Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Константин Ситников


                      "ДОСТОВЕРНО И ПРАВДОПОДОБНО..."


     Беседы о литературе

     Эта статья  получила  специальный  приз  журнала  "Наука  и  жизнь"  на
конкурсе научно-фантастических очерков, итоги которого подвели на  ежегодном
фестивале "Созвездие Аю-Даг" (см. "Наука и жизнь" © 1, 2010 г.).

     "Наука и жизнь" © 10, 2010.

     Жанр научно-фантастического очерка - из тех немногих жанров,  чью  дату
возникновения можно установить едва ли не с точностью до месяца:  лето  1835
года.  Именно  тогда  в  американской   периодике   появились   две   весьма
примечательные  литературные  мистификации  с  научным  уклоном.  Сначала  в
июньском номере журнала "Southern Literary Messenger" был напечатан  рассказ
Эдгара По "Ганс Пфааль", считающийся одним из  первых  произведений  научной
фантастики; позднее, в августе, газета "New York Sun"  начала  публикацию  с
продолжениями статьи "Великие астрономические  открытия,  недавно  сделанные
сэром Джоном Гершелем  на  мысе  Доброй  Надежды".  И  если  "Ганс  Пфааль",
повествующий в иронической манере о путешествии на Луну на  воздушном  шаре,
хорошо знаком русскому читателю под  названием  "Необыкновенное  приключение
некоего Ганса Пфааля", то "Великие открытия" нуждаются в представлении.  Это
нарочито серьёзная статья о невероятных научных открытиях, якобы совершённых
астрономом   Джоном    Гершелем    при    помощи    новейшего    гигантского
"гидрокислородного"  телескопа.  А  "открыл"  этот  знаменитый   (и   вполне
реальный) астроном ни много ни мало - жизнь  и  даже  разум  на  Луне  с  её
"невинными и счастливыми" людьми - летучими мышами. Стоит ли удивляться, что
статья наделала немало шума, а тиражи газеты взлетели вверх не хуже ракеты.
     Автором материала значился некий доктор Эндрю Грант, "спутник и  личный
секретарь сэра Джона Гершеля" - персонаж столь же вымышленный, как и все  те
лунные бизоны, козлы, единороги  и  двуногие  бобры,  которых  он  описывал.
Подлинный автор публикации - Ричард  Адамс  Локк,  репортёр  с  кембриджским
образованием, работавший в то время в  "Sun".  И,  хотя  его  опус  явно  не
блистал ни особой художественностью,  ни  тем  более  научностью,  почтенная
публика безоговорочно поверила в его правдивость.
     Эдгар  По,  анализируя  столь  поразительную  легковерность  читателей,
признавался: "Сразу по окончании "Лунной истории"... я  написал  критический
обзор  фактов,  которые  предлагалось  принять  на  веру,  показав  их  явно
вымышленный характер, но с изумлением обнаружил, как мало у меня слушателей,
настолько все прямо-таки жаждали быть обманутыми..."
     Писатель  точно  подметил:  люди  жаждали  быть  обманутыми.  XIX   век
продемонстрировал столько удивительных открытий и изобретений, что  хотелось
верить  даже  в  самое  невозможное.  Научно-технический  прогресс   набирал
обороты, и то, что вчера казалось сказкой, теперь входило в сферу прикладной
науки. Обыденная жизнь  не  успевала  за  наукой,  и  иным  горячим  головам
хотелось поторопить её, приблизить к  сладкому,  но  такому  правдоподобному
вымыслу!
     Как могло получиться, что два  произведения  столь  схожей  тематики  и
направленности появились  в  печати  практически  одновременно?  Что  это  -
плагиат? Или, возможно, сходство объясняется тем, что толчком для  написания
обеих мистификаций послужила одна и та же книга, несомненно, знакомая  обоим
авторам, а  именно  "Трактат  по  астрономии"  того  самого  Джона  Гершеля,
выпущенный в Америке шестью  месяцами  раньше?  Как  бы  то  ни  было,  Локк
категорически отрицал всякую зависимость  "Великих  открытий..."  от  "Ганса
Пфааля", утверждая, что на момент написания статьи не был знаком с рассказом
своего коллеги. Сам Эдгар По публично заявил, что верит Локку, но всё же его
очень волновал вопрос первенства, так что даже много лет спустя  он  не  мог
"простить"  Локку  той  популярности,  которую  (по  мнению  По,  не  вполне
заслуженно) снискали его "Великие открытия".
     Видимо, это одна из причин, заставивших  писателя  вновь  обратиться  к
жанру литературной мистификации с научным  уклоном.  На  этот  раз  он  учёл
прежние  ошибки.  Во-первых,  никакой  самоиронии,  а  во-вторых,  правильно
выбранная печатная площадка - не литературный журнал,  а  дешёвая  (во  всех
отношениях) популярная газета - всё та же "Sun"! Как видно, Эдгар  По  решил
переиграть соперника на его же поле.
     ...13 апреля 1844 года утренний выпуск газеты "New York  Sun"  вышел  с
крупным подзаголовком:

     "УДИВИТЕЛЬНОЕ ИЗВЕСТИЕ, ПЕРЕДАННОЕ ЧАСТНОЙ ЭКСПРЕСС-ПОЧТОЙ ИЗ ЧАРЛСТОНА
ЧЕРЕЗ НОРФОЛК! - АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН ПЕРЕСЕЧЁН ЗА ТРИ ДНЯ!!  -  ПРИБЫТИЕ  НА
ОСТРОВ СЭЛЛИВАН УПРАВЛЯЕМОГО ВОЗДУШНОГО  ШАРА,  ИЗОБРЕТЁННОГО  М-РОМ  МОНКОМ
МЭЙСОНОМ!!"


                                 [Image001]


     Плакат, посвящённый парусным перевозкам  старателей  в  начале  золотой
лихорадки в Калифорнии.

     Далее  редакция  сообщала,  что  благодаря  частной  экспресс-почте  из
Чарлстона, штат Южная Каролина, они стали обладателями  подробностей  самого
экстраординарного путешествия, когда-либо  предпринятого  человеком.  Восемь
смельчаков пересекли Атлантический океан на  воздушном  шаре  за  невероятно
короткий срок в три дня.


                                 [Image002]


     Иллюстрация Гарри Кларка к "Фактам о случае мсье Вальдемара" Эдгара  По
(1919 год).

     В тот же день, как и было  обещано,  вышел  экстренный  выпуск  в  один
разворот, который мгновенно стал бестселлером.
     "Великая проблема наконец решена, - с таких слов начиналась  статья.  -
Воздух, подобно земле и океану, подчинён науке и станет отныне общедоступным
и  удобным  путём  сообщения  для  человечества.   Атлантика   действительно
пересечена на воздушном  шаре;  и  всё  это  без  особых  трудностей  -  без
какой-либо явной опасности - при  полном  контроле  над  аппаратом  -  и  за
непостижимо короткий срок в семьдесят пять часов от берега до берега!"
     Подробное описание "аппарата", с приложением гравюры,  точное  указание
даты и  времени  начала  и  окончания  путешествия,  выдержки  из  бортового
журнала, упоминание в качестве участников  вояжа  реальных  лиц,  таких  как
новелист Уильям Харрисон Эйнсворт и воздухоплаватель Томас  Монк  Мэйсон,  -
всё это не оставляло места для сомнений: давняя мечта аэронавтов сбылась!
     Розыгрыш с воздушным шаром (а это был конечно  же  розыгрыш)  "произвёл
гораздо бoльшую сенсацию, чем что бы то ни было подобного рода, -  писал  Э.
По позднее. - Утром  (в  субботу),  когда  вышло  объявление,  вся  площадь,
окружающая здание "Sun", была буквально осаждена,  перегорожена  -  войти  и
выйти равно невозможно... Я стал свидетелем такой страстной жажды заполучить
газету, какой не видел никогда прежде. Как только первые экземпляры попадали
на улицу, их раскупали почти по любой цене у мальчишек-разносчиков, которые,
без сомнения, неплохо заработали на этом. Я видел, как, к примеру, давали за
один экземпляр полдоллара, а уж цена в шиллинг (12 1/2 цента)  была  обычным
делом. Я пытался, вотще, в  течение  целого  дня  достать  экземпляр.  Было,
однако, исключительно забавно слышать комментарии от тех, кто  уже  прочитал
экстренный выпуск. Конечно же имелась большая разница в мнениях относительно
подлинности истории; но я заметил, что образованные люди  верили  ей,  тогда
как чернь, по большей части, отвергала всё с презрением".


                                 [Image003]


     "Рубиновый  амфитеатр"  на  Луне.  Иллюстрация  к  четвёртому   выпуску
"Великого лунного розыгрыша" Р. А. Локка, опубликованному  28  августа  1835
года в "New York Sun".

     Всего было продано 50 000 экземпляров.
     15 апреля в газете появилось опровержение: "Учитывая, что почта с Юга в
субботу  вечером  не  подтвердила  прибытия  воздушного  шара   из   Англии,
подробности которого, полученные от нашего корреспондента,  мы  поместили  в
экстренном выпуске, мы склонны думать, что сообщение ложно. Описание шара  и
вояжа было сделано с такой скрупулёзностью и основано  на  столь  мастерских
научных расчётах,  что  завоевало  повсеместное  доверие  и  было  встречено
читателями с великим удовольствием и удовлетворением. Мы ни в коей  мере  не
думаем, что такой проект невозможен".
     Так  завершилась  одна  из  знаменитых  литературных  мистификаций  XIX
столетия. И хотя правды ради следует признать, что по произведённому эффекту
"Великие открытия..." Локка далеко обогнали "Розыгрыш  с  воздушным  шаром",
современники  были  не  вполне  справедливы,  сравнивая  его  не  в   пользу
последнего. Да, он проигрывал конкуренту  по  своей  фантастичности,  но  по
научной достоверности, равно как по литературному мастерству, ему  и  другим
мистификациям Эдгара По не было равных.
     Именно  это  -   достоверность   заведомо   недостоверного   (качество,
унаследованное Эдгаром По от Свифта с его  детальным  описанием  путешествий
Гулливера) - отличало все творения гения, в том числе "Ганса  Пфааля".  Один
из членов комитета ричмондского журнала  "Satur-day  Visiter"  Джон  Латроуб
писал в 1852 году: "Помню, я был буквально сражён  той  силою,  с  какою  он
[По], казалось, отождествлял самого  себя  со  всем,  что  он  описывал.  Он
изложил мне все детали путешествия к Луне, каковые, полагаю, он  намеревался
перенести на бумагу, с точностью до минут и с такой достоверностью, как если
бы  это  был  свершившийся  факт,  и  всё  это  производило  на  вас   такое
впечатление, будто он сам только что  вернулся  из  путешествия,  которое  в
действительности существовало лишь в его воображении".
     В послесловии По отмечает разницу между его рассказом и тем, что писали
предшественники: они ставили перед собой сатирическую цель, темой им служило
описание лунных обычаев  в  сравнении  с  земными.  "Ни  в  одной  (из  этих
брошюр.  -  Прим.  авт.)  не  предпринимается   никаких   попыток   добиться
правдоподобия  в  деталях  самого  путешествия.  Авторы  кажутся,  во   всех
отношениях,  крайне  невежественными  во  всём,  что  касается   астрономии.
Оригинальность "Ганса Пфааля" в том и
     заключается, что здесь сделана попытка  при  помощи  научных  принципов
придать (насколько это позволяет  причудливость  самой  темы)  правдоподобие
такому перелёту с Земли на Луну".


                                 [Image004]


     Обложка книги К. Э.  Циолковского  (1857-  1935)  "На  луне".  В  своих
научно-фантастических произведениях основоположник современной  космонавтики
предлагал заселить космическое пространство, используя орбитальные  станции,
выдвинул идеи космического лифта, поездов  на  воздушной  подушке,  а  также
способы самообеспечения космонавтов.


                                 [Image005]


     Устройство теплицы на космическом корабле. Набросок К. Э. Циолковского.

     Помня о былом успехе, и Эдгар По, и Ричард Локк  ещё  не  раз  пытались
мистифицировать публику. Основав спустя год собственную  ежедневную  газету,
"New Era", Локк начал было печатать окончание незавершённых путевых  заметок
путешественника Мунго Парка, которые тот вёл в Африке,  однако  мистификации
никто не поверил, и заметки так и не были доведены до  конца.  В  1840  году
Эдгар По тоже проделал нечто  подобное,  поместив  в  "Burton's  Gentleman's
Maga-zine" "подлинный" "Журнал Джулиуса Родмена",  путешественника,  "первым
из цивилизованных людей  пересёкшего  Скалистые  горы".  Следующей  попыткой
Локка привлечь внимание общественности была книга, трактующая магнетизм  как
основную  движущую  силу  во  Вселенной.  Книга  возымела  действие,  вопрос
обсуждался даже в конгрессе, однако критическая  статья  в  "Army  and  Navy
Chronicle" быстро положила конец и этому начинанию.
     Что касается По, то в середине 1840-х годов он ещё пару раз обращался к
жанру НФ-очерка (или, если угодно, к  литературной  мистификации  с  научным
уклоном) - в "Месмерическом откровении"  (1844)  и  "Фактах  о  случае  мсье
Вальдемара"  (1845),  а  на  излёте  жизни  предпринял   последнюю   попытку
масштабной  мистификации.  В  марте   1849   года,   в   разгар   знаменитой
калифорнийской золотой лихорадки,  Эдгар  По  пишет  "Фон  Кемпелена  и  его
открытие" - рассказ, "в достоверной и правдоподобной манере" повествующий  о
том, что некий европейский учёный открыл способ превращать свинец в  золото.
Из письма По к редактору: "Я подумал, что такая  манера  на  фоне  "золотых"
волнений не может не произвести эффекта. Моё искреннее  мнение  таково,  что
девять человек  из  десяти  (даже  среди  наиболее  сведущих)  поверят  этой
мистификации (при условии, что её замысел не выйдет наружу до публикации)  и
что,  таким   образом,   действуя   внезапно,   хотя,   разумеется,   весьма
кратковременно,  в  пику  золотой  лихорадке,  это   вызовет   своего   рода
переполох..."
     Рассказ   заканчивался   словами:   "В   Европе   пока   что   наиболее
примечательные результаты (открытия фон Кемпелена. - Прим. авт.) в том,  что
цена на свинец выросла на двести процентов, а на серебро почти  на  двадцать
пять" - и это, по мнению автора, должно было вызвать нешуточные  волнения  в
деловой среде.
     Редактор рассказ отверг, и через месяц его  опубликовал  "Flag  of  Our
Union". Особого ажиотажа мистификация не вызвала. И  это  понятно.  Вряд  ли
основная   масса   "фоти-найнеров"   (от    английского    forty-niners    -
"сорокадевятники, люди 49-го", так позднее назвали стекавшихся в  Калифорнию
со  всего  мира  старателей)  была  настолько  образованна,   чтобы   читать
американские журналы и газеты...
     И всё же "Фон Кемпелен" наряду  с  "Розыгрышем  с  воздушным  шаром"  и
"Великими открытиями..." Ричарда Локка не пропал втуне, заложив основы жанра
научно-фантастического очерка.


                                 [Image006]


     Обложка книги Жюля Верна "С Земли на Луну прямым путём за 97  часов  20
минут" (1865 год). Герой  книги  путешественник  Мишель  Ардан  предложил  в
качестве  снаряда  для  пушки  изготовить   полый   металлический   цилиндр,
заострённый с одной стороны. Выстрел произошёл согласно намеченному плану  и
вагон-снаряд, унося первых космонавтов, отправился  к  Луне.  Дальнейшая  их
судьба описана в продолжении романа "Вокруг Луны" (1869 год).

     Так что же такое научно-фантастический очерк? Думается, ему можно  дать
очень  простое  определение.  Это  фантастический  рассказ,  построенный  по
канонам  очерка.  Изображаемый  в  нём  предмет  заведомо  фантастичен,   но
изображается  он  при  этом  как  нечто  вполне  реальное.  Это  может  быть
литературная мистификация с научным уклоном,  как  "Великие  открытия..."  и
"Розыгрыш с воздушным  шаром",  когда  автор  намеренно  вводит  читателя  в
заблуждение. Но это может быть и другая разновидность  жанра,  в  которой  и
автор  и  читатель  прекрасно  осознают  всю  фантастичность   изображаемого
предмета, но как бы договариваются считать, что и тот и другой верят  в  его
реальность. Таковы "Клодиус Бомбарнак. Записная книжка репортёра об открытии
большой Трансазиатской магистрали (Из  России  в  Пекин)"  (1892)  и  другие
романы-очерки Жюля Верна.
     Существуют, вероятно, и пограничные разновидности жанра, когда сознание
автора настолько специфично, что сам  он  верит  в  собственную  выдумку,  а
читатели, наоборот, относятся к  ней  скептически.  Так  было,  например,  с
Велимиром  Хлебниковым,  который  настолько  уверился  в  истинности  своего

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг