Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Ю.Полежаева.

                   ДОГОВОРИМСЯ  ПО-ХОРОШЕМУ...


    - Марь Николавна, я пошла!
    - Да, счастливо, Леночка, - Мария Николаевна, оторвавшись  
от экрана, обернулась, но Леночки уже и след простыл. Затихая,  
стучали каблучки по гулкому институтскому коридору. Там уже  
начиналось  предвечернее  оживление,  бодрый  топот, 
неожиданно громкие голоса.
    "Что-то рано сегодня", -  подумала Мария Николаевна и  тут 
же вспомнила - конечно, пятница. Летом, тем более в пятницу,  
институт начинал стремительно пустеть чуть не с обеда.
    Мария Николаевна встала и  подошла к окну. Тротуар  перед 
институтом блестел от солнца, небо, затянутое днем белесой  
дымкой, сейчас  налилось  голубизной,  в  скверике  напротив  
вовсю цвела сирень. Разбегающиеся во всех направлениях 
сотрудники,  воодушевленные ранней жарой и  по-весеннему ярко 
одетые, казались  сверху стайками разноцветных  птичек.   
Марии Николаевне  даже казалось, что она слышит веселое 
щебетанье.  Пейзаж за окном дышал радостью жизни. Институт  за 
спиной  быстро затихал,  наполняясь вечерними сумерками и 
одиночеством.
    Еще  год  назад  она  выбегала  вместе  со всеми, торопясь 
по магазинам, на рынок, в молочную кухню - и с полными сумками 
бегом на вокзал, к набитой электричке. Под стук колес город и  
институт уплывали назад, в небытие, электричка постепенно 
пустела,  духота сменялась свежими  запахами леса  и недавнего  
дождя из  открытых окон - и вот, наконец,  трава по колено на 
крохотной  станции без платформы, шум электрички стихает  за 
поворотом, а по  тропинке с милым щебетом уже к  ней катится 
любимый стриженый  колобок, пухленькие пальчики,  серые 
глазенки,  розовые щечки  - единственная реальность...
    Мария  Николаевна  резко  повернулась  к комнате, ослепнув 
на секунду от  солнечного буйства  за окном.  После отъезда  
Ольги с Ванечкой к мужу в Приморье она не решилась снимать 
дачу для  себя одной, и теперь  ей предстояли два  томительно 
долгих выходных  в пустой квартире, и три  томительно долгих 
летних месяца  в душном пыльном  городе,  и  много  долгих-
долгих  лет... Нет, нельзя так думать, ведь это не навсегда, 
все еще утрясется, главное,  сейчас продержаться, не думать, 
отвлечься, заняться делом. Мария Николаевна подошла  к 
зеркалу,  привычным жестом  поправила прическу и, вздохнув, 
вернулась к компьютеру.
    Снова сосредоточиться было трудно.  Она опять и опять  
гоняла отладчик, но  каверзная ошибка  никак не  давалась. 
Наконец, она, увлекшись, успокоилась, нащупала слабое место и 
вновь втянулась в работу, когда  ее прервал  тихий стук  в 
дверь.  Заглянул Алексей Тихонович, милейший старичок из 
соседней комнаты, за чайником.
    "Вот и еще один герой вечерних бдений на работе, - Мария  
Николаевна невольно улыбнулась ему  в ответ, глядя, как  он 
быстрой легкой походкой, даже чуть подпрыгивая на каждом шаге, 
пересекает комнату. Маленький и худенький, в ореоле торчащих 
дыбом  пушистых белых волос, он, действительно, напоминал 
одуванчик, как его  незлобиво называла за глаза институтская 
молодежь. Алексей  Тихонович  взял  с  подоконника  чайник,  
смущенно потоптался за спиной Марии Николаевны и предложил 
составить ему компанию.
    Слегка удивившись,  она согласилась  и обещала  подойти 
через пару минут. Алексей Тихонович  был всегда и со  всеми 
чрезвычайно вежлив и  приветлив, но  особой дружбы  ни с  кем 
не  заводил и в общесекторных  чаепитиях  с  сушками  и 
домашними сухариками, как правило, не участвовал.   
Поговаривали, что он имел  экзотическое хобби, занимался 
поисками не то снежного человека, не то  внеземных 
цивилизаций, и будто бы даже был председателем какой-то 
соответствующей городской  секции, но  в институте  об этом  
не очень распространялся, вероятно, опасаясь зубоскальства 
мэнээсов.
    "Может быть, на него в такие солнечные весенние дни, как и 
на меня,  нападает  тоска,  и  хочется поговорить?" Мария 
Николаевна записала файл, взяла  чашку и пакетик  сухариков и 
отправилась  в соседнюю комнату.
    Ему  действительно  хотелось  поговорить.  Его по-
мальчишечьи распирало от желания  немедленно поделиться 
сногсшибательной  новостью, пусть и не с самым подходящим 
слушателем.
    - Вы  только посмотрите, что я сегодня получил, - с ходу 
возбужденно затараторил Одуванчик, пододвигая Марии Николаевне 
яркий журнал и  одновременно пытаясь  заваривать чай.  - Вы  
подумайте, пакет на мое имя пришел в дирекцию уже неделю 
назад, а секретарша только что вспомнила, говорит, что же вы 
не забираете свой пакет, а я говорю, мне никто не сообщал, а 
она говорит, что  передавала, наверняка, просто забыла, или 
мне забыли передать, целую неделю я уже мог бы знать! Да вы 
посмотрите!
    Мария Николаевна растерянно полистала журнал.
    - Это по-французски? Я, к сожалению...
    - Это бюллетень европейского  Центра, сейчас я вам  
покажу, - Одуванчик бросил  чайник и  дрожащими руками  
развернул журнал на странице, почти сплошь занятой какими-то 
графиками.
    - Вы видите, вот, они нашли, они, наконец, выделили 
сигнал. - Он тыкал пальцем в нижний  график, и его глаза сияли  
совершенным счастьем.  - Конечно,  жаль, что не мы  нашли, но 
главное -  есть сигнал!
    - Какой сигнал?
    - Да вот же он! - Одуванчик поднял голову и, наконец, 
сообразил, к кому обращается. - Это сигнал другой цивилизации, 
понимаете? В Центре отфильтровали шумы в излучении 
радиоисточника  К-847 и впервые выделили бесспорный сигнал, 
посланный разумными существами. Они пытаются установить связь, 
они ищут другой разум,  ищут нас, и мы теперь нашли их!  Это 
новая эпоха... Ах, что же  это я, давайте, я вам налью.
    Алексей  Тихонович,  спохватившись,  бросился  наливать  
чай. Мария Николаевна недоверчиво  разглядывала график. Кривая  
на нем выглядела вполне прозаически.
    - А откуда видно, что это разумный сигнал?
    - А  вот из  этой последовательности  импульсов. Смотрите, 
на этой  странице  она  крупнее.  Видите,  один импульс, 
пауза, два, пауза, три, и так до восьми, потом еще раз, а 
потом уже сам  сигнал. Этот ряд чисел показывает начало 
сообщения, а главное, означает, что это не шум.  Никакой 
естественный процесс не может  породить такого  набора 
импульсов,  натуральный ряд  чисел доступен только  сознанию,  
это  абсолютный  объект,  универсальный символ разума.
    - Вы в этом уверены?
    - Да это общеизвестно! Когда мы посылали сигналы в Космос, 
то также начинали с подобной серии импульсов...
    - Мы посылали? Разве...
    - Конечно. Уже давно разные международные организации 
пытаются если не установить связь, то, по крайней мере, 
послать в  Космос сообщение о нас. Вы помните, на американском 
"Вояджере" установили пластину с  картинками и сообщением,  он 
должен был  после Юпитера уйти к Альфе Центавра? Конечно, с 
картинками проще, но  и радиосообщение может передать много 
информации.
    - Но ведь любой код условен. Что же можно передать без  
кода, кроме натурального ряда чисел?
    - Не скажите. Законы логики тоже универсальны. Вот  
погодите, я вам  найду образец  нашего сообщения,  и вы  
сравните с этим. - Алексей Тихонович выдвинул нижний  ящик 
своего стола и  увлеченно принялся в нем копаться, не 
переставая что-то бормотать.
    Мария Николаевна задумчиво разглядывала забавный график, 
прихлебывая остывающий чай. Вот как, значит, внеземные  
цивилизации? Голос звезд, зов далекого Космоса...
    Когда-то  она  тоже  мечтала  о Космосе. Когда-то, 
невероятно давно...   Ясными  августовскими  ночами,  когда  
гасло освещение летного  поля,  звезды  над  аэроклубом  
казались такими живыми и близкими, каких никогда не увидишь в 
городе. Она вспомнила  запах пыльной полыни и  остывающей 
земли, облупленную  теплую, нагретую за  день  дощатую  стену  
раздевалки,  куда все сбежались по зову тренера. Они с Генкой  
успели добежать только до  открытого окна, когда  раздались  
знакомые  позывные  из  включенного на всю мощь репродуктора, 
- и так и  остались там стоять, под окном  у теплой стены, 
запыхавшись от бега. В гулкую секунду тишины после  позывных  
неожиданно  громко  застрекотал  кузнечик  под ногами, и над 
полем  зазвучал  низкий,  вибрирующий  от  торжественности  
голос диктора.
    "...Работают все радиостанции Советского Союза...".   
Дыхание перехватывает  от  сладкой  тоски,  Генкины  руки 
сжимаются на ее плечах, он  расширенными глазами  смотрит на  
горизонт поверх  ее головы,  и  по  его  лицу  пробегают  
отсветы  того  же волнения. "...Сегодня, в  пять часов  
восемнадцать минут  утра с космодрома Байконур..."  Они  
слушают,  не  дыша,  все сообщение до конца, и голос звезд, 
зов Космоса гремит  в их сердцах, заглушая и  начавшийся гимн  
из репродуктора,  и даже  сладкое чувство  близости и теплоты.
    "Я добьюсь, Машенька, я попаду в Отряд, я должен там быть,  
я смогу, ты веришь?"  Он, улыбаясь, смотрит  вдаль, и в  его 
темных глазах отражаются низкие звезды. Да, конечно, она 
верила, она  бы и  сама  пошла  и  в  отряд  космонавтов,  и 
хоть на Луну, а уж с Генкой... С Генкой она  была готова 
просто быть  рядом, помогать, провожать и верить. Наверное, он 
бы добился. С его-то талантом  и страстью  он  мог  добиться  
многого,  если  бы  не тот проклятый парашют...
    Тогда, оглушенная горем, она слишком поздно поняла, что 
означают эти приступы тошноты и головокружения. А потом стало 
и вовсе не до звезд.  Когда родилась Ольга,  даже институт 
пришлось  бросить, недоучившись всего год. Пеленки, очереди, 
жилищные проблемы - так  и не  смогла потом  получить диплом.  
Хорошо хоть  вовремя осваивала  и  программирование,  и  новую 
технику, только поэтому держат ее  на инженерной  должности, 
хоть  и знает  она, пожалуй, поболе иных кандидатов. Да без 
диплома высоко не прыгнешь, сколько ты там ни знай. 
    Правда, в  последние годы,  грех жаловаться,  вроде бы  
стало полегче.   И  формальностей  всяких  меньше,  и платить 
начали не столько по  документам, сколько  по делам.  А 
главное  - главное, Ольга, наконец, выросла, поднялась, 
красавица, институт  кончила, замуж вышла,  - и  появился 
Ванечка.  Когда Ольга  была ребенком, Марии Николаевне слишком 
отчаянно приходилось бороться за выживание, чтобы  в полной  
мере почувствовать  радость материнства.  И теперь  для  нее  
стало  откровением  это счастье держать в руках теплый 
маленький  сверточек и  слушать доверчивое  гуканье.  Жизнь 
приобрела новый смысл и новые краски. Все те же давно  
пройденные заботы обернулись вдруг к ней другой, радостной и 
светлой  стороной. Почти три года Мария Николаевна не имела 
свободной минутки и была совершенно счастлива.
    Она вдруг до боли  ярко увидела Ванечку, сидящего  на 
высоком детском стульчике перед шатким дачным столом. Две 
пухлые  ручонки в  ямочках  запрокидывают  голубую  
пластмассовую чашку с кефиром так, что она упирается верхним 
краем в лоб. Видны только уши  и шевелящиеся красные  щечки -  
и вот  чашка опускается, открывая смеющуюся мордашку с  
кефирными усами и  белой полосой кефира  на лбу... И все  это 
счастье так  неожиданно рухнуло из-за  идиотского назначения 
зятя куда-то к черту на кулички!
    Кривая перед глазами начала расплываться, в левом боку 
пробудилась знакомая  ноющая боль.  Мария Николаевна  
попыталась взять себя в руки и, вернувшись к действительности, 
поняла, что Одуванчик уже давно ей что-то с жаром объясняет, 
размахивая пачкой графиков на миллиметровке.   Ах, да, сигналы 
внеземных  цивилизаций. Или, кажется, наши сигналы им.   
Стараясь не морщиться от боли  в боку, она неожиданно 
перебила:
    - Ладно, допустим, вы меня убедили. Возможно, вам даже 
удастся расшифровать этот сигнал. И что будем делать? Писать 
ответ?
    Алексей Тихонович споткнулся на полуслове и растерянно 
поморгал.
    - Ну, в принципе, конечно... Собственно, это не важно.
    - То есть как?
    - Видите ли, тут главное -  сам факт, что мы не одни  во 
Вселенной. А обмен  сигналами вряд ли  возможен, до источника  
К-847 несколько сот световых лет.  Мы, конечно, отправим 
ответный  сигнал, но пока он туда дойдет...
    - Но, Боже мой, -  Мария Николаевна не смогла скрыть  
удивления, - в существовании других цивилизаций и так мало кто 
сомневается. В чем же тогда смысл  всего этого? - и тут же  
раскаялась в своих словах.
    Лицо Одуванчика  выразило обиду  и разочарование,  его 
нижняя губа совершенно по-детски задрожала.
    - Но нельзя же так прагматически ко всему подходить. Это  
научная проблема. Впервые за тысячи лет, со времен Эллады, 
гипотеза о множественности  обитаемых миров  получила 
подтверждение,  а вы говорите...
    - Простите, я не хотела умалить... - Мария Николаевна 
встала, виновато улыбаясь. -  Я  так далека  от этого, но,  
конечно, очень интересно. Извините. Спасибо за чай.
    Одуванчик уныло кивал ей вслед.
    Вернувшись к дисплею, Мария Николаевна обессилено 
опустилась на стул. Нечего было и думать снова вникнуть в 
отладку. И как она позволила себе опять  удариться в 
воспоминания!  Боль в груди  не утихала. Она положила под язык 
таблетку и задумчиво взглянула  за окно. Идти домой только 
хуже, в толпе на Невском и в метро одиночество чувствуется еще 
острей, а дома бытовые заботы не  занимают мыслей. Отвлечься 
можно  только здесь, чем-бы-нибудь  таким монотонным, 
требующим внимания...
    Мария Николаевна выдвинула нижний  ящик стола  и  из-под 
кипы распечаток  вынула  толстую  зеленую  канцелярскую  
папку.  Листы бумаги,  тесно  заполненные  рядами  цифр,  уже 
начали желтеть по краям. Шарлотта как-то привезла эти данные с 
очередной  конференции от каких-то сейсмологов, плененных ее 
гениальным методом. Как всегда,  она  наобещала  им  быструю 
обработку и сногсшибательные результаты, а  потом, 
величественно  сверкая перстнями,  положила папку с данными на 
стол Марии Николаевне:
    - Знаете, денег они, конечно, не обещают, но в порядке  
научного  обмена...  Как-нибудь  обработайте  вашей 
программой, когда будет время.

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг