Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
суетливая беготня? Зачем, в конце концов, эта  бесконечная,  ни  к  чему  не
приводящая борьба?
     Полный сумбур был у меня сейчас в голове.
     И только одна мысль билась в ней более-менее отчётливо.
     "Надо что-то делать... Надо что-то делать..."
     Но что, что именно? - задавался я время от времени вопросом, но  ответа
на него не получал.
     Так я и шёл, погружённый в  эти  мучительные  размышления,  не  замечая
ничего вокруг, потом мне наперерез выскочила Мокаиса.

     - Ага, попался! - закричала она, впиваясь в меня плотоядным взглядом.
     Я поморщился. Уж с кем с кем, а с  ней  мне  хотелось  общаться  сейчас
меньше всего.
     - Ты почему вчера не пришёл? - спросила  она  требовательно.  -  Ты  же
обещал.

     - Мне некогда, - сказал я резко.
     - Учти, многие месяцами ждут.
     Я поглядел на её толстые мясистые щёки, жадные  маслянистые  глазки,  и
меня чуть не стошнило в третий раз. И как только я ещё мечтал о такой?
     - Очевидно, я отношусь к немногим.
     - Угадал.
     - И всё-таки поищи себе кого-нибудь другого.

     - Мне не нужно другого, - сказала она, жеманно растягивая слова. -  Мне
нужен ты, я тебя люблю.

     - Да пошла, ты!.. Протоплазма!
     Борясь с тошнотой, я попытался её обойти, но она явно  не  хотела  меня
отпускать. Она схватила меня  за  руку  и  быстро-быстро  зашептала,  словно
безумная:
     - Не уходи! Я прошу тебя, Корд, не уходи! Ты нужен мне... Я без тебя не
могу! А давай прямо здесь, на дороге, а?!.. Я всё, что хочешь, ради  тебя...
Только не уходи!
     От этого горячечного бреда в голове у меня спуталось всё  окончательно.
Казалось, последние силы  полностью  меня  сейчас  оставят.  Я  с  отчаянием
огляделся. Какие-то незнакомые люди стояли невдалеке,  откровенно  над  нами
посмеиваясь.
     - Да вали ты её! - крикнул кто-то из них. - Вот же олух-то!
     Как ни странно, эта реплика словно  бы  придала  мне  сил.  Я  вырвался
наконец из объятий Мокаисы и под дружный хохот собравшихся бросился прочь.
     - Смотри, пожалеешь! - крикнула Мокаиса мне вслед.
     Я перешёл на бег.

     Кип, к счастью, был у себя. Моему появлению он явно обрадовался - встал
со стула, пошёл мне навстречу. Меня же  вдруг  пронзила  острая  мучительная
боль. Как же всё-таки мерзопакостно я вёл себя вчера по  отношению  к  нему.
Корчил поначалу из себя бывалого папашу, потом вообще накричал ни за что  ни
про что. Хоть в глаза ему теперь не смотри.
     Кип, впрочем, вёл себя очень радушно, даже виду не подавал, будто и  не
было у нас вчера никакой размолвки. Усадил  молча  за  стол,  поставил  еду,
брагу, сам уселся  напротив,  готовый  в  любой  момент  выставить  на  стол
что-нибудь ещё.
     - Да погоди, погоди, - бормотал я. - Сначала  мне  нужно  тебе  кое-что
сказать... Вчера... Вечером, когда мы приехали из леса... Я немного на  тебя
накричал.

     - Вот уж пустяки. Я уже и забыл про это.
     - Нет, не пустяки, - сказал я упрямо. - Я вчера  на  тебя  накричал,  и
вообще... Вёл себя, как самая последняя сволочь...  В  общем,  извини  меня,
пожалуйста.
     Я исподлобья на него посмотрел. Кип неловко улыбнулся.
     - Да полно тебе, - пробормотал он. - Такая ерунда... Впрочем, если  это
для тебя так важно, то так и быть - извиняю.
     Теперь уже улыбнулся я.
     - Спасибо.

     - Пожалуйста.
     Мы с облегчением рассмеялись.
     И тут я без всяких  предисловий,  чуть  ли  не  взахлёб,  принялся  ему
рассказывать то, что волновало меня сейчас больше всего: про Лес, про Океан,
про то, что сотворил со мною Циклон,  что  надо  же  в  нашей  жизни  что-то
менять, менять кардинально, ведь нельзя же так, в конце-то концов, ведь наша
жизнь - это же полнейший маразм, если не сказать хуже, и  т.д.,  и  т.д.,  и
т.д.
     Кип сразу же стал серьёзным.
     Когда я закончил, он сказал:
     - Как здорово, Корд, что ты сегодня ко мне пришёл,  рассказал  мне  всё
это. Действительно, наша жизнь...  Ты  правильно  всё  рассказал,  только...
Только знаешь что? Давай продолжим разговор после, а сейчас -  прочитай  вот
это.
     Он протянул мне тетрадь. Это была та самая тетрадь,  которую  мы  нашли
вчера в развалинах посреди леса. Неужели это и впрямь было только вчера?  Не
неделю, не месяц, не полгода назад? Мне казалось,  будто  прошла  уже  целая
вечность, будто случилось всё это не  в  настоящей,  а  в  какой-то  другой,
полузабытой уже жизни.
     Я взял тетрадь и вопросительно посмотрел на Кипа.
     - Читай, читай, - сказал он.

     Я открыл тетрадь. Это оказался дневник.  Покрывавшие  страницы  строчки
были написаны от руки. Почерк был крупный, разборчивый, совсем как у меня. Я
бы даже подумал, что сам это когда-то написал, если бы не  был  уверен,  что
ничего такого не делал.
     Я стал читать.

     "3176 год. 14 мая.

     Привет!
     Меня зовут Гордон Диксон-младший, а можно попросту Корд..."

     Ух ты! - подумал я тут. Тёзка мой, что ли?

     "Все родные и друзья меня так называют. Младший же - потому, что был  в
нашем роду и старший. Это мой пра-пра-пра... В общем, какой-то  там  предок,
живший  не  то  триста,  не  то  четыреста  лет  назад.  Был  он,   говорят,
космодесантник, или кто-то в этом роде, точно не знаю. В историю же он вошёл
вот как: погрузился - ни много, ни мало - в многомерный  внепространственный
и вневременной континуум непонятного происхождения, а потом ещё и  вернулся,
причём в целости и сохранности.

     Вот такие у меня героические корни.
     Но это я так, к слову. Надо же с чего-то начинать. Ведь сегодня впервые
в жизни я решил завести дневник. Никогда я, честно говоря, никаких дневников
не заводил, а вот тут  вот  решил  завести.  А  всё  потому,  что  очень  уж
знаменательное событие со мной приключилось - сегодня утром я прибыл наконец
на Кадар..."

     - Кадар?! - пробормотал я тут. - Какой ещё Кадар?
     - Так называется мир, где мы живём, - пояснил Кип.

     - Да-а!? - протянул я. - Но я про этот Кадар слышал  где-то  ещё.  -  Я
наморщил лоб,  пытаясь  вспомнить.  -  Точно!  -  воскликнул  я  в  какой-то
момент. - Помнишь картину в кабинете Шлепень-Шлеменя? Там  тоже  что-то  про
Кадар было написано. А ну-ка, дай-ка вспомнить. - Я снова  наморщил  лоб.  -
Экспедиция какого-то там Шлепеня на этот... Кадар. Так, кажется.

     - "Экспедиция Егора Шлемова покоряет Кадар", - поправил меня Кип.
     - Точно! - сказал я. - Что же это за Кадар такой?
     - Я же сказал - так называется мир, в котором мы живём.
     - А, ну да, ну да.
     - Ты не отвлекайся, читай.

     - Хорошо, хорошо.
     Я погрузился в чтение снова.

     "...Как же мне всё-таки повезло, что я попал именно  на  Кадар.  Не  на
жаркие, к примеру, Сардар или Оригену, и не на похожую на свалку  Эльдомену,
умирающую уже несколько тысячелетий, а  именно,  именно  на  Кадар,  планету
чистенькую,  как  девственная  простыня,  планету,  которой   пыльные   руки
цивилизации ещё не успели коснуться, а  теперь,  надеюсь,  не  коснутся  уже
никогда. Самое же интересное во всём этом - лес. Не традиционный,  в  земном
понимании, лес - буковый, к примеру, или дубовый (здесь, кстати, таких  тоже
хватает) - а тот самый диковинный лес, который несколько  лет  назад  открыл
Шкляревский.
     Здесь   многое   вокруг   этого   леса   крутится.   Биологи,   физики,
парапсихологи, специалисты по контактам... Всё  твердят  о  его  разумности.
Только пока что в исследованиях своих не очень-то преуспели.

     Даже место для Базы выбрали рядом с лесом. Чтобы,  значит,  контакты  с
ним налаживать, а заодно и заниматься Проектом. Кстати, о  Проекте.  Я  ведь
здесь, на Кадаре, один  из  его  творцов.  Младший  технический  инженер  по
биооборудованию, ни много, ни мало. Фигура, так сказать. Гигант.
     Оборудование, правда, пока что не прибыло - где-то в Феомидной системе,
говорят, застряло. И я уже,  честно  говоря,  углядываю  на  несколько  дней
вперёд некую безрадостную перспективу вынужденного безделья. Хотя, с  другой
стороны, худа ведь без добра не бывает. Попробую этим временем распорядиться
с толком. С планетой познакомлюсь, на лес посмотрю. Да и Куртис,  новый  мой
приятель, уже записал меня в местную  волейбольную  команду,  обещая  жаркие
баталии.

     Вот, кстати, и он, лёгок на помине. Голову в окно засовывает.  Говорит,
что геологи нас на матч вызывают. Что ж, бегу играть в волейбол. Ох, и  кола
же я им сейчас засажу..."

     - Волейбол?! - проговорил я тут. - Что это?
     - Игра такая, - сказал Кип. - Ты не отвлекайся, читай.
     - Да я не отвлекаюсь. Просто тут терминов столько непонятных.
     - Ничего, потом разберёшься.
     - А кто такой Куртис?
     - Человек один. Ты читай, читай.

     - А ты уже всё прочитал?
     - Да. Вчера ещё.

     - Хм, что ж...

     Я стал читать дальше.

     "16 мая.
     Оборудование пока что не прибыло.  Всё  ещё  в  Феомидной  системе  оно
где-то. И чего там тянут? В  общем,  пока  что  бездельничаем:  купаемся,  в
волейбол играем.  Я  уже  почти  со  всеми  местными  девчонками  успел  тут
перезнакомиться. Многие, кстати, ещё не замужем.

     А вчера в лес сходил, ну, тот самый.
     Зрелище, я вам скажу!
     Мне поначалу даже не по  себе  как-то  стало.  Стоит  этакая  стена  из
фиолетовых бутылкообразных стволов, а поверх неё - щупальца  такие  зелёные,
перепутанные все, мясистые, да ещё  шевелятся  иногда.  Будто  живые.  Будто
стволы сами по себе, а они - ветки - сами по себе.

     Но потом - ничего, отошёл.
     Даже нравиться этот лес как-то стал. Мирный такой, своеобразный.

     Да и приборы ничего такого не зарегистрировали. Психофон -  стабильный,
положительный, без всяких там всплесков, агрессии  и  в  помине  нет.  Даже,
наоборот, дружелюбие от него какое-то исходит вроде.

     Ну  а  учёных  вокруг  леса  -  тьма  тьмущая.  Исследуют,   исследуют,
исследуют. А один, практикант ихний, даже  и  ночует  там.  Я  с  ним  вчера
познакомился. Ревазом  Кипиани  его  зовут.  Говорит,  что  это  первая  его
серьёзная командировка. Он, оказывается, даже институт ещё не  закончил,  на
5-й курс только  перешёл.  Ничего,  парнишка,  молодой,  весёлый.  Волейбол,
правда, не очень любит. Вернее, не то чтобы не любит, а просто не  хочет  на
всякую ерунду время тратить. Лес для него важнее всяких там волейболов...

     19 мая.
     Ну, не знаю. От безделья у меня уже  сосуды  в  голове  скоро  лопаться
начнут.
     Ну нет! Нет нашего оборудования, хоть разорвись. Хоть лопни. Я уж каких
только занятий себе не придумывал, чтобы время скоротать, да всё без  толку.
Скучно, просто сил никаких нет.

     И не один я, кстати, недоволен этой задержкой.
     Уже дважды с Птолезы прилетали к нам  представители  Службы  Надзора  -
Козак и Гомеш - и оба раза убирались восвояси. Козак, тот поспокойнее, попил
себе чаю да и обратно - на космодром. Гомеш же, горячая  испанская  душа,  в
последний раз скандал попытался устроить, ну в том смысле, что он, де, очень
занятая фигура, что на всю систему Осириса он такой один и что  делать  ему,
что ли, больше нечего, как попусту мотаться туда-сюда. Правда,  хватило  его
не надолго, ляпнул он сгоряча одно-другое,  но  тут  же  сам  и  рассмеялся.
Извинился  да  и  пошёл  с  нами  чай  пить.   А   что   прикажете   делать?
Оборудования-то по-прежнему нет, а без него - сами понимаете -  какие  могут
быть работы?!

     20 мая.
     Ну, наконец-то что-то сдвинулось.
     Оборудование, правда, так и не прибыло, но зато утром появился Всеволод
Раковский - руководитель нашей, кадарской, части Проекта.
     Я его раньше не  видел.  Так  что  познакомились  мы  здесь.  А  ничего
оказался старикан. Было ему под сто, наверное, если не больше,  но  выглядел
он гораздо моложе. Быть может, весёлый характер его молодил. Он  то  и  дело
сыпал шутками-прибаутками, анекдоты всякие рассказывал и  сразу  же  в  наше
монотонное бытие внёс некую живинку. Мы приободрились.
     Первым делом он собрал нас в кают-компании, чтобы обрисовать  положение
вещей.

     - Итак, голуби мои дорогие,  -  начал  он.  -  Дело  обстоит  следующим
образом. Оборудование я опередил на сутки, так что не  волнуйтесь  -  завтра
оно  прибудет.  Ещё  около  недели  у  нас  уйдёт   на   монтаж   и   прочие
подготовительные работы. Непосредственно же  Проектом  займёмся  не  позднее
последних чисел месяца.
     Тут из задних рядов поднялся профессор Черных.
     - Значит, Совет всё-таки утвердил  Кадар?!  -  не  то  спросил,  не  то
констатировал он. - Но ведь здесь Аномалии. Мы ведь так и не  рассчитали  до
конца, как они поведут себя после запуска.
     - Прежде чем утвердить Кадар, Совет рассмотрел  все  детали,  -  сказал
Раковский. - Если Аномалии и будут  оказывать  какое-то  влияние,  то  очень
незначительное, и уж, тем более, вряд ли оно будет негативным.  К  тому  же,
Антон, ты и сам прекрасно понимаешь, что  в  этом  секторе  галактики  Кадар
занимает исключительно выгодную позицию.
     - Позицию! - проворчал Черных. - А про лес вы подумали?

     - А что лес, - сказал Куртис. - Лес сам по себе, мы сами по себе. Нам с
ним совершенно нечего делить. Мы с ним совершенно ни в чём не  пересекаемся,
существуем как бы в параллельных пространствах.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг