Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
красавицу-яхту, недовольно проворчал в микрофон Пацук,  которому  так  и  не
дали выговориться по поводу того, кто кому за газ должен.
     - Отставить шуточки! - тут же раздался в  наушниках  голос  Раимова.  -
Предупреждаю первый и последний раз: если кто-нибудь позволит себе во  время
боевого задания засорять эфир хохмами, прикажу расстрелять с самолета. Я  не
шучу!
     Бойцы задумались. Судя по голосу, майор действительно  не  шутил.  Хотя
понять, что именно происходит в  голове  другого  человека,  наверное,  даже
Гобе не дано. Тем более если этот человек татарин. Славяне вон триста лет  с
ними общались, да так друг друга до взятия Казани и  не  поняли.  А  уж  про
всяких там евроамериканцев, которые татарина от якута отличить не  могут,  и
говорить нечего! Поэтому проверять слова майора бойцы не решились и  хохмить
прекратили.
     Кедман, которому Устав ВМС  США  думать  не  позволял,  пока  Пацук  со
Шныгиным размышляли, переместился вдоль трубы и взял под прицел  левый  борт
и нос судна. Только после этого есаул со снайпером покинули самолет, и  тот,
поднявшись на десяток метров, завис над яхтой.
     Единственный спуск на нижний ярус находился  на  корме,  и  спецназовцы
стали  аккуратно  перемещаться  к  нему.  Пацук  взял  под  контроль  сектор
старшины, снайпер навел автомат на трап, а сам Шныгин метнулся к  спуску  и,
прижавшись к перилам, обвел стволом автомата весь пятачок  на  корме  второй
палубы, где располагался бассейн. Знаком показав сослуживцам, что они  могут
спускаться, старшина вдруг понял, что  вокруг  пахнет  чем-то  подозрительно
знакомым. Несколько секунд Сергей пытался сообразить, откуда  ему  известно,
чем может пахнуть  яхта  посреди  моря,  а  затем  понял  -  водкой!  Что  и
подтвердил Пацук, первым спустившийся к бассейну.
     - Мама моя, ридна Украина! - полным отчаяния голосом  прошептал  он.  -
Да в этом лягушатнике не вода, а  водка!  Шеф,  вы  нам  "фронтовые"  забыли
выдать. Так, может, я  глотну  чуть-чуть?  А  то  воно  ж,  может,  и  помру
сегодня, так и не приложившись!..
     - Я тебе глотну, Барсук, - проворковал Раимов. - Так наглотаешься,  как
ни одному бобру и не снилось!
     Вопрос  был  снят,  но  бассейн,  полный   водки,   отвлекал   внимание
"икс-ассенизаторов", не давая возможности нормально работать. Тем более  что
и запашок над палубой стоял одуряющий. Шныгин  с  Пацуком  его  еще  кое-как
выдерживали, а вот непривычные к такому количеству алкоголя  натовцы  начали
потихоньку дуреть. Кедман принялся со свистком баловаться, то засовывая  его
в рот, то вынимая обратно, словно фигурный  леденец  на  палочке,  а  Зибцих
стал насвистывать "Ах, мой милый Августин". Раимов понял, что  группу  нужно
срочно уводить от бассейна, и уже собрался отдать приказ, но  тут  дверь  во
внутренние помещения второй палубы открылась.
     Бойцов  с  открытых  мест  словно  ветром  сдуло.   Кедман   прилип   к
спасательной шлюпке, стараясь слиться с ней в одно целое, Зибцих  нырнул  за
кучу  шезлонгов,  сваленных  почти  у  края  кормы,  есаул  перекатился   за
пластиковый стол, а Шныгин, собиравшийся вломиться внутрь, прилип  к  стене,
прямо за дверью. Он первым  и  увидел,  что  на  палубу,  шатаясь,  выбрался
широкоплечий и рослый  мужчина,  почему-то  полностью  зеленого  цвета.  Еле
передвигая ноги, мужик добрался до бассейна и начал  из  него  пить.  Причем
погрузив голову в водку целиком.
     - Вот варвар! - пробормотал старшина и, одним прыжком оказавшись  около
алкоголика, выдернул его из бассейна и перевернул на  спину.  Пацук  тут  же
возник рядом, а Кедман с Зибцихом взяли под  прицел  открытую  дверь  второй
палубы.
     - Мать моя барсучиха, - оторопел есаул, глядя на физиономию  пойманного
мужика. - Что вам тут, Рио-де-Жанейро, что ли?!
     Возмущаться Микола действительно имел полное  право,  поскольку  вместо
морды у позеленевшего мужика была какая-то жутковатая  маска  с  оскаленными
клыками,  выпученными  глазами  и  плоскими  маленькими  ушными  раковинами,
плотно прижатыми к голове. Есаул попытался содрать маску с  несчастного,  но
к своему вящему  удивлению  обнаружил,  что  это  не  предмет  карнавального
костюма, а самое что ни на есть настоящее лицо.
     Вывалившийся из  кают  на  палубу  мужик  оказался  пришельцем.  Причем
нового, еще не известного  науке  вида!  Старшина  тут  же,  не  раздумывая,
тихонечко приложился к черепу инопланетянина прикладом автомата,  а  шустрый
Пацук упаковал  оного  в  две  пары  наручников  -  правую  руку  за  спиной
пристегнул к левой ноге, и наоборот. Зибцих, умудрившийся и видеть все,  что
происходило у бассейна, и держать под прицелом вход  внутрь  второй  палубы,
дал знак, что все чисто. Кедман тут  же  рванулся  вперед  и,  прижавшись  к
стене, позволил войти  остальным,  контролируя  всю  протяженность  широкого
коридора.
     - Шеф, а сельдерей, в натуре, зеленый, - доложил  Шныгин,  будто  майор
не видел происшедшего сам. - Один пучок запакован, ищем еще.  Мясо  пока  не
обнаружено.
     - Какое мясо? - оторопел Раимов.
     - А как еще заложников с этой Оплей называть?  -  пояснил  старшина,  и
майору  оставалось   только   горестно   вздохнуть   -   сам   спровоцировал
подчиненного на нарушение кодового режима.
     Вторую  палубу  спецназовцы  зачистили  очень  быстро.  Впрочем,  ее  и
зачищать было нечего, поскольку почти никого - ни  инопланетян,  ни  местных
аборигенов - на ней не обнаружилось. Исключение  составила  только  странная
парочка, запертая в подсобке. Шныгин так и  оторопел,  как  их  увидел.  Он,
видите ли, надрывается, жизнью рискует, людей спасая, а  эти  двое  целуются
взасос. Причем ладно бы разнополые были, а то  один  -  негр  в  белоснежном
кителе, а второй - лохматый мужик с фотоаппаратом под мышкой.
     - Уйди, пра-ативный. Ты  нам  мешаешь,  -  увидев  в  дверях  старшину,
протяжно заявил лохматый.
     - Шеф, а можно я тут немножко пообщаюсь, -  зачем-то  посмотрев  вверх,
поинтересовался  Шныгин.  -  Мяса  на  обед  отобью.  Без  тяжких   телесных
повреждений, естественно, как вы и приказывали.
     - Да  оставь  ты  их  в  покое,  -  вместо  майора  ответил  Зибцих.  -
Секс-меньшинства тоже имеют право на существование.
     - Чего?! - оторопел старшина. - Ты что, фашист, совсем с ума сошел?  Вы
же голубых так же, как евреев, уничтожали в войну.
     - Я не фашист! Я немец. И не смей  меня  больше  фашистом  называть!  -
рявкнул Ганс. - Понял, ты, сталинист хренов?!
     - Гляди-ка, немец еще и ругаться умеет! - наигранно изумился  Пацук.  -
Вот ведь воно ж как бывает...
     - Отставить разговорчики! - прервал дебаты Раимов.  -  Продолжить  сбор
сельдерея.
     Бойцам ничего другого, кроме как  подчиниться,  не  оставалось.  Зибцих
пару секунд сердито глядел  на  старшину,  а  потом  махнул  рукой  -  обида
обидой, а во время боевой  операции  на  коллегу  злиться  некогда.  Оставив
Пацука контролировать спуск на первую палубу,  а  снайперу  поручив  держать
под прицелом дверь, ведущую к бассейну, Шныгин с Кедманом закончили  очистку
кают. Впрочем, как упоминалось выше, никого не обнаружили. А вот  внизу  все
и началось!
     Едва капрал спустился на первую  палубу,  как  в  коридор  из  какой-то
комнаты вывалились два здоровенных пришельца. Оба были в изрядном  подпитии,
но, завидев землянина, тут же бросились  к  нему.  Кедман  ждать,  пока  они
приблизятся, не стал. Вскинув автомат, он дал  короткую  очередь  по  врагу,
стараясь разворотить  коленные  чашечки  атакующих.  Однако,  к  его  вящему
удивлению, ударившись о ноги пришельцев, пули срикошетили и, издав  истошный
вой, заметались по коридору, пока не засели в подходящей двери.  Капрал  дал
еще одну очередь, на этот раз целясь  в  грудь,  но  эффект  был  тот  же  -
нулевой!  Пули,  разносившие  в  пыль  бетон,  не  причинили  пришельцам  ни
малейшего вреда. Да  что  там  говорить,  они  и  движение  врага  почти  не
замедлили.
     Шныгин, едва услышав стрельбу, скатился по  трапу  вниз,  на  лету  дав
очередь по инопланетянам. Те, видимо, только вдвоем на одного  смелые  были,
и,  увидев,  что   к   американцу   прибыло   подкрепление,   задумались   и
остановились. Старшина с Джоном тут же разрядили по рожку в грудь врага,  но
видимого ущерба нанести не  смогли.  Инопланетяне,  хоть  и  были  в  чем-то
напоминающем облегающее трико, оказались абсолютно непробиваемыми.
     - Щемись, мужики! - завопил сверху Пацук. - Сейчас посмотрим,  как  эти
уроды связку гранат выдержат.
     Старшина с Кедманом тут же бросились в разные  стороны,  выбив  плечами
двери кают. Есаул швырнул обещанную связку  в  коридор,  но  за  секунду  до
взрыва оба пришельца повторили маневр спецназовцев, укрывшись  за  стальными
переборками. Зибцих протянул  Пацуку  еще  одну  связку  ручных  гранат,  но
прежде, чем Микола спустился вниз и попытался забросить  взрывчатку  в  одну
из кают, где укрылись  пришельцы,  коридор  первой  палубы  заполнил  густой
зеленый дым. Есаул не видел даже пальцев  вытянутой  руки,  поэтому  швырять
гранаты наугад не решился.
     - Блокировать вход.  Держаться  в  укрытиях,  -  скомандовал  по  рации
Раимов. - Сейчас я вам Бобика на веревке спущу. Расширьте ему  двери.  А  то
может застрять.
     Шныгин на ощупь нашел двери, ведущие из кают первой палубы на  открытое
пространство, и вышиб их. Ворвавшийся внутрь ветер  промчался  по  коридору,
на секунду разорвав клубы дыма, но затем они снова  сгустились  и  сквозняку
больше ни пяди занятого помещения не уступили. Дым, словно  резиновый,  чуть
подавался  под  напором  ветра,  а  затем  возвращался  назад.   Спецназовцы
оторопело уставились на это зрелище, на  пару  секунд  оказавшись  буквально
парализованными от удивления. Но  тут  им  на  помощь  пришел  верный  танк.
Точнее, не пришел, а просто свалился с небес, пробивая переборки. Да  так  и
ушел вниз, до самого дна трюма.
     - Вот, мать их в Кукуевское ателье на примерку! - заорал майор.  -  Эти
гады "тарелкой" своей тросы перерезали.
     - Откуда она взялась? - оторопел старшина.
     - А я почем знаю! - Раимов был просто  взбешен.  -  С  неба  свалилась,
мать ее...
     Впрочем, договорить, где именно находится местожительство  матери  всех
"летающих тарелок", майор не  успел.  Вокруг  дыры,  пробитой  в  переборках
танком, вспыхнул ослепительный свет. Светофильтры  на  шлемах  спецназовцев,
конечно, сработали, но с опозданием в долю секунды,  и  эта  заминка  стоила
того, что больше минуты  бойцы  ничего  не  могли  видеть.  А  когда  зрение
восстановилось, оказалось, что ни дыма, ни "летающей тарелки",  да  и  самих
пришельцев на яхте нет. А из пролома, с нижней  палубы,  на  бойцов  смотрит
счастливое негроидное лицо Опли и камера телеоператора.
     - Вы только что в прямом эфире нашего шоу видели беспрецедентную  акцию
по спасению заложников из лап межпланетного терроризма,  -  заявила  ведущая
на весь белый свет и тут же повернулась куда-то назад. -  У  меня  вопрос  к
премьер-министру Великобритании. Скажите, сэр, вы испытывали во  время  этой
акции сексуальное возбуждение...
     - Группа, отступаем! - тут же заверещал в  наушниках  голос  майора.  -
Марш  все  бегом  на  верхнюю  палубу.  Этого   урода   зеленого   с   собой
прихватите, - и ворчливо добавил, едва спецназовцы бросились  выполнять  его
приказание:
     - Хорошо, что у вас морды размалеваны, а то  бы  прославились  на  весь
мир! В следующий раз на любую операцию только в масках!..


                                  Глава 3

     Земля. Год все тот же.  Задолбал  уже.  Швейцария.  Закрытый  на  время
горнолыжный курорт им. Ивана Сусанина. Посмотришь вокруг и не  скажешь,  что
не зима. Время раннее. Кое-кто в такую пору еще и не завтракал. Особенно  на
противоположной стороне земного шара.
     Красота.  Горы.  Елка  зеленеет,  солнышко  блестит.  Птички   щебечут.
Соловьи поют. Под Курском. А на  вершине  простой  швейцарской  горы,  лично
знавшей самого Суворова, стояли четыре человека. Чуть пониже - еще  четверо,
затем - полтора десятка, и  так,  в  геометрической  прогрессии,  до  самого
подножия. Со стороны это выглядело  так,  будто  половина  Швейцарии  слегка
сошла с ума  и  решила  водить  новогодний  хоровод  не  только  задолго  до
наступления самого праздника, но и далеко от здравого смысла - вокруг  горы.
А на самом деле это  была  всего  лишь  конференция  Супербольшой  Четверки,
посвященная, естественно, борьбе с инопланетными оккупантами.
     - Так что вы говорите, Джордж, они там оккупировали? -  поинтересовался
российский Президент, задумчиво покачивая лыжной палкой.  По  недоразумению,
хотел попасть ею в глаз Мао Дзе, но промахнулся. Исключительно  из-за  того,
что китаец вертелся все время и норовил из горнолыжных  ботинок  выпрыгнуть,
будто они на три размера больше, а не меньше положенного были.
     - Спасибо, что напомнили, господин  Президент!  -  американец  радостно
хотел хлопнуть по лбу  Великого  Кормчего,  но  потом  вспомнил  о  двадцати
миллионах голодных, несчастных и бездомных китайцев и решил, что  безопаснее
будет укусить ближайшего сенбернара за лапу.
     - Так вот, правительством  Соединенных  Штатов,  в  частности,  и  всем
народом Америки, в  целом,  а  также  истинными  демократами  всего  мира  я
уполномочен  сделать  следующее  заявление,  -  начал  было   толкать   свой
торжественный  спич  Джордж,   но   заявление,   встретившись   с   взглядом
Президента, так и проследовало мимо. Не остановившись. И американец  остался
без оного.
     - Джордж, я  задал  конкретный  вопрос.  Зачем  разводить  патетику?  -
поинтересовался глава Российского государства. - Натюрлих, герр Еханссон?  -
и, увидев вытаращенные от удивления  глаза  председателя  Евросоюза,  махнул
рукой. - Ах, да. Я и забыл, что вы швед...
     Руководители  четырех  государств  собрались  на  саммит,  конечно,  не
случайно. Поводом послужил в  первую  очередь  захват  инопланетянами  яхты,
напичканной знаменитостями и прочими влиятельными людьми, словно  консервная
банка  астраханской  килькой.  Весь  мир  до  сих  пор  с  упоением  смотрел
полуторачасовую видеокассету, отснятую  оператором  Опли,  на  которой  были
запечатлены как кадры отвратительных бесчинств пришельцев, так  и  финальная
сцена  с  участием  загадочных,  закамуфлированных  лиц.  И   народы   мира,
естественно,  те,  у  кого  дома   был   телевизор,   приставали   к   своим
правительствам - там, где эти правительства, конечно, были -  с  требованием
объяснить, что, черт возьми, вообще на Земле творится.
     А вот все местное население атолла Капингамаранги в количестве  трех  с
половиной  папуасов  даже  устроило   марш   протеста   около   американской
военно-морской базы, в которую входили покосившаяся кибитка, еле дышащая  на
ладан радиостанция  и  полтора  вечно  пьяных  морских  пехотинца.  Причиной
всенародного возмущения  послужил  тот  факт,  что  единственный  на  атолле
ламповый телевизор "Рубин" сломался в самый неподходящий момент. После  чего
Джорджу  пришлось  полтора  часа  выступать  в  прямом  эфире  по  Би-би-си,
объясняя, что в происшествии виноваты не  происки  террористов  с  соседнего
острова Науру, а обычная триодная лампа... В  общем,  одни  неприятности  от
этих пришельцев!
     Да и горнолыжный курорт в Швейцарии местом сбора Супербольшой  Четверки
был  выбран  отнюдь  не  случайно.   Во-первых,   Евросоюз,   в   целом,   и
вышеуказанное государство, в частности, условно  считались  нейтральными,  А
во-вторых,  уговорить  Президента  приехать  на  этот  саммит  смогли,  лишь
пообещав катание на горных  лыжах.  Иначе  он  даже  разговаривать  на  тему
общего сбора не хотел.
     - Нужно сказать, что народ требует объяснить, кто  были  те  загадочные
люди, освободившие яхту от  террористов,  -  прервал  затянувшееся  молчание
Еханссон. - А это означает... Что? - глава  Евросоюза  поднял  вверх  лыжную
палку  в  правой  руке.  -  Что  кто-то  из  нас  должен   взять   на   себя
ответственность за проведение этой операции.
     - Может быть, ввиду сложившейся политической ситуации и  укоренившегося
общественного мнения это сделает господин  Президент?  -  поинтересовался  у
окружающих Джордж, а затем посмотрел на  главу  Российского  государства.  -
Все-таки база на вашей территории. Да и выборы у вас не скоро...
     - Полностью  поддерживаю   Россию!   -   завопил   Мао   Дзе,   видимо,
соскучившийся от того, что на него никто не обращает  внимания.  Зато  после
крика остальные руководители сразу посмотрели в его сторону.  Причем  все  с
одним и тем же выражением  на  лице,  что  в  переводе  означало  "закопайте
кто-нибудь этого идиота в снег".
     - Господин Мао, Россия еще ничего не сказала,  -  Президент  терпеливо,
как душевнобольному, объяснил китайцу истинное положение вещей.
     - Я знаю, -  как  лучшему  другу  душевнобольного,  улыбнулся  в  ответ
Великий Кормчий. - Просто  хотел  сказать,  что  если  Россия  найдет,  куда
пристроить двадцать миллионов голодных,  бездомных,  несчастных  и  холодных
китайцев, то никакой другой фразы от меня весь мир не услышит.
     - Дорогой Джордж, вам нужны двадцать миллионов  голосов  избирателей  в
вашу  поддержку?  -  повернувшись  к  американцу,  ласково   поинтересовался
Президент.
     - Конечно! - радостно воскликнул тот, но, услышав  хихиканье  Еханссона
и увидев, как довольный Мао достает из кармана сотовый телефон, изменился  в

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг