Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - Проверьте мешки и оружие. Нечего  ломать  голову,  надо  двигать
дальше. Чем быстрее мы доберемся до этого таинственного источника,  тем
быстрее, возможно, сможем покинуть эту проклятую зону!
     Люди молча разобрали вещмешки. Здесь было  все,  что  они  в  свое
время погрузили на плот, но состояние съестных припасов было плачевным.
Конечно, консервам  в  железных  банках  ничего  не  сделалось,  а  вот
остальное (галеты,  чай,  сахар)  превратилось  в  сплошную  кашу.  Но,
несмотря на это, никто ничего не выкинул. Еды и так  было  мало,  чтобы
так транжирить ее:  две  банки  тушенки  и  пакет  несъедобной  на  вид
мешанины.
     После    проведенной    ревизии    содержимое    вещмешков    было
перераспределено так, чтобы у каждого  было  по  одному  мешку.  Лишнее
оружие решили  тоже  оставить,  исключение  составлял  лишь  гранатомет
Шредера, который Свинцов оставил себе вместе со своим автоматом.
     Наконец, все было готово к тому, чтобы продолжить движение дальше.
Решили не есть, хотя уже давно пора было подкрепиться. После пережитого
пища не лезла в горло...
     - Слушай, Толя, тебе  не  кажется,  что  со  старшиной  не  все  в
порядке? - шепотом поинтересовался  у  Свинцова  Дворянкин,  подходя  к
нему.
     Он  посмотрел  на  Васнецова.  Поведение  старшины   вызвало   его
недоумение еще в тот момент, когда он только пришел в  себя.  Остальные
что-то делали, а тот сидел какой-то безучастный ко всему, погруженный в
себя. Правда, когда он  отдал  приказ  проверить  снаряжение,  старшина
вместе со всеми осмотрел оружие и вещмешки,  но  взгляд  его  при  этом
по-прежнему оставался каким-то отрешенным.
     Теперь же состояние Васнецова значительно  ухудшилось.  Глаза  его
безумно блуждали по сторонам, губы  раздвинулись  в  идиотской  улыбке,
обнажая прокуренные зубы. Свинцов почувствовал подступающий  страх.  Не
хватало еще, чтобы  старшина  сошел  с  ума!  Что  им  тогда  делать  с
безумцем?..
     Но оказалось, что это не самое страшное. Взгляд старшины  упал  на
Дворянкина, и в глазах появилось какое-то новое выражение, от  которого
Свинцову стало не по себе. Он почувствовал, что это ничего хорошего  им
не сулит.
     Васнецов, не отрывая взгляда от лейтенанта, пошел к нему.  Походка
была неровной, его раскачивало из стороны в  сторону.  Дворянкин  тоже,
как завороженный, не отрывал от  старшины  глаз,  будто  парализованный
этим зрелищем.
     - Эй, старшина, ты чего это? - спросил у него лейтенант,  который,
видимо, еще не понял, что случилось с Васнецовым.
     Тот не ответил, и тут до Дворянкина, наконец, дошло, что  старшина
сошел с ума, не выдержав выпавших на его долю испытаний.  Он  попятился
прочь от сумасшедшего, а тот  продолжал  надвигаться  на  него,  буравя
лейтенанта  безумным  взглядом.  Не  сговариваясь,  Свинцов  и   Шредер
бросились к Васнецову и повисли у него на руках. Но тот их с легкостью,
словно котят, отшвырнул в сторону. Шредер  сразу  же  вскочил  и  снова
бросился на старшину. Васнецов встретил  его  серией  ударов  руками  и
ногами, после чего тот упал на  землю  и  скорчился  от  боли.  Свинцов
пытался нащупать хоть какое-нибудь оружие,  но  ничего  подходящего  не
находил. Он уже понял, что такой нечеловеческой силой  обычный  человек
обладать не может.
     - Саня, стреляй! - заорал Свинцов.
     Словно очнувшись от его крика, белый, как полотно, Дворянкин нажал
на спусковой крючок. Очередь, пущенная  в  упор,  отшвырнула  Васнецова
назад. Он упал на землю и затих.
     Свинцов, наконец, нашарил гранатомет,  захватил  его  с  собой  и,
поднявшись, подошел к Васнецову. Над телом  старшины  стоял  Дворянкин.
Губы его нервно подергивались.
     - Как же так? Что же это такое?..
     - Успокойся, Саня, - сказал  Свинцов,  кладя  руку  лейтенанту  на
плечо. - Видно, старшина не выдержал пережитого здесь, рехнулся.  Такое
иногда случается. Нервы у человека не выдерживают и... Удивительно, как
мы сами еще до сих пор остаемся в полном рассудке!
     Хлопнув  Дворянкина  по  плечу,  он  отошел  к  Шредеру,   оставив
лейтенанта стоять над Васнецовым. Немец еще не пришел в себя, и Свинцов
принялся приводить его в чувство.
     - Толя, здесь у него на правой руке, вроде, как след от укола.
     Глядя на Дворянкина, склонившегося над Васнецовым,  Свинцов  вдруг
почувствовал, что сейчас произойдет что-то страшное. И он  не  в  силах
этого предотвратить.
     В следующее мгновение Дворянкин как-то странно  вздрогнул  и  стал
заваливаться на бок. Васнецов сначала сел, а потом  и  встал,  держа  в
руке окровавленный нож. Свинцов понимал, что надо начать  стрелять,  но
руки и ноги вдруг разом обессилили, будто их  кто-то  набил  ватой.  Не
было сил не  только  нажать  на  спусковой  крючок,  но  даже  убежать.
Леденящий  душу  взгляд  мертвеца  притягивал  к  себе  все   внимание,
парализуя волю.  По-прежнему  сжимая  в  руке  нож,  Васнецов  медленно
двинулся на него.
     В этот миг откуда-то из-за Свинцова по старшине ударила автоматная
очередь. Это очнувшийся Шредер отыскал валявшееся  на  земле  оружие  и
разрядил весь диск, поливая пулями Васнецова. На  гимнастерке  старшины
появились многочисленные пятна крови, но он продолжал  идти.  Его  тело
было пробито пулями, он уже давно должен был упасть, но продолжал идти.
Впрочем, тот, кто был мертв, не мог умереть во второй раз...
     Вдруг что-то изменилось в окружающей обстановке. Эхо от  выстрелов
еще продолжало  греметь  среди  гробовой  тишины,  но  мертвец  уже  не
двигался. Свинцов почувствовал мощный кокон силы, обволакивающий его со
всех сторон. Он уже мыслил свободно, хотя двигаться все еще не мог.  Он
не видел, кто мог создать такой мощный экран, но догадывался, что кроме
Шредера сделать это было некому. А дальше немец нанес удар...
     В какое-то мгновение черты лица Васнецова  изменились.  Перед  ним
снова стоял прежний старшина. Потом лицо  исказила  гримаса  страдания.
Губы мертвеца задвигались, и Свинцов услышал  голос,  полный  мольбы  и
боли:
     - Убейте меня! Пожалуйста!
     И он выстрелил.
     Граната, выпущенная  практически  в  упор,  разнесла  старшину  на
мелкие кусочки, а взрывная волна отбросила Свинцова назад.
     Когда  он  очнулся,  Шредер  лежал  рядом  с  ним,  не   в   силах
пошевелиться. Схватка со старшиной отняла у него слишком много сил.
     Свинцов сел и  огляделся  по  сторонам.  Чуть  поодаль  лежал  без
движения Дворянкин. От Васнецова ничего не осталось.
     - Ах, старшина, старшина! - горько промолвил Свинцов. -  Думал  ли
ты, что так бесславно кончишь свои дни, что твоим же товарищам придется
тебя убить?
     Сзади очнувшийся Шредер принялся ругаться по-немецки. Отведя душу,
немец перешел на русский и сказал:
     - Еще одна такая встряска, и я уже никогда не смогу подняться!
     - Спасибо тебе, что помог! Без тебя мне бы - хана! -  поблагодарил
Свинцов, переходя на "ты".
     - Пустяки! - отмахнулся  немец,  воспринимая  такой  переход,  как
должное. - Что с лейтенантом?
     - Похоже, Васнецов прикончил его.
     - Помоги мне подняться. Я хочу посмотреть на него.
     Он помог немцу встать, и  они  кое-как,  держась  друг  за  друга,
доковыляли до лейтенанта.
     Дворянкин был  совсем  плох,  но  еще  жив.  Гимнастерка  на  боку
насквозь  пропиталась  кровью  вокруг  небольшой  дырочки,  оставленной
финкой старшины. Было ясно, что жить ему оставалось недолго.
     - Саня, ты меня слышишь? - попытался растормошить его Свинцов.
     Дворянкин открыл глаза и посмотрел на него. Потом губы  лейтенанта
зашевелились, но Свинцову пришлось приблизить ухо к ним вплотную, чтобы
расслышать, что он говорит.
     - Толя... Не хорони меня... Сожги меня... Я не хочу  стать  таким,
как они...
     Свинцов посмотрел на Шредера.
     - Кажись, отходит. Просит, чтобы его сожгли.
     - Подожди, - сказал немец, отодвигая его в сторону. -  Дай  я  его
осмотрю.
     Его пальцы быстро ощупали рану.
     - Не все еще потеряно!  -  удовлетворенно  произнес  он,  закончив
осмотр. - Давненько я не занимался этим, но попробовать стоит.  У  меня
единственная просьба - не мешать мне!
     Шредер  сел  на  колени,  сложив  пальцы  обеих  рук  в   какой-то
замысловатый знак, закрыл глаза и что-то забормотал себе под  нос.  Его
бледное, уставшее лицо было суровым и сосредоточенным. Свинцов невольно
почувствовал уважение к этому человеку, который являлся его врагом,  но
одновременно чем-то был близок ему по духу. Ему не был ясен смысл этого
таинства, но он чувствовал, что немец слов на ветер бросать  не  будет.
От него веяло какой-то неземной силой. Она ощущалась  почти  физически,
наполняя  тело  младшего  лейтенанта  какой-то  дрожью,   перекатываясь
теплыми волнами от головы до пят.
     Свинцов попытался разобрать, что там бормочет немец. С  удивлением
он обнаружил, что слова произносились на древнеславянском языке. Откуда
офицер немецкой армии мог знать язык, на котором уже давным-давно никто
не  говорил?  Из  русских-то  его  знали  считанные  единицы,   которые
специализировались на этом! А этот человек произносил  фразы  свободно,
словно всю жизнь только и разговаривал на нем!
     Наконец,  Шредер  разомкнул  пальцы  и  возложил  руки   на   рану
лейтенанта, продолжая нашептывать что-то. Минут пять он не отрывал  их,
потом вдруг резко снял и стряхнул их  в  воздухе.  С  кончиков  пальцев
посыпались голубые искры. Потом он провел руками от головы  лейтенанта,
вдоль тела, по ногам и опять стряхнул их. Капли  пота,  выступившие  на
его лбу, выдавали то огромное напряжение, которое испытывал немец.
     - Все! - наконец,  сказал  Шредер,  расслабляясь.  -  Будет  жить,
только проспит немного.
     Свинцов посмотрел на Дворянкина. Лейтенант был  без  сознания,  но
дышал ровно и уже не был похож на умирающего. Младший лейтенант перевел
взгляд на Шредера.
     - Кто ты - святой или дьявол? Простому смертному это не под силу!
     - Я - человек, - устало улыбнулся  немец.  -  Просто  у  меня  был
хороший учитель, вот и все...
     Где-то часа через два Дворянкин открыл глаза. Все это время Шредер
восстанавливал силы,  потраченные  на  его  лечение.  Свинцов  подобрал
оружие и произвел ревизию того, что у  них  осталось  после  схватки  с
Васнецовым.  У  них  оставалось  четыре  автомата,  три   пистолета   и
гранатомет  Шредера.  А  вот  с  патронами  было  негусто.  У   Шредера
боеприпасов к гранатомету больше не было, только те, которые оставались
в диске оружия, а их было не  так  уж  и  много.  Свинцов  набил  диски
автоматов патронами, оставшиеся гранаты выложил на траву,  а  остальное
имущество сложил в один из  вещмешков,  выбросив  остальные.  А  тут  и
Дворянкин очнулся.
     - Что со мной? - было первое, что услышали от лейтенанта.
     - Все в порядке, дружище! - успокоил его Свинцов.  -  Считай,  что
вернулся с того света! Благодари Шредера, это его заслуга!
     Дворянкин пропустил эти слова мимо ушей.
     - Что со старшиной?
     - Его больше нет.
     Тут к ним подобрался Шредер и сразу же пристал к лейтенанту.
     - Как ты себя чувствуешь?
     Дворянкин опасливо дотронулся до раны.
     - Помню страшную боль в боку...
     - Сейчас болит?
     Лейтенант призадумался.
     - Нет, вроде.
     - Давай-ка посмотрим, что у тебя там, - Шредер осторожно приподнял
край гимнастерки.
     - Что там? - поинтересовался Свинцов, выглядывая из-за его плеча.
     - Ничего не могу сказать, все в крови, - ответил немец и обратился
к Дворянкину. - Встать сможешь?
     - Попробую.
     Опираясь на своих товарищей, лейтенант осторожно поднялся с земли.
     - Странно, но я ничего не чувствую.
     - Ничего, сейчас смоем кровь и посмотрим, что там у тебя, - сказал
Шредер, подводя его к воде.
     Через некоторое время он удовлетворенно хмыкнул:
     - Смотри-ка, и впрямь получилось!
     Свинцов, сопровождавший их, посмотрел сам. Если бы он собственными
глазами не видел раньше страшную рану, то никогда не  поверил  бы,  что
эта неглубокая царапина на коже и есть она.
     - Этого не может быть!
     Два удивленных возгласа слились воедино -  один  вырвался  из  уст
Свинцова, другой принадлежал Дворянкину.
     - Как это понимать? Я точно помню, что меня старшина пырнул  своей
финкой! Я умирал, а теперь!..  Это  что,  еще  одна  проделка  "гиблого
места"?
     В голосе лейтенанта послышались нотки паники.
     - Успокойся! - сказал Свинцов. - На этот раз "гиблое место" тут не
при чем. Это все Шредер. Одного только я не пойму,  -  обратился  он  к
немцу, - как это тебе удалось?
     Тот смущенно улыбнулся.
     - На самом деле ничего удивительного в этом нет. Все вы, наверное,
знаете, что клетки человека  имеют  способность  регенерироваться.  Как
хвост у ящерицы... Я просто искусственно ускорил процесс регенерации  в
клетках лейтенанта, вот и все! К его счастью,  нож  не  задел  жизненно
важных органов. Ему  грозила  смерть  от  потери  крови,  а  я  вовремя
подоспел на помощь. Вот так-то, господа!
     "Господа" не все поняли  из  его  объяснений,  да  и  не  очень-то
поверили.  Для  них  это  было  чудом  из  сказки,  настолько  казалось
невероятным. Если бы они читали Библию,  то  нашли  бы  много  подобных
примеров. Но они родились в то время, когда религия называлась "опиумом
для народа", и были атеистами. Естественно, церковные книги не  читали,
считая их выдумкой.
     Как бы то ни было, факт оставался фактом  -  Дворянкин  чувствовал
себя вполне нормально,  хотя  по  всем  меркам  давно  должен  был  уже
умереть.
     - Что  случилось  со  старшиной?  -  вспомнил   вдруг   лейтенант,
продолжая с опаской коситься на Шредера. - Почему он бросился на нас?
     - Рассудок вашего товарища, видимо,  не  выдержал  того  давления,
которое оказывает на всех нас "гиблое место", - ответил на  его  вопрос
немец. - Он сошел с ума, а  сумасшедшие  наиболее  подвержены  влияниям
подобного рода. Вполне возможно, что его  безумию  поспособствовали  те
ягоды, которые он поел перед тем, как мы стали сплавляться по реке.
     - Или тот укол, след от которого обнаружил Саня у него на руке,  -
добавил Свинцов.
     - Но ведь я его убил! - воскликнул Дворянкин. - После таких ран не
может подняться ни один нормальный человек, а он встал, как ни в чем не
бывало!
     - Чему ты удивляешься? - ответил на это  младший  лейтенант.  -  Я
думал, ты уже привык к таким "шуткам" этой зоны.
     Лейтенант покачал головой.
     - К этому невозможно привыкнуть. Сердце обливается  кровью,  когда
видишь, как твои товарищи...
     Он не договорил и махнул рукой.
     - Да ладно тебе, Саня! -  Свинцов  хлопнул  его  по  плечу.  -  Не
забивай свои мозги подобными мыслями, не то  закончишь,  как  Васнецов!
Сейчас надо думать о живых. Нам надо  продолжать  движение  и  поскорее
добраться до цели. Так что не будем зря терять время. Пошли...
     Они собрали свои  немногочисленные  пожитки  и  двинулись  дальше.
Дворянкин нес вещмешок с драгоценными  банками  тушенки.  Драгоценными,
потому что после случая  с  Васнецовым  никто  из  них  не  рискнул  бы
что-нибудь съесть здесь, в "гиблом месте"...
     Остальные были  нагружены  оружием.  Шредер  так  и  оставил  себе
автомат, а Свинцов вернул ему ремень с кобурой и  ножом.  И  дело  было
даже не в том, что он стал больше доверять немцу, хотя  после  недавних

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг