Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
верховьях  Чулышман-реки.  При этом погибла наша тяжелая конница, которую мы
вынуждены  были предоставить Алтын-хану. Значит, скоро война придет и в наши
степи.  Пока  джунгар  держит  то,  что  они не знают путей через Саяны, где
главные перевалы перекрыты нашими заставами.
     - Если  джунгарский  хунтайши  решится  на  вторжение,  достаточно ли в
Хоорае сил, чтобы противостоять и ему, и русским одновременно?
     - Куда  там... - махнул рукой хан Ишинэ, - даже на одних джунгар сил не
хватит. Как тут быть?
     - Как  говорят  в  Китае:  "Тот, кто хорошо ведет войну, подобен змее с
гор  Чанышшь:  ударишь  ее по голове - она бьет хвостом, ударишь по хвосту -
она бьет головой, ударишь в центре - бьет головой и хвостом".
     - Легко  сказать! Не будь Красноярского острога, мы бы ушли на север, в
Енисейскую  степь,  да там и отсиделись. Но пока выход с гор запирают урусы,
туда нам дороги нет.
     - А покориться русским?
     - Покориться?!  -  Голос  хана даже захрипел от ненависти, - да не будь
вы...
     - Нижайше  прошу  извинить  меня,  достопочтимый хан, - низко склонился
господин  Ли Ван Вэй. - Мог бы лично я чем-то помочь вам? Учитывая мои планы
посетить Красноярский острог, где, как известно, вскоре состоится ярмарка.
     - Помочь?  - Хан глубоко вздохнул, успокаиваясь. - Ярмарка? С чем же вы
поедете? Нужны лошади, еда, хоть какой-то товар для продажи.
     - Осмелюсь  напомнить  о  вашем  интересе  к  моему  Белому,  хоть и не
высказанному  вами  явно.  Не  мог  бы  я  обменять  этого коня на некоторое
количество товаров и припасов, необходимых для поездки?
     - Жаль,  что  нет  еще  и  Рыжего...  Конечно,  господин  посол, я буду
счастлив  принять  Белого,  в  свою очередь снабдив вас всем необходимым. Но
где же этот конь?
     - Сейчас  он  у  соленого  озера,  с моим слугой. Если не возражаете, я
отправлю за ним второго слугу, правда, ему нужны лошадь и провожатый.
     - Ему дадут. А мы пока обсудим, что вы можете сделать для нас.
     По   приказу  хана  Чену  развязали  руки,  после  чего  с  ним  кратко
побеседовал  Мастер.  Затем  Чену подвели коня, и через несколько минут стук
копыт уже стих за ближайшим степным пригорком.
     Ханзы-чазоола  в  этот момент в ханской ставке не было, его ставка была
южнее,  у  Батеневского  кряжа,  надвое  разрезающего  хакасские  степи. Все
свидетели  посещения  пещеры с золотым истуканом, кроме Андрея с Мастером, к
тому моменту были уже мертвы.

                           Глава двадцать седьмая

     Выбравшись  из импровизированной палатки - куска войлока, натянутого на
две  кривые палки, - Андрей сел у входа, протирая заплывшие глаза и скребя в
отросшей  лохматой бороде. Ему не спалось. Рука болела. Да и холодно. Во рту
было  сухо,  голова  тяжелая.  ""Пахпыр"  у  меня,  похмелье. Тьфу, пакость,
совсем окиргизился, по-ихнему заговорил".
     В  сером  тумане  был неясно виден Белый, пощипывающий редкую траву. "Я
хоть  вел-то  себя  прилично?"  - он быстро ощупал тело. Похоже, не совсем -
один  глаз  заплыл, костяшки правого кулака сбиты вполне характерным образом
- явно о чью-то морду.
     Но вспомнить как-то не получалось. "Ладно, что за свадьба без драки".
     Помахивая   тяжелым   хвостом,  подошла  здоровенная  овчарка-волкодав,
охраняющая  табун.  Сунулась  черной  утюгообразной  мордой,  ткнув холодным
носом, как своего.
     - Чего тебе, собачка?
     Овчарка  лизнула  его  розовым  языком,  не торопясь, пошла вниз, где у
реки, смазанные туманом, виднелись темные силуэты пасущихся лошадей.
     - Умыться предлагаешь? Пр-р-а-авильная мысль!
     Вслед  за  собакой  Андрей  спустился  к  речке, напился студеной воды,
зачерпывая  ее  горстями,  затем полил себе на затылок. Завершил все чисткой
зубов  с  помощью  сломанной веточки - рот наполнился водяной стынью, резким
привкусом  древесного  сока.  С мокрых волос капало, влажный утренний воздух
выбил  прокисший  водочный  смрад,  заполнив  грудь  холодным запахом степи.
Кое-как  ополоснувшись  до  пояса, Андрей поднялся к палатке, соображая, что
за  день ему предстоит. "Так... а, вспомнил! - пацана подлечить надо. Ладно,
сейчас  и поедем". Может быть, там же удастся и похмелиться, согласно закону
магии:   "Подобное   воздействует  на  подобное".  Андрей  свернул  палатку,
приторочил  к  седлу  все,  включая  кривые  палки,  потом  выехал на гору и
двинулся в селение.
     Постепенно  всплывали  картины  вчерашней гулянки. Помнится, в компании
воинов,  с  которыми  Андрей шел на перевал, они взялись пить местную водку.
Кистим  сидел  с  невестой, так что переводчика у Шинкарева не было, он лишь
пытался  -  на  слух определить немногие знакомые слова. Чаще всего мелькало
название  Красноярского  острога  -  Кзыл-Яр-Тура,  при  этом рты говоривших
ощеривались  с  каким-то  злобным  сладострастием, черные глаза вспыхивали в
предвкушении.  Вся  эта вековая, клокочущая ненависть к "орыс-ит" - "русским
собакам"  (Андрей уже знал это слово) как-то странно соотносилась с объектом
этой  ненависти - крохотными белыми бугорочками, стоящими на краю бескрайней
тайги. В них-то и было все дело?
     Внезапно  до  него  дошло,  что  это  самое  слово  обращено  к  нему -
ощеренный  рот  орал  ему что-то, горящие глаза-щелочки впились в его глаза.
Тряхнув  захмелевшей  головой,  Андрей  узнал  воина,  который  тащил его на
аркане от озера - для того, чтобы сбросить в яму.
     - Орыс-ит!  -  визжал  кыргыз, тыча в него пальцем, затем ребром ладони
провел себе по горлу.
     И  это  было  знакомо.  Такое  ему  говорили не раз. Чеченцы, например,
кричали:  "гяске!"  -  "козел!".  Какой-то  пьяный финн назвал его "русея" -
"русак",  главное  оскорбление  времен  Зимней войны. Эстонцы говорили "вене
вярт"  - "русское дерьмо"; хохлы и поляки - "кацап". Слова были разные, суть
их  одна  -  предлагалось почувствовать себя дерьмом, если ты имел несчастье
родиться  великороссом.  Отвечал  Андрей  по-разному  - иногда матом в лицо,
иногда пулей в глотку, иногда кулаком в зубы. Но часто приходилось молчать.
     Он  и сейчас решил не связываться с дураком - уехать в степь, поставить
палатку  и  завалиться  спать,  благо всю ночь провел в седле. Но просто так
уйти  не  удалось  - резко опустив руку от горла, кыргызин плеснул недопитую
араку  из  своей  чашки в лицо Андрею. Попади он - и Андрей ослеп бы на пару
минут  из-за  действия  спирта,  а  что  бы  сделали со слепым, можно только
догадываться.  Андрей  успел  отдернуть  голову,  и  струя местной самогонки
пролетела  мимо.  А  вот  его  кулак попал точно - и кыргыз завалился назад,
дрыгая  ногами.  Дальше  Андрей помнил плохо: замелькали кулаки, руки, ноги,
кто-то  кричал,  визжали  бабы...  потом  хлопнула  чья-то  плеть,  разгоняя
дерущихся,  в  результате он все-таки уехал. Уехать-то он уехал, но при этом
не  заметил  важной  вещи.  Один из воинов, тоже ходивший на перевал, быстро
оседлал  коня и поскакал на юг. Именно там, у одного из небольших озер, была
в тот момент ставка чазоола.
     Сейчас,  подъезжая  к селенью, Андрей решил сделать вид, будто накануне
ничего  не произошло. Спешившись у юрты, от которой лишь вчера увез невесту,
он отодвинул войлочную полость, громко окликнув:
     - Салям алейкум! Хозяева дома?
     - Заходи,  Адерей,  -  послышался  спокойный  голос  Кистима, - садись,
поешь.
     Кроме  Кистима,  в  юрте была мать Ханаа, с низко надвинутым платком на
голове.  Она готовила "корчик" - древний напиток Саяно-Алтая. Свежее коровье
молоко,  взбитое  длинной  палочкой  с  войлочным  кружком на конце, женщина
поставила  на  медленный  огонь  и  перед  самым  кипеньем  слила  в большой
глиняный  горшок,  который  стала  вращать  до  образования пены. Деревянная
кружка  "корчика",  поданная  Андрею,  оказалась прекрасным завтраком, сразу
утолив голод и жажду. Похмеляться не потребовалось.
     - Ну что, посмотрим мальчишку? - предложил он Кистиму.
     - Пойдем.
     Саим  тихо играл в соседней юрте, опасливо поглядев на вошедших. Андрей
был  не  особенно  силен  в  детском  массаже, помнив лишь главное правило -
массировать только кисть, не трогая основных точек тела. Но дело твое.
     - Хорошо  потеет?  -  спросил  он  Кистима.  Тот  перевел вопрос матери
мальчика.
     - Плохо, - ответил Кистим. Андрей объяснил, обращаясь к нему:
     - Надо  потеть, легче будет. Смотри. - Он взял круглую детскую ладошку,
показывая  способ  массажа:  мягкое  нажатие  большим пальцем от центральной
ладонной точки "лао" ко второму и третьему межпальцевым промежуткам.
     - Вот так делать, утром и вечером. Понял?
     - Подожди, матери скажу. Мы-то уезжаем.
     - Когда?
     - Скоро - два дня, может, три. Надо быстро ехать, поздно будет.
     - Что поздно будет?
     Кистим насторожился от вопроса:
     - Так, ничего... Пошли, араки выпьем.
     Они  перешли  в  большую  юрту,  устроившись  у очага с горшком араки и
большим куском кровяной колбасы.
     - Почему  ты  ударил  этого  воина?  -  спросил  Кистим через некоторое
время.
     - Не  помню,  -  с  ходу ответил Андрей, - пьяный был. А что, я кого-то
ударил?
     - Да. Того, кто назвал тебя "русской собакой".
     - Вон оно что... а чему ты удивляешься?
     - Почему  ударил,  если  сам  не  русский?  -  пояснил Кистим. - На что
обиделся?
     Ну, на такие вещи Андрей уж лет пятнадцать не покупался.
     - Потому  и  ударил,  что  не русский. Чего ради меня "русской собакой"
обзывать?
     Сейчас   у  него  не  было  никакого  чувства  измены  или  внутреннего
отречения от своих. Шла привычная игра, она всегда такая.
     - Вот   как.  -  Кистим  покачал  головой  и  отвернулся  к  очагу,  по
пепельно-черным поленьям которого перебегали рыжие язычки огня.
     Через  некоторое время на улице послышался стук копыт и русский оклик с
явным китайским акцентом:
     - Андрей! Ты слышишь меня, презренный раб?
     - Чего  орешь? - Андрей высунулся из юрты. Чен гарцевал посреди пыльной
улицы на пегой киргизской лошадке. С ним был один из уланов хана.
     - Слезай, тут выпить дают, - сказал Андрей.
     - Вот,  бери,  -  передал  Чен  повод  своей  пегой, - теперь ты на ней
потрюхаешь. И барахло свое сам вези.
     - Ну  и  рожа,  -  заметил  он,  разглядывая  синяк  Андрея,  -  хорошо
погуляли?
     - Как положено.
     Сбросив    притороченную   палатку,   Чен   прошептал   Белому   что-то
по-китайски,  погладил  по  шее,  оправил  потник,  подтянул подпругу. Белый
склонил к Чену тонкую морду, довольно фыркая.
     - Господи,  настоящий  китайский конь! - воскликнул довольный Чен. - На
местных  клячах  ездить,  все равно что спать с кем попало... Ладно, где тут
наливают?
     Он вошел в юрту, приветствуя молодого мужа:
     - Ну здорово, как там тебя - Кистим, что ли?
     - Много говоришь, - спокойно ответил тот.
     - Да?  А кто тут считает? Ну, за новобрачных! - Чен единым махом осушил
большую чашку араки. - Собирайся, мы уезжаем, - это уже Андрею.
     - Что за срочность? А Ши-фу?
     - Ши-фу не приедет. Поднимай задницу, кому сказано!
     - Тоном ниже! А то сейчас подниму, в три переворота полетишь!
     Чен, несколько удивленный, глянул в глаза Андрею.
     - Чего это ты разгавкался? Забыл, кто тебе в будку хлеб кидает?
     - А тебе кто?
     На   это  Чен  не  сообразил,  что  ответить.  Андрей  тоже  промолчал,
отвернулся  и  стал подтягивать подпругу пегой киргизской лошадки. Хочет Чен
ехать  на  Белом,  да  и  хрен  с  ним, пусть едет! Для Андрея лошадь была и
осталась  лишь средством передвижения, некоторые чувства он начал испытывать
к  Рыжему,  но  тот  пропал.  Сев  в  седло, Андрей задержался, желая что-то
сказать Кистиму и не зная что.
     - Ладно, может, увидимся еще. Ты не думай, что я враг.
     - Счастливой  дороги! - пожелал Кистим обоим, никак не откликнувшись на
последнюю  фразу  Андрея.  По  тону  было ясно, что Андрею он по-прежнему не
верил.  Молодая  жена его так и не показалась. Трое всадников тронули коней,
и скоро и юрты, и холмы, и озеро - все исчезло за длинной горой.
     Спустя  несколько  часов  после  их  отъезда,  когда  солнце  уже стало
клониться  на  закат,  отражаясь  в багровой воде озера, в селенье ворвалась
группа  всадников  на  взмыленных  конях,  посланная чазоолом. Сам он спешно
направился  в ханскую ставку, куда ему, собственно, и так нужно было ехать в
связи  с  походом  на  Кзыл-Яр-Туру. Отдохнув и переменив лошадей, посланные
чазоолом воины поскакали вдогон Андрею с Ченом.

                                    ***

     Вечером  Мастер  снова  был  в  ханской  юрте.  По  просьбе хана к нему
привели  на  осмотр  одну  из  новых  наложниц,  жалующуюся на боли в груди.
Оставшись  лишь  в  пестрых  шелковых штанах, девушка уселась на пятки, в то
время  как Мастер обвел ладонями ее крепкий крестьянский торс. Неровный свет
очага  скользил  по  налитым,  янтарного  цвета  грудям,  чуть раскинутым на
стороны  и  увенчанным тугими темными сосками. Жесткие пальцы китайца слегка
ощупали груди, обнаружив в одной из них небольшое уплотнение.
     - Красивая  девушка,  -  улыбнулся  господин  Ли  Ван Вэй. - Что, здесь
болит? Надо рожать, кормить - тогда рассосется. Воина рожай, улана...
     - Благодарю  вас,  господин  посол,  -  прервал  его  хан,  бесстрастно
наблюдавший за процедурой. - А сейчас мы могли бы закончить наш разговор.
     - Думаю, что утром конь будет здесь.
     - Прекрасно, хотя я имел в виду не это.
     - Очевидно, ваш поход на север?
     - НАШ  поход  на  север,  -  произнес хан с нажимом. - Если я правильно
понял, нам была предложена помощь.
     - Разумеется, достопочтимый хан, разумеется! Но что именно...
     - Два  дела.  Первое:  купить  для  нас на Красном Яру партию пищалей и
припаса  для  огненного боя - пороха и пуль. Не будет припаса, шайтан с ним,
купить  хотя  бы  ружья.  Второе: вывести конных урусов за крепостные стены,
под наши сабли.
     - Всех? - в голосе китайца сквозило сомнение.
     - Как выйдет. Хоть сотней казаков меньше будет, и то нам легче.
     - Если потребуется послать-получить известие - кто поможет?
     - В Кзыл-Яр-Туре есть наши люди, они помогут.
     - Кто они? Им можно доверять? - спросил господин Ли Ван Вэй.
     - Они урусы, но доверять им можно, - кивнул хан.
     - Почему же русские вам помогают?
     - Нажились  под  московским царем, в степь хотят, в "кыргызы". А другие
не  так  молятся, оттого и в леса уходят. Говорят, сами себя жгут. На Бирюсе
такая  артель  стоит,  лодки  строит  -  и  себе,  и  нам. До них доберетесь
верхами,  с  нашим  провожатым.  Купите  у  них лодку, коней нам вернете. За
белого  коня  даю  товару  на  продажу,  еды  в  дорогу. А поможете - век не
забуду!
     - Сделаю  все,  что  смогу,  достопочтимый хан. С почтительным поклоном
китаец  покинул  ханскую  юрту,  выйдя в дикую, тревожную темноту, озаренную
рыжими  сполохами  костров.  С юга послышался слитный топот большого конного
отряда - похоже, войска уже начали стягиваться в ханскую ставку.

                                    ***

     Над  степью  опустилась  ночь,  но  трое  коней  все  так  же рысили по
натоптанной   конной  тропе,  поднимаясь  и  спускаясь  на  пологих  увалах.
Всадники  ехали  молча,  подремывая, говорить не было желания. Темные склоны
сливались  с  небом,  вдоль  слабо  сереющей  дороги  проходили  черные тени
могильных  плит.  Для  Андрея все они были одинаково неразличимы, однако, не
доезжая  одной  из  них,  всадник-кыргыз вдруг придержал лошадь, вгляделся в
темноту,  потом  привстал  на стременах и вгляделся снова. Увидев что-то, он
обернулся  к  спутникам  и  жестом послал их в объезд - Андрея направо, Чена
налево.  Медленно вытягивая саблю, сам он тронул коня в направлении кургана.
Теперь  и  Андрей увидел, что среди черных плит вроде бы шевелились какие-то
тени. "А вдоль дороги мертвые с косами стоят. И тишина..."
     Чена  он  потерял из виду, но кыргызин еще виднелся. Андрей вглядывался
в  черное  шевеление впереди, как вдруг с могильника раздалось по-кыргызски:
"Аман!"  и  почему-то по-русски: "Шухер, братцы!" Из темноты ударил огненный

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг