Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
мысли, казалось, лес следит за одиноким человеком, посмевшим подойти слишком
близко к его владениям. Казалось  -  вот-вот  из  кустов  выпрыгнет  чудище.
Завоет, напрыгнет, закогтит. И утащит в чащу. Сигмон  стало  немного  не  по
себе, и он поторопился. Завязав тесемки  на  штанах,  тан  бросил  последний
взгляд на зеленый строй великанов и побрел обратно к входу в таверну.
     Сагему лучше всего подходило название городок:  не  большой,  но  и  не
маленький, не шумный, но и не заброшенный. Серединка на  половинку,  уже  не
поселок, но еще и не город. Именно - городок, провинциальный  и  скучный  до
зевоты, где обитатели живут тем,  что  дает  лес.  Дичью,  ягодой,  травами,
корабельной древесиной и досками. А главное  -  контрабандой,  что  приносит
немалый доход. И все потому, что за лесом, на  той  стороне  зеленого  моря,
лежит  свободное  графство  Дарелен,   крохотный,   но   независимый   сосед
королевства Ривастан. Независимый как раз потому, что  отделен  от  большого
соседа непроходимыми лесами.  Через  них  нельзя  тайно  провести  войско  -
заблудишься. И быстрый открытый бросок армии - тоже не  получиться.  Дарелен
надежно защищен от соседей лесами, прозванные Темными  за  вечный  полумрак,
что царит в их нетронутых дебрях. И за то, что там, по слухам,  до  сих  пор
водятся чудовищные твари, что не осмеливались показаться на  свет  последние
три сотни лет. Были, конечно, и тореные тропы, и даже  дороги  -  без  этого
никак. Но дороги те не велики - два воза разъедутся и только. По ним  и  шли
обозы с товаром - и туда и оттуда. Дороги были безопасны. И все же, и с  той
и с другой стороны хватало  шальных  удальцов,  что  рисковали  жизнью  ради
прибыли. В обход таможен контрабандисты таскали золото,  драгоценные  камни,
зелья и магические артефакты -  и  поддельные  и  настоящие.  То  есть  вещи
дорогие, но маленькие, что свободно поместятся в карман или наплечную  суму.
И жили  они  долго  и  счастливо  на  заработанные  барыши.  Если,  конечно,
возвращались из Темных Лесов.
     Вернувшись за  стол,  Сигмон  вновь  заказал  пива  и  продолжил  ужин,
продолжая размышлять о Сагеме и контрабандистах. Он многое узнал о них за те
два дня, что провел в таверне. Ведь в этом и заключался его  интерес:  порой
они брались проводить на ту сторону человека, что не  хотел  встречаться  со
стражей  в  городе  Ташаве.  Именно  через  него  шла  официальная   дорога,
связывающая графство Дарелен и королевство Ривастан,  именно  по  ней  везли
товары. В городе располагались таможни и пограничные кордоны, с которыми так
не хотели встречаться отдельные личности. Вот и Сигмон - не хотел.
     Но удача не спешила улыбаться беглецу. Настоящих контрабандистов он еще
не встретил, а те темные людишки, что за громадные  суммы  обещали  провести
сквозь лес, скорее всего не довели бы и до ближайшей поляны. Это было  видно
по их наглым толстым мордам,  и  по  гладким  пухлым  рукам,  не  державшим,
отродясь, ничего кроме кошельков. Чужих кошельков.
     Но тан не отчаивался, он знал, что рано или поздно к нему подойдет тот,
кто нужен. Пока контрабандисты присматриваются к нему, решают - не подсадная
ли утка, не стражник ли. И лишь когда убедятся что  все  чисто,  -  подойдут
сами. Тан был в этом уверен, и беспокоился  лишь  о  своих  скудных  запасах
наличности.
     Деньги у Сигмона еще оставались, но не  так  чтобы  много.  В  кошельке
звенит медь, ее хватит на пару скромных обедов. Еще  припрятан  золотой,  но
он - контрабандистам, в уплату прохода через лес.
     Достав кошель, заботливо припрятанный на груди, тан  заглянул  в  него,
окинул мрачным взглядом остатки медного воинства и все же заказал еще  пива.
Хорошо хоть одежда есть, в дороге не замерзнешь. Но о ней  тан  старался  не
думать. Если бы ему еще полгода назад  сказали,  что  тан  Ла  Тойя,  курьер
второго вентского полка, станет грабить прохожих на большой дороге, то такой
наглец всенепременно получил бы по зубам.  Но  судьба,  эта  вздорная  особа
склонная к дурным шуткам, распорядилась по-своему.
     После  побега  из  Вента,  после  расставания  с  Риго  де  Сальва,  он
отправился прочь из города, почти  нагишом:  в  разорванной  рубахе,  драных
портках и в  плаще,  что  после  схватки  со  стражниками  больше  напоминал
разодранную простыню. Не прошло и часа, как он  промерз  до  костей.  Щелкая
зубами от ночного холода, трясясь как в лихорадке, тан пробирался через лес,
стараясь держаться подальше от людей. И жалел о  том,  что  чужая  шкура  не
затянула все тело. Да, там где она росла, холода он не чувствовал.  Но  все,
что оказалось вне - нещадно мерзло. А вне ее очутилось все очень ценное  для
человека, включая и голову и ноги и все, что  к  ним  прилагается.  К  утру,
когда природа напомнила, что осень не самое теплое время года, Сигмон понял:
выбор невелик. Либо он раздобудет одежду,  либо  вскоре  сляжет  с  горячкой
посреди сырого леса.
     Одежда нашлась к вечеру. Подгулявший селянин  возвращался  из  Вента  к
себе в деревню и опрометчиво отправился  в  путь  один.  На  телеге.  Увидев
беглеца в драной рубахе с мечом наголо  он  испугался,  да  так,  что  начал
икать. Тан велел ему раздеваться, надеясь, что никто и никогда не  узнает  о
его поступке.
     Это было ужасно. Жалуясь на тяжелую судьбу, со стонам  и  причитаниями,
крестьянин разоблачился. Он скулил и юлил, не желая лишаться добра.  Сначала
молчал, и лишь трясся от страха за свою душонку, но, сообразив,  что  ночной
гость не душегуб, а всего лишь грабитель, принялся ныть и жаловаться.
     Тан, забирая одежду, был  отвратителен  сам  себе.  Эта  мерзкая  сцена
ничуть не напоминала древние баллады о благородных  грабителях,  что  Сигмон
читал в детстве. В них поджарые красавцы легко и непринужденно, с шутками  и
прибаутками, изымали чужое добро. В  жизни  все  оказалось  гадко,  низко  и
омерзительно. В конце концов, тан подхватил одежду  и,  не  вынеся  жалобных
стенаний, опрометью  бросился  в  лес.  Вслед  ему  неслись  мужицкая  брань
вперемешку  с  жалобными  завываниями.  Тан  же  позорно   бежал   с   места
преступления, не останавливаясь и даже не решаясь надеть ворованную  одежду.
Он заставил себя сделать это только под утро, когда продрог так, что зуб  на
зуб не попадал. И все же, легче не стало. Совесть жгла  его  изнутри  почище
горячки, и то, что ему стало, наконец, тепло,  ничуть  не  успокаивало.  Тан
пообещал себе, что больше никогда не станет заниматься  этим  черным  делом.
Решил, что заработает денег честным путем, пусть ради этого и придется выйти
к людям. Но судьба опять распорядилась по-своему. Деньги нашли его сами.
     Через пару дней, окончательно убедившись в том, что ягоды и коренья  не
заменят свиной поджарки с капустой, он решил выйти к людям.  Сигмон  немного
заплутал, хоть и держал путь по звездам. Места были незнакомые, но все же он
умудрился выбрести на дорогу, а потом и к деревне.
     Но тан не успел к ней подойти. Из вечерних сумерек навстречу ему  вышли
трое - с дубинами и древним луком. Тан, помня  о  том,  что  и  сам  недавно
побывал в шкуре грабителя, попытался решить дело миром, но - не вышло. Они и
разговаривать не стали. После того как Сигмон отбил клинком  первую  стрелу,
разбойники не отступили, а бросились в атаку. Тан попытался, срубить дубины,
но оказалось, что они окованы железом. В  ход  пошел  и  кистень,  а  вторая
стрела попала в ногу...
     Потом,  склонившись  над  зарубленными  душегубами,  Сигмон   попытался
пробудить в себе чувство вины за содеянное. За убийство  людей.  Но  раненая
нога жутко болела, голодный желудок  сводило  судорогой,  и  поэтому  особых
доводов в защиту неудавшихся грабителей тан  не  нашел.  Плюнув  на  чувство
вины, он вывернул карманы покойников, разжился деньгами, прихватил кое-какие
мелочи на дорогу, и был таков. В деревню заходить не стал.
     Дальше путь прошел гладко:  по  дороге  кормили  и  поили,  пускали  на
ночлег. Вскоре тан выбрел к Темным Лесам и задумался о том,  как  пробраться
через кордоны. Он не хотел даже близко подходить  к  стражникам,  охранявшим
границу и таможенникам, готовым за мзду продать  с  потрохами  любого,  даже
родича. Он слышал про контрабандистов раньше, но плохо представлял себе  где
их  искать.  Пришлось  осторожно  поспрашивать  местных,  -  разумеется,  не
бесплатно. При виде мелкой монеты у крестьян быстро развязывались  языки,  и
вскоре Сигмон прибыл в Сагем, где и сидел  уже  два  дня,  без  толку  тратя
деньги и время.
     Опустошив огромную кружку пива, тан в сердцах  хлопнул  ею  о  стол,  и
потянулся за кувшином. И тот час,  как  по  волшебству,  напротив  него,  за
столом, появился парень с длинными светлыми волосами. Эльф.

     ***

     Сигмон никогда не встречал эльфов. Только читал о них в  летописях,  да
видел на гравюрах и гобеленах. Три сотни лет назад, после войны рас,  эльфы,
разгромленные людским войском, ушли далеко на  запад,  в  непроходимые  чащи
лесов. Конечно, где-то в западных землях их видели. Говорили, что в Элларе -
королевстве на самой границе западных лесов, эльфы и люди  жили  вместе.  Но
так далеко на восток, в Ривастан, они не заходили.
     -Доброго тебе вечера, путник, - сказал эльф  и  улыбнулся  -  широко  и
светло.
     Сигмон  кивнул,  пожирая  взглядом  нежданного  гостя.  Он   разительно
отличался от других посетителей таверны. Первое  что  бросалось  в  глаза  -
роскошные волосы до самых  плеч.  Белые,  с  серебряным  отливом,  они  были
наполненные мягким сиянием и казались  живыми.  Лоб  у  гостя  был  высокий,
гладкий, а глаза - зеленые, как первые листья тополя. Вроде бы эльф  походил
на подростка, у него были гладкие щеки, не ведавшие бороды, но вокруг  глаз,
залегли морщинки, говорящие, что юность в прошлом.
     Тан никак не мог понять, почему на  него  не  обращают  внимания.  Эльф
среди людей! Такого не случалось много веков.
     -Желаю тебе  приятной  трапезы,  -  продолжал  гость  мягким,  чарующим
голосом. - Позволь мне обратиться к тебе?
     Тан снова кивнул, бросил взгляд на компанию за  соседним  столом.  Люди
по-прежнему не обращали внимания на  странного  посетителя,  словно  он  был
привычным явлением, и забегал в таверну каждый день -  пропустить  стаканчик
пивка. Сигмон снова взглянул на гостя и вдруг понял, что ошибся.
     Это был не эльф. Слишком уж у него широкие скулы, тяжелый подбородок, и
мощные широкие плечи, похожие  на  человеческие.  Наверняка,  если  встанет,
окажется что ростом он не выше тана. Пожалуй,  если  бы  не  волосы,  Сигмон
принял бы его за обычного деревенского парня. Это -  метис,  полукровка.  Но
все же, в нем была эльфийская кровь. И не так уж мало.
     -Мне зовут Ронэлорэн из рода Феллавэрэ, - представился светловолосый. -
Бродячий алхимик и знаток древностей. Я чувствую, что тебе нужны мои  услуги
и готов за ничтожно малую плату оказать тебе их.
     -Какие услуги? - буркнул тан.
     Полуэльф поймал взгляд Сигмона и сразу сник. Сияние волос  померкло,  и
теперь они казались просто седыми. На скулах заиграли желваки - так привычно
и человечно.
     -Да, - с вызовом сказал светловолосый. - Я полукровка. Квартерон. Но во
мне  достаточно  эльфийской  крови,   чтобы   древние   магические   рецепты
подчинялись мне. Так же по наследству ко мне перешли и знания предков.
     Ронэлорэн откинулся на  спинку  стула  и  как  бы  невзначай  распахнул
дорожную куртку. Через всю грудь, наискосок, шла широкая  кожаная  перевязь.
Ее покрывали маленькие длинные карманчики,  нашитые  сверху.  В  них  удобно
расположились стеклянные флакончики и колбы. Все они оказались разных цветов
и походили на драгоценные камни, вшитые в перевязь.
     -Чего ты же хочешь? - спросил Сигмон, не понимая, что происходит.
     -Я всего лишь хочу помочь, - мягко отозвался Ронэлорэн. -  Я  вижу,  ты
владеешь старинным эльфийским мечом. Разумеется, такой доблестный  воин  как
ты, знает о своем оружии все. Достойный клинок, надо сказать. И все же, вижу
на его рукояти древние руны забытого языка.  Только  я  могу  прочитать  их.
Только потомку эльфов они откроют свой секрет.
     Тан невольно глянул на меч. Сейчас он лежал  на  скамье,  завернутый  в
грязные тряпки, но приоткрытая рукоять смотрела прямо на гостя, открывая его
взору темные узоры, щедро украшавшие и рукоять и клинок. Сигмон считал,  что
они для красоты, но раз это руны...
     -Позволь мне взглянуть на твой меч, - тихо продолжал алхимик, и  в  его
голосе звучала только мягкость и смиренная просьба. - Я расскажу тебе о  нем
все.
     Сигмон растерялся. Он никак не мог  понять,  что  хочет  от  него  этот
полукровка. Тан не звал его за  свой  столик,  не  приглашал  к  беседе,  не
начинал с ним разговор. Они не друзья и не знакомые и все  же  светловолосый
потомок эльфов говорил с ним, предлагал свою помощь, просил посмотреть  меч.
Алхимик вел себя так, словно они давно знакомы, или тан сам попросил его  об
услуге. Но он ничего не просил.
     Полуэльф протянул руку и Сигмон, окончательно смешавшись,  взял  меч  с
лавки и передал его алхимику. Тот аккуратно принял его и с нежностью, словно
распеленывал младенца, освободил клинок от грязных тряпок. Ахнул, и принялся
разглядывать лезвие, покрытое темным узором.
     -Старая работа, - наконец выдохнул он. - В древние времена  знали,  как
нужно делать клинки. И наречие древнее, давно позабытое большинством  родов.
К счастью, я отлично его знаю и понимаю, что написано на клинке.
     -Что там? - хрипло спросил тан и подался вперед. - Что?
     -Тут написано имя клинка. В переводе на общий язык  оно  будет  звучать
примерно  как  Удивляющий.  Если  точнее,  с  оттенками,  то  Удивляющий  До
Изумления. В нем заключена великая сила, и если пробудить ее,  то  владельцу
клинка не будет равных в бою. Он познает свой меч  так  же  как  свою  руку,
сродниться с ним навсегда. Клинок станет хозяином, хозяин -  клинком,  и  ни
один противник не устоит против такого союза.
     -А как это сделать? - спросил  Сигмон,  зачаровано  разглядывая  темные
узоры, таившие столь глубокий смысл.
     -Здесь написано, что клинок должен испить крови владельца. Обязательно.
Тогда они и станут единым целым. Держи.
     Сигмон принял от алхимика меч, и осторожно сжал  его  в  руках,  словно
коснулся его впервые. Он и понятия не  имел,  что  меч  зачарован.  Сталь  с
добавлением  эльфийского  серебра   всегда   считалась   самой   лучшей.   И
заслуженно - в этом тан уже успел убедиться лично. Он читал старые легенды о
зачарованном оружии, но чтобы стать владельцем волшебного меча - о таком тан
и помыслить не мог.
     Внимательно рассматривая клинок, словно увидел его в первый раз, Сигмон
водил пальцем по черным завиткам. Он так увлекся этим,  что  даже  не  сразу
разобрал, что метис вновь обращается к нему.
     -Что? - вскинулся Сигмон.
     -Три монеты, - повторил алхимик. -  Всего  три  монеты  за  мои  услуги
переводчика. Тебе страшно повезло, что  ты  меня  повстречал.  Этот  диалект
эльфийского языка в Ривастане знаю только я. Так что всего три монеты...
     -Конечно, - пробормотал тан.
     Не отрывая взгляда от  клинка,  он  достал  кошелек,  выгреб  последние
медяки  и  протянул  их  алхимику.  Тот  ловко  их  принял,   рассыпался   в
благодарностях, достал свой кошель.
     Тан тотчас вернулся к мечу. Темные узоры притягивали и манили. И как он
раньше не замечал, что в них  скрыта  древняя  сила?  Вот  оно  -  настоящее
волшебство древних. И,  правда,  только  потомок  народа,  выковавшего  этот
клинок, мог разобрать письмена. Ему, на самом деле повезло,  очень  повезло.
Но что значил - станут единым целым?
     Рука дернулась сама, раньше, чем ее  хозяин  успел  подумать  об  этом.
Палец чиркнул по лезвию, и капли темной крови выступили  на  порезе.  Сигмон
приложил рану к темным узорам, потер, размазывая кровь по клинку. Ничего. Он
согнул палец, и капли крови упали на рукоять. Но он ничего не  почувствовал,
кроме боли в ране.
     Он с удивлением поднял глаза на алхимика и увидел, как  тот  завязывает
тесемки своего кошеля.
     -Эй, - сказал тан. - А почему ничего не происходит?
     -Не знаю, - беспечно отозвался алхимик. - Наверно доза маловата.  Нужно
больше крови.
     Он сунул кошель за пазуху, и монеты гулко звякнули. В тот же момент все
стало на свои места. Боль в  пальце  и  звон  монет  отрезвили  Сигмона.  Он
внезапно прозрел, удивляясь тому, как легко попался на удочку полуэльфа.
     Мошенник.  Обыкновенный  жулик,  что  выманивает  деньги  у  доверчивых
прохожих. Сработано ловко и изящно, так аккуратно, что жертва  сама  достает
деньги и преподносит их на блюдечке, да еще с благодарностями.  Это  надо  -
попасться на такую ерунду!
     Кровь бросилась Сигмону в лицо,  так,  что  даже  уши  стали  горячими.
Пальцы сами нашарили рукоять, глаза прищурились, выбирая цель.
     -Крови, значит, мало? - осведомился тан зловещим шепотом.
     -Пожалуй, что так, - отозвался квартерон, отодвигаясь от стола. - И  не
советую поднимать шум. Я честно перевел тебе все, что написано на клинке,  и
получил за это деньги. То, что рецепт не сработал, - не моя вина.  И  только
из дружеского расположения я тебе советую  увеличить  дозу.  Иногда  древние
кузнецы моего народа советовали полностью погружать клинок в тело, чтобы  он
вдоволь напился человеческой крови...
     -А может ему лучше напиться крови своих создателей? - прорычал  Сигмон,
чувствуя, как от гнева заломило виски. - Может именно это  пробудит  древнее
колдовство?
     Он рванулся вперед, но  дубовый  стол  оказался  вкопан  в  землю.  Тан
разразился проклятиями, завозился, стараясь выбраться из  ловушки,  а  когда
он, наконец, выбрался, то алхимика и след  простыл.  Он  словно  растворился

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг