Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
всезнайкам". В недрах гигантского компьютера, с которым постоянно советуются
члены правительства, военные, светила науки, скрыта  маленькая  комнатка,  а
там сидит толстяк в одних трусах, потягивает холодное пиво и отстукивает  на
пишущей машинке ответы...
     Этот  пассаж,  конечно,  вызывает  в  зрительном  зале   улыбку.   Зато
предпринятые писателями попытки представить себе, до  каких  пределов  может
эволюционировать  такая  машина,  приводили  подчас   к   ответам   поистине
"сумасшедшим".
     В  блестящей  новелле  Артура   Кларка   "9   миллиардов   имен   бога"
рассказывается, как по  заданию  тибетского  ламы  сверхкомпьютер  методично
перебирает различные комбинации букв алфавита (лама надеется  таким  образом
узнать действительное имя всевышнего).  И  стоило  машине  отыскать  искомую
комбинацию, как тот дал о себе знать: на вечернем небе гаснут  звезды.  А  в
другом рассказе "Ф - значит Франкенштейн" (в русском  переводе  -  "Зазвонил
телефон") писатель описал ситуацию более, что ли, реалистичную, но столь  же
непредсказуемую.  Чрезвычайно  разветвленная  система  орбитальной  теле-  и
радиосвязи, соединенная с наземными службами, образует  в  результате  такую
сложную  систему,  что  у  нее  появляются  зачатки  совершенного  "разума"!
Подпитываемый электронным  "молоком"  младенец  чисто  рефлекторно  начинает
потягиваться...
     Еще дальше пошел в своем  знаменитом  рассказе-шутке  "Ответ"  Фредерик
Браун. Ученые, спросив только что отстроенный гигантский искусственный мозг,
есть ли бог, тотчас же удостоились ответа: "Теперь - есть"... А  разросшийся
за тысячелетия до невообразимых размеров Вселенский  Компьютер  из  рассказа
Айзека  Азимова  "Последний  вопрос"  сам  решает   единственную   проблему,
поставленную ему природой: как приостановить  рост  энтропии  во  Вселенной?
Решение найдено, и машина оповещает о нем мир: да будет свет!
     Это, разумеется, шутки. Вторая роль - военного  стратега  -  не  давала
повода для таких метафизических "фривольностей". Уже в наши дни  современные
поколения ЭВМ участвуют в прогнозировании и планировании  военных  операций,
пока,  правда,  под  наблюдением   людей.   А   что   будет   завтра,   если
военно-промышленный  комплекс   дорвется-таки   до   заветного   Абсолютного
Стратега?
     На сцене - снова чехарда  образов-масок:  мозг-гигант  из  одноименного
романа западногерманского писателя Генриха  Гаузера  (вышел  в  1958  году),
неоднократно встречавшийся в рассказах Азимова Мультивак, но на этот раз  "в
военной форме" (рассказ "Машина, выигравшая войну"); а вот и  пентагоновский
электронный мозг из романа Мартина Кэйдина "Бог-машина"  (1968),  восставший
против своих хозяев и вследствие этого  уничтоженный  как  "неблагонадежный"
элемент.  Об  эволюционирующем  кибернетическом  оружии,  которое   зачастую
продолжает  свое  существование   в   отсутствие   погибшего   человечества,
задумывались  американцы  Филипп   Дик   (рассказы   "Автофак"   и   "Вторая
разновидность") и Фред Саберхаген, опубликовавший целую серию произведений о
жестокой  механической   "расе"   истребителей-Берсеркеров.   Наконец,   это
Станислав Лем. Действительно, чем не  идеальное  и  абсолютно  бессмысленное
завершение киберэволюции - рои электронных мушек из его романа "Непобедимый"
(1966)!
     Сама   война   бессмысленна    и    противоестественна    человеческому
существованию, но, кажется,  ничего  более  безумного,  чем  кибернетическое
оружие, которое может жить своей жизнью, человечество не  изобрело.  Недаром
по этому поводу язвительно прошлись крупнейшие ученые - английский математик
и философ Бертран Рассел (в фантастическом рассказе "Кошмар  д-ра  Саутпорта
Вульпса")  и  нобелевский  лауреат  физик   Ханс   Альфвен,   автор   вполне
традиционного фантастического романа "История Большого Компьютера" (вышел  в
1966 году под псевдонимом  Олофа  Йоханнесена).  В  этой  книге  электронный
историк будущего  описывает  гипотетическое  исчезнувшее  звено  в  эволюции
разума на планете - человека...
     Но  вот  на  сцене  появился  солист,   популярнейший   герой   научной
фантастики - электронный мозг-диктатор.
     В 1958 году американский автор Артур Хэдли в романе  "Веселая  повозка"
вполне  мог  себе  позволить  поиронизировать   над   компьютером,   который
вознамерился  стать  президентом  Соединенных  Штатов;  но   уже   позже   о
властолюбивых амбициях "электронных мозгов" писали без тени улыбки.  Тревога
росла еще и оттого, что в данном случае  антагонизм  человека  и  машины  не
сводился к лежащей на поверхности  борьбе  за  власть  -  возникал  конфликт
совсем иного порядка.
     Это уже не война людей и роботов, а столкновение двух  непохожих  типов
мышления. Компьютеры... что-то бесконечно далекое, полярное по  отношению  к
человеку.  Враждебны  ли  они,  агрессивны,  властолюбивы?  Не  всегда.   Но
бесчеловечны - по определению.
     Безусловно, самый яркий образ - это электронный  мозг  ХАЛ  -  9000  из
знаменитого фильма Стэнли Кубрика (и, соответственно, романа Артура  Кларка)
"2001: космическая одиссея". Беззлобный злодей (в  фильме  он  даже  говорит
мягким, почти задушевным голосом - так уж постарались конструкторы) пошел на
хладнокровное убийство человека отнюдь не  вследствие  бунтарского  нрава  и
каких-то  демонических  "франкенштейновых"   страстей.   Просто   компьютеру
показалось, что люди на борту космического  корабля  ведут  себя  неразумно,
например  замышляют   отключить   ХАЛ   совсем.   И   ХАЛ   принимает   меры
предосторожности. Он искренне "хочет как лучше", беда  только,  что  логика,
система  ценностей  и  установки  компьютера   кардинально   отличаются   от
человеческих.
     И все же к какому бы исходу не приводил  конфликт  человека  и  машины,
трезвомыслящие фантасты солидарны в одном: вины на  механических  помощниках
человека нет. Да и само понятие "вины" - очень уж  человеческое.  Виноват  в
первую очередь он сам, слишком понадеявшийся на творение рук своих.
     В злой пародии на технократическую утопию - романе "Рояль механический"
(1952, в русском переводе - "Утопия-14") Курт Воннегут  уже  ясно  расставил
все акценты. Вовсе не электронный  супермозг  ЭПИКАК-XIV  -  так  и  хочется
сказать: Его Величество Эпикак Четырнадцатый! - захватил власть над  людьми.
Те сами ее отдали, причем добровольно. В придачу к тягостным обязанностям  -
думать,  выбирать,   принимать   решения.   Воннегут   хлестко,   беспощадно
набрасывает  приметы  мира,  где  трудовой  деятельностью  заняты  всего  10
процентов  населения,  а  технократическая  элита  превратилась  по  сути  в
жреческую касту, прислуживающую новоявленному божеству.
     Роман Воннегута - не обвинение компьютеру, разящие сатирические  стрелы
предназначены скорее для "своих" же... Ведь  при  всей  своей  невообразимой
сложности ЭПИКАК начисто лишен таких  качеств,  как  жажда  власти,  эгоизм,
зависть. И хотя на сцене вроде бы вновь мелькнула оскаленная пасть Машины из
"Метрополиса",  теперь  оскал  уже   не   тот:   при   виде   обленившегося,
деградировавшего человечества Машина кривится в презрительной усмешке...
     В цикле  произведений  о  вымышленном  кибернетизированном  государстве
Модеран американский писатель Дэвид Банч рисует общество, граждане  которого
вовсе не вытесняются и не закабаляются  машинами  просто  потому,  что  сами
неотвратимо превращаются в механизмы,  элементарные  винтики  более  сложной
машины! Вполне подойдут на  роль  биореле  или  биотранзисторов  гигантского
компьютера и  члены  общества,  изображенного  советским  писателем  Севером
Гансовским  в  повести  "Три  шага  к  опасности".  Они  живут  в  полностью
изолированной от внешнего мира "нише", и все их мысли,  желания  и  поступки
предусмотрительно      включены      в      программу       функционирования
государства-компьютера.
     Что их ждет в конце?
     Из-за кулис слышится реплика Станислава Лема:  "Если  компьютер  создан
для регулирования жизни общества, то кто будет регулировать этот компьютер?"
Как он умеет задавать вопросы!..
     В  своих  ответах  писатели-фантасты   единодушны:   судьба   общества,
переложившего полностью задачу самоуправления на машину,  предрешена  -  его
ждет  неизбежное  духовное  вырождение.  Ведь  с  точки  зрения  компьютера,
запрограммированного на поддержание общественного гомеостаза, все гениальные
или хотя бы просто творчески одаренные члены  общества,  все  "неконформные"
его элементы представляют потенциальную опасность программе, ибо способны на
непредвиденные мысли и поступки. И электронный контролер  начнет  изыскивать
возможность устранения потенциальных нарушителей порядка...
     Так, вероятно, поступит компьютер, который будет действовать по  раз  и
навсегда вложенной в  него  программе.  Ну,  а  если  киберсистема  в  своем
развитии эволюционирует до появления разума, тогда ей  вообще,  по-видимому,
больше дела не будет до людей. И не станет она  задумываться,  вмешиваясь  в
человеческие проблемы, - задумываемся ли  мы,  нечаянно  наступая  на  божью
коровку?
     Впрочем, еще  до  того,  как  может  возникнуть  опасность  электронной
тирании, новейшими  достижениями  кибернетики  не  преминут  воспользоваться
вполне реальные, из плоти и крови, претенденты на трон. В наше время  одному
управлять сложнейшим  государственным  механизмом  -  это  значит  неустанно
следить, предотвращать, искоренять... А не нуждающийся в отдыхе  электронный
мозг идеально подходит на традиционную в научной  фантастике  роль  Большого
Брата!
     Если "нелояльную" машину можно просто выключить, как в романе  Кэйдина,
то что делать с  гражданами,  которых,  к  примеру,  не  устраивает  система
частного предпринимательства или же хваленая буржуазная "демократия"? Можно,
предполагает Станислав Лем в рассказе  "Эдип",  построить  систему,  которая
способна улавливать "антиамериканские" мысли и настроения и  сообщать  "куда
надо". А если такую  систему  соединить  с  датчиками,  вживленными  в  мозг
каждого члена общества, то с ее помощью  можно  осуществлять  и  карательные
меры: человек, в мозгу которого едва успела зародиться крамольная  мыслишка,
тут же получает чувствительный удар током (рассказ Ларисы и Михаила Немченко
"НМ").  Следующим   шагом   будет,   вероятно,   электронное   моделирование
капиталистического производства и  совершенствование  способов  эксплуатации
людей - такой вариант описан Анатолием  Днепровым  в  сатирическом  памфлете
"Мир, в котором я исчез".
     Пророческие слова  о  "механических  перчатках  человечества"  произнес
когда-то Норберт Винер. Действительно, не от перчаток зависят действия, а от
рук, на которые перчатки надеты!
     Впрочем, не все смотрят на будущее интеллектроники столь  мрачно:  даже
если очередной электронный кандидат в мировые диктаторы  "взбрыкнет",  можно
будет отыскать управу и на него.
     В  рассказе  Гордона  Диксона  "Палки  в  колеса"  и  повести   Евгения
Войскунского  и  Исая  Лукодьянова  "Формула  невозможного"  с   обезумевшим
компьютером справляется в первом случае обыкновенная человеческая логика,  а
во втором  -  внутренне  присущий  электронному  "буриданову  ослу"  дефект:
неспособность принимать нелогичные решения. Программист, герой романа  Джона
Браннера "Оседлавший волну шока" (1975), сам подключается к машине-Диктатору
и ее же "руками" разрушает бесчеловечную систему. Роберт Хайнлайн  в  романе
"Луна  -  суровая  хозяйка"  (1966)  описывает,  как  восставшие  в   лунной
исправительной  колонии  просто  "перевербовывают"  большой   компьютер.   А
мозг-гигант из  романа  Ричарда  Каупера  "Тупик"  (1972),  задумавший  было
истребить выжившие после ядерной катастрофы остатки  человечества  (оно,  по
мнению  компьютера,  недостойно  продолжать  дело   разума!),   переубеждают
простыми уговорами...
     И сколько таких примеров.
     Естественно,  возникает  вопрос:  а  так  ли  неизбежен  этот  конфликт
человека будущего с неизбежной, видимо, сверхкомпьютеризацией?  Перед  лицом
тех невообразимо усложнившихся задач, которые встанут перед нашими  далекими
потомками, сверхкомпьютеры окажутся незаменимы - разве что человек  научится
считать быстрее ЭВМ. И все страхи сродни страусовой политике прятания головы
в песок: без помощников нам уже не обойтись, вопрос, как оставить их  только
помощниками?
     Можно только позавидовать человеческому сообществу,  в  котором  каждый
член его, каждый  человек  Земли  денно  и  нощно  оберегается  персональной
Охранительницей - вживленной кибернетической ячейкой, соединенной с  Большой
Машиной.  Охранительница  подскажет  ответ  на  любой  вопрос,  даст  сигнал
бедствия, когда с хозяином случится беда, быстро свяжет его с  любым  другим
человеком на Земле. Такими описал их Сергей Снегов в своем романе "Люди  как
боги"  (1966).  А  какие  новые   возможности   для   самоусовершенствования
открываются перед человеком в рассказах Генриха Альтова "Клиника "Сапсан"  и
"Опаляющий  разум"!  Представим  себе:  мгновенное  усвоение  любого  объема
знаний, минуя трудоемкую  процедуру  чтения,  полная  перестройка  структуры
памяти - вот когда интеллектуальное соревнование человека и машины из утопий
сверхоптимистов превратится в ежедневную умственную зарядку.
     Человек даже  в  состоянии  замахнуться  на  собственную  биологическую
природу. И вот Владимир Савченко в романе "Открытие себя"  (1967)  описывает
биокибернетическую   систему,   которая   способна   творить    человеческих
двойников - точные копии или же улучшенные модели. А  где-то  на  отдаленных
окраинах Солнечной системы конструкторы уже строят совершенно фантастическую
Машину   Открытий,   которую   столь   ярко   описал   Генрих    Альтов    в
научно-фантастическом эссе, так и названном: "Машина Открытий".
     Да мало ли сфер применения "умных машин" можно насчитать!
     Увы, постановщики драмы, конец которой близок, пока сумели использовать
до обидного мало. Да и как ни оптимистичны были последние картины,  в  целом
это действие оставило,  видимо,  впечатление  тягостное.  Были  они  чужими,
чужими и остались, эти наши гипотетические помощники; а на душе не перестают
скрести: помощники ли - не наследники? В любом случае,  ясно,  что  найти  с
ними общий язык будет делом нелегким. Хотя придется, никуда не денешься.
     И  тут,  словно  желая  развеять  напряженное  молчание,  повисшее  над
зрительным залом, на сцену -  занавес  еще  не  успел  упасть!  -  выскочили
актеры, решившие развеселить публику.
     Машина-писатель, вот кого мы забыли!
     Геннадий Гор в романе "Кумби" или известный  французский  прозаик  Пьер
Гаммара в рассказе "Машина  Онезима"  подходят  к  этому  вопросу  без  тени
улыбки, справедливо полагая, что вслед за сказанным "а" должно последовать и
"б": раз есть интеллект, почему не  быть  и  художественному  творчеству?  А
большинство их коллег не упускает случая от души повеселиться  и  над  идеей
всесильных компьютеров, и над собственным ремеслом. Романы  француза  Робера
Эскарпи  "Компьютер-романист"  и  англичанина   Майкла   Фрэйна   "Оловянные
солдатики", наконец, запомнившиеся читателю электронные  "словомельницы"  из
развеселого романа Фрица Лейбера "Серебряные  яйцеглавы"...  Раз  так  часты
примеры, значит, было над чем смеяться!
     Под самый занавес звучат слова Кристофера Эванса,  ученого-психолога  и
знатока научной фантастики: "Недалек тот день,  когда  компьютер,  в  памяти
которого будут  храниться  все  когда-либо  созданные  произведения  научной
фантастики, засядет за  работу:  будет  писать  окончательный,  итоговый  НФ
роман. Не сомневаюсь, что героем его будет... машина",

                            ВМЕСТО ФИНАЛА. ГОЛЕМ

     Герои, которых нам представили в последнем действии,  все  эти  примеры
как  благотворного  применения  кибернетики,  так  и  электронной   тирании,
все-таки  уводили  фантастическую   литературу   на   проторенную   тропинку
человеческих оценок, симпатий и антипатий. Так и осталось неясным, может  ли
художественная литература иметь объектом исследования нечеловеческое?
     Слишком  просто  было  бы  ответить   отрицательно.   Ведь   оно,   это
нечеловеческое, уже существует, появится в  самом  скором  времени,  властно
вторгнется в нашу жизнь, и тогда от факта  "вторжения"  уже  не  отмахнуться
будет ни ученым, ни художникам...
     Лишь один  писатель  исследовал  существующие  возможности  максимально
серьезно.  Попытался  описать,  художественно  осмыслить   то   новое,   что
искусственный разум неизбежно внесет в нашу привычную жизнь.  Это  Станислав
Лем.
     Когда он выходит на  авансцену,  чтобы  прочитать  свой  заключительный
монолог, в зале воцаряется тишина.  Его  "монолог"  -  это  его  собственные
книги.
     До сих пор его голос раздавался в основном из-за кулис,  и  вот  теперь
говорит он сам. Лем не ответил ни на один вопрос, который  явно  или  неявно
был поставлен  в  пьесе,  но  сколько  же  новых,  парадоксальных,  а  порою
ошеломляющих вопросов он обрушил на головы сидящих в зале!
     Хотя давайте вспомним: пока мы следили за событиями на сцене, Станислав
Лем все что-то комментировал, подсказывал... Ругал почем зря роботов, сам  с
легкостью напридумывал с дюжину самых невообразимых кибернетических существ,
и    то    рисовал    перед    присутствующими    грандиозные    перспективы
"научно-фантастической кибернетики" - и тогда ему, затаив  дыхание,  внимали
не только писатели-фантасты, но и специалисты; а то вдруг, резвясь и  дурача
зрителей,  сыпал  в  зал  эпизод  за  эпизодом   из   им   же   изобретенной
"кибермифологии". И в этих полных  скрытого  смысла  философских  байках  мы
видели  другого  Станислава  Лема  -   заразительно-веселого,   остроумного,
хитрого, не чуждого и мистификации, и беззлобного розыгрыша.
     Когда о проблеме искусственного интеллекта говорит Лем, его  слушают  с
понятным уважением:  выступает  крупный  специалист,  а  по  бокам  сцены  в
почетном карауле выстраиваются профессор Тарантога, Лимфатер, очаровательный

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг