Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     И  еще  -  мне  не  хотелось  в  этом признаться самому себе - я не мог
упустить  последней  возможности повидать их обоих до обряда, еще не вступив
окончательно  в  роль  военного  начальника  над  ними. Пока еще есть время,
нужно   предостеречь   Джамаса,  чтобы  впредь  он  придерживал  свой  язык.
Церемониться с ним я больше не стану.
     Джамас  и  Зиная  пришли  одновременно.  Пират,  сломя голову, точно не
видел  их вечность, кинулся навстречу. Я забыл предупредить Зинаю, чтобы она
не приводила Фебу.
     И  не  догадался  запереть  Пирата  в  другом  отсеке. Собаки испортили
торжественность минуты. Мне пришлось ждать, пока они угомонятся.
     - На Земтере война, - объявил я.
     - Этого нам только и не хватало, - непроизвольно вырвалось у Джамаса.
     Зинаю  мое  сообщение  вообще  не  затронуло.  Она  все еще поглаживала
Пирата.
     - Через два часа в тренировочном, зале совершаем обряд.
     - Как  это?  -  спросил  Джамас. В его глазах опять сверкнули смешливые
искорки, не соответствующие значительности момента.
     - Наступит   время,   узнаете,   -   жестко  обрезал  я:  время  пустых
разглагольствований  прошло.  -Я посылаю запрос в цeнтр, можно ли продолжать
ваши  работы.  Пока  не  получу ответа, доступ в ледовую лабораторию для вас
закрыт.
     - Вынужден подчиниться.
     Его   быстрая  уступчивость  обескуражила  меня.  Я  думал,  он  станет
спорить, доказывать, что его опыты не имеют отношения к военным действиям.
     Просигналил  позывной  селектора:  "Гроссмейстер" вошeл в зону действия
постоянной  космической связи. Сводка была по-деловому краткой: "Идут бои на
подступах  к  Шоту.  Противник  несет  тяжелые потери". Далее перечислялось,
сколько убитых, раненых, пленных...
     Сводка  как  сводка. Странно одно, почему бои идут на подступах к Шоту?
Это наш город.
     - Уточните  название  города,  -  велел  я и поймал на сeбе пристальный
взгляд Джамаса.
     - Думаете, ошибка? - спросил он.
     - Уверен.
     - Мы  совсем  недавно  получили  сводку первого дня боев. А происходило
это неделю назад, - заметил Джамас. Нас не оповестили сразу о начале войны.
     Он прав. Я не обратил внимание на даты. И все же...
     - Не  может  быть, чтобы за неделю обстановка изменилась настолько, что
бои идут у Шота,-возразил я.
     Да  и  сам  тон  сводки  не  допускал  этого;  ни слова не сообщалось о
потерях. Наверное, они ничтожны.
     Вскоре  пришло подтверждение: в названии города ошибки нет. Кроме того,
сообщили  кое-какие  подробности  о  том,  как  была  спровоцирована  война.
Несколькими  днями раньше в трех наших городах одновременно вспыхнули бунты.
Мятеж  подстрекали  заброшенные  в  наши  тылы специальные отряды праведных,
составленные  из  элатов.  На  гнусные действия праведных мы ответили мощным
ударом.
     - Настолько  мощным,  что  неделю  спустя  очутились  у  стен  Шота,  -
прокомментировал Джамас.
     - Не нам с вами обсуждать замыслы командования, - оборвал я его.
     - Памелл,  я  считал  вас  умным  человеком.  Неужели  вы  верите  этим
сказкам?
     - Что  вы  называете  сказками?  - Я посмотрел на часы; до назначенного
мной  времени  сбора  осталось  около часа. Почему не дать ему высказаться в
последний раз.
     - Да все, что они передали, обе сводки.
     - Интересно, как же в таком случае развивались события, по-вашему?
     - Очень  просто. Элаты, во всяком случае, ни при чем, Внутренних причин
для  восстания  больше че.м нужно. Этo не верная вспышка. Видимо, на сей раз
восстание  было  серьезным.  Чтобы  быстрее  подавить  его, решили развязать
войну.   Под   шумок  объявить  всех  недовольных  пособниками  праведных  и
покончить  с  ними.  Но,  вероятно,  просчитались.  Мятежные города пришлось
сдать праведным.
     - Вот   что,   Джамас,  -  сказал  я  серьезно,  -  советую  хэрошенько
поразмыслить.  Делаю  последнее  предупреждение.  После  того,  как совершим
обряд, я не стану выслушивать ваши бредни.
     - Хорошо, при вас не стану высказывать своих мыслей.
     - Вот как! При мне?
     - А вы хотите, чтобы я перестал думать?
     - Я предупредил вас.
     Интересно,   сколько   же  времени  не  собирались  мы  вместе?  Больше
девятнадцати  лет.  Виделись  по  видеофону  ежедневно,  но встреч избегали.
Очень  все-таки  странное существо человек. Первые дни мы буквально не могли
жить  друг  без  друга.  Как только выдавалось свободное время, торопились в
кают-компанию  без всякой надобности, чтобы побыть вместе, поговорить, да не
просто  поговорить,  а,  что  называется,  излить душу. Мы испытывали друг к
другу   какую-то   патологическую  влюбленность.  Видимо,  это  была  просто
неосознанная попытка разорвать чувство одиночества, терзавшее каждого.
     Однако даже искренность хороша только в малых дозах.
     По   сей  день  с  содроганием  и  неловкостью  припоминаю  собственные
излияния.
     Кончилось   тем,   что   мы   возненавидели  друг  друга  и  постепенно
отдалились,  каждый  замкнулся в себе. Перестали встречаться. Лишь служебная
необходимость вынуждала нас видеться ежедневно по видеофону.
     И вот после стольких лет отчуждения мы должны встретиться снова.
     В  инструкции  церемониал  обряда  расписан  в  подробностях.  Когда-то
клятву  совершали  у  жертвенника.  Всякого, кто выходил клясться, окуривали
пахучим  дымом  из  кадильника.  Теперь  старинный  обряд оснастили новейшей
техникой.
     По  моему  распоряжению  роботы  вкатили  в  спортивный зал специальную
установку.  Несмотря  на  простоту  формы,  сооружение  выглядело  солидно и
внушало   невольное   почтение.  Уже  одно  то,  что  впервые  за  последние
девятнадцать лет мы все пятеро собрались вместе, было необычно.
     Все  украдкой  разглядывали  друг друга. С первого взгляда я не уловил,
что  именно  было для меня новым. Лишь немного спустя дал отчет - мы изрядно
постарели.  То  есть, я заметил что постарели они, остальные. Отяжелели, что
ли? Хотя все четверо выглядели атлетами, никто не разжирел, не огруз.
     Строй  получился  не  впечатляющий: слишком уж мало нас. Джамас и Зиная
опаздывали.  Я  хотел  связаться  с  ними  и отчитать их, но в это время они
появились.  Феба  вбежала следом, замерла неподвижно, разглядывая незнакомых
людей,  покосилась  на  Зинаю, словно спрашивая, как вести себя. Увидев, что
хозяйка спокойна, собака направилась по своему обыкновению обнюхивать ноги.
     - Фебу удалить, - Приказал я.
     Четверо  моих  подчиненных  молча  уставились на чужаков. О том, что на
корабле появились лартяне, они слышали, но ни разу не видели их.
     Зиная выпроводила собаку.
     - Становитесь в шеренгу, - показал я ей и Джамасу место на фланге,
     Сам встал во главе строя, скомандовал;
     - Внимание! - и включил установку.
     Внутри  величественной  тумбы раздался легкий щелчок и почти неслышимый
шелест... В тишине прозвучал голос:
     - Отныне   экипаж   "Гроссмейстера"  поступает  в  подчинение  военного
ведомства. В суровый час испытаний вы обязаны проявить мужество и верность.
     Речь  была  короткой,  но  впечатляющей.  Ничего  конкретного  в ней не
содержалось:  ее  сочинили двадцать лет назад, такой, чтобы она годилась при
любых обстоятельствах.
     Едва  умолк  голос, заиграли гимн истинных и старинный обряд начался. Я
приблизился  к  столу,  верхний  ящик  в тумбе распахнулся сам собою. Внутри
лежал  обрядник  книга  с  древними  священными текстами. Здесь же в кожаной
папке  хранился  текст. Под звуки церковной музыки папка раскрылась. Голос у
меня  невольно  дрогнул  и  сорвался от прилива чувств, когда я начал читать
слова   древней  клятвы.  Правую  руку,  как  полагалось,  я  держал  поверх
переплета священной книги, ощущая легкую шероховатость добротной кожи.
     Затем  по  очереди  к  столу  выходили  другие.  Они  переживали  те же
чувства:  голоса  звучали  торжественно  и  вдохновенно,  вызывая  невольный
душевный трепет.
     Лишь   когда  пришла  очередь  Джамаса,  торжественность  момента  была
смазана:  невыразительным,  тусклым  голосом пробубнил он высокие слова. Это
заметили все. Легкое движение пробежало по нашему небольшому строю.
     Подошла  очередь Зинаи. Я невольно напрягся. От Зинаи следовало ожидать
какой  угодно  выходки.  Она  может, например, оборвать чтение на середине н
спросить:  "А что значит, лечь костьми? Тут сказано: "Если потребуется, лягу
костьми..."
     - Зиная не будет, - неожиданно заявил Джамас. - Ей нет семнадцати.
     - Она говорила...
     - Возраст   -  ее  больное  место:  Зинае  хочется,  чтобы  ее  считали
взрослой...
     Я   вынужден  был  согласиться  с  ним  и  подал  сигнал  об  окончании
процедуры.  Опять  щелкнуло в тумбе, захлопнулась кожаная папка, затворилась
дверца ящика. Раздался тот же голос:
     - Поздравляю вас. Отныне вы стали воинами.
     - Господин истранг, позвольте войти.
     В раскрытом люке на потолке появился Джамас.
     Я  с  удовольствием отметил про себя, что он назвал меня не по имени, а
по воинскому званию.
     - Входите,  орранг.  Но имейте в виду: разрешаю последний раз. Когда вы
понадобитесь, я свяжусь с вами.
     - Повинуюсь, господин истранг.
     Джамас  опустился  на  пол.  Пират,  как  всегда,  встретил  его  еще в
воздухе.  Теперь-то их объятия и вовсе были неуместными. Я примирился с этим
лишь  потому, что знал последний раз. Зиная пока еще может приходить. Она не
божилась-остается просто пассажиром.
     - У вас есть ко мне дело, орранг? - спросил я.
     - Есть.
     Что  бы там ни было, он вынужден считаться с новой обстановкой и новыми
отношениями между нами. Сесть без моего разрешения он не насмелился.
     - Садитесь,-сказал я.-И выкладывайте, что у вас.
     - Господин  истранг,  -  сказал  он,  -  я бы хотел знать, в чем теперь
заключаются мои новые обязанности? Заниматься своим делом вы запретили...
     - Ждать, быть готовым ко всему.
     - А вы сами знаете, что предстоит?
     - Я исполню свой долг до конца.
     - Иначе- говоря, сделаете все, что от вас потребуют?
     - Я  вовсе  не  обязан  вступать  с вами в разговор, но раз уж я пустил
вас...
     - Тем более последний раз, - подсказал он.
     - Тем  более  последний  раз  -  с нажимом повторил я. - Я выполню свой
долг.  И заставлю повиноваться всех, кто находится на борту "Гроссмейстера"-
над кем мне дано право распоряжаться.
     - Хорошо.  Но  поскольку  мы  разговариваем  в последний раз, позвольте
один вопрос.
     Я не сказал ни да ни нет. Джамас воспользовался заминкой.
     - Представьте:  в  ваших  руках  средство  уничтожить одним ударом всех
праведных,  покончить  с  ними  навсегда.  Уничтожить  их  города, их земли,
поля.. И такой бы приказ поступил...
     - Такими средствами никто не располагает.
     - Согласен.  Ну,  а  если...  И такое средство - у вас. Еы один решаете
судьбу миллиардов, судьбу культур и цивилизаций.
     - Если будет необходимо, я исполню свой долг. Я дал клятву.
     - Что  ж,  выходит,  и  вас  поймали  на  эту  наживу?  -  В его голосе
прозвучало нечто вовсе уже ле допустимое по отношению к старшему по званию.
     - Про какую наживу вы говорите, орранг? - сурово спросил я.
     - Я  имею  в виду комедию, которую мы разыгрывали перед пустым ящиком с
магнитофоном,
     - Я прикажу арестовать вас!
     - За что?
     Он  еще  спрашивает! Да одной его улыбки достаточно было, чтобы упечь в
тюрьму.  В уставе, конечно, не предусмотрено, как следует улыбаться младшему
чину, но я-то нутром чувствую, что означает его улыбка.
     - Клятва  -  один из способов лишить человека свободы,-продолжал он как
ни  в  чем  не бывало.-Преполагается, что тот, кто взял с тебя клятву, несет
ответственность  за  любые  твои поступки, какие ты совершаешь, выполняя его
волю. Обряд освобождает от необходимости думать...
     - Прекратите!  Если я позволил вам разговаривать, это не значит, что вы
можете  говорить  все,  что  взбредет  на  ум.  Не вынуждайте меня применять
крутые меры. Отправляйтесь в свою каюту.
     - Подчиняюсь, истранг! - по-уставному ответил он.
     - Отлучаться  куда-либо  без  моего  ведома  запрещаю! - бросил я вслед
ему,
     Никаких  изменений  на  корабле  не  произошло.  Разве что все мы стали
внимательнее  следить  за  сводками  новостей.  Теперь  можно  было не ждать
сеансов   спецсвязи  -  ловили  обычные  радиопередачи.  Изредка  в  сводках
упоминались  названия  городов.  Я пытался провести по ним линию фронта. Она
проходила в глубине нашей территории.
     Неожиданно  пришла  тревожная  мысль. Зиная уверяет, что у них на Ларте
нет  вражды  между  истинными  и праведными. Они даже выручают друг друга из
беды.  А  станции  и  рудники тех и других разбросаны на планете вперемежку.
Есть  даже  общие космические порты. Основное военное сырье, без которого ни
одна  сторона  не  сможет вести долгую войну, доставляют с Ларта. Земтерские
рудники  давно  отработаны.  Что же получается? Корабли праведных и истинных
направились сейчас на Ларт за военным грузом.
     И  там  они  будут  стоять  бок  о  бок,  их будут нагружать одинаковым
сырьем. Нелепость!
     От  внезапной  догадки  меня  прошиб  озноб. Все это штучки элатов! Они
усыпили  бдительность  таких  вот  простаков, как Зиная и Джамас, втерлись в
доверие и сейчас пожинают плоды.
     С  нетерпением  дождался  я  прихода  Зинаи.  Как обычно, она явилась с
собакой.  Лишь  сейчас я заметил, что Пират едва ли не перерос Фебу. Правда,
он все еще по-щенячьи нескладен и долгоног.
     Мне  показалось,  Зиная  чем-то  сильно  озабочена. Я не дал ей затеять
обычную возню. Спросил:
     - Тебе часто приходилось встречаться с праведными?
     В  ее  напряженном  взгляде мелькнул испуг. На секунду она растерялась:
не  ожидала  вопроса.  В  последние дни, с тех пор как я посадил Джамаса под
арест  в  каюте,  мы  с  ней  не  разговаривали. Похоже, она не простила мне
этого.
     - Часто, - наконец сказала она.
     - Очень часто? И вы подолгу бывали вместе?
     - Подолгу. Однажды я целый месяц жила на их станции. Мы делали...
     - А элаты среди них были? Ты лично встречалась с элатами?
     - Конечно.
     - Неужели  ничего  не  замечала?  Неужели они никогда не обманывали, не
надували?
     - Нет.
     - Скажи, а они не пытались обратить тебя в свою веру?
     - Нет.
     -- А как ты думаешь, сейчас они не нападут на истинных?
     - Нападут? Зачем?
     - На Земтере война. Разве они не захотят помочь своим?
     - Нет.  На  Ларте  этого  не  случится.  Там  все  знают  друг друга, -
решительно заявила она.
     И сколько я ни расспрашивал, стояла на своем.
     - На Ларте никто ни на кого не нападет, там все помогают друг другу.
     М-да, видимо, элаты плели свои интриги тонко и хитро.
     Припоминая  события задним числом, удивляюсь, почему поведение Зинаи не
насторожило  меня.  Отчего  она  так  встревожилась  и  напугалась,  когда я
заговорил  с ней? Но верно и то, что опасаться мне было нечего. Джамас сидел
в своей каюте под надзором опекунов.
     Поступила  шифровка:  "На  стыковку с вами направлен грузовой космошип.
Он  заберет  метон, находящийся в трюмах "Гроссмейстера". Готовность встречи
доложить".
     Вот  когда  узнал  я,  чем  нагружали  трюмы  "Гроссмейстера" на Ларте.
Мальки взяты для отвода глаз.
     Но тут-то все и завертелось...
     Отдав  необходимые распоряжения, я решил взглянуть, как размещен груз в
трюмах,  с  какого  борта удобнее провести стыковку. Ничего более кошмарного

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг