Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     Во дворе опять ухнуло.
     Я, посоветовавшись с товарищами, то  есть  приняв  решение  единолично,
отправил сопротивляющуюся и  протестующуюся  Мурзилку  в  подвалы  НКВД  (на
сохранение), а сам с молодым пошел воевать.
     В коридоре нас ждало начальство.  Мне  сразу  бросилось  в  глаза,  что
внешний  вид  оперуполномоченного,  скажем  так,  существенно  отличался  от
вчерашнего: гимнастерка, галифе и  сапоги  были  в  кирпичной  пыли  и  даже
кое-где порваны, а правая рука опера была в бинту и на перевязи.
     - Ого, лейтенант, критика пошла вам на  пользу,  -  бодро  прокричал  я
сквозь грохот очередного взрыва.  -  Но,  право  же,  не  стоило  даже  ради
создания имиджа так портить новое обмундирование. Неужели нельзя было просто
извалять в пыли? И с рукой вы явно переборщили.
     Я думал - мне дадут в морду, но опер лишь поиграл на лице  желваками  и
устало отвел свой взгляд.
     - Товарищ Копыто всю ночь проверял охранение, а под утро  участвовал  в
задержании группы вражеских саперов,  где  и  получил  ранение,  но  лечь  в
госпиталь отказался, - проинформировал меня политрук.
     Опять грохнуло.
     - Тяжелыми бьют, - пропищал молодой из-за моей спины.
     - Сутки такого обстрела - и нам хана, - слишком спокойно сказал капитан
и вопросительно посмотрел на меня.
     - Проводите меня на самую высокую  точку  здания,  -  ответил  я.  -  И
неплохо бы приготовиться к возможной атаке.
     - Мы-то всегда готовы, а на сторожевой  башне  вас  ведь  в  два  счета
накроют, - ответил мне капитан, но я махнул  рукой,  и  все  задвигались  по
своим постам, как будто получили от меня исчерпывающий ответ на  их  вопрос,
хотя для меня самого осталось загадкой, что я хотел этим сказать: то  ли  не
накроют, то ли хрен с ним.
     Я в последний момент остановил за левый рукав Копыто и тихо сказал:
     - Не сердись, лейтенант, на меня шибко. Просто иногда полезно  побывать
в шкуре несправедливо осужденного. И береги себя - не лезь зазря в пекло. Ты
еще молодой и не совсем безнадежный.
     Копыто ничего мне не сказал, но я почувствовал, что его локоть  немного
расслабился, и на этом мы разошлись по местам.

     В сторожевую башню уже попал тяжелый снаряд и разворотил всю крышу, что
нам было в принципе на руку - нужен был круговой просмотр, а сидеть  хоть  и
на довольно пологой,  но  все  же  островерхой  жестянке  и  отбивать  атаки
супостата - не очень радужная перспектива.
     Еще поднимаясь по лестнице, я надел шлем и опустил забрало.  На  экране
появилась надпись: "ЗАЩИТА ВКЛЮЧЕНА!"
     Я спросил: "Радиус действия защиты?" и, получив звуковой  и  визуальный
ответ "3 МЕТРА", сказал молодому: "Держись сзади меня и ни на шаг не отходи.
Не то убью!"
     - Слушаюсь, товарищ командир, - весело ответил молодой  и  еще  сильней
стал пихать меня штыком под ранец.
     Поднявшись наверх, я уселся на битый кирпич  лицом  в  сторону  Кремля.
Молодой прижался ко мне спиной, стараясь разглядеть Уральские  горы.  Кругом
рвались снаряды, свистели осколки и пыль стояла столбом.
     Я, недолго думая, спросил у шлема:
     - Откуда стреляют?
     На экране появилось три кружочка: один  -  на  Бронетанковой  академии,
второй - на церкви "Петра и Павла" и третий - на Главном военном  госпитале.
Под кружочками были цифры: "2 КМ", "2, 3 КМ" и "3, 1 КМ".
     Я ничего не понял и спросил:
     - Расстояние до первой цели?
     В  ответ  замигала  цифра  "2  КМ".  Я  опять  ничего  не  понял  -  до
Бронетанковой академии было не более 700 метров!
     - Покажи на карте! - приказал я.
     Появилась карта, и я понял, что мой шлем засек вражеские  батареи  даже
на закрытых позициях!
     Первая была не в здании Бронетанковой академии, а на стадионе за  ЦАГИ,
вторая была на Бауманском рынке,  а  третья  -  в  районе  Электрозаводского
моста.
     - Ну и как по ним стрелять?
     На  экране  появилось  старое  изображение,  но  сверху  была   надпись
"ДЕМОНСТРАЦИЯ". Снизу к первому кружочку стала двигаться красная точка,  под
которой  горела  надпись  "ОРУЖИЕ".  Когда  красная  точка  совместилась   с
кружочком-целью, надпись "ОРУЖИЕ" сменилась на  "ВЫСТРЕЛ",  и  кружочек-цель
пропал,  а  на  ее  месте  появилась  надпись  "ЦЕЛЬ  ПОРАЖЕНА".  Потом  все
повторилось с другими целями, и появилась надпись "ДЕМОНСТРАЦИЯ ОКОНЧЕНА".
     Я,  следуя  инструкции,  взял  пушку,  навел  ее  посредством  красного
кружочка на цель и нажал на пуск.
     Ничего не произошло! Бронетанковая академия осталась стоять  на  месте,
хотя я целился прямо в нее. Кружочек-цель тоже не пропал, но зато  появилась
надпись "ПОВТОРИТЬ!".
     Я опять стал наводить красный кружочек на цель, но, в отличие от первой
попытки, стал сразу и непрерывно давить на спусковой крючок.
     Минуты две я водил  прицелом  по  кружочку,  как  вдруг  он  пропал,  и
появилась надпись "ЦЕЛЬ  ПОРАЖЕНА!".  Я  огляделся  по  Сторонам  -  снаряды
рвались по-прежнему. Может он ошибся? Правда, там, кажется, еще две батареи?
Я проделал все манипуляции  с  другими  целями  и  вдруг  наступила  тишина!
Обстрел прекратился, и только молодой надрывно кашлял от  поднятой  взрывами
пыли, которая медленно оседала.
     - Молодой! - крикнул я. - Живой?
     Молодой что-то там прокашлял.
     - Тогда дай закурить.
     Молодой протянул мне кисет, и одновременно с этим все вокруг взорвалось
синим пламенем! Тяжелый снаряд попал прямо в нас, но защита  сработала!  Она
даже уменьшила грохот взрыва и яркость огня, но мы  все  же  минут  на  пять
оглохли и ослепли.
     Придя в себя, я пробормотал:
     - Откуда стреляют?
     На дисплее замигали вновь появившиеся кружочки, потом появилась  карта:
одна новая батарея была на  Лефортовской  площади,  другая  -  у  Дворцового
моста.
     Через три минуты их там не стало.

     Пыль давно рассеялась, погода была отличная, и немцы  почему-то  больше
не стреляли!
     Мы с молодым выкурили по козьей ножке и уже  начали  дремать,  как  над
ухом у меня раздался истошный крик:
     - Рожа! - и меня сильно лягнули.
     Я, все еще надеясь, что это немцы прорвали нашу оборону и  ворвались  в
решающем штурме к нам на крышу, сразу не стал открывать глаза и  притворился
убитым, но, к сожалению, все обстояло намного хуже - это были не немцы.
     - Пузо! - меня опять лягнули и снова незаслуженно обозвали: - Гнус!
     Да, дорогой и многотерпимый читатель! Опять,  к  твоему  сожалению,  на
экране, пардон, на наших страницах появился злой Мурзик  и  начал  кабанеть.
(Ну не могу я ее выкинуть из повествования - роман же про нее, хотя она  мне
самому уже порядком надоела - талдычит одно и то  же:  "Рожа!  Пузо!  Гнус!"
Хоть бы чего-нибудь  новенького  придумала.  К  примеру  "Уважаемый  Дмитрий
Михайлович! Не желаете  отведать  кваску?"  Или  возможен  вариант:  "Димик!
Почеши мне спинку!" А я ей в ответ: "Брысь!" А она мне: "Мур-мур-мур!"  А  я
ей...)
     Бац!
     - Рожа!
     Молодой, как  идиот,  строил  ей  глазки  и,  по-моему,  изо  всех  сил
соображал, как получше  бы  назначить  ей  свидание.  Снизу  торчала  голова
Сенцова и все бормотала, что нас заметят немцы.
     Мурзила на радостях, что вырвалась из плена, была чертовски хороша.  Но
я хотел есть, пить, спать и в туалет.
     Оборона Лефортовской тюрьмы продолжалась!

     Немецкое  командование  было  обескуражено  событиями  в  этом  районе.
Проанализировав ситуацию, заслушав выводы экспертов и проведя консультации с
Берлином, был получен неутешительный вывод - что-то здесь не так!
     Раз имеет место наличие у русских супероружия, (а все факты говорили об
этом), то непонятно зачем оно оказалось в  центре  захваченного  противником
города, причем еще более  непонятно,  для  чего,  обладая  таким  оружием  и
соответственно имея возможность практически беспрепятственно  пройти  с  ним
через любое боевое охранение, вот уже вторые сутки оно находится в никому не
нужной старой тюрьме в  двухстах  километрах  от  постоянно  удаляющейся  от
города линии фронта?!
     Первоначально предположили, что это  связано  с  прилегающей  к  тюрьме
территорией Центрального института  авиационного  моторостроения,  но  когда
сегодня утром она была захвачена и внимательно изучена, то  выяснилось,  что
нет даже крохотного намека на какое-нибудь секретное производство.  (Цех  по
производству реактивных установок залпового огня  М-13  системы  "Катюша"  в
расчет не принимался ввиду известной технологии их производства  при  помощи
автогена и обрезков железнодорожных рельс.)
     Версия,   что   Вермахт   столкнулся   с   целенаправленно    созданным
стратегическим плацдармом для  последующего  использования  его  в  качестве
трамплина для наступления на Запад  не  выдерживала  никакой  критики  из-за
явной ее абсурдности - русские не сегодня, так  завтра  будут  отброшены  за
Урал и им, надо думать, не до наступления.
     Оставалось только одно - на территории  Лефортовской  тюрьмы  находится
что-то такое, что заставило русских выложить свой последний  козырь  в  этой
давно уже проигранной ими кампании.  (Немногочисленные  оставшиеся  в  живых
очевидцы в один голос твердили о человеке в странном облачении и со странным
оружием, появившимся неизвестно откуда!)
     На основании этого было принято решение прекратить  бесплодные  попытки
захватить тюрьму и перейти к переговорам с осажденным гарнизоном.

     Мы, конечно, ничего не знали об объективных трудностях  и  обоснованных
тревогах немецкого командования и в своем неведении предавались  преодолению
обыденных и повседневных бытовых проблем.  (Я,  к  примеру,  решал  проблему
туалетной  бумаги.)   Часа   в   четыре   со   стороны   студгородка   через
громкоговорители немцы сообщили нам свои предложения, и меня тут же  согнали
с горшка под нелепым и вздорным предлогом "заткнуть им их поганую пасть".
     - Чего  желает  немецкий  народ?  -  поинтересовался  я   у   капитана,
застегивая на ходу штаны  и  с  трудом  стараясь  припомнить  известные  мне
германские слова "Натюрлих!" и "Капут!", но кроме "твою мать!" ничего на  ум
не приходило!
     На переговоры решили идти все вместе - я и Мурзилка. А что  бы  мы,  не
дай Бог, не сбежали, с нами увязался Копыто.
     Я  облачился  в  свое  штатное  вооружение,  Мурзилка  накрасила   губы
неизвестно как оказавшейся у нее помадой (уже какой-то ухажер преподнес!), а
Копыто взял автомат и дюжину гранат.
     На прощанье мы все облобызались, велели в  случае  смерти  считать  нас
коммунистами и с богом и его помощью отправились в последний бой.
     Нас уже ждали генерал и два офицера. Десятикратное увеличение позволило
мне в подробностях разглядеть удивление и неподдельный ужас на их лицах  при
виде моего снаряжения. Мы остановились в двух метрах от них и в  двух  шагах
от неизвестности.
     - Гутен таг! - промяукала Мурзилка и состроила немцам глазки.
     "Дура! - выругался про себя я. - Это ж не западные немцы, а фашисты,  и
марки у них не "бундес", а "рейх".
     Немцы молча откозыряли.
     - Чево надо? - прохрипел Копыто и приподнял ствол ППД.
     - Хенераль-лёйтнант фон Треплов! - представился генерал.
     Копыто с ненавистью смотрел на него в  упор,  до  побеления  в  пальцах
сжимая автомат.
     Надо было как-нибудь разрядить обстановку, и меня опять понесло:
     - Очень приятно, - откинув забрало, сказал я. - А мы местные.
     Стоящий справа от генерала офицер начал быстро переводить.
     - Из колхоза "XX лет без урожая".
     Офицер аж поперхнулся, но аккуратно перевел.
     - Это  наш  зоотехник,   -   показал   я   на   опера,   -   Это   наша
скотница-медалистка! А я конторский - счетовод. Ферштейн?
     Генерал слегка кивнул головой и что-то резко спросил у своего офицера.
     - Господин генерал спрашивает, до каких пор ваш колхоз собирается  быть
без урожая, - без акцента перевел немец и выдавил на лице подобие улыбки.
     - До победного  конца!  -  опять  прохрипел  Копыто  и  смачно  сплюнул
генералу под ноги.
     Повторилась процедура перевода, и немец ответил:
     - Господин генерал клянется к осени закончить компанию.
     - А шиш с маслом не хочешь? - Копыто выхватил руку из кармана,  где  он
сжимал гранату, и покрутил у немцев перед носом фигу.
     - Оперуполномоченый  Копыто!  -  не  предвещая  ничего  хорошего,  тихо
рявкнул я. - Отставить!
     - Есть отставить! - буркнул опер, но фигу не убрал, а лишь  спрятал  за
спину.
     - Я отстраняю вас от переговоров на десять минут, - вынес приговор я, -
Идите-ка в сторонку и остыньте, - и тихо добавил: - Метрах в десяти,  будешь
прикрывать, если что.
     - Задание понял.
     - Выполнять!

     - Господин генерал предполагает, что  вы  большой  начальник,  раз  так
можете распоряжаться офицером НКВД, - перевел немец.
     - Да, он очень большой, - встряла невпопад в разговор Мурзилка.
     Немцы сразу оживились, а я с любовью  и  ненавистью  взглядом  приказал
Мурзиле молчать (как будто она когда-нибудь собиралась меня слушаться).
     - Фройлен переводчик? - любезно спросил немец.
     - Да! - ответил я (Она переводит мои деньги и время!)
     - Во хаст зи? - спросил по-немецки у нее генерал.
     - Анжелика! - Мурзила шаркнула ножкой.
     Немцы в ответ щелкнули каблуками, а у меня появилась  шальная  мысль  -
может они возьмут ее с собой и  сделают  из  Мурзилки  немецкую  овчарку,  -
которой я сразу же воспротивился: "Не  отдам!  Не  люблю  немецких  овчарок!
Люблю Мурзилок! Потому и не отдам!"
     - Ближе к делу, -  прервал  их  ангажемент  я.  -  Что  вы  нам  хотите
сообщить?
     - Господин  генерал,  как   представитель   германского   командования,
предлагает вам почетную капитуляцию и гарантирует жизнь, - перевел немец.
     - Хорошо! - ответил я. - А если мы не примем  условия  капитуляции,  то
что нам за это будет?
     - Но это невозможно! Зачем напрасно проливать кровь?
     Я еще вчера повнимательней изучил свой боевой чемодан и обнаружил,  что
в нем есть мощная  радиостанция  и  выносной  компьютерный  дисплей.  Настал
момент пустить их в дело.
     Отстегнув от ранца планшет-экран, я протянул его генералу. Планшет взял
один из офицеров, и немцы с интересом стали его рассматривать.
     По моему приказу на дисплее появилась цветная карта части Москвы.
     Немцам карта понравилась. Я отдал шлему нужные указания и  обратился  к
супротивникам:
     - Светящиеся  точки  -  это  ваши  танки.  В  экран  встроена  рация  с
микрофоном, так что вы можете связаться со  своими  частями...  (Это  я  для
простоты сказал что рация в экране, на  самом  деле  рация  на  бронепоезде,
пардон, в ранце, а в планшете  -  только  микрофон!)  Выберите  любой  танк,
свяжитесь с ним, убедитесь, что  он  расположен  в  соответствии  с  картой,
покажите мне его, и я его не сходя с этого места уничтожу!
     Генерал отдал резкое приказание. Один из офицеров быстро пошел к своим,
а другой пояснил:
     - Сейчас пришлют радиста - для чистоты эксперимента.
     Пока  радист  не  пришел,  генерал  попробовал  связаться   с   помощью
компьютера с командиром танкового корпуса. Связь, к немалому его  удивлению,
была установлена быстро,  и  генерал  начал  вести  продолжительный  диалог,
выясняя, как я понял, местоположение танков.  (Это  я  понял  по  мелькавшим
названиям улиц, которые на моей карте были на немецком языке).
     Подошедший радист стал дублировать связь  и  генерал  имел  возможность
убедиться, что его не разыгрывают и планшет-экран на  самом  деле  позволяет
установить связь с его частями.
     Через непродолжительное время генерал ткнул пальцем в район Полянки,  я
переводчик сказал: "Здесь!"

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг