Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Андрей Ленский, Виктор Карасев


                       СТРАЖ




    - И куда  ты  теперь собираешься? - поинтересовался Альмор.
Что  его  всегда раздражало в приятеле -  так  это  способность
глубоко и проникновенно беседовать с самим  собой, не произнося
ни слова вслух.
    - К морю, - лаконически поведал Мигель.
    - А что - там что-то намечается?
    - Конечно.
    - И что же?
    - Почем я знаю? Помнишь погодку неделю назад?
    - Ну?  Этот   ветерок,   от   которого   медный  лебедь  на
бургомистерском доме решил полететь за стаей?
    - Именно.
    - Что - именно?! - озлился Альмор. - Какого дьявола? Что  я
тебе - ученик чародея? Когда соберусь вкушать мудрость, оповещу
тебя заблаговременно!
    - Не кипятись. Понимаешь, здесь холмы.
    Мигель сделал паузу.
    - НУ?
    - Холмы... Ветер с юга. Холмы  тоже.  На  море, стало быть,
шторм. Что-нибудь да  утонуло. Ярмарка, опять же, скоро - купцы
собираются. В море работать непросто, зато урожай большой.
    - Ты  чего - еще  и  в  море  клады ищешь?  Ну  нет,  слуга
покорный. Я с тобой до ближайшего города... или до ярмарки.
    - Потому  что   у   осьминогов   нет   карманов?  -  ехидно
поинтересовался Мигель.
    - Потому  что  не хочу, чтоб мои наследники нанимали  тебя,
дурака, искать наследство на дне морском! В мои жизненные планы
это не входит.
    Мигель пожал плечами.
    - Найдем что-то еще - прекрасно. Не найдем - поищем в море.
Я тоже не томлюсь жаждой морских приключений.
    Альмор только возмущенно фыркнул.


    Расстались они  за  полмили  до  городских  ворот.  Незачем
привлекать  внимание  к тому, что они вместе,  ни  Альмору,  ни
Мигелю это не  на  пользу. Встретиться договорились в "Безумном
дельфине" -  там  обычно  останавливались  торговые капитаны, а
кроме  того,  поверие требовало от всех, застигнутых штормом  в
море, пропустить там  хоть кружечку. Альмор до сих пор гордился
этим поверьем: за  древний стих он получил целых десять дукатов
и трудился над ним три дня.
    Вид порта не оставлял сомнений: шторм  имел место. Впрочем,
прямо на месте найти работу не удалось, и Мигель, полон надежд,
отправился в таверну.
    Альмора там пока не было.  Мигель  присел  за стол, заказал
эля и рыбы. Пошел за дополнительной порцией - и тут  заметил на
себе чей-то пристальный взгляд.
    Мигель  обернулся,  стараясь,  чтобы  этого  не   заметили.
Ощущения его, как  обычно,  не обманули - потому  он  и пошел в
кладоискатели. Его  пристально  изучали  чьи-то  черные глаза -
остальное было скрыто купеческим задом, двумя  игроками в кости
и декольте официантки.
    Глаза были  направлены  отнюдь  не  на  одухотворенное лицо
Мигеля, а существенно ниже. На  пояс.  Пояс  - с церемониальной
киркой, знаком профессионального кладоискателя.
    Не теряя  непринужденности,  Мигель изящно и с достоинством
поклонился обладателю глаз, так, чтобы кирка  показалась ему во
всей красе.
    - О господин, -  прозвучал глубокий и сочный баритон, - чьи
познания  слепят  мои  слабые  глаза,  разрешите   недостойному
пригласить вас за этот скромный стол.
    - Благодарю  вас,  господин...  Я  - мэтр Мигель  Кампо  из
Кастилии, - отрекомендовался Мигель, пересаживаясь и  отодвигая
зад, мешающий рассмотреть собеседника.
    - Достойный дон Мигель,  я  - Маруф ибн-Гассан аль-Байан из
Каира, ваш покорный слуга. Я искал встречи с  вами по поручению
пресветлого  эмира  египетского Джаффара  ибн-Малика аль-Нисра,
коего  катибом  я имею  честь  состоять.  Специально  для  этой
встречи  пересек  я море  и  оставил  на  попечение  помощников
государственные  дела.  Не  соблаговолит  ли  господин   Мигель
выслушать просьбу пресветлого эмира?
    Мигель огляделся.  Покамест  все  вокруг  было спокойно, но
официантка  явно  слишком задержалась над этим столом, а  рядом
моряки доиграли партию в кости и вот-вот тоже могли обратить на
них внимание. Это, похоже, совершенно лишнее.
    - Ээ..  достойный  господин Маруф,  вероятно,  будет  лучше
сделать  это,  скажем,   в   одной  из  комнат...  ммм...  сего
трактира?
    - Если господин  не  возражает,  к  нашим  услугам любая из
кают "Властителя". Этот превосходный корабль принадлежит  моему
другу,  Васифу аль-Атахии,  почтенному  торговцу  благовониями.
Васиф будет счастлив принять нас на борт своего судна и окружит
вас привычным комфортом.
    Неужели  у  него  на  корабле  найдется  яма  под  корнями,
усмехнулся про  себя Мигель. Или  он имел в виду канатный ящик?
Однако, дело явственно запахло работой!
    - С радостью, мой господин, - приятно улыбнулся Мигель.


    Только узрев лодку, которая должна  была  доставить  их  на
судно, Мигель начал себе представлять, что такое "катиб эмира".
За такую  лодку при дворе  дожа могли бы посоперничать герцог с
кардиналом. Но  первое,  что  встретило  Мигеля  на борту, была
крайне самодовольная физиономия Альмора.
    Тот  стоял  на  палубе  и  чистил  что-то  медное  с  видом
оруженосца, точащего королевский меч.
    - Ваше сиятельство, дон Мигель, -  обратился  он  к нему. -
Все ваши приказания исполнены в точности.
    Мигель аккуратно придержал рукой челюсть.
    - Проводите благородного  гостя  в  каюту, - приказал Маруф
слугам.  -  Тысяча  извинений,  дон Мигель, я  должен  сообщить
капитану о нашем прибытии, - и с поклоном катиб удалился.
Слуги  ревностно   исполнили  поручение.  Каюта   превзошла
всяческие  ожидания:   чеканный   золотой   кувшин  в  половину
человеческого   роста   казался    там   малозначащей   деталью
обстановки. И, конечно, там было предусмотрено  место для слуги
гостя...
    Мигель  с  нетерпением  ждал,  когда  же  они  останутся  с
Альмором наедине.
    - Ну?  И  как  это  прикажете понимать? - вопросил  он,  на
всякий случай - по-латыни.
    - Где благодарности?  -  Альмор  скрестил  руки  на  груди,
покосившись на дверь. - Где цветы и обьятия?  Такой оплаты, мой
скромный друг,  ты не видел  со дня собственного рождения и без
моей помощи и не увидишь, проживи ты хоть до судного дня.
    - А что за работа?
    - Э нет, не буду портить тебе  удовольствие. Расспроси сам.
Тут  есть  пара  затруднений.  Ну,   то   есть   для   обычного
специалиста. Не для великого дона Мигеля.
    - Голову оторву!
    - Маленький урок хороших манер, дон Мигель. Слугам отрывать
голову  полагается  тихо, без  криков,  дабы  не  унижать  свое
достоинство.  Достоинство  здесь  -  первое дело, без  него  ты
червяк, и  ничего более. Как  говорит господин Маруф - пыль под
стопами. Под стопами... Сделай из этих  слов  поэму  и  посвяти
донне Элене.
    Тут послышались шаги,  и  Альмор замер в почтительной позе,
успев напоследок показать своему новому господину язык.


    Маруф  ибн-Гассан   вернулся  в  сопровождении   невысокого
круглого  человечка,   одетого  в  шелк,  и  представил  своего
спутника как Васифа аль-Атахию, капитана и владельца судна.
    - Да  будет  известно вам,  о  мастер  поиска  сокрытого  и
утраченного, - перешел он сразу  к  делу, - что господин наш  и
повелитель, эмир Джаффар ибн-Малик аль-Ниср, что означает орел,
гроза пиратов и диких черных эфиопов,  пребывает  в  печали,  и
даже  упоминания  о  его  многославных  победах  не в силах  ее
развеять.  Лишь  тот, кто отыщет драгоценность, о коей  недавно
узнал эмир, развеет  его печаль. Щедрость эмира известна даже в
сих краях, и даже Бармекиды не могли бы сравниться с ним. Дошли
до нас, о достославный дон Мигель, чьи глаза подобны соколиным,
а  мудрость  затмевает многих  великих  мужей,  слухи  о  вашем
необычайном  искусстве,  и хотим мы испросить вашего участия  в
деле сем.
    - Не  соизволит  ли пресветлый катиб пояснить мне, о  какой
драгоценности   идет   речь,   и   как   получилось,   что   ее
местонахождение неизвестно?
    - Несомненно, мой благородный друг, но лишь после того, как
по вашему  слову  "Властитель"  покинет  причал  и направится к
александрийскому  маяку.  Да не  сочтет  мой  господин  сие  за
неучтивость, но таков, а не иной приказ пресветлого эмира, я же
лишь пыль под его стопами.
    Мигель едва  удержался,  чтобы  не  фыркнуть,  услышав  про
стопы. Собственно,  какая  разница,  подумал  он,  что  искать?
Оплата явно будет достойной, и работа вполне в  его стиле. Лишь
бы не  оказалось там каких-нибудь сторожей... Египет, Египет...
Что там писал Плиний? Катоблепас ужасный...  Нет, это, кажется,
в верховьях  Нила. А вдруг  именно там... Тогда, решил про себя
Мигель, разведывать путь будет мой слуга Альмор. Он меня в  это
втравил... От этой мысли сразу стало легко на душе.
    - В таком  случае,  -  Мигель  принял  самый достойный вид,
какой  мог,  -  пусть  господин мой отдаст  распоряжения  рабам
своим, и путь наш в Каир начнется.
    - Да будет так.
    Капитан удалился, так и не вымолвив ни слова.
    - Да будет известно вам, мой господин, - продолжил Маруф, -
что в городе Каире,  где  здравствует и правит пресветлый эмир,
три года тому  назад  объявился некий суфий, называвшийся Дауд,
сын  Омара.  Он  совершал   хадж,   и  как  оказался  в  Каире,
направляясь из Басры  в Мекку - ведомо лишь суфийской мудрости.
Удивительно же не это, а то, что прибыл он к нам с юга, то есть
от истоков Нила...
    Мигель с огромным трудом удержался, чтобы не сплюнуть через
левое плечо. Это надо же!
    - ... и был он неизлечимо  болен.  Лучшие  врачи по приказу
эмира осмотрели его, и  прописали  дюжину дюжин лекарств, но ни
одно не облегчило его страданий. Впрочем,  он, будучи дервишем,
казалось, и не испытывал страданий,  зато  один  лишь взгляд на
его язвы заставлял содрогаться правоверных. И мудрец скончался,
но  прежде  побеседовал с пресветлым эмиром, и  в  сем  кроется
причина  его  печали.  Ибо  поведал  мудрец  о том, что  многие
мечтания эмира  могли бы исполниться, если  бы был в  его руках
один ларец, сокрытый в неведомом месте.
    - Эмир, - продолжал Маруф, - был  весьма  удивлен,  ибо  не
привык слышать от суфиев подобные речи. И у него при дворе есть
учитель, суфий известный и почитаемый, о котором сказал поэт:

    Где он проходит, цветы вырастают из камня
      Не чересчур высоко, ибо суфиев путь не таков.

    - И этот суфий, Малик аль-Каззаз, проведав  о сем, удалился
на несколько недель размышлений. По завершении  же сих раздумий
вернулся он ко двору эмира и молвил:
    "О пресветлый эмир! Стало  мне  ведомо, что истину рек шейх
Дауд ибн-Омар, и сей ларец  существует.  Воистину  не  придется
идти долее месяца, чтобы достичь места сего.
    - Реки же, - велел эмир, - как найти ларец?
    - Сие  сокрыто  от  меня.  Есть лишь два пути  узнать  это:
во-первых, я могу проделать тот же путь, что мудрый брат  мой и
наставник, и  истина,  вероятно,  откроется мне в размышлениях;
далее, возможно  пригласить назареянина, того, что сделал поиск
сокрытого искусством  своим  и  путем  совершенствования,  и он
отыщет то, что угодно эмиру."
    Мигель подавил зевок.
    - Эмир задумался, - продолжал рассказ катиб, - и сказал:
    "Мудрость подсказывает  нам,  что  не  должно оставлять без
учителя и наставника  эмират, ибо мы смертны, а наследники наши
юны  и  не готовы самостоятельно управлять. Визирь  же,  как  и
подобает при его должности, жаден  сверх  меры,  и жадность его
надлежит умерить мудростью. Посему повелеваю тебе, катибу моему
Маруфу ибн-Гассану аль-Байану, - и он склонил свой взор ко мне,
- отправиться  немедля  в  земли  франков,  испанцев  и  лживых
венецианцев  и  отыскать  мне  такого  назареянина.   Повелеваю
заготовить приказ и взять из казны десять тысяч золотых динаров
на путешествие, ибо  отправиться ты должен не далее, как завтра
на рассвете."
    - Вот как, господин мой, я оказался в ваших землях, - Маруф
погладил бороду.
    - Позволено  ли  будет  узнать  мне, мой господин,  что  же
сказал дервиш? Что за сокровища таятся в ларце и что известно о
его местонахождении?
    - Дервиш поведал, что ларец сей  красного  дерева  имеет  в
длину  два  локтя, в ширину полтора  и  в высоту два и  украшен
листьями из чистого золота и письменами. И сокрыт  он в пустыне
египетской,  сторожит  его самый свирепый страж из всех,  какие
только есть  в Египте, но сам ларец, однако,  ему доселе не был
нужен.
    - И что же это за страж?
    - Неведомо. Иначе уже давно был  бы  он  найден, и мамелюки
пресветлого эмира повергли бы его во прах.
    Мигель тяжело вздохнул.
    - Что же находится в ларце?
    - Да  простит   мой   господин   смиренного  слугу  своего!
Пресветлый   эмир,   да  славится  его  имя,  не  открыл    мне
этого.


    Когда  Маруф   покинул   Мигеля,   дабы   тот   отдохнул  и
поразмыслил, Мигель  ждал  только  одного: возможности оторвать
Альмору голову, как тот просил, без шума и криков...
    - Вот видишь? -  нарушил  мрачное молчание Альмор. - Вполне
по специальности...
    - Ты рехнулся, - тихо, проникновенно констатировал  Мигель.
- Что в ларце - неизвестно, страж...
    - Ну, насчет ларца - тебе, может, и неизвестно, а я недаром
тут околачиваюсь с самого утра.

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг