось, что река наполнена молоком. Туман  скрывал  и
саму реку, и луг на том берегу. Утро  серым  светом  несло  надежду.  И  все
страхи пропали, и коряга, которая  вчера  ввела  в  истерический  ужас,  все
глупые ночные мысли - все позади. Вот только одна проблема. Высохшая за ночь
одежда опять стала сырой. Ну, ладно. К шоссе, которое  при  свете  оказалось
достаточно близко, удалось пройти  быстро  и  без  приключений.  Никогда  не
замечал, что это шоссе так пустынно утром. Интересно,  в  каком  направлении
надо ловить машину? В город - опасно, от города  -  непонятно,  куда.  Ладно
поймаю ту, которая приедет.
     Уже  через  полчаса  я  пристроился  рядом   с   водителем   дружелюбно
подобравшего меня МАЗа. Водитель, не шибко прислушиваясь к моим рассказам  о
поломавшейся машине, согласился за пятерку до города и теперь  индифферентно
давил газ. Через некоторое  время  он  решил  включить  радио  и,  используя
бессмысленный выпуск новостей как предлог, вступил в разговор.
     - Слыхали? - не поворачивая головы, заявил он.  -  В  Витебском  районе
заваруха. Тех самых, которые молодые спасители, всех ночью  перерезали.  Всю
власть районную!
     - Это какие спасители? - не понял я.
     - Ну, писали же везде, уже год целый только и шуму про них  было!  Типа
как отобрали молодых да честных, чтобы они себе в управление отсталый  район
взяли и показали всей империи, что если честно, не воруя, страной управлять,
так можно всего добиться. Вот и додобивались! Говорят, они с мафией  связаны
были! Деньги, типа, оттуда. Вот и не захотели доходы делить. Ну, а  бандюки,
они что! Под белы руки и в холодильник всех! Рефрижератор подогнали  и  туда
всех запихнули! К утру только  ледышки  остались!  Двенадцать  человек!  Вот
изверги. Да эти, видать, знали, на что шли... Эх, народ... Не  могут,  чтобы
по-людски. Вот теперь  эти  сволочи  из  оппозиции  вой  поднимают  -  долой
бандитов из власти!
     Последние слова я слышал, как через подушку... Все двенадцать...  Я  их
всех видел ещё недавно. Анри, Ман, Костя, Ариана... Все...
     Если Кондор, не задумываясь, пошел на такое, то от меня он  должен  был
избавиться в первую же секунду. Только я знаю, откуда ноги  растут  у  всего
этого. Хотя, кто поставит даже  копейку  на  то,  что  я  доеду  до  первого
телефона. И что мои собственные ноги не  повыдергивают  оттуда,  откуда  они
растут, на следующем повороте.
     - Вот я и думаю, почему вдруг так шуметь стали про это  похолодание?  -
голос водилы вывел меня из оцепенения. - Ещё  неделю  назад  ничего,  а  тут
вдруг! Похолодание, похолодание. Вон, американе, те вообще заявили, что свои
космические войска перепрофилируют на борьбу с похолоданием. Мол,  надо  все
движки ракетные демонтировать и расставить в пустыне, пусть греют воздух.  А
в космос летать - себе дороже. Я вот тоже так думаю. Как кого запустят - так
сразу масло дорожает. Не нужен нам этот космос... Вот вы,  я  вижу,  человек
образованный, как считаете? Похолодает?
     - Да нет, не особо я верю в похолодания, - я отвечал и слушал так,  как
будто был далеко отсюда.
     - Я бы точно всех этих космонавтов и ракетчиков разогнал,  -  продолжал
водитель. - Вот вчера наш министр как хорошо говорил по радио! В разоружении
и полной делимитиализации космоса и Земли залог  благополучия  человечества!
Вместо одного танка можно сделать десять комбайнов!
     - Демилитаризации, - автоматически поправил я.
     - Ну да, делимиритизации, я ж и говорю. Вот оставить тока  шоп  порядок
был, и разогнать эту армию! А то совсем не хватает продуктов! Если через два
года не найдутся дополнительные ресурсы, - водила явно цитировал  что-то,  -
то наступит продовольственный кризис!
     - Это кто сказал? - от неожиданного заявления я  включился  в  разговор
уже всерьез.
     - Ну, ты как будто не слушаешь  новостей!  Вчера  директор  Лиги  Наций
выступал! Воды чистой на год осталось! А нефти на два. А потом капец всем! А
ещё эти орут - власть все украла. А они типа красть не будут? Они все  назад
украдут. Ну эти, - поняв,  что  я  ничего  не  понимаю,  добавил  водила,  -
"Занашеземлисты". Оппозиционеры. Интересные новости слушает водила.
     - Но вот я, правда, думаю, - не останавливался водитель, - если  вместо
одного танка можно десять комбайнов сделать, а такая неурожайность, что  они
будут убирать, эти комбайны? А если жрать нечего, то, может, танки нужнее?
     Яркая вспышка и хлопок под днищем автомобиля прервали его монолог. Наша

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг